Кибернетика опять лженаука?

Александр Фрадков

2 октября 2020 года пленум утвердил проект новой номенклатуры научных специальностей [1]. Его разработчики ориентировались на классификацию наук Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР, OECD) [2] и ставили целью учесть не только современную структуру научного знания, но и приоритетные направления научно-технологического развития России.

Во многом эта классификация действительно отражает передовые тенденции развития и включает актуальные сегодня области науки. Но, как всегда при масштабной реорганизации, не удалось избежать перекосов. Один из них — исчезновение специальности 01.01.09 «Дискретная и математическая ». Точнее, дискретная математика осталась, «прилепившись» к математической логике, алгебре и теории чисел.

А вот математическая кибернетика исчезла. Более того, термин «кибернетика» совсем исчез из классификации наук, как будто кибернетика перестала быть наукой. Как бы вместо нее возникла кибербезопасность, но в технических науках уже есть информационная безопасность, так что выделение кибербезопасности в отдельную специальность на том же уровне, что и вся теоретическая , представляется странным.

На заданный мной на пленуме ВАК недоуменный вопрос и предложение восстановить кибернетику, в частности математическую, я получил такой ответ: диссертации по математической кибернетике и математической теории управления теперь следует защищать на диссоветах по специальности 2.3.1 «Системный анализ, управление и обработка информации», где предусмотрена возможность защит по физико-математическим наукам. Конечно, диссовет для защиты хорошей диссертации всегда можно найти. Но возникшая проблема, на мой взгляд, гораздо шире.

Роль классификации наук, порожденной номенклатурой научных специальностей ВАК, в российском обществе традиционно значительнее, чем руководство в выборе диссовета при защите [3]. Номенклатура ВАК должна коррелировать и с направлениями подготовки научных кадров в аспирантуре, и с названиями кафедр и факультетов в университетах. Включение в номенклатуру служит своего рода признанием важности той или иной области науки и определяет в глазах общественности ее перспективность, вплоть до финансирования. А если соответствующей специальности в ВАК нет, то, значит, и науки нет или она устарела. Может быть, действительно, кибернетика как об общих закономерностях управления и связи в природе, технике и обществе устарела, а вопросы управления относятся только к области технических наук?

Отложим пока научные дискуссии и обратимся к имеющимся документам. В классификаторе ОЭСР третий уровень отсутствует. Однако в России имеет хождение так называемая «расширенная классификация ОЭСР», содержащая третий уровень, соответствующий категориям Web of Science (см. [4]). В ней имеется строка «1.02. COMPUTER SCIENCE, CYBERNETICS (в русском переводе — «Информатика, кибернетика»).

В новом рубрикаторе ВАК «Теоретическая информатика» осталась. Куда же делась кибернетика? Неужели она действительно устарела или снова признана лженаукой, как и в начале 1950-х [5]? А может быть, в России не осталось специалистов, готовящих научные кадры по кибернетике? Отнюдь. В МГУ, первом вузе страны, есть целый факультет ВМК — вычислительной математики и кибернетики. На нем есть кафедра математической кибернетики. На мехмате в Новосибирском госуниверситете, в Казанском федеральном университете и некоторых других вузах есть кафедры теоретической кибернетики. А на матмехе Санкт-Петербургского госуниверситета есть даже две кафедры: теоретической кибернетики и прикладной кибернетики. И многие выпускники этих и ряда других кафедр поступают в аспирантуру и защищаются сейчас как раз по специальности 01.01.09 «Дискретная математика и математическая кибернетика». Неужели все эти достойные кафедры готовят специалистов по неактуальной тематике?

Есть и другой аспект — место кибернетики в системе наук. Казалось бы, место это было четко определено создателем современной кибернетики Норбертом Винером: наука об управлении и связи в живом организме, машине и обществе [6]. Уже в 1960-е годы возникли области внутри самой кибернетики и на стыке с другими науками: техническая кибернетика, химическая кибернетика, экономическая кибернетика, биомедицинская кибернетика и др. [5, 7]. Сейчас, в XXI веке, сфера кибернетики еще более расширилась, включив управление социальными структурами [8, 9], кибернетическую физику [10] и другие.

Современную кибернетику можно определить как науку об общих закономерностях управления и связи в природе, технике и обществе. Т.е. роль и значение кибернетики выходят далеко за пределы технических наук, а, учитывая математический характер формулировок исследуемых закономерностей, ее место в номенклатуре научных специальностей — среди математических и информационных наук. При этом, как отмечает директор Института проблем управления РАН членкор РАН Дмитрий Новиков, «сегодня и кибернетика, и информатика представляют собой самостоятельные междисциплинарные фундаментальные науки» [8]. Эту точку зрения разделяют и другие специалисты [11, 12]. Важность включения кибернетики в современную номенклатуру научных специальностей не вызывает сомнений.

Можно ли вернуть кибернетику в сонм «номенклатурных» наук, не увеличивая общее их число? Можно, и даже разными способами. Первый способ — расширить рубрику «кибербезопасность» и поставить ее на прочный теоретический фундамент: «теоретическая кибернетика и кибербезопасность». Второй: расширить сферу специальности «Теоретическая информатика», превратив ее в «Теоретическую информатику, кибернетику». Такой вариант вполне соответствует уже прижившемуся классификатору OECD + WoS [4].

Более того, хотя история взаимоотношений двух великих наук современности — информатики и кибернетики полна коллизий, иногда весьма драматических [6], в последние годы их взаимодействие заметно усилилось. Особенно важной становится поддержка междисциплинарности в связи с бурным, взрывным развитием приложений искусственного интеллекта. В настоящее время границы искусственного интеллекта заметно раздвинулись и стали включать машинное обучение и человеко-машинные системы, которые зародились и традиционно развивались в рамках кибернетики [13]. И это интерпретируется как возврат кибернетики на передний край научного прогресса [12].

В заключение хочется процитировать важную и юридически выверенную статью [3]: «Не должна определять зависимость ученого от нее, а ученый должен определять необходимость введения, коррекции научной специальности, ровно так же, как и отказ от научной специальности, подтвердить значимость которой ученому не удалось». Надеюсь, ВАК сумеет практически реализовать этот основополагающий принцип.

Александр Фрадков, докт. тех. наук, профессор,
зав. кафедрой теоретической кибернетики СПбГУ

  1. Рекомендация ВАК от 2 октября 2020 года № 1-пл/1 «О проекте номенклатуры научных специальностей».
  2. Классификатор Организации экономического содействия и развития (ОЭСР).
  3. Габов А. В., Мацкевич И. М. Номенклатура научных специальностей как элемент государственной системы научной аттестации: к постановке вопроса. Мониторинг правоприменения № 2 (35). 2020. С. 18–28.
  4. Классификатор OECD + WoS, ФГБНУ НИИ РИНКЦЭ.
  5. Поспелов Д. А. Становление информатики в России // Очерки истории информатики в России / Под ред. Д. А. Поспелова, А. И. Фета. М.: Наука, 1998. С. 7–44.
  6. Wiener N. Cybernetics: Or Control and Communication in the Animal and the Machine. MIT, 1948. (Перевод: Винер Н. Кибернетика. Сов. радио, 1958.)
  7. Фрадков А. Л. Романтика кибернетики // Поиск. № 28–29 от 18 июля 2008 года. С. 6.
  8. Новиков Д. А. Кибернетика 2.0 // Проблемы управления. 2016. № 1. C. 73–81.
  9. Бреер В. В., Новиков Д. А., Рогаткин А. Д. Управление толпой: математические модели порогового коллективного поведения. М.: ЛЕНАНД, 2016.
  10. Фрадков А. Л. О кибернетических методах в физике // Успехи физических наук. 2005. № 2.
  11. Юсупов Р. М., Соколов Б. В. Проблемы развития кибернетики и информатики на современном этапе // Кибернетика и информатика. СПб.: СПбГПУ, 2006.
  12. Return of cybernetics / Editorial // Nature Machine Intelligence. 2019. Sept. 11. Vol. 1. P. 385.
  13. Fradkov A. L. Early History of Machine Learning. 2020 IFAC World Congress on Automatic Control. Berlin. 2020. July 12–17.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

См. также:

Подписаться
Уведомление о
guest
59 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Александр Смирнов
Александр Смирнов
6 месяцев(-а) назад

Спасибо Вам, что подняли тему!
Два момента:
1. «кибербезопасность, но в технических науках уже есть информационная безопасность, так что выделение кибербезопасности в отдельную специальность на том же уровне, что и вся теоретическая информатика, представляется странным»
-ага, именно так!
Только в РАН никого не удивила эта странность. Возникает подозрение, что уважаемым академикам, утверждающим номенклатуру, диски на компьютере шифруют и меняют пароли их внуки. Отсюда не могут отличить синтаксическую ошибку компиляции от APT-атаки. Подмена понятий налицо.
2. «расширить рубрику кибербезопасность и поставить ее на прочный теоретический фундамент: теоретическая кибернетика и кибербезопасность».
-извините, о какой прочной теоретической базе идет речь? Назовите, пожалуйста, стыки и пересечения кибербезопасности и кибернетики! :)))
Никакого отношения кибернетика к кибербезопасности (свойства защищенности от злонамеренных сетевых кибератак, путем эксплуатации уязвимостей или перебора пароля) не имеет.
При всем уважении, давайте делать предложения в тех научных областях, где практикуем.
Без обид! С глубоким уважением, коллега!

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (5 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: