«Феникс сапиенс» — ответ на мучительную загадку «Ковчега»

Продолжается краудфандинг-кампания для сбора средств на печать бумажного тиража книги Бориса Штерна «Феникс сапиенс» на «Планете» [1]. Больше половины необходимой суммы собрано, и редакция ТрВ-Наука надеется, что проект достигнет своей цели. В электронном виде книга уже издана и находится в открытом доступе [2] — скачать ее можно бесплатно. По словам автора, «Феникс сапиенс» не является продолжением предыдущих его книг — «Прорыв за край мира» (финалист премии «Просветитель», Беляевская премия), «Ковчег 47 Либра», «Ледяная скорлупа». Однако читатели отмечают: есть то, что их объединяет. Об этом — в отзыве Максима Борисова.

Общее между тремя НФ-книгами Бориса Штерна, безусловно, есть, хотя времена, события и герои разные. По меньшей мере книги мало противоречат одна другой, все истории могли происходить в одной вселенной с одной логикой «социального развития цивилизаций по Штерну». (Хотя небольшие нестыковки всё же имеются: скажем, в «Ковчеге» старая цивилизация уже вполне прочно обосновалась на Марсе, а в «Фениксе» ограничились лишь «воткнутым флагом», как понимаю.)

Но в каком-то смысле новая книга так или иначе отвечает на основную (и довольно мучительную) загадку «Ковчега»: куда же делось «старое человечество», почему оно не отвечало на послания «цивилизации Ковчега»?

Во всех книгах — и в «Прорыве» — «Скорлупе» (у европиан), и в «Ковчеге», и в «Фениксе» — общество испытывает подъемы и спады, хотя обычно так или иначе возрождается после небольшого, серьезного или же поистине катастрофического упадка, причем каждый раз такой Большой Охряст вызван не внешними, а сугубо внутренними причинами (прежде всего циклическим изменением отношения к науке, технологиям, тягой к знаниям, а главное, к тем представителям цивилизации, которые собственно и двигают вперед эту самую науку и технологии).

Стоило ли эти книги писать? Безусловно, стоило. Может, там недостаток приключений в привычном смысле слова — каких-нибудь эпичных сражений и драматичного противостояния всяким суперзлодеям (в «Ковчеге», думаю, всякого редактора НФ потрясут первые главы, где один разговор сменяется… последующими разговорами; в «Фениксе» неспешное роуд-муви по реке первобытных людей длиной больше полугода спугнет многих нетерпеливых читателей). Но есть ведь главное (для тех, конечно, кто разделяет ценности автора) — эмоции от всего происходящего с этим миром, от общих неудач и побед. Благодаря этому книги сильно запоминаются.

А может вся цивилизация на планете погибнуть, причем по сугубо внутренним причинам и даже не в результате какого-то военного противостояния? (Вероятно, в этом и основная оригинальная идея.) В принципе, наверное, может, хотя нам пока ни один подобный случай, конечно, не известен. Великие империи погибали, в той или иной степени деградировали, но люди на их территории так или иначе продолжали жить. Более того, ни один «упадок» на Земле не был в полной мере безусловным: человеческая мысль всегда искала какие-то новые пути для самовыражения — в культуре, в искусстве, в религиозной жизни. Почти всегда в какой-то иной точке земного шара зарождалась какая-то новая мощная цивилизация, впитывающая в себя остатки прежней. Всё это разнообразие, как считает Борис Штерн, может быть подточено глобализацией (и тогда мы все рухнем синхронно и почти безальтернативно), однако поистине огромное число людей и локальных сообществ само по себе ведет к увеличению разнообразия (как и обилие геномов дает больше вариаций противостояния какой-либо болезни). Скорее всего, многочисленное человечество содержит в себе противоядие от любой возможной катастрофы, но всё же поручиться за это никто не сможет…

Забавно, что в результате всех этих размышлений (или, наоборот, просто по своей природной склонности) автор всякий раз ищет выход в некой частной инициативе, а не в возрождении государства. В этом смысле он не одинок. Тут дело даже не в либертарианской повестке дня и не в «правых либералах» а-ля Айн Рэнд и Латынина, а скорее что-то в духе «анархо-капитализма» Хайнлайна и Вернора Винджа.

Некоторая печаль у меня лично имеется по поводу выпадов в сторону «постмодернизма», сетевой культуры, современных социальных явлений и т. п. Это всё объяснимо, поскольку автор относится к тому поколению ученых, что «привыкло всё делать своими руками» и с трудом осваивается в новой интернет-реальности, считая ее хрупкой, противоестественной, а многие поднимаемые проблемы — надуманными. Это всё, разумеется, не крайний случай и почти неизбежно, но все-таки жаль…

Тем не менее характер и взгляды автора диктуют ему и способ издания своих книг опять же в виде «частной инициативы»: трудно представить, что редактор со стороны или издатель будет диктовать Борису Штерну, как ему следует писать и править свои книги. Поэтому он всё это контролирует сам, отказываясь от любых не устраивающих его «разумных поправок». Увеличению читательской аудитории это, может быть, в целом и вредит, но делает ее более сплоченной, а книги «аутентичными».

  1. planeta.ru/campaigns/phoenix_sapiens
  2. trv-science.ru/phoenix

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 См. также:

  • "Феникс сапиенс"13.07.2020 Вышла новая книга Бориса Штерна «Феникс сапиенс» "Троицкий вариант" совместно с "Тровантом" выпустил новую книгу Бориса Е. Штерна "Феникс сапиенс" (фантастика), пока только в электронном виде. Книга выложена в открытый доступ. Жанр книги определить не так просто – в ней присутствует и научная фантастика, и «постапокалипсис» в фоновом режиме, и путешествия, и исследовательские экспедиции, и элементы антиутопии с утопией и многое другое.
  • Круглый стол «Российская научная фантастика» в «Архэ»14.03.2017 Круглый стол «Российская научная фантастика» в «Архэ» ...Давайте сразу к делу. Темой является научная фантастика — существует ли она в России? Если «да», то какой ценой, если «нет», то почему? Первый вопрос: Что происходит с научной фантастикой в России и в мире? Какие виды фантастики существуют? И какие из них не являются научной фантастикой, но имеют к ней отношение?
  • 11.08.2020 Большой Охряст и птица Феникс Наш главред Борис Штерн рассказал, над чем он работал в течение года в свободное от науки время.
  • Топим за хюгге, или «Словарь перемен 2015–2016»18.12.2018 Топим за хюгге, или «Словарь перемен 2015–2016» Ближе к Новому году принято подводить итоги. «Словарь перемен 2015–2016», только что опубликованный писательницей и филологом Мариной Вишневецкой — это тоже ­своеобразный итог, но не истекающего года, и даже не прошлого, а двухлетия перед ними, уже заслоненного ближайшими событиями. «Словарь перемен 2015–2016» — это улов словечек, возникших в 2015–2016 годы в русском языке или заимствованных из социальных жаргонов и других языков; но еще больше в нем в разной степени устойчивых словосочетаний и даже целых фраз, связанных с общественно-политической жизнью…
Подписаться
Уведомление о
guest
1 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Max Kammerer
Max Kammerer
4 месяцев(-а) назад

Н-дас. Это было во здравие или за упокой? Неважный анонс.

Последняя редакция 4 месяцев(-а) назад от Max Kammerer
Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (4 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: