Регистры Зунда и продажа Аляски

Нао «Виктория» и галеон «Андалусия». fundacionnaovictoria.org
Нао «Виктория» и галеон «Андалусия». fundacionnaovictoria.org
Юрий Кирпичёв
Юрий Кирпичёв

В Национальном архиве в Копенгагене, за двойными стальными дверьми специальной комнаты № 11, занимая 60 метров стеллажей, хранятся журналы таможенных регистров Зунда, числом 700. Первый начали заполнять в 1497 году — Колумб едва вернулся из второго плавания в Америку. Последним 30 сентября 1857 года упомянут шипмастер G. F. Andreas из Данцига, уплативший 26 далеров и 31 скиллинг пошлин.

Более двух миллионов записей за 360 лет! Колоссальный массив информации. Казалось бы, что может быть увлекательного в учете мыта, в бухгалтерии? Тем не менее регистры являются ценнейшим источником сведений о морской торговле, а тем самым о политической, военной, экономической, социальной и прочей истории Европы и связанного с ней мира. В том числе об истории России, для которой Зунд долгое время служил главными воротами в океан, в большой мир.

С 2017 года я участвую в датско-голландском проекте Sound Toll Registers Online, посвященном созданию общедоступной базы данных регистров. Главная задача монументального проекта была завершена в начале мая 2020-го (10 лет трудов!): на сайте STRO появились расшифровки записей последнего из 377 микрофильмов, на которые пересняты журналы.

Впрочем, исправлять ошибки, структурировать и классифицировать записи придется еще долго. Кстати, в ходе этого кропотливого труда мне довелось «закрыть» Америку! Расшифровщик записи за 1533, помнится, год хорошо знал стародатский, но не экономическую географию — вот и отправил данцигского капитана с грузом яблок вместо Норвегии на вест-индский остров Санта-Крус, спутав города с одинаковым названием Фредрикстад. После моего сообщения запись перенесли в иной раздел.

Зунд (Sound) — это немецкое название пролива Эресунн, который соединяет Балтику с Северным морем. Плату за проход им учредил в 1429 году король Дании Эрик VII Померанский — в пику Ганзе, мощной лиге северных немецких городов, с которой Дания не раз воевала. Будучи из рода славянских правителей Померании, он вообще-то носил имя Богуслав, но перед коронацией сменил его на более привычное для подданных. Плату взимали в Хельсингёре, стоящем в самом узком месте пролива, где до шведского берега чуть более четырех километров. В былые времена город называли Эльсинором, и пишут, что Шекспиру в силу некоторых обстоятельств довелось пожить там, почему и знал он местные детали вплоть до направления сезонных ветров.

Эльсинор. Иллюстрация из «Атласа городов земного мира» (Civitates orbis terrarum)
Эльсинор. Иллюстрация из «Атласа городов земного мира» (Civitates orbis terrarum)

Рядом с красивым замком Кронборг, пушки которого контролировали сию узость, и стояла зундская таможня, приносившая немалый доход короне, доходя до двух третей оного. Ибо тысячи кораблей в год проходили Зунд и порой за день оставляли более сотни записей!

Проект STRO предоставляет удобный доступ к огромному массиву данных, которым ранее трудно было пользоваться, — далеко не всем и не всегда выдается возможность поехать в Копенгаген, чтобы поработать в архиве, а компендиумы выборок записей, составленные парой датских историков, отнюдь не заменяли оригиналов. Что же дали мне пять лет участия в нем? Более десятка публикаций в хороших изданиях, таких как журналы «Звезда», «Знание — сила», «Наука и жизнь», газета ученых и популяризаторов науки «Троицкий вариант — Наука». Еще несколько статей готовятся к печати. Значит, тема интересна читателям.

Зундские таможенные регистры. Из микрофильмов Sound Toll Registers
Зундские таможенные регистры. Из микрофильмов Sound Toll Registers

Регистры стали полезнейшим инструментом постижения истории. Они, к примеру, позволили подтвердить имя капитана (шипора, как называл его Пётр I) Яна Гилбранда, который привел первый корабль в Петербург, отыскать его рейсы на Балтику и составить по ним довольно полное представление о плаваниях торговых судов небольших и небогатых компаний.

Заметим, что в отличие от американских судовладельцев, обладавших порой флотами из десятков кораблей, в Европе суда принадлежали на паях 8, 16, 32 и более акционерам. Корабль — вещь дорогая, а мореплавание опасно, и из трех кораблей, уходивших к далеким островам Пряностей, возвращались два. Эта форма владения, заключающаяся в суммировании капиталов и делении рисков, породила такое системообразующее явление, как акционерные общества, столь характерные для нашей цивилизации и во многом определившие ее облик.

Самыми известными такими компаниями стали голландская и английская Ост-Индские. Между прочим, подсчет курсов валют и акций показал, что голландская Ост-Индская в 2018 году стоила бы семь триллионов долларов (доллар, кстати, близкий родственник далера) и заняла бы первую строчку в списке самых ценных компаний мира!

Британский капитан Генри Гудзон состоял на ее службе и в 1609 году открыл названные в его честь залив и реку, на которой позднее возник хорошо ныне известный город Нью-Амстердам. Мало кто знает, но флаг США напоминает флаг английской Ост-Индской компании — красные и белые полосы и синий прямоугольник в верхнем углу у древка. А бургомистр Амстердама, картограф и по совместительству директор Ост-Индской компании Николаас Витсен организовал в 1697 году стажировку на верфях Саардама для членов российского «Великого посольства», среди которых числился и Пётр Михайлов, т. е. Пётр I, ставший его личным другом.

Флаг английской Ост-Индской компании
Флаг английской Ост-Индской компании

Но вернемся к нашим регистрам. В ходе поисков рейсов Яна Гилбранда попутно выяснилось значение для торговли Запада с Балтикой процветающего шведского города Ниен (голландцы называли его Шанцтерней, укрепление на Неве, а клерки таможни записывали это название десятками способов), на месте и из камней которого были построены первые дома новой столицы России.

Удалось найти в STR и первую запись о рейсе в Петербург американского корабля — он оказался на 20 лет более ранним, чем полагали исследователи. Статистика же грузов из-за океана показывает, что маршрут, по которому ходили в Россию суда, недаром называли «хлопковым треугольником»: массированные поставки хлопка привели к развитию хлопчатобумажной промышленности в Петербурге и окрестностях — так Россия стала страной ситца. В Новый Свет из нее плыло качественное железо, первоклассная парусина и превосходная пенька — судостроение США во многом зависело от русских поставок. В целом же к середине XIX века торговля с Америкой вышла на третье место во внешнеторговом обороте России — после Англии и городов Ганзы.

Продолжим примеры. Катастрофическое падение числа судов, прошедших Зундом в 1808–1812 годах (сравните: 11 892 записи в 1805 году и лишь 134 в 1808-м, а ведь через Зунд шла львиная доля русского импорта-экспорта), является еще одним свидетельством пользы изучения зундских регистров. Упадок русской торговли вследствие наполеоновской континентальной блокады приводил к массовым нарушениям оной, что и стало в конечном итоге причиной войны 1812 года.

Понятно, что в первую очередь внимание привлекали записи о российских кораблях и капитанах, хаживавших Зундом, и надо заметить, что хотя таких записей не слишком много (если не считать капитанов из Риги, Ревеля, Выборга и прочих старых портов, носивших преимущественно немецкие и шведские фамилии), материала для истории российского коммерческого мореплавания (военные корабли, шедшие под Андреевским флагом, таможню не проходили) регистры дают предостаточно. В них записаны имена таких боевых командиров, как Фёдор Ушаков и Михаил Лазарев, гордость русского флота! Да, такова уж специфика этого флота: ввиду недостатка торговых судов военным кораблям доводилось совершать коммерческие рейсы и поднимать купеческий флаг — несколько таких плаваний я описал.

Много славных имен связано с плаваниями за два-три океана, в русские колонии в Америке — каждое означало кругосветное путешествие. Совершались они под эгидой Российско-Американской компании (вспоминаются фамилии Баранов, Резанов, Ратманов…), связаны были с большими партиями товаров, и вот какой казус выявился при изучении их фискальной стороны: с помощью зундских записей, сопоставляя пошлины, уплаченные на пути в Америку и обратно, удалось установить, что были сии колонии убыточными. Во всяком случае, из 10 рейсов в оба конца, а на них приходится 24 записи из 35, касающихся таких плаваний, т. е. статистика вполне репрезентативна, в шести баланс был не в пользу колоний, в двух ситуация неясна и только в двух положителен.

Что подтверждает данные иных источников об убыточности колоний, каковая и привела в конечном итоге к продаже Форт-Росс, а затем и Аляски. Более того, поскольку в Гамбурге и в Англии не только нанимали суда для РАК, но и массово закупали товары для колоний, в STR записей об этих грузах, понятное дело, нет, и в действительности сальдо торговли было еще более отрицательным.

Статья об этом ждет публикации в журнале «Знание — сила», но не одна, а в паре с материалом… о еще одной причине продажи Аляски! Дело в том, что техническая революция, начавшаяся в Англии в конце XVIII века, нашла свое отражение и в регистрах — появились записи о Dampe maskine (паровых машинах), о Machinerie (думаю, перевод не требуется), о jernbanjern (рельсы, тысячи записей!) — и о локомотивах, т. е. паровозах. Так, запись от 26 мая 1843 года сообщает, что американский капитан W. H. Cunningham вез из Нью-Йорка в Петербург локомотив с принадлежностями, стоивший 9844 ригсдалера.

В процессе изучения этого вопроса выяснилось, что после успешного опыта с Царскосельской железной дорогой царь Николай I послал в 1839 году специалистов для изучения железнодорожного транспорта в США. Посланцы вели там переговоры об организации производства подвижного состава в России по контракту в три миллиона долларов. Как раз в том году компания Eastwick & Harrison создала новаторский 11-тонный локомотив, который произвел большое впечатление на русских. Позднее контракт был дополнен еще двумя миллионами долларов, часть которых пошла на чугунный мост через Неву.

Информация из США побудила императора в марте 1841 года учредить комиссию для проектирования железной дороги между Петербургом и Москвой. Значительная часть подвижного состава и оборудования для нее поступила из США. Изобретатель и бизнесмен Росс Уайненс привез «большой и мощный локомотив», а также три паровые сваебойные машины. Доставили также четыре паровых экскаватора инженера Вильяма Смита Отиса на рельсовом ходу, из серии первых в мире экскаваторов. Для ведения дел в России была организована фирма Harrison, Winans & Eastwick.

Вагоны Уайненса также пришлись русским по душе, и его пригласили в Россию наладить их выпуск, но он доверил дело своим сыновьям, Томасу и Уильяму. Эта компания построила там несколько сотен паровозов в 1843–1862 годах по американским образцам, определив тем самым генеральную линию развития локомотивов России.

Русский контракт был очень прибыльным для Уильяма Уайненса, но истощал финансы державы (американца называли «грабителем российской казны») и привел к продаже Аляски! Такова американская версия. Та ушла за 7,2 млн долларов (9 млн рублей), и большая часть суммы пошла — ирония судьбы — на отступное американцу. Он получил 6,5 млн рублей.

Зунд, Хельсингёр. 1588 год. Иллюстрация из «Атласа городов земного мира» (Civitates orbis terrarum)
Зунд, Хельсингёр. 1588 год. Иллюстрация из «Атласа городов земного мира» (Civitates orbis terrarum)

В заключение нашего экскурса в историю вернемся к датскому королю Эрику VII Померанскому, который на самом деле Богуслав (это имя также встречается в STR). Дело в том, что лихие западные славяне, бившие и варягов, и викингов, бравшие дань с Дании и нахально селившиеся даже в Швеции, отказались принимать христианство, подверглись крестовым походам и были быстро ассимилированы немцами. Но оставили морское эхо, и в записях Зунда встречается множество характерных фамилий: Орловы и Зерновы; Масловы, Шаховы и Шиловы; Волки, Раковы и Лисовы; Радовы, Раделовы (более 200 упоминаний) и Радловы. Последних вообще очень много, около 300 записей начиная с 1695 года и заканчивая 1856-м! Они из Любека и Висмара, Бремена и Штеттина, Ростока и Свинемюнде, но под конец в основном из Грайфсвальда.

Есть Ростовы, Раневы и Рановы, Ранкелевы и Ратовы, Ранцевы и Ратские, Росинские, Романские, Ратке и Ратко. Характерна фамилия Дреколов: Jon. Gottfr. Drecolow шел 20 мая 1789 года по маршруту Штеттин — Бордо. Из Штеттина же много Древловых, а из Штральзунда — Дуровых. Более того, хватает немецких капитанов Немцовых!

Например, в записи от 1 августа 1587 года фигурирует Carstenn Nemettzow из Ростока (он же Nemchow, он же Nemenzou, Nemesow, Nematzo, Nemertzo, Nemes, Nemese, Nemeso, Nemessou, Nemettzow, Nennessow и т. д.), который с 1578 года часто хаживал в Норвегию, а с 1590 года на этих маршрутах к нему присоединяется Петер Немцов. Всего о Немцовых около 200 записей. Снова Росток, Грайфсвальд, Дамгартен, Данциг и Свинемюнде — бывшие города и селения вендов. Между прочим, по 1814 год имела место Датско-Норвежская уния, монарх коей носил титул «Король Дании и Норвегии, вендов и готов» — память о вендах сохранялась долго.

Так что никуда западные славяне не делись, особо не угнетались (капитан — профессия не рядовая) и даже фамилии сохранили. Вот только имена уже носили немецкие. Но на этом и поставим точку. Множество иных историй поведали таможенные записи, и множество их еще ждет своих исследователей.

Юрий Кирпичёв

Редакция поздравляет Юрия Кирпичёва с 70-летием!

Кирпичев Ю.В. «Первый корабль в Петербурге». «Звезда», № 6, 2018.
Кирпичев Ю.В. «Бостон – Петербург, 1741. Первый американский корабль в России». «Гангут», № 105, 2018.
Кирпичев Ю.В. «Корабли, пряности, пошлины». «Знание — сила», № 3, 2019.
Кирпичев Ю.В. «Голубиный помет и ярь-медянка». «Знание — сила», № 4, 2019.
Кирпичев Ю.В. «Три ипостаси маринизма». «Троицкий вариант – Наука», № 290, 22.10.2019.
Кирпичев Ю.В. «Лейтенант Василий Шапкин — гений заморской негоциации». «Гангут», № 111, 2019.
Кирпичев Юрий. «Морское эхо западных славян». «7 искусств», № 12 (116), декабрь 2019.
Кирпичев Ю.В. «И пальцы просятся к перу, перо к бумаге…». «Троицкий вариант – Наука», 12.02.2020.
Кирпичев Ю.В. «Континентальная блокада в зеркале регистров Зунда». «Гангут», № 115, 2020.
Кирпичев Ю.В. «Вокруг Европы через пять проливов». «Гангут», № 117, 2020.
Кирпичев Ю.В. «Нью-Йорк в зеркале Зунда». «Вечерний Нью-Йорк», Vol. 25, № 42 (2194), 16.10.2020.
Кирпичев Ю.В. «Русские рукавицы» в регистрах Зунда». «Наука и жизнь», № 5, 2021.
Кирпичов Юрiй. «Морське вiдлуння захiдних слов’ян». «Культура i життя». №12, 26 червня 2020.
Кирпичев Юрий. «Российские беды Дании». «Новый Берег», № 75, 2021.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

См. также:

Подписаться
Уведомление о
guest
1 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
юрий кирпичев
юрий кирпичев
14 дней(-я) назад

Спасибо за публикацию! Но, увы, подвела память, и я преуменьшил величие голландской Ост-индской компании — в ценах 2018 года ее капитализация составила бы 7 триллионов долларов!
https://7i.7iskusstv.com/y2019/nomer12/kirpichev/

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (3 оценок, среднее: 4,67 из 5)
Загрузка...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: