Возвращение «катынской лжи»

Демонтаж мемориальных досок в Твери (Фото: live_tver / Vk)
Демонтаж мемориальных досок в Твери.
Фото: live_tver / Vk

7 мая 2020 года с фасада здания Тверского государственного медицинского университета (ТГМУ) были сняты две мемориальные доски, установленные в 1991 и 1992 годах в память о жертвах советского политического террора. Решение об установке первой доски с текстом «В память о замученных. Здесь в 1930–1950-е годы находилось Управление НКВД — МГБ по Калининской области и внутренняя тюрьма» принял исполком Тверского горсовета по инициативе Тверского отделения Общества «Мемориал». В следующем году была установлена доска с текстом на польском и русском языках «Памяти поляков из лагеря Осташков, убитых НКВД в Калинине. Ради предостережения мира — Катынская семья».

Вторая доска напоминала, что жертвами террора в Калинине (ныне Твери) были не только наши соотечественники, но и польские военнопленные — узники Осташковского лагеря НКВД (89% которых составляли служащие полиции). Их расстрел — часть операции НКВД СССР, в ходе которой в 1940 году были расстреляны и другие группы польских военнопленных — армейские офицеры, содержавшиеся в Козельском и Старобельском лагерях НКВД, а также некоторые категории арестованных польских граждан, содержавшихся под следствием в тюрьмах Западной Украины и Западной Белоруссии — всего почти 22 тыс. человек.

Вся операция была проведена по решению Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 года, формальной основой для которого стала записка наркома Берии в ЦК ВКП(б) Сталину, согласно которой польских военнопленных и узников тюрем необходимо было казнить «исходя из того, что все они закоренелые, неисправимые враги советской власти». Военнопленных (14,5 тыс. человек) расстреляли в апреле — мае 1940 года, казни заключенных тюрем, вероятно, затянулись до лета 1940 года.

Захоронения расстрелянных польских офицеров — пленников Козельского лагеря — в 1943 году были обнаружены в Катынском лесу недалеко от Смоленска и эксгумированы немцами при участии Технической комиссии Польского Красного Креста. Вплоть до 1991 года Катынь оставалась единственным достоверно известным местом захоронения польских военнопленных, почтовая переписка которых с семьями оборвалась в 1940 году. Поэтому за всей операцией, предпринятой по решению Политбюро от 5 марта 1940 года, закрепилось собирательное название «катынский расстрел» или «катынское преступление».

В Польше родственники жертв этого преступления (пленников всех трех лагерей и заключенных тюрем) уже давно объединились в региональные общества «Катынская семья». В 1991 году по инициативе и на средства Федерации обществ «Катынская семья» была изготовлена и по согласованию с тверскими областными и городскими властями установлена памятная доска на здании Тверского мединститута (ныне ТГМУ), в котором до 1950 годов находилось областное управление НКВД — МГБ СССР и внутренняя тюрьма, в которой производились расстрелы.

Катынский расстрел выделяется из страшной череды сталинских злодеяний не числом жертв, а тем, что в массовом порядке были бессудно казнены именно военнопленные, убивать которых во всем мире — включая дореволюционную Россию — считалось и считается величайшим позором, тягчайшим военным преступлением.

Другая особенность этого злодеяния — это «катынская ложь». Расстрелы и другие репрессии против собственных граждан наша страна хоть и с оговорками, через силу, поначалу лишь частично, но все же признавала уже с 1956 года. Однако при этом в расстреле польских военнопленных СССР с самого обнаружения катынских могил и затем на протяжении 47 лет официально обвинял гитлеровцев, ссылаясь на сообщение от 24 января 1944 года возглавляемой академиком Николаем Бурденко «Специальной комиссии по установлению и расследованию обстоятельств расстрела немецко-фашистскими захватчиками в Катынском лесу военнопленных польских офицеров». Звучащие же на Западе утверждения о расстреле польских военнопленных советскими органами объявлялись в официальных демаршах СССР «инсинуациями геббельсовской пропаганды» и «гнусными измышлениями, пущенными в ход нацистами». За всей этой официальной советской практикой впоследствии укоренилось емкое название «катынская ложь».

СССР признал вину только через полвека после казни польских военнопленных. 13 апреля 1990 года было опубликовано Заявление ТАСС о «непосредственной ответственности за злодеяния в катынском лесу Берии, Меркулова и их подручных», а сами злодеяния квалифицировались в нем как «одно из тяжких преступлений сталинизма».

В том же 1990 году советская Главная военная прокуратура приступила к расследованию уголовного дела по факту расстрела польских пленных, и в первые годы работы следственная группа военных прокуроров достигла впечатляющих результатов. В процессуальном порядке были установлены достоверно не известные до этого места захоронений расстрелянных польских военнопленных из Старобельского и Осташковского лагерей — на окраине Харькова и близ села Медное, где ГВП провела частичные эксгумации в 1991 году. Следственной группе удалось установить инициаторов, организаторов и участников расстрельной операции 1940 года, найти и допросить некоторых из них, включая бывшего начальника Управления НКВД по делам военнопленных Петра Сопруненко и бывшего начальника Управления НКВД по Калининской области Дмитрия Токарева. Удалось предметно разоблачить фальсификацию «доводов» и «свидетельств», положенных в основу «Сообщения…» комиссии Бурденко.

В 1992 году по распоряжению президента Бориса Ельцина были обнародованы решение Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 года и другие документы, изобличающие верховную власть СССР — Иосифа Сталина и членов Политбюро Климента Ворошилова, Вячеслава Молотова, Анастаса Микояна, Михаила Калинина, Лазаря Кагановича — в том, что это они распорядились расстрелять польских военнопленных и заключенных.

В 2000 году были открыты Государственные мемориальные комплексы (ГМК) «Катынь» и «Медное», включающие мемориальные кладбища наших сограждан, расстрелянных в годы сталинского террора, а также кладбища казненных польских военнопленных из Козельского и Осташковского лагерей. Оба ГМК были сооружены по специальному постановлению Правительства Российской Федерации от 19 октября 1996 года.

Признание совершения катынского преступления Советским Союзом закреплено специально принятым заявлением Государственной Думы Российской Федерации от 26 нояб­ря 2010 года.

Казалось, что на государственном уровне «катынская ложь» в России преодолена и отброшена. Даже несмотря на то, что после 1990 года вплоть до настоящего времени различные отрицатели совершения катынского преступления Советским Союзом из числа сталинистов и националистов, тоскующих по коммунистической империи, в своих многочисленных выступлениях и публикациях внушали слушателям и читателям, что польских военнопленных на самом деле расстреляли немцы, а признание нашей страной вины государственных органов СССР — это результат всемирного антироссийского заговора.

В частности, отрицатели утверждают, что на мемориальном кладбище в ГМК «Медное» польские военнопленные, взятые в советский плен в 1939 году, вовсе не захоронены, а если там и погребены какие-то поляки — то это не 6 300 пленников, содержавшихся в Осташковском лагере в 1939–1940 годах, а всего 243 человека. задержанных органами НКВД в 1944–1945 годах на территории Польши, а затем якобы приговоренных военным трибуналом к расстрелу за участие в нападениях на красноармейцев в прифронтовой зоне. Остальные же погребенные в могилах на территории мемориального кладбища — это якобы красноармейцы, погибшие в боях с германской армией в 1941 году, либо умершие от ран в годы войны, когда в Медном дислоцировались эвакогоспитали и медсанбаты Красной армии.

На основании таких утверждений отрицатели требуют ликвидации польского мемориального кладбища в ГМК «Медное». При этом они намеренно замалчивают результаты частичной эксгумации, проведенной на участке нынешнего ГМК «Медное» в 1991 году советской ГВП, и значительно более полной эксгумации, проведенной в 1995 году польскими специалистами по согласованию с российской стороной и при ее технической поддержке. Книгу «Убиты в Калинине, захоронены в Медном» (Москва, 2019), в которой опубликованы детальные данные и документальные материалы обеих эксгумаций, отрицатели просто игнорируют.

В результате обеих эксгумаций были установлены и исследованы все 23 могильные ямы с останками польских военнопленных. Из-за далеко продвинутого разложения и фрагментации даже костных останков, а также из-за того, что большинство могильных ям не исследовалось «до дна», в результате эксгумаций удалось определить лишь нижнюю границу числа захороненных — не менее 2 358 человек. Вместе с останками из ям были подняты многочисленные артефакты польского происхождения: фрагменты служебного обмундирования довоенной польской полиции (от темно-синего красителя мундиров в тот же цвет окрасилась и земля в могильных ямах), форменные пуговицы и кокарды с изображением польского герба в виде орла, письма от семей на польском языке, адресованные пленникам в Осташковский лагерь, другие личные документы, бумаги с дневниковыми записями пленников, обрывающимися в апреле 1940 года, различные предметы личного пользования, в том числе лагерные самоделки — деревянные коробочки для табака с вырезанными польскими надписями «Ostaszkow», фрагменты советских газет с поддающимися прочтению датами выпуска, самая поздняя из которых — 7 мая 1940 года.

Однако все отрицатели были частными лицами, а не представителями государства. Российские же государственные власти на протяжении последних 30 лет уже не обвиняли немецко-фашистских захватчиков в расстреле польских военнопленных и признавали ответственность сталинского режима за Катынскую трагедию.

Но последние события в Твери показывают, что сейчас ситуация в корне изменилась. Памятные доски сняты с фасада бывшего здания областного управления НКВД не какими-то частными лицами — вандалами и хулиганами, а сотрудниками предприятия, исполняющего задания городских властей. Инициаторы и исполнители этого акта прикрываются предписанием официального представителя государственного надзорного ведомства — и. о. прокурора центрального района Твери Э. Э. Байдина. В своем представлении он, вслед за отрицателями, сослался на то, что документальные основания, подтверждающие факт расстрелов в здании нынешнего ТГМУ, якобы отсутствуют, и намеренно проигнорировал тот факт, что такие документы на самом деле имеются в несекретных материалах «катынского» следствия ГВП. Один из таких документов — протокол допроса следователем ГВП бывшего начальника УНКВД по Калининской области Д. С. Токарева (также опубликованный в книге «Убиты в Калинине, захоронены в Медном»). В несекретных материалах следствия ГВП имеются протоколы допросов и других сотрудников калининского областного УНКВД того времени, сообщивших в своих показаниях, что именно в этом здании находилась внутренняя тюрьма и в ней производились расстрелы узников.

Трудно представить, чтобы громкая акция снятия памятных досок была предпринята городскими властями без ведома и одобрения областного правительства и губернатора Тверской области. В тот же день с адреса e-mail Управления информационной политики Правительства Тверской области был разослан одиозный пресс-релиз в тверские СМИ, большинство из которых (в частности официоз «Тверские ведомости») немедленно воспроизвели на своих страницах его содержание, включая заключение: «Демонтаж фейковой мемориальной доски на фасаде ТГМУ стал одним из шагов по восстановлению исторической правды». Однако пресс-релиз и повторившие его тверские СМИ претендуют на «восстановление исторической правды» не только в Твери, тиражируя фальшивое утверждение отрицателей о том, что якобы при эксгумации в Медном в 1991 году были обнаружены и опознаны останки всего 16 польских граждан, и бредовое сообщение о том, что некоторые поляки из списка жертв в Катыни якобы «оказались живы после весны 1940 года и даже воевали против фашистов в составе партизанских отрядов».

Представление и. о. прокурора Э. Э. Байдина и пресс-релиз Управления информационной политики Правительства Тверской области свидетельствуют, что позорная для нашей страны «катынская ложь» возродилась на уровне региональных государственных органов. Предстоит ли ее возвращение на федеральном уровне?

Александр Гурьянов, зам. председателя совета Научно-информационного
и просветительского центра «Мемориал»

От редакции. Сбор подписей против демонтажа мемориальных досок памяти жертв сталинских репрессий идет на странице trv-science.ru/o-demontazhe-memorialnyx-dosok/

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться
Уведомление о
guest
2 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Yuri Guguev
5 месяцев(-а) назад

Это путинизм. Большая ложь обязательна!

Пал Палыч
Пал Палыч
4 месяцев(-а) назад

22 тыщ поляков?
вообще говорить не о чем. мелочь какая-то.
20 миллионов своих, русских уничтожили — вот о чём забывать нельзя!

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (12 оценок, среднее: 3,92 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: