Литеры Z и V на страницах истории

Утром 4 марта 2022 года два московских офиса «Мемориала»* подверглись внезапному нападению. Именно так это выглядело: пришедшие утром на работу сотрудники увидели у входа полицейский автобус и омоновца в маске возле дверей. Никаких объяснений ни он, ни другие его коллеги в пятнистой форме не давали, просто не пускали никого внутрь. В 10:30 так обстояли дела в Малом Каретном переулке, несколькими минутами позже незваные гости пришли в офис на Каретном Ряду (помещения расположены в пяти минутах ходьбы одно от другого).

С людьми, которые на момент блокировки входов находились внутри, довольно скоро пропала связь: у них отобрали мобильные телефоны, городской телефон тоже был выведен из строя. Они успели всё же сообщить, что в офисе начался обыск. Это подтверждали и полицейские, в целом очень неохотно вступавшие в коммуникацию. Адвокатов — Михаила Бирюкова и Светлану Сидоркину — внутрь зданий не пустили. О том, какое ведомство проводит обыск, не было сказано ни слова.

Сотрудники «Мемориала», не сумевшие попасть на работу, весь день дежурили у дверей обоих зданий. Однако ясность не наступала — всё напоминало бандитский захват, включая закрытые лица силовых исполнителей этого действа. На машинах, подвозивших свежий ОМОН к зданию на Каретном Ряду (за время обыска сменилось несколько бригад), не было номеров.

Мы волновались уже и о том, живы ли и здоровы ли наши коллеги, запертые внутри офисов. Сквозь стеклянные двери их можно было видеть хотя бы мельком, но вскоре полицейские закрыли стекла кусками картона. Зато от наблюдателей не удалось скрыть, как в оба здания внесли пилы-«болгарки» и другую строительную технику. Скоро по звукам, доносящимся изнутри, стало ясно, что устройства были пущены ход. Всё это продолжалось до ночи — в Малом Каретном обыск завершился около 22 часов, на Каретном Ряду он продолжался почти до двух часов утра.

Одновременно с обысками в «Мемориале» несколько бригад силовиков явились в офис организации «Гражданское содействие»*, которая занимается помощью беженцам и мигрантам. Ситуация была настолько похожа на случившееся с нами, что сомнений в единой логике проведения захвата трех помещений не оставалось.

Вскоре стало известно, что обыск проводят сотрудники ФСБ, а поводом для проведения всех спецопераций стало дело правозащитника Бахрома Хамроева. Бахром был арестован 24 февраля 2022 года по обвинению в оправдании экстремизма (по его собственным словам, он стал жертвой провокации — его аккаунт в соцсетях был взломан). Он не был сотрудником «Мемориала», хотя и был его членом. Это довольно слабая привязка, чтобы искать его документы в офисах «Мемориала» (если не обсуждать здесь вопрос о том, насколько обоснованны обвинения, выдвинутые против самого Бахрома Хамроева).

В «Гражданском содействии» он работал в течение нескольких месяцев семнадцать лет назад (!). Этой связи оказалось достаточно, чтобы провести устрашающий налет сразу на три офиса правозащитных организаций. Понятно, что мишенью во всех случаях стала правозащита как таковая, а логичность обоснований для проведения силовой операции никого сильно не занимала.

Зато результаты налета производили довольно сильное впечатление. Главным объектом приложения сил стала оргтехника (компьютеры с выломанными дисками были грудой свалены у входа в помещение в Малом Каретном) и сейфы. Именно сейфы были вскрыты с применением строительной техники, как можно было заключить по их живописному облику.

Кроме следов разгрома, наши незваные гости в обоих зданиях оставили некие знаки — видимо, желая компенсировать недостаток общения в течение дня. В Малом Каретном знаки были довольно изысканными: было видно, что гости поработали с нашими материалами. Собственно, ими они и обошлись в своем высказывании. На одном из изуродованных сейфов обнаружилась книга «Список политзаключенных СССР на 30.10.1987 г.». Из разорванной коробки с архивом школьного конкурса показательно выглядывало название одной из работ: «По ту сторону войны».

Ну и наконец, под инсталляцией на лестничной клетке, где висят портреты Анатолия Марченко, Петра Григоренко, Юрия Галанскова, Андрея Сахарова и других диссидентов и правозащитников, появилась новая инсталляция, состоящая из двух книг: Андрея Портнова «Упражнения с историей по-украински» в желто-голубой обложке и «Разгневанные наблюдатели» о фальсификациях на выборах. Во всем читался намек на то, за чем же к нам на самом деле пришли наши неожиданные посетители — вернее, что же их больше всего задело и, может быть, потрясло.

На Каретном Ряду знаки были более грубыми и прямолинейными. На выставке в холле мы внезапно обнаружили новые экспонаты. На одном из листков, где всем предлагается нарисовать что-то в дополнение к нашей выставке рисунков с судов над «Мемориалами», нам оставили знак Z — одну из литер, которыми маркируется российская военная техника, действующая сейчас в Украине. Литерами Z и V был расписан один из выставочных планшетов. А на флипчарте огромная буква Z была старательно нарисована во весь лист, и под ней красовалась подпись: «Мемориал — всё». Работа явно потребовала усилий не только художественных, но и интеллектуальных: «Мемориал» сперва был написан через «Е» («МеморЕал»), но потом всё было тщательно исправлено. Остальные добавления к выставке вряд ли заслуживают описания, хотя они, конечно, усиливали общую картину.

Вот так внезапно прорвавшаяся коммуникация дала нам понять и то, какова же подлинная причина вторжения к нам, и то, чем же оно на самом деле было — обыском в рамках неких следственных действий или погромом. Еще одна неточность была во внезапном высказывании наших посетителей. «Мемориал» — не «всё». Хотя очень многое.

Ирина Галкова,
«Международный Мемориал»*

* Организация включена Минюстом РФ в реестр «иноагентов».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

См. также:

Подписаться
Уведомление о
guest

0 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: