На острие науки

Экскурсия в Центре протонной терапии ИЯИ
Экскурсия в Центре протонной терапии ИЯИ

C 26 по 30 октября 2020 года, пять дней подряд, 30 учителей базовых школ РАН из разных регионов России слушали лекции ведущих ученых — членкоров и академиков РАН, директоров институтов, — а затем отправлялись на экскурсии. О состоявшемся событии ТрВ-Наука рассказывает Владимир Миловидов.

Школа повышения квалификации преподавателей физики и астрономии (ТШПФ), прошедшая в этом году в четвертый раз, заняла если не совершенно уникальную, то не очень распространенную нишу.

Когда-то, в 2012-м году, ее предложил провести учитель физики Николай Кучер по примеру школы в ЦЕРНе. «Я тогда был директором троицкого Лицея, всю жизнь преподавал физику, шесть лет работал в Институте ядерных исследований. В ЦЕРНе выступали лекторы разных стран, и, кстати, лучшим был признан наш, из Троицка. И тогда мне пришла в голову идея… Понятно, то, что есть в ЦЕРНе, — это высочайшая наука, но подумайте, сколько она занимает из школьной программы? Несколько уроков. А в Троицке есть вся физика. Тут можно увидеть и физику твердого тела, и электричество, и частицы, и лазеры, и оптику — всё!»

В листе ожидания

Претворить в жизнь эту идею оказалось не так просто. Если администрация Троицка сразу дала ей зеленый свет, то получить поддержку министерств оказалось сложнее, а по-настоящему дело сдвинулось, когда идеей загорелся Андрей Наумов — физик, профессор РАН, завотделом троицкого Института спектроскопии (ИСАН), зав­кафедрой Московского педагогического государственного университета (МПГУ) — и его научная группа.

В первый год, 2017-й, основными слушателями стали учителя школ Троицка, а местом для лекций — актовый зал начальной школы. Проводить решили в каникулы — проще и с помещением, и учителя свободны. Это было своего рода обкаткой идеи, или «проповедью перед обращенными». На второй год проект поддержала столица, отправив на повышение квалификации преимущественно молодых учителей — участников проекта «Академический класс в московской школе». ТШПФ прибавила в массовости, но среди слушателей были и те, кто приехал явно по разнарядке.

В 2019-м Андрей Наумов, благодаря участию в корпусе профессоров РАН (это, условно говоря, переходная ступень в членкоры РАН) и поддержке Академии наук, подключил преподавателей из регионов, учителей физики из базовых школ РАН. На этот раз всё происходило в Троицком доме ученых, в зале поменьше, а вот потенциальная аудитория расширилась: на лекции могли прийти и местные школьники, и простые любопытствующие. А некоторые из преподавателей приезжали с самыми активными из старшеклассников.

Так могло быть и в 2020-м, тем более что в этом году Президиум Академии смог выделить средства на проживание и командировочные учителям из 30 базовых школ РАН (а всего их сейчас 108). Но сказал свое слово коронавирус, и само проведение школы оказалось под вопросом. То, что в итоге ее удалось устроить вживую, — почти чудо. В этом году лекции читали прямо в отеле «АМАКС — Красная Пахра», где разместились преподаватели (гостей из города уже не приглашали, только несколько местных учителей побывали на части программы). Некоторые походы в институты в последний момент «слетели» из-за пандемии, а закрытие перенесли из Дома ученых в троицкую «Точку кипения», но в целом школа состоялась в привычном объеме.

«Мы отобрали 35 учителей, из них восемь не смогли приехать из-за ковида, — рассказывает Андрей Наумов. — Но я попросил сделать лист ожидания: благодаря ему мы успели дополнить число участников до 30, из них пара-тройка приехала чуть позднее». Кроме учителей, слушателями стали те, кто помогал Андрею в организации школы, — сотрудники Института спектроскопии РАН и МПГУ, аспиранты, студенты педвуза и физтеха, вызвавшиеся в волонтеры. Для них это тоже возможность получить дополнительные знания.

Ирина, Елизавета, Анастасия — второкурсницы ИФТИСа (Института физики, технологии и информационных систем) МПГУ. Они учатся по программе «Фундаментальная физика на английском языке». «Нам предложили, и мы сами захотели поучаствовать, — рассказывают они. — Наша магистратура специализируется на спектроскопии, и нам было интересно. Теперь мы наконец-то начали понимать, что это такое!»

О хайповом направлении

Типичный день программы начинался в отеле «АМАКС» в девять утра; после обеда в три часа дня автобус вез учителей на экскурсии, темы которых продолжали начатое на лекциях. Так, например, проходил четверг 29 октября. В этот день по просьбам коллег организаторы наладили, пусть в отладочной версии, интернет-трансляцию выступлений. С лекциями о космологии, физике частиц и ядерной медицине выступили представители Института ядерных исследований РАН: академик РАН Валерий Рубаков и его ученик членкор РАН Дмитрий Горбунов, заведующие лабораториями Сергей Гаврилов и Сергей Акулиничев. Тему продолжили исследователи из ФИАНа.

«К каждой школе физиков я готовлю новый интересный результат, — заметил членкор РАН Юрий Ковалёв из ФИАНа. — В прошлый раз это была астрофизика, сегодня расскажу про нейтрино, почему это клево и интересно». Слушатели узнали, что нейтрино — лучший «космический разведчик», помогающий увидеть, например, то, что происходит внутри Солнца; с ним связана новая тема — «мультимессенджерная», она же многоканальная астрономия. За полученные благодаря новым научным приборам результаты сейчас часто дают Нобелевские премии. «А с какой точностью проведены вычисления?» — спрашивает кто-то из зала. «Астрономическая точность — это до порядка величины, — улыбается лектор. — Поэтому мы все в зале примерно 100 кг весом и метр ростом!»

Завершил первую половину дня четверга директор ФИАНа членкор РАН Николай Колачевский. И он буквально с колес поменял тему: в программе было указано применение лазеров в системах навигации и метрологии (те самые сверхточные «атомные часы», которыми занимаются в троицком ФИАНе), но про это разговор уже был на прошлых его лекциях. «Когда меня Андрей пригласил на это мероприятие, была проблема, о чем сделать доклад, ведь спектр того, чем занимается наш институт, очень широк. Чем заниматься, если ты выпускник школы, в каком направлении есть перспектива? Ранее я рассказывал вам о чисто экспериментальной задаче, а сегодня буду рассказывать о хайповом направлении — квантовых вычислениях», — так он начал свою лекцию. И сделал обзор истории и настоящего этой области науки, успех в которой считается сейчас таким же важным, как в свое время — создание атомной бомбы и выход в космос. Россия участвует в этой «квантовой гонке»; принята дорожная карта на 5, 10, 20 лет вперед.

«А ведь мы не можем писать стратегию 20+ без учителей, — комментирует Андрей Наумов. — Потому что те, кто будет заниматься наукой через 20 лет, — нынешние школьники. И мы должны ориентироваться на это, на будущее поколение. И рассказывать не только о том, что уже сделано, но и о том, за чем будущее. Например, Вячеслав Медведев (сотрудник ИСАНа, руководитель компании „РнД-ИСАН“. — В. М.) расскажет не о существующей технологии (нанолитографии) 150 нм, а о технологии 3 нм, потому что за ней будущее. И школьники должны понимать, что впереди».

Сколько в мире ускорителей?

Итак, в четверг 29 октября в три часа дня автобус с учителями приехал на разворотный круг у храма, где расположена инсталляция с надписью «Троицк». Рядом ИЯИ — хорошая возможность сделать фото на память. На фоне храма Троицы и перед поездкой в одну из «научных святынь» — Линейный ускоритель, единственный подобный в Евразии и второй в мире. Вел по нему экскурсию завлабораторией пучка отдела ускорительного комплекса ИЯИ Сергей Гаврилов, и его рассказ стал продолжением утренней лекции. «Сколько всего ускорителей в мире? Пара десятков миллионов? Еще вариант? Больше? На самом деле около 35 тысяч по всему миру. И научные работы занимают ­всего 5%», — подчеркнул он. Остальное — получение радиоизотопов для медицины, радиотерапия и многое другое: например, исследование, почему «седеют» шоколадки, которое делали физики по заказу компании «Нестле».

Экскурсантам повезло — накануне здесь завершился недельный сеанс работы установки. На новом стенде тестировали технику, предназначенную для работы в космосе в условиях жесткого излучения. И после работы рядом с ускорителем сохраняется радиационная опасность, потому вплотную к нему подходить было нельзя (по дорожке, метрах в трех — нет проблем). «Здесь лежат детальки, не рекомендую разбирать их на сувениры, — пошутил Сергей. — Ускоритель ничего не потеряет, а вот вы — можете!»

Сергей Гаврилов и линейный ускоритель ИЯИ
Сергей Гаврилов и линейный ускоритель ИЯИ

«Наверное, вы привыкли, что научная установка — то, что лежит на столе или можно обойти вокруг, а сегодня вы приехали на установку, которая занимает десятки зданий, — продолжил рассказ Сергей Гаврилов. — То, что вы видели из автобуса, — одна большая мегаустановка. Есть здание, отвечающее за электропитание, воздух, цепочка секторов самого ускорителя… Мощность, закачиваемая в каждый из его резонаторов, сравнима с мощностью Останкинской башни». И в длину он примерно такой же, как она по высоте…

Участники экскурсии прошли где-то 150 метров — меньше трети; дальше ускоритель уходил в полутьму. Учителя старались, оставаясь на безопасной дистанции, запечатлеть всё на смартфоны. Потом они приедут и будут рассказывать ученикам, где побывали…

Физика учит мыслить

30 октября в троицкой «Точке кипения» состоялось закрытие школы. Учителей поздравляли и вручали сертификаты успешного прохождения курса повышения квалификации в МПГУ как Андрей Наумов, так и директор ИФТИС МПГУ Сергей Лозовенко и глава Троицка Владимир Дудочкин. А второй основатель ТШПФ Николай Кучер приветствовал коллег теперь просто как учитель. «Я сегодня шесть уроков провел! Когда я был директором, преподавательская нагрузка была минимальная, а сейчас». Послушать все лекции на этот раз он не мог. «Вы получаете здесь то, что нигде больше нельзя получить, — сказал он коллегам. — Вы сможете более глобально и широко мыслить в области физики и, заинтересовавшись сами, заинтересуете детей. Я это испытал на себе».

Один из тех, кто проявил себя в ходе лекций наиболее активно, — учитель физики из новосибирской школы «Горностай» Игорь Потатуркин. Его отметили спецпризом — комплектом учебников — за то, что чаще всех задавал вопросы. На каких именно лекциях? «На второй, седьмой и четырнадцатой! — смеется он. — Не помню. Я задаю вопросы, когда мне интересно, а интересного было много! Особенно то, что связано со Стандартной моделью физики частиц, с квантовыми вычислениями, которые я до сих пор не могу осознать в голове».

Четыре года назад он был в школе ЦЕРНа: «На мой взгляд, интеллектуальная насыщенность здесь больше!» Игорь считает, что никогда не поздно учиться и осваивать новое. Окончил физфак НГУ, испробовал разные профессии; учителем физики стал всего шесть лет назад. «Захотелось заниматься чем-то сложным и вдохновляющим, и пришла мысль попробовать себя в школе, — говорит он. — На мой взгляд, детям нужно передавать не столько знания, сколько ощущение того, что мир богат, интересен и его очень интересно познавать. Детей нужно учить думать, и нам самим, ­учителям, ­нужно учиться ­думать совместно с ребятами. Широкий кругозор этому очень помогает, и цель этой школы, как я ее понимаю, — расширить наш кругозор».

А вот учительский стаж Ольги Красильниковой из Гимназии № 3 Архангельска в шесть раз больше — 37 лет! «Я была и в школе ЦЕРНа, и в Дубне. Здесь всё — на том же уровне. Мы оказались прямо на острие науки», — говорит она. Учитель уже знает, как применить знания: например, в школе сейчас по программе уроки оптики, а о ней много рассказывали в ИСАНе.

В Ольге тоже сразу видно увлеченного своей профессией человека. «Физика — она во всем, она везде. Вы не сможете назвать назвать профессию, где бы не применялись ее достижения, — говорит педагог. — С другой стороны, этот предмет — интеллектообразующий. Физика учит мыслить, она поможет развитию в любой профессии — от повара до генерального конструктора».

Ольга организует в Поморье выездные мастер-классы и уроки для школьников. «Область у нас большая, а населения очень мало — всё разрозненно, людям сложно получить информацию, и мы ездим по области с учителями, — рассказывает она. — Всё бесплатно, на базе одной школы в райцентре, и туда съезжается весь район». То, что она узнала и увидела на лекциях, обязательно пригодится, как и опыты, которые учителя увидели в троицком музее «Физическая кунсткамера». Красильникову волнует, что молодежь не остается в регионе. Хотя там есть свой сильный университет САФУ — Северный (Арктический), самые способные стремятся в Москву. «Я даже здесь встретила свою ученицу на экскурсии в ­ИСАНе!» — говорит Ольга.

Закрытие школы в троицкой «Точке кипения»
Закрытие школы в троицкой «Точке кипения»
Обратный заряд бодрости

Какие новации были представлены на этой школе для учителей? «Появился блок робототехники, возросла ориентация на квантовые технологии, мы всё больше дружим с отделением химии и наук о материалах РАН, — заметил Андрей Наумов. — Школа движется в сторону междисциплинарности. Мы возвращаемся ко временам Ломоносова. Одни знают, что Михаил Васильевич увидел атмосферу на Венере, другие — что он сформулировал законы сохранения массы, а третьим он известен как автор оды Елизавете Петровне. Ломоносов — многостаночник, и, как ни удивительно при нынешнем развитии науки, мы к этому возвращаемся. Физик не может достигать хороших результатов без знания других наук, в том числе и гуманитарных».

В этом году в ТШПФ был серьезный отбор. «На 30 мест претендовали учителя из 108 школ РАН, и приехали самые мотивированные. Это было видно: они сидели и впитывали информацию, — комментирует профессор РАН Наумов. — Растет и уровень доверия, понимания проекта со стороны лекторов и тех, кто ведет экскурсии».

С расширением тем конференция едва умещается в пять дней. Учителя хотят заниматься дольше! Есть и просьбы тиражировать опыт ТШПФ по стране. «Это вторая задача, которую Президиум РАН нас попросил реализовать, обсуждается несколько площадок», — подтверждает Андрей. Что нужно, чтобы всё получилось? «В каждом институте должна быть инициативная группа, заинтересованные лекторы, — отвечает он. — В нашем городе все НИИ доброжелательно относятся к проекту и, несмотря на пандемию, стараются помогать. В каждом есть люди, готовые рассказывать, показывать. Активным людям это обычно нравится. Такие лекторы, как Никита Минаев, Сергей Гаврилов, Кирилл Болдырев, — без них в разы сложнее бы было! Работа эта подвижническая, она отнимает бесконечное количество времени. Нам помогают аспиранты, молодые ученые, а в этом году и студенты. Думаю, они тоже получили пользу от прослушанных лекций!»

Андрей Наумов подчеркнул, что работа со школьными учителями полезна и для ИСАНа, и для МПГУ. Так, в педвузе сейчас столкнулись с проблемой несоответствия сданных абитуриентами ЕГЭ выбранной специальности: профильным предметом при поступлении является обществознание, а сдавать физику, химию, географию будущие учителя этих предметов не должны! С другой стороны, те, кто недобрал баллов в МГУ и другие вузы, могли бы пойти в МПГУ учиться на преподавателей этих предметов, но не могут, потому что сдавать одновременно, скажем, химию и обществознание им и в голову бы не пришло. Возможно, ТШПФ поможет привлечь одаренных выпускников. «Есть большая надежда, что мы сможем начать целевой прием учителей из регионов, чтобы затем возвращались к себе домой с новыми знаниями», — комментирует профессор РАН.

А что получают от конференции сами организаторы? «Обратный заряд бодрости, несмотря на усталость, — говорит Андрей. — Часто те, кто не является узким специалистом, рассказывают о вещах, которые заставляют задуматься. Иногда простой вопрос способен привести к генерации новой идеи. Это взаимополезно».

Фото автора

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 См. также:

  • Последнее пристанище произвола14.07.2015 Последнее пристанище произвола В нынешней экзаменационной системе выявилось слабое звено, где старый, всем хорошо знакомый и совершенно безудержный произвол предстает во всей красе. Это рассмотрение апелляций.
  • Теория без практики — попусту потраченное время16.06.2015 Теория без практики — попусту потраченное время В последнее время я часто веду у школьников практические занятия по гидробиологии на Звенигородской биологической станции. Попадают туда дети следующим образом: существует организация, которая заключает со школой договор о проведении подобных занятий. Эта же организация нанимает преподавателя, который ведет данные практикумы…
  • Леонид Перлов11.08.2020 Отставка Исаака Калины. Послесловие На моей памяти начальников московского образования набирается целых четыре, не считая только что назначенного А. Б. Молоткова, о котором говорить и писать пока нечего. Последовательно руководством в этой области занимались Г. А. Асеев (1962–1986), Л. П. Кезина (1986–2007), О. Н. Ларионова (2007–2011), И. И. Калина (2011–2020). Но пожалуй, никто из его предшественников не удостоился такой реакции общества на свою отставку, как замыкающий этот список Исаак Калина. Причем реакция эта начала проявляться задолго до того, как его отставка стала свершившимся […]
  • 2020-god.com30.06.2020 30 лет реформации В русском языке слова «реформа» и «образование» употребляются последние два десятилетия исключительно в связке. Более того, одно без другого вообще уже представить почти невозможно. Как правило, словосочетание «реформа образовательной системы» дополняется научным термином «эксперимент». С 1999 года наша перманентная реформа, последовательно или параллельно, имела целью…
Подписаться
Уведомление о
guest
1 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Паша
Паша
15 дней(-я) назад

 «лекции ведущих ученых — членкоров и академиков РАН, директоров институтов» — оставим для истории

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: