Популяризация палеонтологии: «любители» против «профессионалов»

Юрий Угольников. Динозавры против млекопитающих. История соперничества, которая не закончилась до сих пор. — М.: Бомбора, 2021
Юрий Угольников. Динозавры против млекопитающих. История соперничества, которая не закончилась до сих пор. — М.: Бомбора, 2021

В последние годы прилавки книжных магазинов потихоньку начали насыщаться научно-популярной литературой по палеонтологии. Увы, не всегда то, что на витрине, отвечает тому, что в магазине. И дело совсем не в том, кто взялся за перо/клавиатуру — некто, получающий зарплату в научном учреждении, или человек со стороны. Скажем, лучшую популярную книгу по антропологии на русском языке («Ищу предка») написал Натан Эйдельман — специалист по истории России конца XVIII — начала XIX веков. Произведение получилось и познавательное, и захватывающее, и с хорошей долей юмора. Ведь чтобы шутить на научные темы, нужно быть в теме. И в предмет автор погрузился со всей скрупулезностью профессионального историка, прекрасно понимая главную задачу популяризатора — перелопатить груду научных статей и изложить суть новейших открытий и современных исследовательских методов, а также растолковать, почему ученые склоняются к тому или другому выводу, на понятном читателю языке.

Вряд ли такому замечательному популяризатору, как Натан Эйдельман, пришла бы в голову мысль создать книгу, опираясь лишь на куцые заметки по антропологии в «Известиях» или «Литературной газете». А вот современные авторы не гнушаются списывать из «Википедии», разбавляя этот плод коллективного отсутствия разума собственными ляпами и не проверив даже, а кто на самом деле скрывается за взятыми оттуда латинскими названиями. Доходит до полного абсурда, когда в соседних абзацах один и тот же ископаемый организм приводится как пример существования двух совершенно разных типов животных. Тупо списал и даже текст не вычитал.

Вполне справляются с задачами популяризаторов и люди, от науки совсем далекие. Хотя никак нельзя назвать непрофессионалом Антона Нелихова, недавно выпустившего удивительное произведение «Изобретатель парейазавров» (М.: Фитон XXI, 2020). Это не просто научпоп, а своего рода литературный палеобайопик, где палеонтология служит фоном для судьбы ученого (и наоборот). Столь объемная по содержанию книга не получилась бы, если бы ее автор не рылся годами в архивах и не доставал бы (по-хорошему) всех, кто хоть что-то мог поведать о личности героя — Владимира Амалицкого — и о его научном наследстве.

Да, настоящая популярная литература — это всегда настоящее исследование.

К таким произведениям можно отнести и «Динозавры против млекопитающих» журналиста и историка Юрия Угольникова. Во-первых, ее можно читать: она написана хорошим литературным языком, а не междометиями, перемежающимися с латынью. Пользоваться словами тоже надо уметь или хотя бы к этому стремиться. Во-вторых, список первоисточников (научных, а не википедийных) не просто так приводится: автор их действительно осмыслил и представил свое видение захватывающего примерно 220-миллионлетнего соперничества млекопитающих и динозавров. (Не будем забывать, что современные птицы — прямые продолжатели дела последних.)

Показатель добротной популярной литературы — это прежде всего способность удивить читателя новыми и необычными фактами, собранными в единую сюжетную линию. И с этим автор достаточно успешно справляется, обсуждая, насколько непростыми путями проходила эволюция динозавров и млекопитающих и насколько разные девиации сюжета наблюдались. Даже на ноги и в прямом, и в переносном смысле встать (расположить конечности в парасагиттальном положении — удобном для быстрого и дальнего перемещения крупного тела) и тем, и другим оказалось весьма непросто. Еще сложнее оказалось взлететь, но динозавры, причем очень необычными способами, справились и с этой задачей. (Вот здесь речь идет именно о динозаврах в узком смысле.) И это, наверное, были не самые большие эволюционные проблемы: куда как труднее оказалось наладить интенсивный обмен веществ и регуляцию температуры тела, что отдельные группы динозавров (не говоря уж о млекопитающих) тоже приспособились осуществлять каждая по-своему. А из этого проистекает колоссальная разница в покровных структурах и особенностях выведения и «воспитания» потомства.

Конечно, речь в книге идет не только о динозаврах и млекопитающих (название — это прежде всего издательский маркетинговый ход), но о самых разных животных и растениях мезозойской эры, об их непростых взаимоотношениях и о сообществах, в которых эти взаимоотношения проявлялись.

Рисунок из обсуждаемой книги. Художник Олег Добровольский
Рисунок из обсуждаемой книги. Художник Олег Добровольский

Может быть, кому-то покажется излишним обилие латинских названий, но времена, когда можно было обойтись дежурной триадой: диплодок–трицератопс–тираннозавр, — давно прошли. Только динозавров уже описано около двух тысяч видов, и в большинстве все они разные. Кроме того, скажем, родовое название рогатого грызуна Ceratogaulus только по правилам можно транслитерировать несколькими способами: цератогавл, кератогавлус, цератогаулус… И если не привести в скобках исходное слово, попробуй догадаться, об одном звере идет речь или о нескольких. Без научной латыни в палеонтологическом повествовании теперь никак не обойтись. Другой вопрос: зачем тот или иной автор ее приводит? Если просто перечисляет в строчку или в столбик десяток имен, чтобы показать, что умеет грамотно списывать (и, как правило, тут же прокалывается: списывает с ошибками), то это бессмысленная трата свободного пространства в не очень-то дешевом издании. Угольников приводит латынь оправданно: каждое существо в повествовании — гость отнюдь не случайный, и о каждом сказано, почему именно он появился на этих страницах, будь то слоноподобный дицинодонт лисовиция, гребенчатый ящер зауролоф или полуводная протоблоха заврофтир.

Наверное, не всем понравятся рисунки. Однако открою небольшой авторско-издательский секрет: хотите много красивых иллюстраций (хотя бы черно-белых фотографий) — ищите спонсора или вкладывайтесь сами, иначе ни одно российское издательство выпускать книгу не возьмется. Просто чтобы не вылететь в трубу. (Зарубежные издательства такое себе позволить могут, но в тех странах, где развита экономика.) Так что забавный примитивизм в стилистике советской серии «Эврика», в которой как раз печатался Эйдельман, вполне себя оправдывает. Получился приятный изобразительный ряд, который иллюстрирует идеи автора. Художник Олег Добровольский — по совместительству еще и создатель замечательных сказочных мультиков.

Рисунок из обсуждаемой книги. Художник Олег Добровольский
Рисунок из обсуждаемой книги. Художник Олег Добровольский

Каких-то блох (или протоблох?) в большом тексте опытный глаз, конечно, может углядеть. Альфред Вегенер записан в «дилетанты» от геологии, коим он никак не был. В «Происхождении континентов и океанов» пять из десяти глав отводятся разным доказательствам движения континентов, и одну из самых важных — «Палеоклиматические аргументы» — в начале прошлого века мог написать только профессиональный гляциолог и метеоролог, кем и был Вегенер. Если бы хвост у спинозавра служил противовесом (как у завроподов или тираннозаврид), то он никак не мог бы волочиться по земле. Пингвины приобрели «фрачный» вид, потому что при расположении пигментных телец в перьях, повышающем обтекаемость тела, перья из бурых (как у ранних форм) становятся черными. Богатство видов и продуктивность (иначе говоря, биомасса) биоты — далеко не одно и то же, а, наоборот, почти что взаимоисключающие понятия. Век дурофагов (любителей шаурмы, обернутой в шифер), если взять, к примеру, скатов, мог быть совсем не так короток: по меньшей мере 175 млн лет. А мезозойская эра, хотя и была в среднем теплее палеозойской или кайнозойской, но, учитывая ее значительную (185 млн лет) длительность, — весьма разной по температурным показателям. Например, юрский период стал одним из самых холодных за все три фанерозойские эры (последние 540 млн лет), когда по крайней мере сезонные ледовые покровы опускались до широты 60°. Редкость следов оледенений, как в каменноугольных отложениях (обилие которых мастерски использовал Вегенер для доказательства своей теории), связано с почти полным отсутствием континентов с мелководными морями в приполярных областях, а отнюдь не с отсутствием самих льдов. (Хорошее обобщение на эту тему можно посмотреть здесь: [1]). Впрочем, подобные небольшие помехи для чтения реакцию отторжения не вызывают и легко поправимы при следующих изданиях.

Так что читайте, знакомьтесь с палеонтологией и ее необычными персонажами.

Андрей Журавлёв, докт. биол. наук

1. B.J.W. Mills et al. 2021, Spatial continuous integration of Phanerozoic global biogeochemistry and climate, Gondwana Research, DOI: 10.1016/j.gr.2021.02.011

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

См. также:

Подписаться
Уведомление о
guest
4 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
mhorn
29 дней(-я) назад

«Например, юрский период стал одним из самых холодных за все три фанерозойские эры (последние 540 млн лет), когда по крайней мере сезонные ледовые покровы опускались до широты 60°»

  • это не так. Такие странные результаты получились в результате моделирования, но модель эта очень плохо согласуется с геологическими данными. Собственно, и сами авторы цитируемой статьи пишут «For the Triassic-Jurassic, the model ….has a significantly lower surface temperature and much more ice than is evident in the geological record«. И это так — никаких следов оледенений в юре нет

«Редкость следов оледенений, как в каменноугольных отложениях (обилие которых мастерски использовал Вегенер для доказательства своей теории), связано с почти полным отсутствием континентов с мелководными морями в приполярных областях, а отнюдь не с отсутствием самих льдов.»

  • В юре с мелководными морями в приполярных широтах Северного полушария было всё отлично, север Восточной Сибири и прилегающие районы Северо-Востока располагались в палеоширотах между 75 и 87 градусами. А следов оледенений при этом нет, максимум — иногда присутствуют редкие дропстоуны, и это всё. Ни морен, ни следов пропашек дна айсбергами. Да и фауна и флора явно были не в курсе «оледенения»
Alex
Alex
28 дней(-я) назад
В ответ на:  mhorn

Если они присутствуют, то этому должны быть какие-то причины?

mhorn
28 дней(-я) назад
В ответ на:  Alex

Кто «они»?

Alex
Alex
28 дней(-я) назад

А вот кстати, почему бы не русифицировать новые названия, хотя бы крупных клад? Наподобие земноводных, пресмыкающихся и млекопитающих. Это устранило бы разночтения, и читать стало бы легче.

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (2 оценок, среднее: 3,00 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: