Вселенная Эдгара По

Павел Амнуэль

Кто первым предположил, что в атомах заключена огромная и, если ее «освободить», произойдет взрыв немыслимой мощности? Ожидаемый ответ: о возможности использования атомной энергии физики заговорили, когда в 1942 году Энрико Ферми построил первый атомный реактор.

Однако еще в 1908 году русский писатель Александр Богданов опубликовал роман «Красная звезда», где описал космический корабль марсиан «этеронеф», двигатели которого использовали энергию атомов. А Герберт Уэллс в 1913 году опубликовал роман «Освобожденный мир», где впервые описал будущую атомную войну.

Но это — художественная литература, фантастика. Вовсе не Богданов и Уэллс считаются открывателями атомной энергии, а ученые, которые с этой энергией начали работать.

Наверно, это правильно. И, наверно, правильно считают, что на вопрос «Почему ночью темное?» ученые ответили только в начале ХХ века. Хотя на самом деле точный ответ дал поэт и писатель , опубликовавший в 1848 году поэму в прозе «Эврика».

* * *

Дагеротип Эдгара Аллана По. 1849 год
Дагеротип Эдгара Аллана По. 1849 год

Идея бесконечности Вселенной породила «парадокс ночного неба». Его еще называют «фотометрическим парадоксом» и парадоксом Ольберса — в честь астронома Генриха Вильгельма Ольберса (1758–1840), который привлек к этому парадоксу всеобщее внимание.

Если беспредельна, то в какую часть неба вы бы не посмотрели, обязательно увидите звезды. Темноты не может быть в принципе — днем и ночью небесная сфера должна светиться, по крайней мере, так же ярко, как Солнце!

Однако ночью все-таки темно. Почему?

Ольберс считал, что очень далекие звезды не видны, потому что их свет поглощается облаками космической пыли. Английский астроном и математик Джон Гершель (1792–1871) в 1848 году (именно в год выхода поэмы Эдгара По!) написал, что объяснение Ольберса неправильно. Ведь пыль, поглощающая свет звезды, должна нагреваться и сама будет светиться так же ярко, как расположенные за пылевым облаком звезды.

Считается, что парадокс Ольберса правильно объяснил в 1861 году немецкий астроном Иоганн Генрих фон Медлер (1794–1874). Правда, Медлер дал лишь качественное объяснение, а математически парадокс Ольберса был разрешен 40 лет спустя, и сделал это знаменитый физик Уильям Томсон (лорд Кельвин, 1824–1907).

* * *

Авторитет Эдгара По сомнений не вызывает. При иных обстоятельствах он мог стать выдающимся изобретателем или ученым.

В 1848 году Эдгар По опубликовал философскую поэму в прозе «Эврика»1. По был человеком своего времени и не сомневался в божественном происхождении бесконечной Вселенной. Он понимал, что бесконечность Вселенной непредставима для ограниченного человеческого ума. Бесконечность — лишь стремление, возможная попытка осознать невозможное.

«Употребляя слова „Бесконечность Пространства“, — писал Эдгар По, — я не призываю читателя принять невозможное представление о какой-нибудь абсолютной Бесконечности. Я просто говорю о предельно постижимом протяжении „пространства“, о теневой и колеблющейся области, то сжимающейся, то возрастающей в соответствии с колеблющейся энергией воображения».

Что же такое для Эдгара По Вселенная? Это максимально представимое , о котором он пишет как о сфере, центр которой везде, а окружность нигде.

Возможно, непредставимость бесконечности и навела Эдгара По на мысль о расположении «туманностей»: «Тогда в поддержание того, что упомянутые видения суть действительные туманности, мы утверждаем их сравнительную близость для нашей точки зрения».

Туманности, наблюдаемые на небе, в свою очередь, навели Эдгара По на следующую мысль, шаг к ответу на вопрос «Почему ночью темно?»: «Мы достигли теперь той точки, откуда мы созерцаем Вселенную как сферическое пространство, усеянное, неравно, гроздьями».

И вот идея вполне современная, а для 1848 года — безумная. Эдгар По утверждает, что и Млечный Путь — такая же «звездная », как множество других туманных пятен. В этом утверждении содержится даже не одна, а две новые идеи. Первая: видимые туманности на самом деле содержат звезды, которые неразличимы из-за огромного расстояния. Вторая идея: «из этих звездотуманностей одна есть верховнейшей завлекательности для человечества. Я разумею Светомлечность, или Млечный Путь».

Тут-то Эдгар По и приходит к идее о ночном светящемся небе: «Если бы непрерывность звезд была бесконечна, тогда бы заднее поле неба являло нам единообразную светящесть, подобную исходящей от Млечного Пути, — ибо безусловно не было бы точки, на всем этом заднем поле, где не существовало бы звезды».

По заявил, что Вселенная вовсе не бесконечна! Вселенная — множество «островов», подобных нашему Млечному Пути. Таких островов много, но не бесконечно много. И потому вовсе не в каждой точке неба можно увидеть звезды или, тем более, звездный остров. Потому-то и небо ночью темное.

Вот что пишет По: «Мы понимаем тогда обостровление нашей Вселенной. Мы постигаем отъединение этого — всего того, что ухватываем мы нашими чувствами. Мы знаем, что существует некая гроздь гроздей — сборище, вокруг которого, со всех сторон, простираются безызмерные дебри Пространства, всякому человеческому восприятию недостижимые. Но, так как на пределах этой Вселенной Звезд мы вынуждены приостановиться, за отсутствием дальнейшего свидетельства наших чувств, справедливо ли заключать, что, в действительности, нет вещественной точки за той, которой доселе дозволено нам было досягнуть? Имеем ли мы или не имеем сходное право заключить, что эта ощутимая Вселенная — что эта гроздь гроздей — есть лишь одна из некоторого ряда гроздьев гроздей, остальные из которых незримы за расстоянием — незримы, ибо рассеяние их света столь чрезмерно, раньше чем он нас достигнет, что уже более не производит он на нашу сетчатку световпечатления, или же оттуда нет вовсе такого истечения как свет в этих несказанно дальних мирах, или, наконец, наименьшее промежуточное расстояние столь обширно, что электрические вести их присутствия в Пространстве еще не смогли — через истекающие мириады лет — пройти это расстояние?»

Это ли не точное описание нашей Вселенной, состоящей из множества (но не бесконечного множества!) звездных островов («гроздей»)? Это ли не точное описание нашей Вселенной, которая, по современным представлениям, расширилась в ходе инфляции до расстояния 46 млрд световых лет, и свет от дальних границ просто еще не дошел до Земли?

«Всякое наблюдение небосвода, — пишет По, — опровергает понятие абсолютной бесконечности звездной Вселенной».

Уже одно только утверждение о конечности Звездной Вселенной и объяснение давнего парадокса могло обессмертить имя Эдгара По. Но автор «Эврики» не останавливается в своих рассуждениях.

Итак, существует КОНЕЧНАЯ Вселенная, состоящая из множества звездных островов. Но, если Вселенная конечна, значит, за ее пределами могут существовать другие вселенные? Вселенные, свет которых мы не видим, потому что этот свет распространяется с КОНЕЧНОЙ скоростью и до нас просто еще не дошел.

Слово Эдгару По: «Да позволено мне будет заявить лишь то, что, как отдельная личность, я чувствую себя побужденным воображать — не осмеливаясь назвать это иначе, — что действительно существует некая беспредельная последовательность Вселенных (жирный шрифт мой. — П.А.), более или менее подобных той, о которой мы имеем осведомленность… Если такие гроздья гроздей существуют, однако, — а они существуют — слишком явно, что, не имея доли в нашем происхождении, они не имеют доли в наших законах. Ни они не притягивают нас, ни мы их».

Прекрасное поэтическое описание того, что физики сегодня называют лоскутной вселенной. Лоскутная вселенная — один из типов многомирия. Его существование следует из предположения о том, что бесконечно в пространстве-времени. Однако то, что мы называем Вселенной, — ограниченная область мироздания, доступная нашим наблюдениям. По различным оценкам, число элементарных частиц в доступной нам части мироздания (Вселенной) достигает от 1080 до 10120. Точное число оценить трудно, но оно и не имеет принципиального значения. Важно, что число это, хотя и чрезвычайно велико, но конечно. Следовательно, в бесконечном мироздании должно существовать бесконечное же число различных вселенных, отделенных друг от друга конечным или бесконечным пространством-временем. Бесконечное четырехмерное мироздание можно свести к двумерному описанию, и тогда оно станет похоже на бесконечных размеров ковер, состоящий из бесконечного же числа лоскутов конечного размера.

Все эти вселенные отдельны и независимы. Они не притягивают нас, а мы — их. Там другое вещество, другие законы природы, другой дух…

Всё так, как пишет своим возвышенным стилем Эдгар По.

Кто и когда открыл многомировую природу мироздания? Это достаточно очевидно: Эдгар По в 1848 году. За полтора столетия до того, как современные физики приняли идею многомирия.

* * *

Но если Вселенная конечна в пространстве, то и во времени она может быть также конечна! Сейчас, зная уравнения Эйнштейна, решения Фридмана, зная, что Вселенная может пульсировать, расширяться и сжиматься, физики принимают такую возможность, обсуждают варианты конечной во времени Вселенной.

Эдгар По более чем полтора века назад так описал расширение и последующее сжатие Вселенной: «Чтобы Вселенная могла длиться в течение летосчисления, вообще соразмерного с величием составных ее вещественных частей и с высоким величеством духовных ее замыслов, было необходимо, чтобы изначальное рассеяние атомов было сделано на такую непостижимую распространенность, только бы не быть бесконечным. Требовалось, чтобы звезды могли собраться в зримость из незримой туманности, перейти от туманности к скреплению — и потом поседеть, давая рождение и смерть несказанно многочисленным и сложным различностям жизненного развития; требовалось, чтобы звезды… имели время целиком выполнить все эти Божественные замыслы — в течение круга времен, в каковой всё свершает свой возврат в Единство с быстротой собирательной в обратном отношении к квадратам расстояний, на грани которых лежит неизбежный Конец».

Естественно, Эдгар По писал о Божественном замысле. Вера в Создателя ни в коей мере не умаляет и не меняет ни единого слова, написанного Эдгаром По о происхождении и эволюции мироздания. В Единого Бога По верил и писал: «Я уверен в невозвратимо прошлом Событии, что Все и Всё, и Все Мысли о Всем и Всех, с их несказанной Множественностью Отношения, возникли сразу в бытие из первоначального и безотносительного Единого».

Замените «Единого» на два слова: «ложный вакуум», и вы получите описание Большого взрыва.

А вот что писал По о цикличной Вселенной. Сказав «А» (об ограниченности Вселенной) и сказав «Б» (о множественности вселенных), Эдгар По сказал и о том, что мироздание ограничено во времени. Он не остановился в своих размышлениях, он пошел дальше. К этой фантастической идее никто из современников По и близко не подошел!

«Но должны ли мы здесь остановиться? Нет. Во Всемирном сцеплении и растворении могут возникнуть, как это легко нам понять, некие новые и, быть может, совершенно отличествующие ряды условий — другое мироздание и излучение… Ведя наше воображение этим всепревозмогающим законом законов, законом периодичности, не оправданы ли мы, допуская верование, что поступательные развития, которые мы здесь дерзали созерцать, будут возобновляться и впредь, и впредь, и впредь; что новая Вселенная возрастет в бытие и потом погрузится в ничто?..»

Заканчивается поэтический гимн научному познанию мира таким выводом: «Поэзия и Истина суть одно… Совершенное согласование не может быть ничем иным, как абсолютной истиной… Человек не может долго или сильно заблуждаться, если он позволяет себе руководиться своим поэтическим чутьем»

Поэтическое чутье — суть то, что ученые называют интуицией.

И — завершающий аккорд: «Божеское Сердце — что есть оно? Оно наше собственное».

* * *

Приоритет научных открытий (можно назвать их интуитивным поэтическим прозрением), сделанных на самом деле Эдгаром По, принадлежит, разумеется, ученым. Объяснение фотометрического парадокса — Иоганну Медлеру. Идея расширения Вселенной — Александру Фридману и Жоржу Леметру. Идея многомирия — Хью Эверетту, Андрею Линде и творцам струнных теорий.

Идея использования энергии атома — вовсе не Александру Богданову (1908), а Энрико Ферми и Лизе Мейтнер. И виртуальную реальность придумали в 1980-х годах, а не в 1963-м (Станислав Лем, «Сумма технологий»). Наверно, это правильно. Науку делают ученые, а фантасты только фантазируют, иногда (таково общее мнение) случайно попадая в яблочко.

А «Эврика» Эдгара Аллана По? Всего лишь поэтическая фантазия? А может, продуманная мощным аналитическим умом научная концепция?

Павел Амнуэль, астрофизик,
писатель-фантаст, популяризатор науки


1 Цитаты из «Эврики» даны в переводе замечательного русского поэта Константина Бальмонта (1867–1942), сумевшего передать всю романтическую суть поэмы.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

См. также:

Подписаться
Уведомление о
guest
18 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
tagril
tagril
6 месяцев(-а) назад

«идея вполне современная, а для 1848 года — безумная. Эдгар По утверждает, что и Млечный Путь — такая же «звездная туманность», как множество других туманных пятен» эту же мысль высказывал Кант за 100 лет до этого. Не беру судить насколько она повлияла на реально развитие астрономии (как известно, «Великие дебаты» о природе туманностей между настоящими учеными имели место аж в 1920 году), но странно называть безумной мысль, которая уже как столетие была известна. По, по-видимому, был очень хорошо образован, так что логично предположить, что Канта он читал.

Vladimir
Vladimir
6 месяцев(-а) назад

Перекликается с
https://elementy.ru/bookclub/chapters/431614/

Владимир Аксайский
Владимир Аксайский
6 месяцев(-а) назад

Почему ночью небо темное? — научный работник или инженер — в отличие от гуманитария — очень быстро пришел бы к мысли о несовершенстве зрительного аппарата человека, — уже из факта существования незрячих людей, для которых и днем — небо темное. И предложил бы различные биотехнические варианты сделать для людей небо светлым ночью, — например, в спектральном интервале реликтового излучения.
И ещё, — похоже, прав tagril насчет влияния Канта — рассуждения Эдгара По о Вселенной заставляют вспомнить кантовскую «вещь в себе».
А так, заметка любопытная — всегда интересны интерпретации всестороннее образованными потомками интеллектуальных текстов не менее образованных двухсотлетних предков.     

Rattus
Rattus
5 месяцев(-а) назад

А биофизик — в отличие от инженера — прекрасно знает, что дальше коротковольнового ИК (~1 мкм.) воспринимаемый диапазон биологического зрения расширить не получится элементарно из-за размеров доступных клетке сенсорных структур и поглощения водой.
Тепловидение змей устроено сильно отлично от зрения, работает только вне водной среды, в общем имеет довольно невысокое разрешение — и в любом случае небо для него будет чёрным — темнее Земли.

Последняя редакция 5 месяцев(-а) назад от Rattus
Vadim Maksimovich
6 месяцев(-а) назад

В 1934ом первый атомный реактор? Вы ничего не перепутали?

газета "Троицкий вариант - Наука"
В ответ на:  Vadim Maksimovich

Перепутали последние две цифры видимо

Vadim Maksimovich
6 месяцев(-а) назад
В ответ на:  Vadim Maksimovich

газета «Троицкий вариант — Наука» И одна из них неправильная. Вынужден констатировать, что вместо науки с вниманием к деталям того, что вы постите, вы всё больше скатываетесь в район жёлтой, околополитической газетёнке.

Максим Борисов
6 месяцев(-а) назад
В ответ на:  Vadim Maksimovich

В 1934 году создана первая количественная теория бета-распада. И в том же 1934 году Ферми выполнил первые крупные экспериментальные работы в области ядерной физики, связанные с облучением элементов нейтронами… Реактор он построил в США в 1942-м. Вероятно, тут попытка была вписать все в одну строку… «…о возможности использования атомной энергии физики заговорили в 1934 году, а в 1942-м Энрико Ферми построил первый атомный реактор…»

газета "Троицкий вариант - Наука"
В ответ на:  Vadim Maksimovich

Vadim Maksimovich Да, автор ошибся, не углядели, но зачем так по хамски? Засим разговор прекращаем.

Vadim Maksimovich
6 месяцев(-а) назад
В ответ на:  Vadim Maksimovich

газета «Троицкий вариант — Наука» Вы бы лучше выводы бы из этого сделали. Но похоже не судьба.

Vadim Maksimovich
6 месяцев(-а) назад
В ответ на:  Vadim Maksimovich

Максим Борисов Это невозможно вписать в одну строку. Вообще никак. Автор, торопясь сдать материал — просто перепутал цифры. При этом ни у кого не щёлкнуло, какой к чёрту реактор в 34ом, если возможность цепной ядерной реакции была показана в конце 30х.

Леонид Коганов
Леонид Коганов
6 месяцев(-а) назад
В ответ на:  Vadim Maksimovich

Нецепляйтис (литовск.).
«Коммуниз(ь)ма — не будет! Будет Олимпиада 80. О.О.О… » (Референт: «Леонидильич! Это — олимпийские кольца!»).
Л.К.
Не люблю редакцыю, но еще более — сталиниздофф, выискивающих блохи и цепляющихся к полной чепухе. Хорошо, хоть не как в фильме Т. Абуладзе «Покаяние», то есть — не в форме донософф типа. Как, ошибка — опечатка типа?! Расстрелять бэз суда!
К.

Rattus
Rattus
5 месяцев(-а) назад

Герберт Уэллс в 1913 году опубликовал роман «Освобожденный мир», где впервые описал будущую атомную войну.

А Альбер Робида — за 20-25 лет до того.

виртуальную реальность придумали в 1980-х годах, а не в 1963-м (Станислав Лем, «Сумма технологий»).

Вообще-то ещё до С.Лема с «Фантоматикой» был Дж.Р.Р.Толкин с «Эльфийским чарованием» (эссе «О волшебных сказках» на основе лекции 1939 г.), В.Ф.Одоевский с «Магнетическими ваннами» (роман «4338-й год: Петербургские письма», частично изданный в 1835 г.), ну, и конечно,- Платон со со своим мифом о Пещере (диалоги «Государство», 370 г. до н.э.).

Так что даже эта статья подтверждает справедливость принципа Арнольда. ;~]

Игорь Фролов
Игорь Фролов
4 месяцев(-а) назад

На самом деле «Эврика» куда более важная работа, чем кажется. Это — программа физики на будущее. Если очистить перевод от бальмонтизмов, от его жеманной поэтичности, неточностей перевода, перед нами предстанет удивительная — словами, а не формулами написанная — теория всего. И те метафизические посылы, которые современные ученые считают поэтической фантазией, данью времени и пр. — окажется физикой будущего. Кстати, думаю, Эдгар По в рамках своей теории смог бы непротиворечиво объяснить свое предвидение — в 1839 он написал про потерпевших кораблекрушение, они остались вчетвером на лодке и трое съели четвертого — Ричарда Паркера. А почти через полвека эта история случилась в реальности — и трое съели четвертого — именно Ричарда Паркера. Таких совпадений между литературой и реальностью довольно много. Современная физика предпочитает все свалить на теорию вероятности — мол, если обезьяна будет вечность стучать на пишущей машинке, она когда-нибудь настучит «Евгения Онегина». Но на короткие исторические периоды приходится слишком много таких обезьяно-совпадений, чтобы считать их случайностями. И «Эврика » Эдгара По еще будет рассмотрена наукой как научная парадигма, опередившая не только свое, но и наше время.

Владимир Аксайский
Владимир Аксайский
4 месяцев(-а) назад
В ответ на:  Игорь Фролов

Понравился ваш пост, похоже, он появился как реакция на затяжные новогодние праздники в пандемической обстановке. Но я не Эдгар По, могу ошибаться.
Провел интернет-верификацию истории с Ричардом Паркером.
Google
Ричарда Паркер съеден Результатов: примерно 7 750
Richard Parker is eaten Результатов: примерно 13 700 000
Англоязычная Wiki подтверждает подлинность истории и единственного задокументированного акта вневременного восприятия Эдгаром По имени и фамилии из будущего, — правда, роман у него тоже единственный. Остается непонятным — Эдгар был внетелесным соучастником события или прочитал о нём в Википедии.
https://en.wikipedia.org/wiki/R_v_Dudley_and_Stephens#Trivia_or_coincidence
В единственном романе Эдгара Аллана По «Рассказ Артура Гордона Пима из Нантакета» (1838) есть второстепенный персонаж Ричард Паркер, которого съели выжившие после кораблекрушения.
Вывод: англоязычные Google и Yahoo проявляют повышенный интерес к проблеме этики поведения в экстремальных ситуациях, неизбежных в космоплавании с участием людей.

Игорь Фролов
Игорь Фролов
4 месяцев(-а) назад

Я не понял вашего гугления — так вы выяснили фальшивость этой истории с реальным Ричардом Паркером? Или вы вообще не верите в подобные совпадения — у вас лично не случались в жизни события, которые невозможно навскидку объяснить в рамках господствующей физической картины?)

Владимир Аксайский
Владимир Аксайский
4 месяцев(-а) назад
В ответ на:  Игорь Фролов

Случались — например, находясь в Ульяновске, непреднамеренно заставил ошибиться телеведущего Виктора Балашова в Москве — вместо тогдашнего генсека ООН У Тана он вслед за мной вместо него вслух назвал Дага Хаммаршельда. На мгновение на его лице появилось недоуменное выражение, — затем он поправился, — назвал правильную фамилию. Это наиболее простой случай. Вот как-то так.

Игорь Фролов
Игорь Фролов
4 месяцев(-а) назад

Да, подобных случаев, особенно, если на них обращать внимание, было и будет много. В основном это либо безагентное действие на расстоянии, либо предсказание будущих событий — включая вещие сны. Но наука этот пласт явлений выводит за свои скобки, хотя как раз истинно научная теория должна не только объяснить уже имеющийся опыт (прошлое), но и предсказать опыт новый (будущее). Т.е., мы по умолчанию соглашаемся, что мир предсказуем формулами, но если предсказание отлито в форму художественную, тут оно классифицируется как совпадение, — при том, что мозг есть камера-обскура, на экран которой проецируются все точки наблюдаемой Вселенной — можно говорить о равномощности внешнего и внутреннего множеств.

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (4 оценок, среднее: 4,50 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: