Выборы по накатанной колее

Сергей Шпилькин
Сергей Шпилькин

Девятнадцатого сентября 2021 года прошли выборы депутатов Государственной думы Российской Федерации восьмого созыва. Половина состава думы (225 депутатов) избиралась по пропорциональной системе в федеральном избирательном округе, еще 225 депутатов — по одномандатным округам. По итогам голосования по пропорциональной системе 5-процентный барьер преодолели пять партий: «Единая Россия», КПРФ, ЛДПР, «Справедливая Россия — За правду» и «Новые люди». Правящая «Единая Россия» официально получила 49,82% голосов по пропорциональной системе и 198 мест по одномандатным округам.

Чтобы понять, как был достигнут этот результат, построим стандартные диаграммы по результатам выборов по пропорциональной системе на избирательных участках (рис. 1). На момент написания статьи были собраны полные данные выборов, охватывающие 96 325 избирательных участков и 109 204 622 зарегистрированных избирателя, что совпадает с численностью избирателей в итоговом протоколе выборов.

Рис. 1. Слева: гистограмма числа голосов за партии (в млн голосов) в зависимости от итоговой явки на участках, по интервалам явки 1%. Тонкая серая линия — гистограмма голосов за все партии, кроме ЕР, подогнанная коэффициентом к начальному участку гистограммы голосов ЕР. Заштрихованная площадь соответствует количеству голосов в предположении, что «кометный хвост» на правой диаграмме образован добавлением бюллетеней за правящую партию. Справа: диаграмма рассеяния в координатах «явка — результаты партий» по избирательным участкам. Каждому избирательному участку соответствует шесть точек: результаты пяти прошедших партий и суммарный результат партий, не преодолевших 5-процентный барьер, плюс недействительные бюллетени. Высокий пик в левой части на явке ~96% обусловлен немногочисленными гигантскими «участками» дистанционного электронного голосования, насчитывающими от 20 до более чем 150 тыс. избирателей.
Рис. 1. Слева: гистограмма числа голосов за партии (в млн голосов) в зависимости от итоговой явки на участках, по интервалам явки 1%. Тонкая серая линия — гистограмма голосов за все партии, кроме ЕР, подогнанная коэффициентом к начальному участку гистограммы голосов ЕР. Заштрихованная площадь соответствует количеству голосов в предположении, что «кометный хвост» на правой диаграмме образован добавлением бюллетеней за правящую партию.
Справа: диаграмма рассеяния в координатах «явка — результаты партий» по избирательным участкам. Каждому избирательному участку соответствует шесть точек: результаты пяти прошедших партий и суммарный результат партий, не преодолевших 5-процентный барьер, плюс недействительные бюллетени.
Высокий пик в левой части на явке ~96% обусловлен немногочисленными гигантскими «участками» дистанционного электронного голосования, насчитывающими от 20 до более чем 150 тыс. избирателей.

Полученная картина мало отличается от того, что мы наблюдали на думских и президентских выборах начиная с 2007 года, когда автор этой статьи впервые заинтересовался выборными данными. В координатах «явка — результат» мы всё так же видим плотное «ядро» участков, с центральной явкой около 38% и результатом ЕР около 31%, и рассеянный «хвост», уходящий вправо и вверх в сторону высоких явок и высоких результатов ЕР. Как показывает прошлый опыт наблюдения «на земле» и по видео, участки «хвоста» — это в подавляющем большинстве случаев участки с фальсифицированными результатами: добавление голосов за административного кандидата (путем физического вброса бюллетеней в урны или просто приписывания лишних голосов в протоколе) смещает избирательные участки из области «ядра» вправо и одновременно повышает процентный результат админкандидата и снижает результаты его соперников, поэтому зеленый «хвост» ЕР тянется вправо вверх, а «хвосты» прочих партий, соответствующие их результатам на фальсифицированных участках, уходят вправо вниз. Зеленые пунктирные линии справа соответствуют официальной явке (около 52%) и официальному результату ЕР (чуть менее 50%) по стране. Примечательно, что пересечение этих линий попадает «в молоко»: участков с явкой и результатами, близкими к официальному итогу, очень мало.

Принимая, что «хвост» распределений соответствует фальсифицированным участкам, мы можем оценить реальную явку и результат ЕР на нефальсифицированных участках двумя способами: как центр наиболее плотного кластера участков на диаграмме рассеяния справа (тонкий эллипс на диаграмме охватывает такой кластер, содержащий половину избирателей) и путем вычисления «аномальной» части распределения голосов по явке на левой диаграмме: в предположении, что все фальсификации сводятся к добавлению голосов за админкандидата, общее количество добавленных голосов соответствует заштрихованной площади между графиком фактического распределения голосов за административного кандидата и графиком распределения голосов за прочих кандидатов, подогнанным масштабным коэффициентом к графику админкандидата на начальном участке [1]. Оба способа оценки дают сходные результаты: 38% для явки и 31% для результата ЕР по положению кластера и 38,7% для явки и 33% для результата ЕР по распределению голосов (вторая оценка закономерно несколько выше, поскольку в ней в честную «базу» включаются в том числе участки с обычной явкой и высоким результатом ЕР, соответствующие части рассеянного «хвоста» непосредственно над основным ядром на правой диаграмме). Количество «аномальных» (вброшенных) голосов за ЕР оказывается равным 14 млн — ровно половине от 28 млн, официально полученных правящей партией.

Этот результат одновременно и нов, и не нов. Реальная явка в 38% — это повторение антирекорда, установленного на думских выборах 2016 года; реальный результат ЕР в 32% (беря среднее от двух оценок) — повторение антирекорда думских выборов 2011 года. С другой стороны, сочетание рекордно низкой явки и рекордно низкого результата означает, что никогда ЕР не получала так мало реальных голосов при голосовании по федеральному списку (14 млн). Кроме того, впервые за историю федеральных голосований количество фальсифицированных голосов достигло половины от официального (предыдущий рекорд 2011 года — 45%). С третьей стороны, показатель в 14 млн фальсифицированных голосов мало отличается от объема фальсификаций для других федеральных кампаний начиная с 2007 года (см. рис. 2) и, похоже, представляет собой предел возможностей административного ресурса в нынешней системе; существенно большее значение было достигнуто лишь один раз, в экстраординарных условиях конституционного голосования 2020 года.

Рис. 2. Количество аномальных голосов за административного кандидата (млн) на федеральных голосованиях
Рис. 2. Количество аномальных голосов за административного кандидата (млн) на федеральных голосованиях

Главная «статистическая новинка» нынешнего голосования — значительное ослабление «пилы Чурова» — тенденции к концентрации участков на «красивых» (кратных 5%) значениях явки и результата. На левой панели диаграммы всё еще заметны зубцы на явках 50%, 60%, 70%, 75%, 80%, но в целом величина «пилы» значительно уменьшилась. Возможно, сыграл роль переход к трехдневному голосованию, которое избавило фальсификаторов от необходимости изображать нужный результат в стрессовых условиях.

И традиционный заключительный пункт послевыборного анализа: «восстановление» результатов голосования по партийным спискам, которые получились бы в отсутствие фальсификаций.

Если вычесть «аномальные» голоса из голосов ЕР и количества проголосовавших, список партий, проходящих 5-процентный барьер при голосовании по пропорциональной системе, остается прежним, а их результаты меняются следующим образом (глядя на эти цифры, надо учитывать, что голосование по пропорциональной системе — это лишь половина парламентских мест, а доминирование ЕР в одномандатных округах достигнуто не столько фальсификациями, хотя без них, безусловно, не обошлось, сколько недопуском сильных соперников):

Официальный результат Без фальсификаций
Явка 51,7% 38,7%
Единая Россия 49,8% 32,9%
КПРФ 18,9% 25,3%
ЛДПР 7,5% 10,1%
Справедливая Россия — За правду 7,5% 10,0%
Новые люди 5,3% 7,1%

Сергей Шпилькин

1. Сергей Шпилькин. Статистическое исследование результатов российских выборов 2007–2009 гг. // ТрВ-Наука № 40 от 27 октября 2009 года.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

См. также:

Подписаться
Уведомление о
guest
8 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Олег
Олег
22 дней(-я) назад

А что по поводу электронного голосования, особенно в Москве? Я всё ждал, что будет исследование именно этого «феномена»…

рабочий
рабочий
20 дней(-я) назад
В ответ на:  Олег

Вы не доверяете электронам?

Олег
Олег
20 дней(-я) назад
В ответ на:  рабочий

Ну… не во всём.

Е.Т.Б.
Е.Т.Б.
17 дней(-я) назад
В ответ на:  Олег

Г-н Венедиктов дал ответ на этот вопрос. И это даже не касаемо ЕР

Пал Палыч
Пал Палыч
19 дней(-я) назад

Как-то мне не хватает такого же анализа последних выборов в США…
Или там всё настолько плохо, что и анализировать нечего?

Максим
Максим
16 дней(-я) назад
В ответ на:  Пал Палыч

Это другое. Святое.

Denny2
Denny2
12 дней(-я) назад
В ответ на:  Пал Палыч

Поддерживаю. Выводы о масштабах фальсификаций базируются на сравнении результатов российских выборов с некой идеализированной моделью. Хорошо бы проверить валидность модели. Делается это путем сравнения модели с результатами выборов в странах, где мы априори склонны доверять избирательной системе.

01.01.09
01.01.09
12 дней(-я) назад

Кстати, в институте Зеленского через два года тоже выборы…

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (11 оценок, среднее: 4,27 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: