Цена импортозамещения

Первая Тихоокеанская эскадра в Порт-Артуре незадолго до начала войны
Первая Тихоокеанская эскадра в Порт-Артуре незадолго до начала войны

Как радиостанции Попова и Маркони на войне встретились

Читатели постарше наверняка знают, что в советские годы в СССР было принято считать первооткрывателем радиосвязи петербургского профессора Александра Попова, а о его современнике Гульельмо Маркони высказываться в лучшем случае иронично: успешный делец, заимствовавший чужую идею. Мало кто знает, что спор первопроходцев имел своеобразное продолжение в ходе абсолютно реальной войны.

По всей видимости, первый работоспособный приемник радиоволн (тогда они назывались волнами Герца) изготовил профессор физики из Ливерпуля Оливер Лодж. Он же в августе 1894 года осуществил первую публичную демонстрацию приема радиосигнала из соседнего дома, на расстояние 40 м. Было это 14 августа, именно этот день больше всего напоминает момент изобретения радиосвязи.

Сам Лодж не стал в тот момент развивать собственную идею, заявив, что он физик, а не почтальон. Через несколько лет он передумал, создал свою компанию, но значимых успехов в бизнесе не добился. В 1912 году Маркони купил патенты Лоджа, его фирму, а его самого назначил советником с неплохим окладом. На том участие профессора в становлении радиосвязи в общем-то и закончилось.

Сэр Оливер Лодж
Сэр Оливер Лодж

Попов и Маркони появляются на исторической сцене почти одновременно — во второй половине 1895 года. Разница была в том, что Александр Степанович Попов поначалу видел в своем устройстве прибор для демонстрации волн Герца слушателям минных курсов Балтийского флота, где он тогда преподавал. Чуть позже он решил использовать приемник в качестве автоматического грозоотметчика. Первый эксперимент по отправке радиосообщения был произведен им только в 1897 году. Маркони же с самого начала оценил новинку как средство связи и сумел опередить всех возможных конкурентов.

Принципиальное отличие Маркони от всех прочих основоположников заключалось в том, что он был предпринимателем, а они — профессорами физики. Физики понимали, что волны Герца — такое же электромагнитное излучение, как и видимый свет. Поэтому они должны экранироваться Землей и ее рельефом более-менее так же, как и свет от Солнца. Значит, передать сообщение за горизонт в принципе нельзя. О том, что длинные волны могут дифрагировать на поверхности Земли, а короткие — отражаться от ионосферы, тогда еще не знали.

Маркони демонстрирует передачу радиосигнала. 13 апреля 1897 года, окрестности Бристоля
Маркони демонстрирует передачу радиосигнала. 13 апреля 1897 года, окрестности Бристоля

Маркони этого тоже не знал, он почему-то думал, что радиоволны могут беспрепятственно проходить через земную толщу. Ему это совершенно не помешало — он быстро понял более важное: перед ним дело, сулящее возможность бизнеса планетарного масштаба.

Поначалу он попытался сотрудничать с ВМФ Италии, но очень быстро понял, что этот рынок мелковат. В 1896 году Маркони перебрался в Англию, в сентябре публично продемонстрировал передачу/прием сообщения на расстоянии в полторы мили, в июне следующего года получил патент на приемник радиосигналов. В ноябре он построил первую в истории стационарную радиостанцию на острове Уайт. Там в тот момент находился четырехкратный премьер-министр Великобритании Уильям Гладстон, которому шел 88-й год и он в этом преклонном возрасте заболел. Каждой английской газете хотелось опередить всех конкурентов с публикацией некролога, а Маркони смог пойти навстречу этому простому желанию, передавая по радио регулярные коммюнике о состоянии больного. Гладстон в итоге выздоровел, а Маркони вошел в историю как автор первого практического применения радиосвязи. В советской историографии распространено утверждение, что первым «практическим» случаем была радиосвязь при снятии с мели броненосца «Генерал-адмирал Апраксин» в начале 1900 года. Это враки, Маркони успел раньше.

В 1901 году Маркони осуществил эксперимент по передаче радиосигнала через Атлантику. Этот опыт по сию пору является предметом дискуссий. Ученые и любители спорят о том, мог ли Маркони на Ньюфаундленде в принципе принять посланную из Англии в эфир букву S. Никто это событие тогда не контролировал, других радиослушателей вокруг не было. По словам бизнесмена, в наушниках морзянка была слышна, а как было на самом деле — поди проверь. Он заранее знал, что именно должен принять, поэтому преувеличение успеха было вполне возможно. Воспроизвести этот эксперимент сейчас нельзя — использование искровых радиопередатчиков на большей части Земли строго запрещено, чтоб эфир не засоряли. Это важное свойство конструкции — искровые передатчики неизбирательно излучают на всех частотах.

Радиорубка начала XX века
Радиорубка начала XX века

Более проверяемые эксперименты выявили, что радиостанции Маркони способны держать связь на расстояниях порядка 100–150 миль. Сейчас это немного, но для моряков рубежа XIX–XX веков это означало, что у команды тонущего судна появляется реальная возможность позвать на помощь. Поэтому спрос был гарантирован.

Компания Маркони, начиная с первых продаж, имела достаточно денег для вложения в производство и, самое главное, найма нужных специалистов. Это оказалось успешной бизнес-стратегией (кажется, тогда таких слов еще не придумали).

В России радиосвязью занимался Александр Степанович Попов. В свободное от преподавания физики морским офицерам время. Он тоже не был почтальоном, он был типичным ученым, его вполне устраивало преподавание. О построении мировой бизнес-империи он явно не мечтал. Это сказывалось на достижениях.

В 1898 году французский фабрикант Эжен Дюкрете, решивший выйти на перспективный рынок, запросил Попова о стоимости его патентов. В этот момент выяснилось, что патентов у Попова нет. Едва ли он об этом вообще думал. К чести Дюкрете, он не стал пользоваться ситуацией и взял Попова в долю. Торговая марка называлась Popoff-Ducretet.

Государственные органы тоже были не слишком заинтересованы в радиосвязи. В середине 1902 года командир Кронштадского порта вице-адмирал С. Макаров ходатайствовал перед управляющим Морским министерством адмиралом П. Тыртовым о выделении Попову постоянной лаборатории и лаборанта, но адмирал Тыртов отказал. В России умели экономить.

Маркони продавал судовые радиостанции сотнями в год. В Германии, при энергичном нажиме властей и лично кайзера, оформилась знаменитая впоследствии компания Telefunken — слившиеся подразделения AEG и Siemens & Halske. В России радиостанции Попова с 1900 года изготовляла Кронштадская радиомастерская — 10 штук в год. Производство Дюкрете было больше, но не намного.

К 1904 году дальность устойчивой радиосвязи «трех китов» радиодела была такова:

  • Маркони — 100–150 миль (морская миля = 1854 м),
  • Telefunken — 100–120 миль,
  • Попов — 20–25 миль.

Собственно, на этих цифрах можно было бы уже и закончить, но поговорим о последствиях.

Будни войны

К началу Русско-японской войны японские корабли были оснащены радиостанциями Маркони. «Описание военных действий на море в 37–38 гг. Мейдзи» пестрит упоминаниями о том, что адмирал Того получил/отправил «телеграмму». Никаких достойных упоминания происшествий при этом не происходит, японцы просто радировали друг другу. Если дальности радиостанций явно не хватало, на полпути (трети, четверти и т. п.) выставлялись ретрансляторы, чаще всего — вспомогательные крейсеры, полученные мобилизацией и вооружением более-менее обычных торговых пароходов, имевших радиостанцию. Получив сообщение, такой корабль передавал его по цепочке дальше.

В известной всем мало-мальски начитанным людям истории крейсера «Варяг» и его боя при Чемульпо есть примечательная деталь. В последние дни перед войной командир «Варяга» капитан 1-го ранга В. Руднев остается без связи с командованием. Таковая поддерживалась по проводному телеграфу, а тот работать перестал. Руднев ждет приказов, посылает в Порт-Артур «Корейца» — то и другое не увенчалось успехом. А его коллега, командир японского крейсера «Тиёда» капитан 1-го ранга Мураками Какуити, перед боем просто меняет якорное место, чтобы быть поближе к выходу из гавани. У него есть связь с командованием. Приблизительно то же самое было и потом в разных местах и формах.

Крейсер «Тиёда», сосед «Варяга» в Чемульпо
Крейсер «Тиёда», сосед «Варяга» в Чемульпо

В первый день Русско-японской войны минный транспорт (сейчас мы назвали бы его заградителем) «Енисей» получил приказ поставить минное заграждение в Талиенваньском заливе, преграждающее противнику подступы к коммерческому порту Дальний. На «Енисее» была радиостанция системы Попова, но в зоне постановки она оказалась бесполезна. До Порт-Артура она не доставала, а в самом Дальнем средств радиосвязи не было. Поэтому до возвращения корабля реальная геометрия поставленных им заграждений оставалась неизвестной.

После постановки всех мин «Енисей» попытался расстрелять из пушки всплывшую под конец мину, подорвался на одной из соседних и через четверть часа затонул. Связи с берегом не было. В Дальнем слышали несколько пушечных выстрелов и последовавший за ними взрыв. Начальник гарнизона генерал-майор Фок телеграфировал в Порт-Артур, что «Енисей», вероятно, атакован японскими миноносцами, поврежден, а может, и потоплен.

Из Артура был отправлен крейсер 2-го ранга «Боярин» с четырьмя миноносцами. На нем тоже была радиостанция Попова и она тоже не доставала до базы. В Талиенваньском заливе «Боярин» подорвался на мине, поставленной «Енисеем», начал вроде бы тонуть, после чего его командир, капитан 2-го ранга Сарычев, приказал покинуть корабль. Команда спаслась на миноносцах, два из которых очень быстро ушли домой, увозя в том числе и Сарычева. Командир задержавшегося миноносца «Расторопный» капитан 2-го ранга Сакс заметил, что крейсер, в общем-то, и не тонет. Попытки связаться с начальством семафором успехом не увенчались — уже темнело, а видимость и днем была не ахти. А радиостанций на русских миноносцах тогда не было.

Крейсер 2-го ранга «Боярин»
Крейсер 2-го ранга «Боярин»

Сакс приказал миноносцу «Сторожевой» добить «Боярина» и пошел домой. Командир «Сторожевого» капитан 2-го ранга Киткин пытался выяснить, от кого Сакс получил этот приказ, но семафорить было поздно, а радио не было. После этого Киткин все-таки попытался добить «Боярин», но не смог. Первая торпеда не вышла из аппарата, вторая утонула на полпути к цели, а больше стрелять было нечем. На следующий день брошенный крейсер был найден на отмели возле острова Сан-Шан-Тао. Планировалась спасательная экспедиция, но ей помешал шторм. Он же снес крейсер на минное заграждение, где тот все-таки погиб. Ибо от судьбы не уйдешь1.

Уйти из Порт-Артура

До войны предполагалось, что Порт-Артур может быть на какое-то время отрезан японцами, но потом русская армия, конечно, победит. Продолжительность «какого-то времени» оценивалась в несколько недель, поэтому организация связи с осажденной крепостью не выглядела критичной. К моменту блокады Порт-Артура уже было очевидно, что противник сильнее, чем казалось до войны, поэтому перед русским командованием встала задача организации связи с крепостью и эскадрой.

На противоположном берегу Желтого моря, примерно в 80 милях от Порт-Артура находился китайский город Чифу (ныне — Яньтай). Там была русская колония, было русское консульство, а самое главное — там был телеграф. Обычный, проводной. Поэтому логично, что обеспечение связи с осажденными было возложено на консульство. В Германии, у Telefunken была куплена новейшая радиостанция Сляби-Арко, а флот прикомандировал к ней лейтенанта Дмитрия Никитина. Чтобы избежать обвинений в нарушении нейтралитета, Никитин официально числился гражданином США Дональдом Никсоном. Через полвека после этого он написал об этом замечательные воспоминания, опубликованные в издательстве им. Чехова в 1954 году, в сборнике, посвященном юбилею обороны Порт-Артура. В этой книжке уйма интересностей, ее несложно найти в Интернете. Подробно пересказывать воспоминания Никитина (псевдоним — Фокагитов) я сейчас не буду, а то статья получится уж очень большой. Резюмирую основную суть: радиостанции в Чифу ни разу не удалось установить связь с Порт-Артуром, хотя радиопереговоры японских кораблей, находившихся примерно там же, были слышны отчетливо, безо всяких проблем. Никитин полагает даже, что именно они и мешали связи, но это неочевидно — такое могло бы быть, если японцы непрерывно забивали эфир своими передачами. Едва ли такое могло быть полгода кряду. Японцы, кстати, об этом не пишут.

Гавань Чифу на рубеже XIX–XX веков
Гавань Чифу на рубеже XIX–XX веков

Было бы неверно думать, что в Порт-Артуре не ждали радиосвязи и не следили за эфиром. За несколько дней до установления сухопутной блокады крепости исполняющий дела начальника эскадры контр-адмирал В. К. Витгефт даже сообщил по проводному телеграфу позывные для радиосвязи. Но они так и не пригодились.

Как писал в середине мая 1904 года начальник порт-артурской береговой радиостанции (системы Попова) мичман Драхтенфельс в рапорте начальнику эскадры, вверенная ему радиостанция пригодна только для постановки помех японцам, поэтому переносить ее в безопасное при обстрелах место нет никакого смысла.

Обратим внимание, что порт-артурская радиостанция не только не могла ничего передать в Чифу, но и не слышала морзянку оттуда. То есть проблемы были не только с «речью», но и со «слухом».

В короткий период командования адмирала Макарова наместник на Дальнем Востоке адмирал Е. Алексеев писал ему, что предвоенные эксперименты показали возможность относительно беспроблемной связи кораблей, находящихся в Чифу, с Порт-Артуром. Не знаю, что имелось в виду, но на реальной войне повторить это не удалось.

В конце июля обстрелы японских осадных батарей вынудили адмирала Витгефта пойти на прорыв из Порт-Артура во Владивосток. Чтобы сообщить об этом русскому командованию, в Чифу был 28 июля 1904 года2 направлен миноносец «Решительный». Эскадра пошла в бой, имело место жаркое сражение. Технически оно окончилось более-менее вничью — стороны понесли примерно одинаковые потери. Стратегически это был полный разгром — русская Тихоокеанская эскадра перестала существовать как сила, способная на действия оперативного масштаба. Но нам сейчас интересны сопутствующие детали3.

Адмирал Хинокодзё Камимура, находившийся со своими крейсерами в гавани острова Цусима, посередине Корейского пролива, примерно в 500 милях от места сражения, получил сообщение о результатах боя в пять утра следующего дня, т. е. примерно через 12 часов. В этот момент русская эскадра уже вернулась обратно, часть кораблей ушла в нейтральные порты.

Камимура вышел в море, чтобы перехватить прорвавшиеся из Порт-Артура крейсера «Аскольд», «Новик» и «Диана», а также воспрепятствовать возможным движениям владивостокского отряда крейсеров.

Тем временем во Владивостоке адмирал Н. Скрыдлов узнал о выходе эскадры (но не о его результатах) в 16 часов того же дня. На следующий день крейсеры вышли в море. Попытка прорыва уже два дня как провалилась, но командир отряда контр-адмирал К. Иессен об этом еще не подозревал.

Потом был бой в Корейском проливе, в котором был потоплен крейсер «Рюрик». С русской стороны погибли 329 человек, остальные моряки «Рюрика» попали в плен. Это было прямым следствием неудовлетворительной постановки связи в русском флоте того времени.

Крейсер 1-го ранга «Рюрик»
Крейсер 1-го ранга «Рюрик»
Подводя итоги

Несовершенство имеющейся радиотехники не было секретом для русских моряков. Адмирал Макаров, еще подъезжая к Порт-Артуру, телеграфировал управляющему Морским министерством адмиралу Авелану, что для боевых действий нужна хорошая связь. Надо бы войти в отношения с европейскими изобретателями и промышленниками и купить нужную технику. В этом месте Степан Осипович прямо упоминает Маркони.

Последовала серия совещаний в Петербурге, на которых фигурировали разные варианты, включая откровенно экзотические. Рассматривалось, к примеру, предложение купить радиостанцию у Реджинальда Фессендена — канадского изобретателя, работавшего в США. Экзотичность тут в том, что Фессенден работал над машинными радиостанциями, в которых несущая радийной частоты формируется за счет очень быстрого вращения вала. Это была очень хорошая для той эпохи идея, позволившая впервые в истории осуществить передачу голоса и даже музыки по радио. Но для военного флота она подходила плохо, поскольку машинная радиостанция была великовата, тяжеловата и дороговата, а существенного выигрыша дальности на тот момент не обещала.

Насколько можно судить, Маркони в качестве поставщика серьезно не рассматривался. Не знаю, почему. Корабельные радиостанции закупили у Telefunken. Установить их на корабли Первой эскадры уже не успели.

Вторая эскадра получила немецкое оборудование почти для всех кораблей. Флагманский броненосец «Князь Суворов» имел радиостанцию Маркони — чтобы переговариваться со встречными иностранцами, которым контракт с компанией «Маркони К°» запрещал отвечать на вызовы передатчиков иных фирм.

Миноносцы, которым за несколько месяцев до этого радио не полагалось в принципе, получили станции системы Попова.

Владивостокский отряд крейсеров получил радиостанции Telefunken весной 1905 года.

На этом использование установок Попова в русском флоте завершилось. Я не готов утверждать, что в этом споре было сказано последнее слово, но в 1906 году Александр Степанович Попов скончался.

Сергей Сысоев


1 См. также: Сысоев С. «Летучий Голландец» Порт-Артура — zen.yandex.ru/media/id/602cfc5bce13776c11aaa718/letuchii-gollandec-portartura-602f8914bc490b672543d018

2 Дата по юлианскому календарю.

3 Сборник документов Первой Тихоокеанской эскадры — viewer.rsl.ru/ru/rsl01005079677

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

См. также:

Подписаться
Уведомление о
guest
31 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Пал Палыч
Пал Палыч
26 дней(-я) назад

Отличный пример
Госкапитализм всегда проигрывает свободному предпринимательству
К сожалению, Пётр I сделал ставку именно на госкапитализм и нескольких придворных олигархов.
Так и живём уже больше 300 лет.

Михаил
26 дней(-я) назад

Забавно. Помню, в каком-то советском фильме «патриотичный» флотоводец тех времен возмущался (в диалоге с другим) тем, что на российские суда не ставят отечественные радиостанции. А оказывается, их таки ставили — и зря.:(

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев
24 дней(-я) назад

Получается, из-за Попова мы проиграли русско-японскую войну?

Рабочи
Рабочи
21 дней(-я) назад

Как это проиграли? Отрицательно победили!

Сергей Сысоев
12 дней(-я) назад

Нет, конечно не из-за Попова. Попов не отвечал за организацию связи на флоте, он этим занимался почти как хобби. Ни власти ни бюджета у него не было.

vashu1
vashu1
24 дней(-я) назад

Встречал в журнале (Радиолюбитель, что-ли?) историю о том что владивостокский отряд крейсеров пытался глушить своими станциями передачи японцев и якобы именно это помогло их рейду в четвертом году. Но учитывая что с тех пор об этом нигде подробностей не встречал, похоже на поцреотическую байку.

Было бы интересно узнать мнение автора…

Сергей Сысоев
18 дней(-я) назад
В ответ на:  vashu1

Не знаю, но мне кажется маловероятным. Русские корабли в 1904-05 гг. старались по-максимуму соблюдать радиомолчание, чтобы не выдать свое местоположение.

vashu1
vashu1
12 дней(-я) назад
В ответ на:  Сергей Сысоев

Разве у японцев были пеленгаторы? Учитывая что использовались волны в несколько км и уровень развития техники, радиоперехват позволял определить положения разве что с точностью «где то в квадрате в тысячу км».

vashu1
vashu1
12 дней(-я) назад
В ответ на:  Сергей Сысоев

Теоретически они могли очень грубо определять направление, делая круг при перехвате и смотря силу приема, но есть ли данные о использовании такого приема?

Сергей Сысоев
12 дней(-я) назад
В ответ на:  vashu1

Приказ командующего флотом № 27 от 7 марта 1904 года.
«3) При определении направления, можно пользоваться, поворачивая свое судно и заслоняя своим рангоутом приемный провод, при чем по отчетливости можно судить иногда о направлении на неприятеля.»
Мне неизвестно, с какой точностью это работало на самом деле и работало ли вообще (думаю, что едва ли), но тогдашние адмиралы в это верили, а их подчиненные — исполняли.

Сергей Сысоев
12 дней(-я) назад
В ответ на:  vashu1

Соотв. том сборника документов 1-й эскадры:
https://viewer.rsl.ru/ru/rsl01005079702?page=107&rotate=0&theme=black

Сергей Сысоев
12 дней(-я) назад
В ответ на:  vashu1

Да, и я бы с удовольствием сослался на какой-то рапорт, подтверждающий реальное использование этого метода, но мне таковые примеры неизвестны и едва ли они в принципе могли быть. Корабль, выполняющий боевое задание, обычно не имеет времени на радикальные перемены курса, а не выполняющий (стоящий в гавани) — не имеет хода и возможности маневра.

vashu1
vashu1
12 дней(-я) назад
В ответ на:  Сергей Сысоев

Спасибо.

Только насколько я помню горизонтальные антены производят поляризованные волны — те сила приема зависит не только от диаграммы направленности но и от угла антенн друг к другу. Те если корабли не смотрят друг другу борт в борт, то поляризация даст большую погрешность.

Для нормальной пеленгации нужна конструкция посложнее.

Хотя с другой стороны, все лучше чем «противник непонятно где».

vashu1
vashu1
23 дней(-я) назад

> Ученые и любители спорят о том, мог ли Маркони на Ньюфаундленде в принципе принять посланную из Англии в эфир букву S.

Встречал A Radioscientist’s Reaction to Mar-coni’s first transatlantic Wireless Experiment John S Belrose

Там автор показывает что днем (как утверждал Маркони) такая передача невозможна, но похоже что ночью со всеми натяжками был бы небольшой шанс.

vashu1
vashu1
23 дней(-я) назад

По поводу РЭБ

у Пикуля нашел смутные упоминания в Крейсерах
> Крейсер «Цусима» вел себя странно: издали наблюдая за тем, как русские уничтожают японские корабли, ни малейшей попытки к их защите он не предпринял. Однако в аппаратах «Дюкретэ» слышали настойчивую работу его германских «Телефункенов», и Безобразов велел глушить радиопередачи, чтобы адмирал Камимура запутался в сигналах «Цусимы»…
> Вахтенный офицер объяснил неувязку с информацией тем, что в море еще держится туман, а радиопередачи русские заглушают в эфире искрами своих «Дюкретэ».

В 91м был учрежден день войск РЭБ 15 апреля
> Первая в мировой истории попытка ведения радиоэлектронной борьбы (РЭБ) была успешно предпринята во время войны с Японией и. о. командующим Тихоокеанской эскадрой вице-адмиралом П. П. Ухтомским 15 апреля 1904 года. Тогда удалось дезорганизовать радиопомехами каналы управления огнём артиллерии японских кораблей и успешно отразить вражеский удар

> Радиоэлектронная борьба в информационных каналах
By Юрий Перунов, Александр Куприянов
11 апреля перехват Громобоем японской радиограммы позволил избежать столкновения с эскадрой и уничтожить транспорты
Изумруд при Цусиме ставил помехи

Сергей Сысоев
12 дней(-я) назад
В ответ на:  vashu1

Постановка помех «Изумрудом» была на следующий день после боя, так что, строго говоря, это после Цусимы. Постановка помех в Порт-Артуре практиковалась постоянно, я не уверен, что тут можно выделить какую-то конкретную дату. Пусть будет 15 апреля, этот день ничем не хуже и не лучше любого другого :) Комментировать Пикуля не хочу — это исключительно неавторитетный источник.

Александр
Александр
21 дней(-я) назад

Очередная мулька с целью обосрать все русское. Попов первый опубликовал всю схему. Поэтому, по научной этике — он автор открытия (принцип исследовал еще Герц, а работающую техническую реализацию — Попов). Насчет поражения при Цусиме из-за связи — бред (почитайте специальные работы). Японцы лучше стреляли — именно это главная причина, а все остальное — на уровне шума.

Сергей Сысоев
12 дней(-я) назад
В ответ на:  Александр

Я где-то написал неправду? Подробности не помешают.

Александр
Александр
12 дней(-я) назад
В ответ на:  Сергей Сысоев

А почему мой комментарий потерли? Мата там не было.
Вы вообще написали не по делу. Сама картина не верна, а не частности.
1) Сами радиоволны открыл и исследовал Герц. Он правильно догадался, что радиоволны удовлетворяют уравнению Максвела.
2) Техническое конструирование радио шло «по Попову» (скорее всего многие открытия Попова были переоткрыты на западе, что не отменяет приоритета Попова). Маркони имел совершенно фантастические представления о физике.
3) Маркони «сделал рынок» — это достижение в коммерции.
То есть каждый добился выдающихся успехов в своей области, в которой специализировался. Поэтому проводить сравнение между ними нелепо.
4) Насчет поражения при Цусиме из-за связи — бред (почитайте специальные работы). Приведите ссылку на серьезное исследование: где именно связь называется сколько-нибудь серьезной поражения при Цусиме.
5) Собственно даже, если бы поражение было бы следствием отставания в радио (что не так), то отсюда никак не можно сравнивать Попова и Маркони.
6) Собственно меня взбесил ваш покровительственный тон статьи: «Глупость, лень и невежество не уважает прошедшего пресмыкаясь перед одним настоящим.»

Александр
Александр
11 дней(-я) назад
В ответ на:  Сергей Сысоев

Вы вообще написали не по делу. Сама картина не верна, а не частности.
1) Сами радиоволны открыл и исследовал Герц. Он правильно догадался, что радиоволны удовлетворяют уравнению Максвела.
2) Техническое конструирование радио шло «по Попову» (скорее всего многие открытия Попова были переоткрыты на западе, что не отменяет приоритета Попова). Маркони имел совершенно фантастические представления о физике.
3) Маркони «сделал рынок» — это достижение в коммерции.
То есть каждый добился выдающихся успехов в своей области, в которой специализировался. Поэтому проводить сравнение между ними нелепо.
4) Насчет поражения при Цусиме из-за связи — бред (почитайте специальные работы). Приведите ссылку на серьезное исследование: где именно связь называется сколько-нибудь серьезной поражения при Цусиме.
5) Собственно даже, если бы поражение было бы следствием отставания в радио (что не так), то отсюда никак не можно сравнивать Попова и Маркони.
6) Собственно меня взбесил ваш покровительственный тон статьи: «Глупость, лень и невежество не уважает прошедшего пресмыкаясь перед одним настоящим.»

Сергей Сысоев
10 дней(-я) назад
В ответ на:  Александр

Сами радиоволны открыл Герц. Мне доводилось читать, что изначально он был противником Максвелла и его теорию хотел опровергнуть. Едва ли это сейчас можно подтвердить или опровергнуть, но если это так, то вдвойне делает ему честь как ученому. Тут впору статью писать, но я попытаюсь кратко. Приемник Герца (кольцо с шариками) для сколь-нибудь практических целей был совершенно непригоден. Около 1891 года французский физик Эдуард Бранли предложил использовать в качестве радиочувствительного элемента трубочку из непроводящего материала (стекла), заполненную металлическими опилками. У этой трубочки тоже долгая история (до 1850-х годов), но не буду сейчас отвлекаться. Под действием радиоволн опилки слипались и трубочка становилась проводящей, что уже было несложно определить. Потом ее надо было слегка встряхнуть и она возвращалась в непроводящее состояние. Бранли дальше не пошел, он был физиком, ему казалось интереснее выяснить почему так получается, но в те годы всяких квантовых теорий еще не было и он не смог. Потом эту трубочку использовал Лодж, он же назвал ее когерером. У него встряхивание производилось молоточком, работавшим от часового механизма. Историческая заслуга Попова состояла в том, что он вместо часов приделал релюшку, срабатывавшую от принятого сигнала. Молоточек бил по когереру, устройство было готово к приему сигнала следующего. Это описано в журнале РФХО где-то под конец 1895 года. Я сначала думал этот номер поискать, лет десять назад он был интернетодоступен, но подумал, что эту задачу можно доверить вам :) Но Попов тогда не передавал по радио осмысленных сообщений, он это сделал только в 1897 году, кажется в ноябре. У Маркони это тогда уже было. Передавал ли «телеграмму» Лодж или он просто демонстрировал публике волны Герца, я, увы, не знаю. 3. Я сравниваю не лично Попова и Маркони, но использование их радиостанций в конкретной исторической ситуации. Одна была более-менее пригодна, другая — менее-более. А где я пишу про Цусимскую битву? Покажите пальцем, плиз. Аналогично. Ну, я… Подробнее »

Александр
Александр
10 дней(-я) назад
В ответ на:  Сергей Сысоев

1) Я нигде не писал, что аппаратура Герца годилась, как радиостанция. Создание пригодной технической схемы и есть заслуга Попова. То, что когерер придумал не Попов я знаю. Он поставил задачу — делать связь на радиоволнах и сделал демонстрационный образец. Есть согласие.
2) «Я сравниваю не лично Попова и Маркони, но использование их радиостанций в конкретной исторической ситуации.» Логика Вашей статьи подводит читателя к другим выводам. Тогда пишите корректнее и претензий не будет. Использование радио во время русско-японской войны никак с Поповым и Маркони в вашей статье не связано. Поэтому либо докажите эту связь, либо напишите две статьи.
3) «Одна была более-менее пригодна, другая — менее-более.» Это недоказуемо. Чтобы это доказать надо поставить рядом две радиостанции и одними и теми же людьми провести испытания. Это было сделано? Но самое главное Попов делал демонстрационный образец, а Маркони делал коммерческий продукт. У Маркони была фирма и сотрудники, а у Попова?
4) Тогда я не понял. Это значит Вы опять неясно пишете. Вы связываете поражение русского флота. А где было еще полный разгром?

Сергей Сысоев
10 дней(-я) назад
В ответ на:  Александр
  1. Я писал о том, что схема радиоприемника после Герца развивалась многими людьми и Попов был одним из них, но никак не самым первым. И нет — он не ставил изначальной задачей «делать связь на радиоволнах». Грозоотметчик он сделал. А связь была после Маркони и, возможно, под его влиянием. Я бы даже сказал — вероятно.
  2. Статья была о практическом применении радиостанций Попова и Маркони и о результатах оного. Не понимаю, что тут можно не понять.
  3. См. статью еще раз. И Попов не делал демонстрационный образец, он к 1900 году сделал средство связи, официально состоявшее на вооружении флота.
  4. Полный разгром был более-менее везде, но при бое в Корейском проливе его связь с радио очевидна, а где-то еще — нет.
  5. Так где я писал о Цусимском сражении? Жду указания на цель.
Александр
Александр
10 дней(-я) назад
В ответ на:  Сергей Сысоев

«Я писал о том, что схема радиоприемника после Герца развивалась многими людьми и Попов был одним из них, но никак не самым первым.»
Попов самым первым опубликовал инженерную схему, основанную на физике. Маркони физики не знал и поэтому инженерную базу подвести не мог в принципе.

» И нет — он не ставил изначальной задачей «делать связь на радиоволнах». Грозоотметчик он сделал»
Да. А потом понял как эту схему использовать для других целей.

«. А связь была после Маркони и, возможно, под его влиянием. Я бы даже сказал — вероятно.»
Нет невероятно. Маркони ничего не публиковал. А Попов опубликовал. Давайте пользоваться общепринятыми во всем мире правилами применительно к этой ситуации.

«Статья была о практическом применении радиостанций Попова и Маркони и о результатах оного.»
Нет Вы сами начали обсуждать приоритет, а потом присобачили применение.

«См. статью еще раз. И Попов не делал демонстрационный образец, он к 1900 году сделал средство связи, официально состоявшее на вооружении флота.»
На заседании петербургского физического общества Попов продемонстрировал именно образец. Приемник для флота был позже.

«Полный разгром был более-менее везде, но при бое в Корейском проливе его связь с радио очевидна, а где-то еще — нет»
И то и другое — не правда…

Сергей Сысоев
10 дней(-я) назад
В ответ на:  Александр

Кажется здесь длинные сообщения проходят иначе, нежели короткие. Я вам ответил, ждите :)

semen Semenov
semen Semenov
11 дней(-я) назад
В ответ на:  Александр

Не то, чтобы японцы лучше стреляли, у них просто снаряды были более подходящими. Они стреляли фугасными, корежившими корабельную броню при взрывах, а наши бронебойными, просто прошивающими насквозь надстройки не принося большого вреда. Если бы это было танковое сражение, наши бы его выиграли.

Сергей Сысоев
10 дней(-я) назад
В ответ на:  semen Semenov

Нет, японцы стреляли лучше, у них была иначе организована пристрелка. Хотя про снаряды тоже верно.

semen Semenov
semen Semenov
10 дней(-я) назад
В ответ на:  Сергей Сысоев

у них была иначе организована пристрелка…
Как именно? Насколько я знаю, у всех артиллеристов пристрелка происходит (происходила) одинаково.

Сергей Сысоев
10 дней(-я) назад
В ответ на:  semen Semenov

Если очень вкратце, то у японцев пристреливался один корабль, который потом сообщал другим мателотам дистанцию. Благодаря этому они не путали всплески от снарядов друг друга. Если длинно, то тут опять впору статью писать. Есть о чем, может соберусь когда-то, но едва ли сюда. Все-таки это очень узкая тема.

semen Semenov
semen Semenov
10 дней(-я) назад
В ответ на:  Сергей Сысоев

У нас и сейчас система управления огнем (правда, сухопутная, но артиллерийская стрельба везде устроена одинаково) устроена иначе. Все сведения о попаданиях и команды идут сверху. Но поверьте, она достаточно эффективна. А переговоры стреляющих между собой только вносят дополнительную неразбериху и темп стрельбы снижают. Им стрелять надо, а не результаты соседей оценивать.

Последняя редакция 10 дней(-я) назад от semen Semenov
Александр
Александр
10 дней(-я) назад
В ответ на:  semen Semenov

Я не специалист по истории флота и дискутировать не готов. Насчет шимозы — была такая версия и она даже господствовала, но вроде бы по последним воззрениям дело не в этом.

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (9 оценок, среднее: 4,11 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: