Как хетты трон делили

Начало XIII столетия до н. э. в Хеттской империи ознаменовалось одним очень важным шагом — царь Муваталли II перенес столицу из города Хаттусы на юг, в город Тархунтассу. Что там произошло, известно не вполне точно — дошедшие до нас документы рассказывают об этом невнятно. Историки считают, что перенос нужен был Муваталли, чтобы увеличить контроль за сирийскими границами в ожидании столкновения с Египтом, где правил Рамзес II. Именно в те годы состоялась битва при Кадеше, в которой войска хеттов и египтян так и не сумели победить друг друга, и был заключен первый известный нам в истории человечества мирный договор. Перемещение столицы на юг также защищало хеттов от набегов их вечных врагов с севера, кочевников каска ([1], [2]). Но всё это звучит слишком уж сухо и рационально.

Хеттский мир. Темным выделена изучаемая в настоящее время территория. Рис. Alvise Matessi. degruyter.com
Хеттский мир. Темным выделена изучаемая в настоящее время территория. Рис. Alvise Matessi. degruyter.com

Историк и археолог Итамар Зингер (Itamar Singer) в своих работах ([3], [4], [5]) предлагает другую гипотезу: Муваталли II перенес свою столицу на юг, проводя реформу религии. На вершину хеттского пантеона он поднял свое личное божество, бога грома pihassassiPihassassi — лувийский посессив, обозначающий свет/молнию: притяжательные прилагательные на -assa/i рано стали использоваться в лувийском для передачи значения родительного падежа, то есть это бог грома и молнии. Сейчас уже можно считать доказанным, что лувийский язык, родственный хеттскому (примерно как польский родственен русскому), был родным для хеттских царей последних веков Хеттской империи ([6]), так что пусть вас не удивляет лувийское слово в названии персонального божества хеттского царя.

Итальянский историк Альвизе Матесси (Alvise Matessi) в своей работе о Тархунтассе [7] тоже обращает внимание на слова из «Апологии» царя Хаттусили III (CTH1 81: i 75):

Когда мой брат Муваталли, по слову своего бога, отправился на Нижнюю землю, он оставил Хаттусу. Он взял богов Хатти… и перенес их в город Тархунтассу…”.

Можно ли действия Муваталли назвать религиозной реформой? Хеттов, которых называли «ом тысячи богов», потому что они верили во всех божеств всех завоеванных земель, не должно было всерьез впечатлить возвышение одного из локальных богов до верхних рядов пантеона. Тем более что после смерти Муваталли II столица и боги вернулись в Хаттусу, а локальный культ pihassassi остался в Тархунтассе. Сам Муваталли о планах по реформе религиозного культа говорит в своей «Молитве» (CTH 381). Поздние источники показывают, что именно этот город, название которого происходит от имени бога грома Тархунта, действительно в дальнейшем становится основным центром поклонения богу грома pihassassi ([8], [9]).

Хаттусили, брат Муваталли, по совместительству великий полководец, управлявший хеттским войском во время битвы при Кадеше, после смерти царя низвергнул с трона своего племянника Урхи-Тешшуба, узурпировал хеттский трон и стал именоваться Хаттусили III. Но перед этим надавил на Урхи-Тешшуба, так что тот вернул столицу империи обратно в Хаттусу. Мы видим, что он напрямую утверждает: Муваталли оставил Хаттусу по приказанию своего божества, лишил ее богов. Хаттусили за брата приходится много извиняться — судя по текстам его молитв, Муваталли обидел одну из самых влиятельных хеттских богинь, а именно богиню солнца города Аринна. Возможно, этим обстоятельством Хаттусили оправдывал необходимость узурпации трона, но, как можно будет видеть дальше, судя по всему, так и не смог избавиться от чувства вины перед непосредственными потомками Муваталли.

Место для бога

В «Апологии» Хаттусили говорится, что для новой столицы было выбрано местечко в Нижней земле, то есть на юге Центральной Анатолии, что дает нам некоторый ключ к пониманию, где примерно была расположена Тархунтасса. Почему Муваталли выбрал именно Тархунтассу? Этот город не давал ему специальных преимуществ в плане контроля за египетским войском, — для этого не хуже подходили и другие территории в пределах хеттских владений. Хорошо защищенная Киццуватна занимала не последнее место в религиозных поисках Муваталли, судя по оставленным им памятникам, и прекрасно подходила в качестве точки наблюдения за сирийскими границами. В конце концов, сами истоки поклонения богу грома pihassassi лежали за пределами Нижней Земли ([3], [4]). Возможно, предполагает Итамар Зингер, выбор был сделан сугубо геометрически, ведь Тархунтасса — самая центральная из южных провинций ([4]).

И здесь мы возвращаемся к прагматическим соображениям относительно причин, побудивших хеттского царя выбрать именно эту территорию: на юге Центральной Анатолии пересекались многие торговые пути, в отличие от более замкнутой на себе Хаттусы. Кроме того, перемещение столицы ослабляло потенциальных соперников Муваталли. А божье благословение, как известно, просто было обязательной частью любых политических заявлений хеттов.

Борьба за трон

После того как Хаттусили III сверг своего племянника, законного царя Урхи-Тешшуба, став фактически узурпатором на хеттском троне, ему было необходимо обезопасить свое правление от прочих детей брата, законных наследников. И здесь произошло то, что можно считать расколом империи: еще один сын Муваталли, Курунта, получил из рук своего дяди Хаттусили трон Тархунтассы. Сама Тархунтасса получает что-то вроде прав на автономность, зафиксированных в дипломатических соглашениях (CTH 106). Описание границ этого царства в договоре между Хаттусили и Курунта позволяют понять, что это царство включало в себя значительную часть южной Коньи, вплоть до Средиземного моря, через центральную часть Таврских гор [10].

Формально оставаясь под влиянием Хаттусы в пределах Хеттской империи, Курунта не стесняется называть себя «Великим царем» (LUGAL.GAL) — этот титул был зарезервирован для правителей Хаттусы. По сути дела, царство было разделено на две части, и прямые наследники Муваталли получили свое. Отзвуки борьбы за влияние на южные территории внутри Хеттской империи отчетливо читаются в «бронзовой табличке» — единственном найденном на данный момент хеттском документе, который записан на бронзе и представляет собой договор между хеттским царем Тудхалией IV (сыном Хаттусили) и Курунтой из Тархунтассы (CTH 106.I). Признавая, что его отец Хаттусили III сверг законного наследника Урхи-Тешшуба и отдавая за это Курунте, сыну Муваталли, право править Тархунтассой, Тудхалия IV описывает, что в случае войны хеттский царь вправе требовать от Курунты, а чего взять не может, — например, только определенное количество воинов, не более сотни, пойдут в битву вместе с хеттами (Bronze Tablet, iii 35–42; [11]; обсуждение границ Тархунтассы см. в [12]). Это свидетельствует о выстраивании договорных отношений практически на равных, не очень похожих на отношения царя и его подданных.

Интересные времена

Что мы знаем о Тархунтассе времен «бронзового коллапса»? В конце II тыс. до н. э., прямо перед закатом Хеттской империи, волнения и бунты заставили последнего царя хеттов Суппилулиуму II ввести войска на территорию Тархунтассы и окрестных земель, о чем мы знаем из иероглифической надписи SÜDBURG (см. обсуждение в [13], [14], [15], [16], [17], [18]). В связи с этим в иероглифических надписях того периода появляется некий Хартапу, объявивший себя «Великим царем, сыном Мурсили» и защищавший свои права на владение юго-восточной частью долины Коньи [19]. Археологические данные показывают, что, в отличие от Хеттской империи, на юге Центральной Анатолии государственность сохранилась — долгое время после «бронзового коллапса» и исчезновения Хаттусы с политической карты Малой Азии на этой территории прослеживаются керамические и иконографические традиции поздней бронзы, и то, что мы знаем о постхеттских городах железного века, позволяет судить, что во время Темных веков на этих территориях в какой-то мере сохранялось прежнее политическое и экономическое устройство.

  1. Bryce, T. 2003. History. Pp. 27–127 in The Luwians, ed. C. Melchert. HdO, I/68. Leiden: Brill.
  2. Bryce, T. 2005. The Kingdom of the Hittites. 2nd ed. New York: Oxford University Press.
  3. Singer, I. 1996. Muwatalli’s Prayer to the Assembly of Gods through the Storm-God of Lightning (CTH 381). Atlanta: American Schools of Oriental Research.
  4. Singer, I. 1998. From Hattuša to Tarhuntašša: Some Thoughts on Muwatalli’s Reign. Pp. 535–541 in Acts of the IIIrd International Congress of Hittitology, Çorum, September 16–22, 1996, ed. S. Alp and A. Suel. Ankara: Uyum Ajans.
  5. Singer, I. 2006. Ships Bound for Lukka: A New Interpretation of the Companion Letters RS94.2530 and RS94.2523. AoF33: 242–261.
  6. И. Якубович. Статус лувийского языка в многонациональной Анатолии бронзового века: опыт социолингвистической реконструкции. Диссертация на соискание ученой степени доктора филологических наук. Москва: МГУ, 2015.
  7. Matessi, A. 2016. The Making of Hittite Imperial Landscapes: Territoriality and Balance of Power in South-Central Anatolia during the Late Bronze Age. Journal of Ancient Near Eastern History, vol. 3: issue 2.
  8. Haas, V. 2004. Geschichte der hethitischen Religion. HdO, I/50. Leiden: Brill.
  9. Taracha, P. 2010. Religions of Second Millennium Anatolia. DBH, 27. Wiesbaden: Harrassowitz Verlag.
  10. Forlanini, M. 2017. South Central: The Lower Land and Tarhuntassa. Pp. 239–252 in Hittite Landscape and Geography, eds. M. Weeden and L. Z. Ullmann. Leiden: Brill.
  11. Otten, H. 1988. Die Bronzetafel aus Boğazköy: Ein Staatsvertrag Tutalijas IV. StBoT Beiheft, 1. Wiesbaden: Harrassowitz Verlag.
  12. Forlanini, M. 1998. L’Anatolia occidentale e gli Hittiti: appunti su alcune recenti scoperte e le loro conseguenze per la geografia storica. SMEA40: 219–253.
  13. Hawkins, J.D. 1995. The Hieroglyphic Inscription of the Sacred Pool Complex at Hattusa. With an Archaeological Introduction by Neve P. StBoT Beiheft, 3. Wiesbaden: Harrassowitz Verlag.
  14. Bryce, T. 2007. The Secession of Taruntašša. Pp. 119–129 in Tabularia Hethaeorum: Hethitologische Beiträge Silvin Košak zum 65. Geburtstag, eds. D. Groddek and M. Zorman. DBH, 25. Wiesbaden: Harrassowitz Verlag.
  15. Yakubovich, I.S. 2008. The Luvian Enemy. Kadmos47: 1–19.
  16. Oreshko, R. 2012. “Studies in Hieroglyphic Luwian: Towards a Philological and Historical Reinterpretation of the SÜDBURG Inscription.” PhD diss. Freien Universität Berlin.
  17. Klinger, J. 2015. Suppiluliuma II. und die Spätphase der hethitischen Archive. Pp. 87–111 in Saeculum: Gedenkschrift für Heinrich Otten anlässlich seines 100. Geburtstags, eds. A. Müller-Karpe, E. Rieken and W. Sommerfeld. StBoT, 58. Wiesbaden: Harrassowitz Verlag.
  18. Payne, A. 2015. Schrift und Schriftlichkeit: Die anatolische Hieroglyphenschrift. Wiesbaden: Harrassowitz Verlag.
  19. Hawkins, J.D. 2000. Corpus of Hieroglyphic Luwian Inscriptions. Vol. 1, Inscriptions of the Iron Ages, Bk. 2, Text: Amuq, Aleppo, Hama, Tabal, Assur Letters, Miscellaneous Seals, Indices. Studies in Indo-European Language and Culture, n. s., 8.1. Berlin: Walter de Gruyter.

1 CTH — Catalogue des Textes Hittites (E. Laroch), каталог хеттских текстов с индексацией по жанрам и сюжетам.

От Красной горы до Черной

Владения великого царя Хартапу

Где физически находился город Тархунтасса, наделавший в конце II тысячелетия столько шума и интриг вокруг локального культа бога грома, мы могли примерно догадываться, исходя из описаний границ в договорах. Но где именно его искать с лопатами, археологи до последнего времени сказать не могли. Это поселение искали на юге Турции, примерно в 35 км от города Караман, в районе двух гор, Черной (Karadağ) и Красной (Kızıldağ).

Карадаг — потухший вулкан высотой более 2 тыс. метров. Кызылдаг находится в 13 км от него, между ними плоская равнина, на фоне которой эти две вершины смотрятся особенно эффектно. Неудивительно, что во все времена, когда в этих местах жили люди, они строили наверху святилища. Так, на Черной горе можно увидеть руины византийской церкви с часовней и монастырем, а на восточной стороне горы руины каменного коридора, явно служившего для организации ритуальных шествий во времена хеттов.

На северо-западной стене коридора найдена двухметровая надпись иероглифами на лувийском — всего одна строка. Луволог проф. Дж. Хокинс читает ее таким образом: «В этом месте небесному Богу грома, Великой горе (и) всем богам Мое Солнце (титул хеттских царей. — М. М.), Великий царь Хартапу … (он), который завоевал все страны, (для?) небесного Бога грома и всех богов…»

По диагонали от надписи на юго-восточной стене коридора есть еще одна короткая надпись, которая гласит «Великий царь Хартапу». Имя Хартапу также найдено на Кызылдаге и еще в нескольких исторических местах, связанных с хетто-лувийским наследием. Строения датируются VIII веком до н. э., спустя четыре столетия после исчезновения Хеттской империи [1], надписи более ранние — около XI века до н. э. [2]. Археолог Дж. Якар из Тель-Авива отмечает, что по крайней мере во второй половине II тыс. до н. э. Кызылдаг был заселен [3].

И вот, кажется, Тархунтасса наконец найдена. В конце 2019 года в Восточном институте Чикагского университета состоялся доклад археолога Джеймса Осборна, работавшего в Турции в составе международной группы специалистов из США, Великобритании и Турции. Эти же результаты опубликованы в последнем номере журнала Anatolian Studies за 2020 год [2]. Проект сокращенно называется TISP — The Türkmen-Karahöyük Intensive Survey Project.

На равнине Конья обнаружено большое поселение железного века, которое, очевидно, представляло собой столицу окружающей территории. Обнаруженные в прошлом году археологами надписи позволяют уверенно судить о том, что это было то самое место, которым в начале I тыс. до н. э. владел «Великий царь Хартапу».

Люди жили на этом месте с позднего энеолита, а максимального размера поселение достигало в период между поздней бронзой и ранним железным веком. Очевидно, что это был в те времена крупный региональный центр.

  1. hittitemonuments.com/karadag/
  2. Osborne, J., Massa, M., Şahin, F., Erpehlivan, H., & Bachhuber, C. (2020). The city of Hartapu: Results of the Türkmen-Karahöyük Intensive Survey Project. Anatolian Studies, 70, 1–27. doi: 10.1017/S0066154620000046
  3. Jak Yakar et al. 2000. (With A. M. Dinçol, B. Dinçol and A. Taffet). The Borders of the Appanage Kingdom of Tarhuntassa — A Geographical and Archaeological Assessment. Anatolica26: 1–30.

,
канд. филол. наук

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

См. также:

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: