Свобода просветительства: отступать некуда

На акцию протеста против антипросветительского закона и подзаконных актов возле главного здания МГУ, состоявшуюся в воскресенье 16 мая 2021 года, увы, пришло не так много людей, как бы хотелось организаторам. Лишь несколько сотен человек нашли время и силы собраться у стен университета в прекрасный солнечный день.

Да и сами организаторы представляли два, порой противоположных, вектора. Депутат от Валерий Рашкин и его коллеги явно рассматривали как предвыборное. В свою очередь, многим просветителям совсем не нравилось выступать под красными знаменами КПРФ. Еще одной точкой разногласий был пункт резолюции встречи, касающийся иноагентов.

Ораторам выступать было очень сложно как из-за постоянных провокаций со стороны представителей Национально-освободительного движения (НОД), так и из-за окруживших акцию полиции и автозаков. Сотрудники полиции хватали не только провокаторов, но и тех, кто им пытался помешать.

Несмотря на это, выступавшим удалось представить главные тезисы против антипросветительского регулирования.

Провокатор в голубой рубашке из НОД, перебивавший ораторов, и окружившие его живым кольцом активисты.

Михаил Лобанов, преподаватель мехмата МГУ, еще раз напомнил, что важны не столько принятые в законе нормы, сколько их правоприменение, и необходимо внимательно следить за подзаконными актами. По его мнению, авторы документа специально выложили проект постановления правительства в конце апреля, чтобы тот остался незамеченным и настоящего обсуждения из-за майских праздников не состоялось. «Но мы с вами были к этому готовы… У этого проекта не нашлось ни одного защитника! Мне кажется, что даже те 60–70 лайков против 25 тысяч дизлайков, которые стояли на сайте regulation.gov.ru, были поставлены по ошибке».

 (проект «Кот Шрёдингера») обратился к провокаторам со словами: «Пожалуйста, не заставляйте меня включать учителя младших классов». Он призвал улыбнуться и помахать друг другу. В этот момент к нему пытался пробраться провокатор в костюме Чебурашки. Образовалась потасовка. Лжегерой мультфильма вскорости оказался в автозаке. Григорий обратил внимание людей на психическое нездоровье депутатов, ведь им везде мерещатся иностранные агенты: под кустами, в метро, в школьных учебниках.

«Меня также беспокоит потеря связи с реальностью. Смотрите, против закона подписалось 25 тысяч человек. Неужели это не повод задуматься? И потеря связи с реальностью— это тоже не из области политики, а из области здоровья… И третье. Отсутствие чувства самосохранения. Ну какого черта нужно было возбуждать такое количество ученых, преподавателей, неполитизированных журналистов, зачем надо было нас вытаскивать на улицы, особенно перед выборами? И перед выборами мы будем хорошо помнить, какая фракция этот проект внесла и какая фракция с ним боролась, — при всей моей нелюбви к коммунистам. И кто как голосовал, мы заметили. Бороться с иностранными агентами — это бред и паранойя», — отметил Григорий.

Сергею Попову, профессору РАН, пришлось на себе почувствовать провокацию. В разгар его выступления какой-то молодой человек выхватил у него микрофон и умчался в толпу. За ним погнался депутат Мосгордумы Павел Тарасов и схватил злоумышленника. В итоге обоих полиция отвела в автозак. К чести организаторов надо сказать, что они были к этому готовы — тут же подсоединили новый микрофон и довольно быстро реагировали на действия провокаторов, создавая вокруг них живые щиты и отодвигая их от спикеров.

Сергей Попов

Приведем выступление С. Попова:

«Я хочу сказать, что просветительская деятельность — деятельность очень творческая. Причем творческая не только и не столько для тех, кто ею занимается (т. е. лекторов, создателей видео, авторов книг или статей), а творческая для тех, кто это слушает, смотрит, читает. Она творческая в нескольких аспектах. Во-первых, это выбор информации. Информации вокруг очень много, и это хорошо. Для творческого человека плохо, если выбора нет. И вторая составная часть творчества читающего книги, слушающего лекции — это укладывание в голове того, что узнал, и понимание чего-то нового, раздвигание этих границ.

Постановление, к счастью, отозвано для переработки — мы посмотрим, как оно будет перерабатываться; можно надеяться, что с участием экспертов. Спасибо всем, кто помогает доносить мысль о том, что экспертов надо слушать. Эти поправки имеют своей целью некую монополизацию просветительской деятельности государством. И это действительно, объективно плохо. Потому что любая творческая деятельность, попадая в очень узкие идеологические или какие-то еще рамки, сразу становится более бедной. Слушатели, читатели или зрители выбирают… (На этих словах у Сергея вырывают микрофон… Валерий Рашкин просит организаторов охранять микрофон. Сергей продолжает.) Соответственно, я хотел бы завершить свое выступление утверждением, что нуждается в свободе мысли, свободе слова, и поэтому мы выступаем за то, чтобы эта деятельность была максимально доступна всем гражданам России. Свобода слова гарантируется Конституцией РФ, и мы надеемся, что просветительское движение, набравшее в нашей стране большую популярность, будет продолжаться».

На нашем сайте и в соцсетях вы можете увидеть видеозаписи некоторых из вышеприведенных выступлений, а также выступлений Всеволода Луховицкого (профсоюз «Учитель»), Евгения Насырова (проект «Лаба») и Павла Кудюкина (профсоюз «Университетская солидарность»).

Михаил Гельфанд

В заключение приведем выступление Михаила Гельфанда, зам. главного редактора ТрВ-Наука:

«Надо сказать, что организаторам этого законопроекта удалось сделать две совершенно удивительные вещи. Первая — хорошая, потому что люди, которые занимаются просветительством, всегда задавали себе вопрос: „А кому это нужно? Это действительно интересно широкому кругу людей или тем ста человекам, которые постоянно ходят на наши лекции?“ И теперь мы понимаем, что да, это нужно. Петицию на Change.org, автором которой был Сергей Попов, подписало 300 тысяч человек, и 25 тысяч не поленились оставить отрицательный отзыв на проект постановления правительства РФ на сайте regulation.gov.ru — и это на самом деле для людей, занимающихся просветительством, вещь очень серьезная. Такую поддержку очень полезно и приятно чувствовать. А вторая вещь — что им удалось кучу приличных людей загнать на коммунистический митинг. (Смех, аплодисменты.)

Я должен сказать, что планировалось не так. Планировалось, что это будет не часть предвыборной кампании уважаемых депутатов, а действительно обсуждение, посвященное конкретно этому закону. Но уже „что выросло, то выросло“. Я давно не выступал под красными флагами, начиная с площади Сахарова в 2012 году. Вот такое дежавю получилось. Спасибо (в адрес депутата В. Рашкина).

Коллеги уже говорили про конкретные проблемы и дефекты этого закона и проекта постановления, я хотел бы сказать про несколько вещей, которые упускаются. Во-первых, эти меры выросли не сами по себе, это часть некоторой кампании. Если вы заметили, то общество „Знание“ вытащили из некоторого сундука, отряхнули с него пыль, моль и всякие ошметки и теперь пытаются реанимировать путем назначения господина Кириенко на должность председателя наблюдательного совета этого общества. То есть теперь у нас будет министерство просветительства, и становится понятно, куда мы будем ходить за разрешениями, лицензиями и всеми прочими бумажками.

А во-вторых, если мы говорим про конкретный законопроект, то его критиковали за расплывчатость. На самом деле, конечно, это „не баг, а фича“. Как закон, так и проект постановления специально написаны так, чтобы можно было кого угодно прихватить за нарушение чего угодно. И это придумано не ради физиков и биологов, которые здесь пытаются отбиваться. Конечно, это придумано ради историков, обществоведов, людей, которые рассказывают про историю нашей страны, и это не всегда так, как хотелось бы разным политическим деятелям, включая тех, которые стоят справа от меня (отсылка к В. Рашкину).

Помимо той расплывчатости, которая имеется и в законе, и в проекте постановления, первое, по кому это ударяет, — по кому угодно, кого надо выдрать. Второе, — видимо, это та вещь, которую люди недооценивают, — это полностью убьет просветительство не в столицах, а в малых городах и в областных центрах. Там есть небольшие кружки: они организовывают лектории, они приглашают интересных людей, они действительно занимаются просветительством, но у них нет своих помещений. Они вынуждены арендовать или как-то договариваться со школами, библиотеками, иногда университетами, и это убьется полностью, потому что каждый директор библиотеки будет бояться: как бы чего не вышло.

Но это постановление правительства также очень конкретно. Про это коллеги — и Сергей Попов, и Григорий Тарасевич — уже говорили: этот пункт про иностранных агентов туда внед­рен совершенно сознательно. И вообще история с этим законом очень похожа на историю поправок об иностранных агентах. Это тоже поправки в существующий закон, а не самостоятельный законодательный акт. Это тоже начиналось с того, что говорили: «Ну, ничего страшного, напишете пару лишних бумажек, но зато мы будем знать, что в стране происходит». И это тоже постепенно расширяется, и в данном случае быстрее (в случае закона об иноагентах — медленнее), захватывая всё новые и новые сферы. Я напомню, что одной из первых жертв закона об иноагентах стал просветительский фонд „Династия“, организованный Дмитрием Борисовичем Зиминым. Иностранным агентом объявили фонд, который на личные деньги Зимина поднимал, начинал и открывал просветительскую деятельность в России, и он оказался разрушен.

Поэтому я прошу: в первоначальном тексте резолюции нашей встречи с депутатом был пункт о том, чтобы исключить из проекта постановления правительства пункт об ино­агентах. Уважаемые коллеги из этот пункт из проекта резолюции сняли. Я догадываюсь почему: потому что фракция КПРФ в значительном количестве голосовала за принятие этих поправок об иностранных агентах. Тем не менее я прошу решением встречи, решением участвующих потребовать этот пункт обратно внести. (Слышатся голоса: «Да!» — и бурные аплодисменты. «Вы услышали? Правда? — спрашивает М. Гельфанд у В. Рашкина. — Спасибо большое».)

И это последнее, что я хотел сказать. Но есть фраза, которой я всегда заканчиваю все по поводу этого закона. Его автор сенатор Андрей Климов — трус и ничтожество, он боится встретиться со мной в прямом эфире. (Аплодисменты.) 

 

Тезисы некоторых выступивших на встрече у МГУ, присланные в редакцию:

Павел Кудюкин (профсоюз «Университетская солидарность»):

Навязываемые нам нормы о регулировании просветительской деятельности не просто пытаются ввести запрещённую конституцией предварительную цензуру. Они вообще крайне ограничивают общественную деятельность как таковую. Значительная часть деятельности политических партий, профсоюзов, других общественных объединений и НКО — именно просвещение. Ограничения просветительской деятельности — это удар по демократии.

Не случайно поправки в закон «Об образовании» и проект постановления правительства привели на нашу встречу представителей самых разных политических взглядов. Власти своими «гениальными» действиями заставляет нас всез заключить «великое водяное перемирие». Мы — коммунисты, социалисты, демократы, либералы, даже часть националистов — можем найти здесь точки соприкосновения и выступить единым фронтом.

Стратегической целью, конечно же, должна быть полная отмена юридической новеллы о регулировании просветительской деятельности — улучшить её невозможно. И не надо обольщаться, что правительство отозвало проект постановления для доработки — маловероятно, что он станет лучше по существу. Наша задача — не допустить принятия конкретизирующих подзаконных актов как таковых. Без них рамочная норма закона останется «мёртвой». В противном же случае мы столкнёмся с нарастанием репрессивных актов. Сначала введут конкретные нормы о порядке осуществления просветительской деятельности. А поскольку многие не будут их выполнять (кто-то — сознательно, кто-то — из противоречивости и невнятности норма), то неизбежно появится соблазн ввести ответственность за «нарушения». Сначала — административную, а там, глядишь, и уголовную. Например, при неоднократных административных взысканиях.

Эту репрессивную логику может переломить только общественное сопротивление.

 

Всеволод Луховицкий (профсоюз «Учитель»):

Во-первых, я считаю, что все наши письма и обращения ничего не дадут. Постановление будет принято, и нам надо думать, как мы будем себя вести в этой ситуации.
Во-вторых, с нового учебного года тысячи детей ощутят последствия принятия этого Постановления. В школах резко сократится количество бесплатных кружков (многие ученые занимаются с детьми на волонтерских началах), предметных школ (типа ЛЭШ, ЛЛШ и проч.). Запреты ударят и по классической воспитательной работе: как пригласить в школу выпускников, чтобы ни рассказали о своих вузах? как встретиться с ветеранами (вряд ли они будут проходить медосмотры и подписывать договоры)?
В-третьих, это приведет к монополизации повышения квалификации педагогов и к сокращению авторских курсов и программ. Мне как автору нужно много работать с учителями, апробирующими мой курс, — теперь это будет связано с большой бюрократической возней.
Что мы можем делать в такой ситуации? Говорить об этом честно с родителями и детьми — прямо на торжественных линейках 1 сентября. Отказываться от соблюдения этих правил: если директор школы заинтересован в нас, пусть принимает лекторов на их условиях. Студентам и преподавателям, — бастовать, если руководство вуза не захочет заключать договоры, предоставлять площадки для просветительской деятельности.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

См. также:

Подписаться
Уведомление о
guest
1 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Василий Кушпиль
Василий Кушпиль
3 месяцев(-а) назад

Просветительство или иначе обучение уже состоявшейся в личностном плане части популяции не просто Важно, а Жизненно Необходимо для технической цивилизации. Невежество во все времена приводило к разделению общества, к оскудению популяции талантливыми индивидами к полному контролю такого общества самой невежественной его частью. Причины этого прозаичны. Если норма — стремление к Невежеству, или то же самое по сути — превращение науки в ремесло, а не в творчество, то вскоре те кто отличаются стремлением к знанию воспринимаются остальными сначала с опасением, а потом агрессивно.

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (6 оценок, среднее: 4,83 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: