Текст как DATA, или О чем говорят текстологи

Ольга Ермакова
Ольга Ермакова

Завершая учебный год, в формате Zoom прошла Ежегодная международная конференция «Текст как DATA». Она была посвящена памяти Николая Алексеевича Богомолова, одного из ведущих ученых-текстологов России, который в прошлом году открывал конференцию молодых исследователей. В этом году конференция началась с необычного знакомства: ее участниками стали не только молодые ученые из четырех стран — России, Англии, Италии и Германии, — но и международные эксперты Кат­риона Келли, Наталья Корниенко, Дарья Московская, Йорг Шульте, Мария Михайлова, Анна Сергеева-Клятис, Рита Джулиани. В качестве группы поддержки, отстаивающей право молодых на парадоксальные идеи и «энергию заблуждения», выступили организаторы конференции Елена Пенская и Любовь Хачатурян.

Одним из первых приветствовал участников издатель и публицист Борис Куприянов. По его мнению, текстологи XXI века «стоят на пороге грандиозных открытий, ничуть не меньших, чем полет человека в космос».

Рассказываем, как рукописи связаны с проблемами феминизма, что потеряла и приобрела тайная жизнь текста и как исследовать документы, созданные в формате doc.

Солнечная система

Разговор о космосе лучше начинать с солнечной системы. В нашем случае система — это цифровая текстология. Эта область занимается поиском и исследованием рукописных текстов, которые размещают и изучают в Интернете. «Планеты», где существует жизнь цифровой текстологии, это цифровые архивы — сайты, на которых собраны рукописи одного или нескольких авторов: «Автограф. ХХ век»«Рукописи.ИМЛИ»Pushkin Digital и многие другие. Как правило, рукописи объединены общей темой или одним автором. Космос цифровой текстологии пока изучен мало, но в него уже начинают путешествие молодые ученые-филологи. Они своеобразные первопроходцы в этой области, которые ищут и размещают цифровые рукописи на сайте, а также учатся справляться с новыми вызовами.

Цифровая реальность, которая позволяет ученым преодолевать пространство и время, стала практически «родной» не только для самой конференции, которая уже второй раз проходит онлайн, но и для современных исследователей. Гость и эксперт конференции Фёкла Толстая дала ученым повод поразмышлять над тем, как важно создать систему, которая сможет обеспечить интеграцию между разными текстологическими проектами. С одной стороны, это поможет создать обмен опытом в способах оцифровки, поиска и расшифровки рукописей между цифровыми текстологами. С другой, создаст единый кластер мировых цифровых архивов, и тогда пользователь или ученый сможет просматривать одновременно несколько автографов, оставаясь на одном сайте. Более того, единый стандарт позволит и бережнее хранить и защищать рукописи от цифровых угроз: вирусов или технических неполадок. Ведь в текстологии, как и в любой науке, важно выстраивать не только вертикальные, но и горизонтальные связи, которые помогли бы расширить поле исследований и открыть новые возможности для ученых. Но здесь ученые-текстологи и все, кто работает с электронными рукописями, сталкиваются с новой дилеммой. Если архивы должны работать в сотрудничестве, то их необходимо унифицировать, привести к определенным стандартам. Но не станет ли такая мера угрозой индивидуальности цифровых архивов? Не будут ли они лишены уникальности, которой цифровые рукописи наделяет их автор? И потому один из важных вопросов для современных текстологов заключается в том, как организовать взаимодействие между архивами и при этом сохранить их уникальность.

Обратная сторона луны

Первое космическое текстологическое путешествие поднимает вопрос о критике цифровых рукописей. Вопрос об «обратной стороне» цифрового архива поднял Алексей Козлов из Новосибирского государственного педагогического университета. Электронный архив, действительно, уравнивает центр и периферию, помогая ученым из разных точек планеты. Больше не нужно брать командировки, переезжать в другой город, чтобы познакомиться с рукописями писателя. Но текст — уникальный артефакт, судьба которого зависит от технологий. Первое инновационное изменение произошло, когда Гуттенберг изобрел печатный станок и круг читателей расширился. Второе изменение — изобретение цифровой среды, так называемая постгуттенберговская эпоха. Сейчас тексты воспроизводимы как никогда раньше: их можно не только переписывать, но и публиковать в Сети в виде файлов и изображений. И здесь как раз открывается «обратная сторона» цифрового архива, ведь человеку, который впервые столкнулся с автографом, придется исследовать этот мир «наощупь», не зная методики анализа рукописного текста. Текстологи сталкиваются с проблемой неверного прочтения или поверхностной интерпретации рукописного текста, который теперь доступен не только ученым, но и людям профессионально не связанным с филологией. Общедоступность текстологического знания лишает его элитарности.

Рукописный автограф Владимира Маяковского (majakovskiy.literature-archive.ru/ru)
Рукописный автограф Владимира Маяковского (majakovskiy.literature-archive.ru/ru)

Важной проблемой, которую также отметил Алексей Козлов, стала и вероятность полной потери интереса к рукописям. Изобилие автографов в открытом доступе может просто свести интерес ученых на нет. Ведь рукопись, попадая в Интернет, теряет свою уникальность, а именно она являлась своеобразной силой притяжения для многих исследователей-текстологов.

Во время доклада участники конференции обратились к порталу «Автограф. ХХ век», рассмотрев страницу Владимира Маяковского. По мнению Алексея Козлова, электронный архив — лишь демоверсия рукописи, позволяющая сделать первые шаги в текстологической работе. Дальнейшее изучение предполагает смену объекта с электронного архива на архив аналоговый. И это стало еще одной «неизведанной» стороной цифровой текстологии, которую еще придется изучить современным ученым.

Неопознанный объект

Неопознанные космические объекты, о которых одновременно боятся и очень хотят говорить ученые, — рукописи в формате doc, то есть те, которые изначально были созданы не на листе бумаги, а в компьютере. Аспирант МГУ Михаил Сапрыкин решил попробовать развить эту тему, рассмотрев рукописи из компьютера поэта Всеволода Некрасова. Оказалось, что рукописи в формате doc исследовать можно. Так, например, компьютерная программа сохраняет историю правок, что дает широкое поле для интерпретации исследователя. Еще один плюс заключается в том, что не возникает сложностей с расшифровкой. Рукопись в формате doc также легко копируется, воспроизводится без ущерба для исходного файла. И, казалось бы, плюсы, связанные с исследованием рукописи, должны подтолкнуть ученых исследовать тот формат текста, который уже при создании существовал в цифре.

У рукописей, существующих в формате doc, есть и очевидные недостатки. Это технические неполадки, которые никак не зависят от человека. Например, компьютерный вирус может удалить часть правок и отображать недостоверные свойства текста. Может устареть и программное обеспечение устройства, на котором была сохранена рукопись. Но главная проблема — восстановить ход авторской правки. Ведь компьютер фиксирует правки, но не фиксирует автора этих правок. И если почерк в каком-то плане «выдает» автора, то печатный текст полностью скрывает следы авторства (за исключением, пожалуй, художественного метода). И подобная особенность рукописей в формате doc — еще один вызов, брошенный текстологам современностью. Так что работа с неизведанным, а именно с рукописью в формате doc, не так уж и запретна. Главное — она требует новых подходов и исследовательского энтузиазма.

Планета Венера

Но говорят текстологи не только о рукописях и потенциале их исследования, но и о проблемах этики. Так, рукопись помогла аспирантке МГУ Тать­яне Левицкой восстановить истоки зарождения феминистской мысли в России. В руках исследовательницы оказался автограф лекции Анны Лухмановой «Проституция и отношение к ней общества». По мнению Лумхановой, в бедственном и печальном положении виноваты не сами проститутки, а те, кто эксплуатирует их труд: «Ниспущены те девушки и женщины, которые не имеют средств для существования». Более того, основной мыслью доклада стало то, что литературный образ проститутки вытеснил проститутку настоящую, и этот образ стали романтизировать.

Тогда, в начале ХХ века, сразу после выступления Лухмановой писатель Короленко выпустил разгромную статью в газете и отметил, что лектор не знакома с творчеством Достоевского и Толстого и стремится унизить, а не оправдать проститутку в глазах общества, которое и так угнетает женщин этой профессии. В дальнейшем читатели воспринимали лекцию Лухмановой именно по этим статьям, и они не смогли правильно оценить основную мысль. Именно рукописи помогли через сто лет восстановить истинный замысел Лухмановой — перейти от литературных аллюзий к реальной проблеме.

Доклад вызвал бурное обсуждение. Предположили, что ситуация вокруг Лухмановой связана с тем, что она занимает срединную позицию, а не радикальную, а общество любит крайности. Мария Штейнман высказала мнение о том, что писательницу не услышали из-за того, что в начале ХХ века «экспертами» в этих вопросах считались только мужчины (или сами проститутки), а Лухманову просто вычеркнули из диалога. Более того, и сейчас в этих вопросах женщин принципиально считают некомпетентными. Так что рукописи помогают не только проводить филологические исследования, но и углубляться в истоки актуальных проблем, в том числе феминизма и новой этики.

Полет в космос для участников конференции состоялся. Будем надеяться, что космос текстологической науки молодые исследователи освоят быстро, и путешествовать в мир цифровых рукописей будут всё больше филологов и всех, кто интересуется гуманитарными науками.

Ольга Ермакова, студентка 3-го курса
факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ ВШЭ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

См. также:

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: