Затяжное падение академического книгоиздания

Дмитрий Гельтман
Дмитрий Гельтман

Научную общественность взволновало известие о начале фактической ликвидации академической типографии № 1 в Санкт-Петербурге, основанной почти три века тому назад одновременно с Академией наук. Это печальный, но, к сожалению, давно ожидаемый результат многолетней деградации системы академической издательской деятельности.

Как было раньше

Напомню, что до 1991 года каждому институту выделялся так называемый листаж — объем книг, который учреждение могло опубликовать через издательство «Наука». На основе заявок составлялся редакционно-издательский план. Листаж (который в последние годы его существования постоянно сокращался) был обеспечен бюджетными средствами и другими ресурсами (фонды на бумагу), направлявшимися непосредственно издательству, хотя и реализация тиража имела значение. Академические журналы также издавались исключительно через «Науку».

Ленинградское отделение издательства «Наука» считалось лучшим среди других его подразделений, по крайней мере в отношении издания ботанической литературы. Все ботаники страны стремились издавать свои книги именно здесь. Для этого отделения была характерна очень высокая издательская культура, которую обеспечивали, в первую очередь, уникальные издательские редакторы, нередко весьма значительно улучшавшие книги в ходе редакционной подготовки.

Мне еще посчастливилось с некоторыми из них поработать. Они осваивали многие тонкости: например, кухню подготовки ключей для определения растений, оформление синонимики в таксономических публикациях (причем знали, что у ботаников и зоологов различные традиции такого оформления) и многое другое. Иллюстрации «доводили до ума» прекрасные графики из легендарного графбюро.

А достаточно высокое качество печати (хотя и на не очень хорошей бумаге — какую давали) обеспечивала та самая типография № 1, обладавшая хорошим набором латинских шрифтов (что важно для ботаники) и кадрами квалифицированных наборщиков. И, говорят, не только латинских: ведь там печатались работы по востоковедению, в том числе источники на соответствующих языках, включая древние. А еще там прекрасно набирали сложные математические формулы.

Недостаток денег и не только

Как и многое другое в нашей жизни, финансирование академического книгоиздания кардинально изменилось в 1991–1992 годах. Листаж и обеспечивавшие его деньги исчезли, издательство стало требовать от институтов оплату уже запущенных в производство книг. У институтов этих денег не было, или их находили с большим трудом (нам, например, очень помогли зарубежные коллеги). Только на научные журналы РАН выделяла некоторую дотацию.

Однако проблемы возникли не только с деньгами. Как раз в это время в издательском деле произошла компьютерная революция. С использованием даже весьма примитивных, по нынешним понятиям, персональных компьютеров, работавших еще в системе MS-DOS, стало возможным создавать вполне приличные оригинал-макеты изданий и затем печатать книги и журналы офсетным способом. Уникальные шрифты и квалифицированные наборщики оказались невостребованными.

В этот момент именно для академического издательского дела был шанс достаточно быстро встроиться в новую реальность. При всех сложностях в Академии можно было найти деньги на два-три десятка компьютеров средней производительности и несколько компетентных специалистов — и процесс бы пошел. Тем более только что возникший Российский фонд фундаментальных исследований открыл программу поддержки научных изданий и в первые 10 лет своего существования поддерживал практически всё мало-мальски достойное публикации, издательские разделы были и в программах Президиума РАН — так что деньги были, пусть и небольшие.

Кроме того, в то время заметные дополнительные средства можно было выручить путем реализации русских книг за рубежом. Помню, как я был изумлен, увидев, что подготовленный нашими сотрудниками «Конспект флоры Вьетнама», стоивший в 1991 году около 3 руб., немецкий книготорговец продавал более чем за 30 марок! И покупали! Ведь в каждой области науки есть учреждения, которые приобретали (и приобретают) для своих библиотек всё, что издается в мире, на любом языке. В условиях тогдашних цен реализация даже десятка книг по мировым ценам могла существенно помочь.

Рис. М. Бондаренко
Рис. М. Бондаренко

Одним словом, шанс был, но им не воспользовались. Академия наук в 1993 году передала права на издание и перевод части своих журналов издательству Pleiades Publishing для создания ООО МАИК «Наука/Интерпериодика». В этой заметке у меня нет намерений обсуждать целесообразность такого шага — об этом не раз писали. Отмечу лишь известную непоследовательность: в это издательство была передана лишь часть журналов, хотя, по логике вещей, надо было реформировать всю академическую издательскую систему. В результате одновременно существовали более или менее современное издательство МАИК «Наука/Интерпериодика» и старая «Наука», будто специально оставленная в прежнем состоянии, чтобы служить наглядной иллюстрацией «бедственного положения российской науки».

По совершенно непонятной причине «Наука» долго держалась за архаичную издательскую практику, выдавая это за «следование традициям». Например, верстальщику для изменения шрифта (кегля или гарнитуры) по просьбе автора надо было обязательно согласовывать этот шаг с техническим редактором, что могло занять несколько дней. Долгое время рукописи статей, сданные в журналы в электронной форме (на дискетах — помните, были такие?), затем наново перенабирались в издательстве со множеством ошибок. Примеры можно продолжить. Мы в институте между собой издательский процесс «Науки» иначе как дремучим не называли.

В это же время возникли и новые издательства, в том числе и научные. Они стремились минимизировать затраты, и, разумеется, себестоимость издания у них была заметно ниже, чем у «Науки», а качество — обычно не ниже, а то и выше. Автор этих строк в 1996–2001 годах по совместительству возглавлял Издательство Санкт-Петербургской химико-фармацевтической академии. И мы перетянули к себе значительную часть изданий Ботанического института им. В. Л. Комарова, в том числе выпускавшиеся на издательские гранты. Получалось всяко не хуже, чем в «Науке». Помимо этого, мы распространяли книги почтой, для рекламы создали сайт. И спрос был!

В результате большинство институтов отказалось от услуг «Науки» при выпуске и распространении книг, а практика издания журналов вызывала всё больше нареканий. Результат известен: «Наука» в итоге потеряла и все журналы, так как не смогла принять участие в соответствующем конкурсе — как говорили, из-за больших долгов во внебюджетные фонды. Как руководитель учреждения могу сказать, что при существующем ныне контроле нужно очень постараться, чтобы в такие долги влезть.

Что дальше?

Несмотря на то что я долгое время выступал оппонентом руководства «Науки», мне искренне жаль, что некогда славное учреждение пришло к такому финалу; особенно жаль редакторов и вообще уникальную отечественную редакторскую школу научного книжного и журнального издания. Да, это были уже довольно немолодые люди, нередко не владевшие компьютером. Но опять-таки, руководство «Науки» даже не попыталось организовать соответствующее переобучение. Есть много примеров, когда пожилые люди осваивали компьютер — академик А. Л. Тахтаджян сделал это, когда ему было более 80 лет! И вот теперь — прекращает существование и легендарная академическая типография. Что ж, итог в чем-то закономерен. Хотя, мне кажется, эту типографию надо попытаться спасти, хотя бы из тех соображений, по которым сохраняют памятники культуры и виды, занесенные в Красные книги.

Научные журналы сейчас издаются ИКЦ «Академкнига» — как я понимаю, дочкой всё того же Pleiades Publishing. Приемлемо вроде бы издаются, но для опытного глаза очевидно, что издательская культура давно уже не та. Нет тех опытных и неравнодушных редакторов и корректоров, а редакции журналов еще по старинке надеются, что «в издательстве поправят». Увы, уже не поправят: просто не знают, как это делается.

Сейчас в издательском деле происходит (и практически свершилась) очередная революция. Издание научных книг и журналов в значительной мере уходит в Сеть, хотя «твердые копии» во многих случаях не теряют актуальности. Важно, что сам процесс онлайн-издания всё более усложняется — это уже не просто выкладывание PDF, аналогичного печатной версии, а создание нескольких вариантов представления материала с многочисленными ссылками, сложная система разнообразной онлайн-подписки. К сожалению, ИКЦ «Академкнига» очень далеко до зарубежных аналогов.

Приходится констатировать, что в России сейчас нет вполне современного научного издательства, и это очень плохо. Я бы очень хотел, чтобы такое издательство возникло. И пусть оно называется «Наука», сохранит торговую марку и возродит лучшие отечественные издательские традиции — в первую очередь редакторскую школу. Это сложно — да, без сомнения. Но реально — надо только по-настоящему захотеть.

Дмитрий Гельтман,
докт. биол. наук, директор Ботанического института им. В. Л. Комарова РАН

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 См. также:

  • Памяти Владимира Фортова01.12.2020 Памяти Владимира Фортова Скончался Владимир Евгеньевич Фортов. Громадная и трагическая фигура. Он всю жизнь сотрудничал с государством и верил, что наука этому государству нужна. Он делал всё, чтобы у нас была великая наука. Он делал всё, что мог, чтобы науку спасти. Но даже он не был всесилен. Спасибо, Владимир Евгеньевич. Вечная память.
  • Алексей Хохлов01.12.2020 «Чтобы управлять наукой, надо понимать, как она устроена» Вице-президент РАН Алексей Хохлов, сооснователь и соорганизатор «Диссернета» Андрей Ростовцев и науч. сотр. кафедры зоологии позвоночных МГУ Николай Поярков комментируют ситуацию вокруг РФФИ.
  • Лариса Мелихова01.12.2020 Кадры решают всё! Наверное, не все пользователи «Диссернета» в курсе, что в нашей «Диссеропедии журналов» представлены не только журналы, но и целые издательства и даже издательские группы, нарушающие этику науки. Первое место по количеству журналов (50) в «Диссеропедии» и по числу нарушений занимает, безусловно, издательская группа «Юрист», возглавляемая известным персонажем «Диссернета» профессором Владимиром Григорьевичем Грибом, по совместительству председателем Российского профессорского собрания (РПС)…
  • Александр Иличевский: «Жизнь без замысла — это личный ад»01.12.2020 Александр Иличевский: «Жизнь без замысла — это личный ад» Александр Иличевский, писатель и поэт, лауреат премий «Русский Букер» 2007 года за роман «Матисс» и «Большая книга» 2010 года за роман «Перс», отмечает в этом году свое пятидесятилетие. Он учился в физико-математической школе № 18 имени А. Н. Колмогорова при МГУ, затем окончил факультет общей и прикладной физики Московского физико-технического института по специальности «теоретическая физика». Занимался научной работой в Израиле и Калифорнии.
Подписаться
Уведомление о
guest
27 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Leonid
Leonid
1 месяц назад

Статья замечательная. Исторически и фактически абсолютно точно отражающая положение дел.

Аверьянов Л. — еще живой очевидец описанного.

Denny
Denny
1 месяц назад

«надо только по-настоящему захотеть.»

Вот как раз не только «захотеть». Нужны деньги, причем деньги вдолгую. Нужна бизнес модель, своя ниша, свой клиент. Ничего этого не просматривается. У автора или у кого-то другого есть конкретные предложения помимо хотелок?

автор
автор
1 месяц назад
В ответ на:  Denny

Захотеть — это подразумевает и поиск денег. А ниша, безусловно, есть, так как научный результат надо публиковать. Бизнес-модель в мире тоже опробована. Как пример могу привести Pensoft — довольно успешное издательство, созданное практически с нуля в Болгарии бывшим аспирантом Зоологического института. Пока еще есть и кадры, понимающие, что такое настоящее научное редактирование. Так что дело именно в «хотелках», но они должны быть не только у автора, а в первую очередь у руководства РАН и Минобрнауки.

Denny
Denny
1 месяц назад
В ответ на:  автор

Спасибо! А нельзя ли как-нибудь именно об этих вещах написать поподробнее? Не знаю как другим читателям, а мне было бы интереснее почитать про то, что и как можно реально-конкретно сделать. Есть ли вообще бизнес перспективы у такого дела? Пока настораживает «руководство РАН и Минобрнауки». Выглядит как планово-убыточное дело. Оплачивать которое РАН и Минобрнауки будут аккурат из тех денег, которые выделяются на науку. То есть пикник предполагается оплачивать из нашего же кармана. Или нет? Буду благодарен за разъяснения.

Дмитрий Гельтман
Дмитрий Гельтман
1 месяц назад
В ответ на:  Denny

Ситуация примерно такая. Часть научной литературы безусловно убыточна, но эти убытки покрываются научными учреждениями за счет различных источников, в том числе грантов, т.е. да, расходов на науку. Но так происходит во всем мире Часть книг/журналов могут быть окупаемы, но без прибыли. А есть и прибыльные. Например, часть наших русских книг ранее переводили на английский индусы (понятно — у них есть немало специалистов, знающих русский язык и оплата труда невысокая) и даже гонорар авторам платили, пусть и небольшой. Это было абсолютно коммерческим предприятием.
Многие успешные научные издательства — коммерческие предприятия, тот же Springer и ему подобные. Так что подходящая модель может быть найдена.
А РАН и Минобрнаука при том, что, действительно, в наших реалиях чисто коммерческое издательство на частные деньги вряд ли получится. А вот «дать толчок» (оборудование, современный издательский и подписной софт и т.п.) — вполне. А дальше это могло бы быть унитарное предприятие или коммерческое с госучастием, которое было бы по меньшей безубыточным. Либо автономное некоммерческое партнерство.. Что-то типа Cambridge University Press…
Не знаю, ответил ли на вопрос. А вообще издание научной литературы — дело непростое, но увлекательное.

Denny
Denny
1 месяц назад
В ответ на:  Дмитрий Гельтман

Спасибо, более-менее понятно. Раз уж пошло, можно еще вопросиков подкинуть?

В чем проблема сейчас? Pleiades и Академкнига не тянут на уровень современного издательства? В чем их проблема и почему нельзя ее решить в этих же конторах?

Предлагается создать им конкурента и делить рынок? Или отобрать рынок у них и передать права «правильному» издательству?

Дмитрий Гельтман
Дмитрий Гельтман
1 месяц назад
В ответ на:  Denny

Академкнига пока полноценно точно не тянет, и, главное, я не вижу намерений тянуть в полном объеме (включая книги). Как мне кажется, они осваивают дотацию на журналы — и только.
Вообще эта заметка скорее про прошлое (инфоповод — угроза закрытия типографии). Мне как потребителю не очень важно, кто возьмется за дело — было бы сделано. В принципе, можно попытаться реанимировать и «Науку» — почему бы и нет? Поэтому и вопросы к Минобрнауки и РАН.
Когда-то я довольно плотно занимался издательскими делами и мог давать более предметные советы. Но теперь другие приоритеты (институт), так что могу не знать детали — технологии меняются очень быстро. Но то, что «неладно дело в издательском королевстве» — очевидно.

Denny
Denny
1 месяц назад
В ответ на:  Дмитрий Гельтман

ОК, спасибо еще раз.

Oleg
Oleg
1 месяц назад
В ответ на:  Дмитрий Гельтман

Мне кажется, в науке уже сильно распространилась модель «Print on demand», когда актуально книга готовится в электронном виде, но печатается только при поступлении реального (и оплаченного) заказа на книгу, а большая часть продается вообще электронно, когда читатель сам может ее распечатать при необходимости. Это существенно сокращает затраты на типографские работы и быстро адаптируется под реальный спрос на такую литературу. Вообще говоря, насколько велик спрос сегодня на бумажные научные монографии, и насколько реальны шансы получить модель PoD в РФ?
Может быть вопрос о типографиях уже не стоит так остро, когда любой человек может просто распечатать подготовленную электронную версию дома или почитать с экрана?

Последняя редакция 1 месяц назад от Oleg
Андрей Цыганов
Андрей Цыганов
1 месяц назад
В ответ на:  Oleg

Издательство РХД перешло на работу именно в таком формате
https://shop.rcd.ru/pod/

Хотя все начиналось именно как классическая типография.

Дмитрий Гельтман
Дмитрий Гельтман
1 месяц назад
В ответ на:  Oleg

По моим впечатлениям, даже вне России остается спрос на «бумажные» научные монографии, хотя он существенно уменьшился. PoD — насущная необходимость для России, как и оплата цифровых книг. Все это я вкладываю в понятие «современное издательство», которого у нас, к сожалению, нет.
Что касается типографии № 1, то я только за то, чтобы она, по возможности, осталась типографией, но, конечно, с современным цифровым оборудованием. А старые технологии и шрифты можно было бы показывать в небольшом музее — для академической типографии это вполне уместно.

Denny
Denny
1 месяц назад
В ответ на:  Дмитрий Гельтман

имхо, любое издательство, которое существует на планово-лоббируемые дотации, потому что надо же в России иметь научное издательство, надо же людям где-то печататься, обречено быть кривым и не современным. В этой обстановке у издательства просто нет стимула шевелиться.

«Наука» (по моему разумению) именно так и доигралась.

Денис Бойко
Денис Бойко
27 дней(-я) назад
В ответ на:  Denny

Может, люди просто считают старые традиции незыблемыми и уважают их? И работают неспешно, но очень качественно, как и 30 лет назад, к примеру? Нельзя всех выталкивать в одну «цифровую лодку». Во-первых, не всем это нравится, для начала. А во-вторых, не всегда этот переход несёт улучшение качества изданий. Как раз я наблюдаю обратную тенденцию.

Denny
Denny
27 дней(-я) назад
В ответ на:  Денис Бойко

Я совершенно ничего не писал про традиции и лодки. Если есть платежеспособный спрос, пусть хоть на папирусе печатают. Фокус в том, чтобы уважение к традициям одних не удовлетворялось за счет денег других.

Денис Бойко
Денис Бойко
27 дней(-я) назад
В ответ на:  Oleg

Издание бумажных вариантов книг — дело обязательное, я считаю. И не только для ученых старшего поколения, что не очень дружат в компьютерами. Для всего научного сообщества. Не у всех под рукой есть планшеты, ноутбуки, чтобы быстро ознакомиться с научным текстом. Не все хорошо видят экранный текст. Не все в достаточной мере понимают (а для науки это крайне важно) текст с электронного носителя. Так что принт он деманд в данном случае не очень подходит.

Oleg
Oleg
27 дней(-я) назад
В ответ на:  Денис Бойко

принт он деманд — это и есть публикация бумажных книг, чем и выгодна для тех кто не дружит с компьютерами, телефонами, телеграфами и прочими лейденскими банками.

Последняя редакция 27 дней(-я) назад от Oleg
Максим Борисов
27 дней(-я) назад
В ответ на:  Oleg

как правило, печать одиночных экземпляров дороже более-менее крупного тиража (раза в два, как говорят), собственно этим и определяется вся эта логистика (ТрВ вот тоже бы отправить в печать по этому принципу и на аутсорсинг, но коллеги говорят, что смысла нет…)

Oleg
Oleg
27 дней(-я) назад
В ответ на:  Максим Борисов

Издательские риски. Где-нибудь есть статистика процента непокупки выпущенных научных книг? Я думаю, там и тиражи маленькие, и процент высокий. Это и определяет выгоду PoD. Естественно, что то, что можно распространять в основном по подписке выгоднее сразу печатать соответствующим тиражом.

рабочий
рабочий
27 дней(-я) назад
В ответ на:  Oleg

Представить себе не могу, что бы кто-то даже в России из ученых не мог подружиться с компьютерами на уровне чтения текста с экрана. Как сервис такое может существовать конечно, почему нет, может альбомы какие-то, атласы там имеет смысл печатать, но обычные книги зачем? В крайнем случае по запросу можно самому купить пачку бумаги и распечатать, если уж прижало. Даже дешевле обойдется, чем заказывать. И печатать можно только нужное, а не все подряд. Я вот, к примеру, бумажные книги не уважаю как формат. Наоборот, сканирую их в цифру для удобного чтения и поиска, а так же мобильности. Они у меня все с собой, всегда, где есть электричество (десятки гигабайт).

Oleg
Oleg
27 дней(-я) назад
В ответ на:  рабочий

У нас главред журнала (ему очень много лет) тоже был раньше сторонником только его бумажных версий. Но с полнотекстовыми электронными версиями журнала все настолько неплохо попёрло, что сейчас у нас и то, и другое, и электронные тексты на двух языках с дои выкладываются до публикации бумажных, как и принято в мире. И латех принимают. Сегодня цифра — двигатель прогресса.
Прелесть действительно в том, что ты можешь самостоятельно распечатать все, что тебе нужно, и носить свою библиотеку с собой.
У меня есть, конечно, полностью напечатанные книжки с электронного варианта, как в общем и обычные бумажные монографии — шкафа три, но в основном все-таки держу цифру, и печатаю нужные страницы по мере необходимости, а то места под бумажные версии не хватает, да и какие-то монографии уже давно раритет, и их в бумажном виде не достать.

Последняя редакция 27 дней(-я) назад от Oleg
res
res
1 месяц назад

Интернет распространение части научных книг в электронном виде могло бы, наверное, снять часть же проблем. ???

рабочий
рабочий
27 дней(-я) назад
В ответ на:  res

Думаю это могло бы снять все основные проблемы.

Михаил Коновалов
Михаил Коновалов
1 месяц назад

Статья хорошая, есть несколько спорных моментов. Но не по сути, а по восприятию :) Например проблема с «перебором» текста, я её разбирал в 2015 году. Оказалось, что часто авторы присылая рукописи в ворде, не пользовались функцией «принять изменения» и поэтому все прошедшие в период написания статьи правки уходили верстку. Так же было много моментов, когда автор присылал статью в редакцию, а редакция журнала просто не работала с файлом, она работала бумагой, и потом эту бумагу приходилось перенабирать, так как файлов не находилось. Такого не происходило и не происходит с книгами. Наверное это связано со специализацией сотрудников, зачатую в редакциях журналов редактурой материалов занимались заведующие редакцией, а не специально обученные редактора. Издательство Наука в 2016 году закупило компьютеры, и в 2017 начало активное оснащение компьютерами редакций и обучение сотрудников. Также за 2017 год производство ВСЕХ оригинал-макетов журнала издаваемых под брендом Науки было переведено из Интерпереодики именно в Издательство Наука. Также была запущена редакционно-издательская система. Но… в 2018 году журналы были переданы на торги. И были потеряны для Науки… Нам удалось сохранить много специалистов с огромным опытом, нами была написана и активно используется новая редакционно-издательская систем, отличная от OJS используемой многими другими издательствами. И весь опыт по изданию и подготовке научных журналов,… Подробнее »

Denny
Denny
1 месяц назад
В ответ на:  Михаил Коновалов

«Издательство Наука в 2016 году закупило компьютеры, и в 2017 начало активное оснащение компьютерами редакций и обучение сотрудников.»

Это … полный … экзоцитоз, так сказать. Опоздали всего лет на 20.

рабочий
рабочий
27 дней(-я) назад
В ответ на:  Denny

Да ладно, я в 2010 году отправлял статью в Науку, так там нужно было и диск приложить, и 3 распечатанных варианта, плюс отправить по электронной почте. Потом рассмотрение тянулось 2 года. Хорошо хоть гранки прислали в пдф, а вот коллеге прислали бумажные, правда из другого журнала.

Денис Бойко
Денис Бойко
27 дней(-я) назад
В ответ на:  рабочий

Ну, несовременные люди там работают, несовременные…но зато как редакторы/корректоры — высший класс.

Денис Бойко
Денис Бойко
26 дней(-я) назад

Уважаемые коллеги, тогда вопрос такой, раз уж все ринулись защищать современные изменения в книгоиздании: почему с приходом цифровых технологий так сильно упало качество и публикаций, и корректур, и вообще самих научных монографий и книг? Новая газета писала об этом, можно прочесть здесь: https://novayagazeta.ru/articles/2018/06/08/76757-kogo-pitaet-nauka . Не связано ли это с тем, что в погоне за прибылью перестаёт работать главный стимул ученого — стремление разобраться и понять конкретные процессы (материи, космоса, микромира и т.д.), причём понять не спеша, вдумчиво и до конца. Мне кажется, вся современная цифровизация ведёт не только к пресловутому «клиповому мышлению» у молодого поколения, но и превращает ученых в таких алчных дергунчиков, хватающих все по верхам. В том числе и из-за погони за деньгами и объемами. Может, стоит остановиться и посмотреть нажато с другой стороны?

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (9 оценок, среднее: 4,44 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: