Японская высшая школа. Взгляд изнутри

В этом номере мы публикуем серию статей по теме академической этики, а более конкретно — о том, как в разных университетах мира регулируются романтические отношения между преподавателями и студентами. После серии скандалов в МГУ, ВШЭ и др. вузах нам показалось важным рассказать о международном опыте прописывания процедур, позволяющих рассмотреть случаи харассмента или избежать его. По-видимому, без таких процедур, явно зафиксированных в этических кодексах российских университетов, мы снова и снова будем наступать на одни и те же грабли.

Наталья Новикова
Наталья Новикова

Я закончила магистратуру филологического факультета СПбГУ в 2012 году и пять лет проучилась в Цукубском университете в Японии, подрабатывая помощником преподавателя и консультантом в университетской библиотеке. Получив в 2018 году докторскую степень, я начала работать в нескольких университетах Токио, один из которых, Университет Цуда, является старейшим женским учебным заведением Японии.

Когда меня попросили написать о взаимоотношениях между студентами и преподавателями в японских университетах, мне вспомнился первый семестр в роли преподавателя в апреле 2018 года (учебный год в Японии начинается в апреле). Свою первую группу, с которой я должна была заниматься практическим английским, я сначала учила, как создавать документы в Word, отправлять письма по электронной почте, записывать домашнее задание. В конце семестра в анкетах, в которых студенты оценивают отношение к ним преподавателя, учебные материалы, домашнюю работу и другие составляющие урока, я получила «спасибо, что носились с нами». Такие отклики очень вдохновили, но не облегчили мою работу.

Анкетирование является способом обратной связи между студентом, преподавателем и администрацией университета и проводится во всех университетах регулярно. Студенты заполняют анкеты в конце каждого семестра, и по результатам такого анкетирования никого, скорее всего, не уволят, но если на вас поступила жалоба о том, что вы часто задерживали студентов, то с вами будут разговаривать старшие преподаватели и настоятельно рекомендовать так больше не делать.

Отмечу, что система школьного образования в Японии не готовит школьников к самостоятельной студенческой жизни, поэтому в вузы они часто приходят совершенно беспомощными. Вся система среднего образования нацелена на то, чтобы подготовить ребенка к поступлению в вуз, поэтому школьники заняты зубрежкой с утра до позднего вечера. Эта система не предполагает работу с неуспевающими, приводя детей к серьезным стрессам и расстройствам психики, и является одной из причин того, что в Японии очень высок уровень детских самоубийств [1]. 

В результате не справившиеся со стрессом перестают посещать школу, их успеваемость падает, и они не только попадают в менее престижные учебные заведения, но и часто оказываются не способными учиться и на занятиях могут разрыдаться от самого простого вопроса. Поэтому преподавателям вузов приходится уделять студентам и организации их учебного процесса гораздо больше времени, особенно на первом курсе.

Одна из моих коллег на каждого студента заводила карточку, после каждого урока она писала ему в карточке комментарии и рисовала солнышко, если все получилось хорошо, или облака, если в этот раз он не очень старался. Карточки я не завожу, но с некоторых пор кроме учебников начала носить еще и плюшевого медведя в сумке на случай непредвиденных слез, поскольку даже одобряюще похлопать по плечу студента я не могу.

Студентам в университете помогают не только преподаватели, но и многочисленные методисты, которые готовы оставить любую работу и броситься на помощь растерянным студентам.

На структуру отношений между студентами и преподавателями влияют прежде всего пол и статус. В 2019 году Япония оказалась на 121 месте из 153 стран во всемирном рейтинге равноправия полов [2]. Эти рейтинги говорят не только о том, что женщин в японской политике и на руководящих должностях почти нет, но также о том, что женщин мало и в науке. В самом престижном японском вузе, Токийском государственном университете, только 20% студентов женского пола. То же можно сказать и про преподавательский состав [3]. На просторах интернета ходят списки престижных вузов, в которые идти не стоит, если хочешь выйти замуж, поэтому девушки иногда боятся туда поступать, опасаясь, что их шансы на рынке невест упадут.

У многих до сих пор в памяти скандал с несколькими престижными медицинскими вузами, который развернулся в 2018 году [4], когда выяснилось, что на протяжении многих лет юношам при поступлении завышали баллы, в результаты чего у девушек балл оказывался ниже и они не проходили по конкурсу. Причиной такого отношения к абитуриенткам послужило убеждение университетского руководства в том, что женщины могут надолго оставить работу после замужества и рождения детей, что в свою очередь может грозить острой нехваткой врачей в медицинских учреждениях. В 2019 году первый раз после скандала число девушек, поступивших в медицинские вузы страны. превысило число молодых людей [5].

Из-за того, что преподавателей-женщин мало, более того, научные гранты, право быть первым автором научной статьи и профессорские должности с пожизненным наймом (tenure) чаще достаются мужчинам, то преподавателей-мужчин, занимающих высокие университетские должности, оказывается во много раз больше. Поэтому преподаватели-мужчины иногда превышают свои служебные полномочия и пользуются своей властью над студентами и младшими научными сотрудниками.

Самые громкие истории, связанные с домогательствами и превышением власти над подчиненными в академических кругах были в 1990-х годах. В одной из таких историй магистрантка Педагогического института Наруто за год получила от своего научного руководителя 70 писем. Сначала содержание писем было относительно невинным, преподаватель справлялся о жизни и учебе студентки, а потом начал предлагать ей покинуть университет, настаивая на том, что единственная цель, по которой она пришла учиться, — это найти себе кавалера. Последние его письма носили откровенно сексуальный характер. Магистрантка просила научного руководителя оставить ее в покое, но просьбы ее не были удовлетворены, и в результате она перестала посещать университет, впала в депрессию и не смогла закончить университет и поступить в аспирантуру. Преподаватель был на год отстранен от работы, затем вернулся к своей должности преподавателя без возможности вести научное руководство. В результате длительных судебных разбирательств студентка получила материальную компенсацию.

Этот и многие другие случаи привели к ужесточению мер по пресечению харассмента и внесению поправок в закон о равных возможностях, а также созданию в начале 2000-х годов центров помощи при университетах в обязанности которых входят консультации по вопросам разных типов харассмента (maternity, power, sexual and academic), помощь жертвам, обучение персонала и просвещение студентов (создание памфлетов и листовок) [6].

Работу этих центров можно было наблюдать в действии в марте 2020 года, когда выяснилось, что два доцента (женщина и мужчина) Токийского университета неоднократно повторяли аспиранткам на своих семинарах, что женщины не могут сочетать замужество, материнство и науку, а людям, у которых сложилась личная жизнь, лучше бросить научную деятельность. Аспирантки пожаловались на харассмент в один из таких центров, и в результате расследования, которое длилось с 2018 года, один из доцентов был отстранен от работы на шесть месяцев, а другая вынуждена была принести публичные извинения.

Такие разоблачения стали возможны только благодаря тому, что сейчас у каждого японского университета есть свод правил поведения, которые разъясняют, что такое харассмент и определяют недопустимое поведение. Университеты, в частности, запрещают преподавателям встречаться со студентами вне территории кампуса, подвозить студентов на машине, прикасаться к студентам, и остро шутить над студентами. Нарушение некоторых из этих пунктов может грозить увольнением.

У каждого университета есть официальные e-mail адреса, и преподавателям запрещается вступать в переписку со студентами с личной почты или обмениваться какими-либо другими контактами (телефонами, контактами мессенджеров). В некоторых аудиториях стоят камеры наблюдения, двери в аудиториях стеклянные, и если назначена встреча с научным руководителем противоположного пола один на один, то дверь в кабинет должна быть открыта на протяжении всей встречи, чтобы любой проходящий мимо кабинета сотрудник мог видеть, что происходит внутри. Возможно, такие практики стоит перенести и в Россию.

Наталья Новикова,
японовед, Университет Тамагава (Япония)

  1. Suicide rise among Japan kids blamed on stifling schools amid calls for societal change // The Mainichi, October 18, 2019.
    mainichi.jp/english/articles/20191018/p2a/00m/0na/011000c
  2. Mind the 100 Year Gap // World economic Forum, December 16, 2019. weforum.org/reports/gender-gap-2020-report-100-years-pay-equality
  3. Tomohiro Osaki. From bad to worse: Japan slides 11 places to 121st in global gender equality ranking // The Japantimes, December 17, 2019. www.japantimes.co.jp/news/2019/12/17/national/social-issues/japan-121st-global-gender-equality-ranking/; At Japan’s Most Elite University, Just 1 in 5 Students Is a Woman // The New York Times, 8 December 2019.
    nytimes.com/2019/12/08/world/asia/tokyo-university-women-japan.html
  4. Chelsea Szendi Schieder. A «Necessary Evil»? Keeping Women Out of Medical Schools Won’t Fix What Ails the Japanese Medical Profession // The Asia-Pacific Journal, April 1, 2019. Vol. 17. Is. 7. N. .2. apjjf.org/2019/07/Schieder.html
  5. Chisato Tanaka. Women pass scandal-hit Tokyo Medical University’s entrance exam at higher rate than men // The Japantimes, 21 May 2019. japantimes.co.jp/news/2019/05/21/national/women-pass-scandal-hit-tokyo-medical-universitys-entrance-exam-higher-rate-men/
  6. The University of Tokyo Rules on the Harassment Counseling Center // u-tokyo.ac.jp/content/400029491.pdf

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Подписаться
Уведомление о
guest
2 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Михаил Родкин
Михаил Родкин
2 месяцев(-а) назад

Господа, а не перебор? Стоит ли так уж вовсе изгонять из отношений гендерную компоненту? Мне бы казалось, пресекаться должно только физическое или психологическое насилие. Особенно жестко, если оно использует административную компоненту. Честно, не уверен, что игровая толика насилия вредна в отношениях … это же как перчик к мясу. И ведь это решается, вроде, элементарно просто — практикой благожелательного рассмотрения жалоб. А так … психологического отчуждения в нашем мире и так хватает, стоит ли его специально насаждать ?

Леонид Коганов
Леонид Коганов
2 месяцев(-а) назад

По содержанию последнего абзаца текста целиком согласен с рекомендациями уважаемого автора — госпожи Н. Новиковой. Ну оченно неплохо было бы, имхо, перенести эту практику в отеч преподавание в высшей школе.
Л.К.
Спасибо автору за связный качественный текст.
К.

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (3 оценок, среднее: 3,33 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: