«Мир Адама существует благодаря изменчивости»

Владимир Мирзоев. Фото из личного архива
Владимир Мирзоев. Фото из личного архива

О том, как идет работа над фильмами и спектаклями, как расколдовываются табу и как зреет замысел, почему так мало пьес и сценариев о жизни ученых, рассказал ТрВ-Наука режиссер Владимир Мирзоев. Беседовала Наталия Демина.

Как вам сейчас живется при карантине? Удается ли продолжать заниматься творчеством?

— Так случилось, что последние пять лет я больше работал за письменным столом, чем в репетиционном зале или на съемочной площадке. В Москве («внезапно», по мановению чьей-то волшебной палочки) не стало для меня работы. Из моих коллег только один человек протянул мне дружескую руку — худрук ­РАМТа Алексей Владимирович Бородин. За что ему безмерно благодарен. Это я к тому, что привыкать к карантину для меня невеликий труд — я и так давно в карантине. Правда, в связи с другой эпидемией, поразившей начальственные умы. Сижу себе на даче, слежу за тем, как пандемия охватывает планету, читаю, смотрю кино, пишу стихи, пьесы, эссе.

Режиссером становятся или рождаются?

— Как в любой другой профессии, в режиссуре существует ремесло, навыки и приемы. Они являются результатом индивидуального опыта и стечения случайных обстоятельств, и сумма их уникальна. Но это не всё, и это, пожалуй, не главное.

Режиссер должен быть визионером и исключительно талантливым коммуникатором, ведь миллионы людей входят в его воображаемый мир, и они должны поверить в реальность этого мира, в его условную необходимость.

Если режиссер покорно следует моде, некоему одобренному (сверху или снизу) стандарту, это уже проб­лема. Кому нужны сто или даже десять однояйцевых близнецов-режиссеров? Режиссер — это уника, неповторимый художественный язык. Но это не значит, что нельзя воровать или, лучше сказать, заимствовать у великих предшественников.

Культура — это единое семантическое поле, здесь идет постоянное перекрестное опыление. Цитировать можно и даже необходимо — чтобы почувствовать себя свободным от авторитетов, от их мощной гравитации, которая не дает взлететь твоему таланту. Когда ты цитируешь, ты вступаешь с великими мастерами в диалог, причем на равных. От сознания к сознанию идет свет разума и сочувствия.

И это еще одно важное качество, необходимое режиссеру, — быть свободным человеком. А с этим в нашей локальной цивилизации, сами понимаете, дело швах. Конечно, коммуникативные способности можно развить, однако звезды, генетика, культура семьи тоже играют существенную роль. Кстати, Станиславский считал, что в нашей профессии неплохо иметь коктейль западных и восточных кровей. У самого Константина Сергеевича была бабушка-турчанка.

Если бы вы спросили, сколько лет требуется практикующему режиссеру, чтобы стать мастером, я бы сказал: лет 12–15. И потом есть еще лет 12, чтобы раскрыть свою поэтику в полной мере. А вот дальше — самое интересное. Скажу об этом чуть позже, отвечая на другой вопрос.

Как вам приходят в голову идеи спектаклей? Долго ли зреет идея? Меняется ли она после диалога с актерами или вы стараетесь сохранить первоначальный замысел?

— Выбирая пьесу, я думаю о нескольких вещах. Первое: как этот текст работает с актуальной реальностью и с коллективным бессознательным моей аудитории (например, с травмой поколений), ведь театр — искусство контекстуальное. Какие табу расколдовывает пьеса (и будущий спектакль). Потому что это основная функция искусства вообще и драматического театра в частности — расколдовывать табу, снимать фрустрацию, избавлять от фобий. Наше общество в этом смысле трудный, но интересный пациент.

Второе: я смотрю, есть ли в этой пьесе интересные, многоплановые роли для моих друзей-актеров. Это важное условие игры — актеры растут ролями. Наконец, третий, технический аспект: сумеет ли конкретный театр N (и его труппа) адекватно воплотить мой замысел. Этот аспект я часто упускал из виду, и мои спектакли погибали из-за глупости или некомпетентности руководства. Теперь я стал внимательней.

Иногда любимая пьеса лежит в портфеле годами — томится, ждет своего часа и совпадения трех вышеизложенных параметров. В любом случае не позволяю своим фантазиям забегать слишком далеко, чтобы потом не потеть над новой редакцией проекта. Первоначальный замысел всегда очень импрессионистичен, это скорее смысловое пятно, нежели готовая структура. Изредка — пространственный образ.

Спектакль я сочиняю не в тиши кабинета (которого у меня нет), но с моими коллегами — художником, композитором, хореографом. И, разумеется, я сочиняю его вместе с актерами и для актеров. Театр — это синергия. Иногда проект рождается под счастливой звездой — решения принимаются быстро, находится театр, продюсер, талантливая труппа, оторвались от земли и полетели.

Как удается в, казалось бы, известных сюжетах «Ревизора», «Вишневого сада» и «Бориса Годунова» найти то, отчего зрители начинают видеть эти произведения в новом свете? В чем секрет оживления классики?

— Как я уже сказал, любая пьеса, классическая или написанная вчера, — это волшебный экран для коллективной Психеи. Проекции происходят — значит, фильм или спектакль живет и отражает в публику свет (смыслы). Если нет, то мы имеем дело с чем-то мертворожденным. Политический пейзаж подвижен или не очень, но экзистенциальный пейзаж подобен ртути.

Классика совершает славное плавание по временам и странам, обрастая интерпретациями, как ракушками. Само это плавание происходит благодаря универсальным качествам текста. Каждое поколение читает его заново, интерпретируя на свой лад. А эта вариативность целиком зависит от многослойности вещи. Классический текст устроен сложно. Или, наоборот, обманчиво просто, но с опорой на архетипы.

Можете ли смотреть созданный вами спектакль или кинофильм отстраненно?

— Лет через 10 после ­премьеры — могу.

Бывает ли у вас психологическое выгорание? Если да, то как вы с ним боретесь?

— В нашей профессии выгорание, как правило, связано с исчерпанностью художественного языка. Или иначе: энтропия в режиссуре — это автоматизм метода. Я уже говорил, что режиссер созревает и раскрывается в своем языке на дистанции 20–30 лет. Потом начинается жестокий кризис, нужно меняться вместе с подвижным пейзажем, разбивать ветхие сосуды, обжигать на жертвенном огне новые. А это очень страшно. Это чревато потерей статуса, авторитета.

Да и силы уже не те — думает мастер и пытается вновь и вновь повторить свой успех. Но контекст за 30 лет радикально изменился, старые приемы не работают и никого не вдохновляют. И начинается деградация мастера и человека. Сначала деградирует эстетика, потом этика. Как писал Джузеппе Лампедуза: «Если мы хотим, чтобы всё осталось по-прежнему, всё должно измениться». Мир Адама существует благодаря изменчивости.

Раньше гремели книги и фильмы «Иду на грозу», «Девять дней одного года», «Белые одежды»… В Театре на Малой Бронной играли «Физиков-лириков». Как вы думаете, почему сейчас так мало фильмов и спектаклей о науке и ученых? Ученые перестали быть героями, интересными обществу?

— Для хозяев корпорации «Россия» (в узком кругу они называют себя «новыми дворянами», но, если без эвфемизмов, это силовики) любой интеллектуал — ученый, писатель, журналист — является конкурентом в битве за глубинный народ. Создатели смыслов, люди с критическим мышлением могут на раз-два про­анализировать и расколдовать официальную мифологию/демагогию. Зачем же хозяевам России рекламировать конкурента?

Государству Путина нужны солдаты, полицейские и те, кто обеспечивает добычу нефти и газа. Ученые пусть валят на Запад или курят в сторонке. Конкурировать эти самозваные аристократы не любят, не умеют и не хотят. Монополия на ресурсы и мощный полицейский щит дают им ощущение собственной правоты и неуязвимости…

А что касается общества, оно безвольно и бессильно, оно полностью истощено чудовищным ХХ веком. Поэтому часть аудитории будет по инерции смотреть сериалы про ментов и бандитов, а другие тридцать (или уже пятьдесят?) процентов будут уходить в Интернет и искать альтернативу.

Интересно ли вам то, что происходит в современной науке? Если да, то какие научные новости за последние годы привлекли ваше внимание?

— Сейчас мое внимание полностью приковано к пандемии COVID-19. Это очень странный и опасный вирус, настроение у многих людей апокалиптическое. Другие (и среди них мои близкие друзья) демонстрируют фантастическую беспечность, пренебрежение к чужой жизни. Я понимаю, что это защитная реакция, и все-таки поражен и обескуражен такой реакцией. Поэтому стараюсь не пропускать важную информацию по этой теме.

При вашей загруженности наверняка на книги остается не так много времени. Удается ли читать научно-популярные книги? Что вам понравилось за последние три года?

— Да сейчас-то как раз времени для чтения сколько угодно… Мне нравятся книги американского популяризатора науки Митио Каку — «Будущее разума», «Физика невозможного», «Физика будущего» и другие. Меня интересует квантовая механика — не математическая ее основа (здесь я беспомощен), но экстраполяция ее принципов и гипотез на современную философию и психологию.

И конечно, я много всего читаю по истории, политологии, философии. На меня огромное впечатление произвела книга Игоря Яковенко «Познание России: цивилизационный анализ». Исключительно интересна книга Глеба Павловского «Ироническая империя». Буквально проглотил новую монографию Александра Эткинда «Природа зла: сырье и государство».

Одному из классиков социологии науки Роберту Кингу Мертону принадлежит тезис, что наука может по-настоящему процветать только в условиях свободы и демократии. Верно ли это для кино и театра?

— Процветать — безусловно. Разнообразие дискурсов, идей, форм возможно только в атмосфере свободы и демократии. В авторитарных и тем более тоталитарных системах культура деградирует, становится безнадежно провинциальной. Сто цветов категорически не желают цвести под гнетом идеологии. Потому что идеология не только создает многочисленные табу — она заставляет им следовать, угрожая осквернителям «священных ценностей» насилием и отлучением от ресурсов. А культура, как я уже сказал, работает именно с табу.

Я знаю, существует мнение, что сопротивление материала делает искусство более изощренным. Чем жестче политический режим, тем тоньше должны быть инструменты в (дрожащей) руке художника. Предлагаю адептам этой концепции составить на досуге список выдающихся писателей, режиссеров, ученых, уничтоженных советской властью.

А теперь добавьте к этому списку тех молодых людей, кто был кооптирован, куплен с потрохами, развращен и нравственно раздавлен. В этом подлом искусстве путинизм может соревноваться со сталинизмом.

— Каким вы видите театр и кинематограф через 50 лет?

— О, это очень долгий и интересный разговор. Если Адам переживет пандемию (естественно, я на это надеюсь), через 15–20 лет мы будем как к себе домой входить в виртуальную реальность. Возможно, COVID-19 ускорит этот процесс. Эта технология превратит кинематограф в нечто большее, чем развлечение или даже искусство.

Адам бесконечно расширит свой чувственный опыт, а значит, и рефлексии станут на порядок сложнее. Тут прямая зависимость. Например, люди, которые путешествуют, видят другие страны, другие культуры, сильно отличаются от «домоседов»: у путешественников более открытое сознание.

Что касается театра: опыт непосредственного живого общения будет цениться еще больше. Кроме того, в прекрасном новом мире людей будет больше, а работы для них — в разы меньше. И тут человечество вынужденно вернется в свое детство — будет структурировать время с помощью игры. У театра может появиться новая социальная (и психотерапевтическая) функция.

Владимир Мирзоев
Беседовала Наталия Демина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
2 Цепочка комментария
37 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
3 Авторы комментариев
Оля ГерасименкоОля ГерасименкоЛеонид КогановАлександр Денисенко Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Александр Денисенко
Александр Денисенко

Об изменчивости на злобу дня (Победы) есть и альтернативная точка зрения…

Моему поколению

Евгений Агранович

К неоткрытому полюсу мы не протопчем тропинки,
Не проложим тоннелей по океанскому дну,
Не подарим потомкам Шекспира, Родена и Глинки,
Не излечим проказы, не вылетим на Луну.

Мы готовились к этому, шли в настоящие люди,
Мы учились поспешно, в ночи не смыкая глаз…
Мы мечтали об этом, но знали прекрасно – не будет:
Не такую работу век приготовил для нас.

Может, Ньютон наш был всех физиков мира зубастей,
Да над ним ведь не яблоки, вражие мины висят.
Может быть, наш Рембрандт лежит на столе в медсанбате,
Ампутацию правой без стона перенося.

Может, Костя Ракитин из всех симфонистов планеты
Был бы самым могучим, осколок его бы не тронь.
А Кульчицкий и Коган – были такие поэты! –
Одиссею бы создали, если б не беглый огонь.

Нас война от всего отделила горящим заслоном,
И в кольце этих лет такая горит молодежь!
Но не думай, мой сверстник, не так уж не повезло нам:
В эти черные рамки не втиснешь нас и не запрешь.

Человечество будет божиться моим поколеньем,
Потому, что мы сделали то, что мы были должны.
Перед памятью нашей будет вставать на колени
Исцелитель проказы и покоритель Луны.

1944, 2-й Белорусский фронт

Леонид Коганов
Леонид Коганов

«Нас не нужно жалеть, ведь и мы — никого б не жалели,
Перед нашим комбатом — как пред Господом Богом — чисты…»
Кажется, из Семена Гудзенко, цитирую по памяти.
Интересно (я этого не знаю — Л.К.), господин Агранович, он выжил в Отечку, или сложил голову за Победу? Хотелось бы знать.
Л.К.

Оля Герасименко
Оля Герасименко

Евгений Данилович Агранович выжил в Отечественную и дожил до 92 лет, но в 1944 он не мог этого знать. Его друзья Михаил Кульчицкий и Павел Коган уже погибли (1942 и 1943). А Семён Гудзенко написал своё стихотворение в 1945.

Оля Герасименко
Оля Герасименко

Действительно, стихотворение Семёна Гудзенко «Моё поколение», которое мы знали и любили, сразу приходит в голову. Специально проверила, что оно было написано позже.

Леонид Коганов
Леонид Коганов

Спасибо за отклик. Стих Гудзенко, насколько помню из его прижизненного издания, могу ошибаться, послевоенный. Но тот же стиль, я не спец, что это — по ритмической основе? Как называется?
Л.К.

Александр Денисенко
Александр Денисенко

Известная поэма про Луку М в застой выдавалась у дворовой шпаны за творение Пушкина. Размерчик и вообще. Спасибо, Леонид, за проявленный интерес.
Агранович больше известен по песне про героев былых времён. Такое видовое разнообразие, о котором и пишет автор статьи. Есть Коля из Уренгоя, есть Агранович. Самойлов, Кульчицкий и Коган.
Нужен какой-то позитив в нынешние времена для людей с лица необщим выраженьем.

Оля Герасименко
Оля Герасименко

Агранович известен и ещё раньше, например, песней «Я в весеннем лесу пил берёзовый сок, …» и ещё некоторыми, в том числе ещё с войны.

Леонид Коганов
Леонид Коганов

Из фронтовых поэтов я предпочитаю Бориса Абрамовича Слуцкого и Александра Трифоновича Твардовского (Теркин, простите, везде и всюду! — Л.К.).
К дальнейшему — я перепутал название коржавинского стиха в пятистопном анапесте. Правильно «Вступление в поэму», а не «Введение…» как ранее указывал, не проверстав заголовок (детская ошибка при правке, прошу меня извинить, Коллеги! — Л.К.).
Л.К.

Оля Герасименко
Оля Герасименко

Уважаемый Леонид, что касается предпочтений в поэзии – очень Вас понимаю. Для меня погружение в стихи конкретного автора это чаще всего очень личная история. Через какие-то события, через кого-то из близких друзей. Могу много лет жить, совсем не ощущая смысловых и эмоциональных точек соприкосновения. А когда «накроет» – тоже какие-то стихи (возможно, всего несколько) станут очень близки или по крайней мере эмоционально со-ощутимы, а с какими-то надолго или навсегда контакта не будет. Так, кстати, и с Давидом Самойловым. Хотя среди коллег и друзей с середины 70-х были люди, близко с ним знакомые, и он сам ещё долго был жив. И уже намного позже, не помню, начиная с чего, вдруг оказалось, что он где-то рядом. Возможно, узнала, что он автор каких-то давно знакомых и любимых стихов. В июне 2015-го была на вечере, посвящённом его 95-летию, в целом это было довольно глубокое погружение и я очень рада, что выбралась. Хотя меня удивил выбор ведущего и некоторых исполнителей, но, видимо, при формировании программы таких официальных мероприятий существуют подковёрные игры, которые «нам, гагарам, недоступны». А возможно, я слишком строга. Вдруг будет когда-то интересно – есть полная видеозапись от 02.06.2015, которую можно посмотреть, войдя через одну из соц.сетей или пройдя регистрацию: https://meloman.ru/concert/k-95-letiyu-poeta-davida-samojlovamne-vypalo-schastebrbyt-russkim-poetom/. Есть много записей… Подробнее »

Оля Герасименко
Оля Герасименко

Уважаемый Леонид, решила ответить Вам не на основании просто общих представлений слегка просвещённого человека (т.е. своих), а спросить классного профессионала, которой я полностью доверяю. Что касается предпочтений в выборе более близкого автора – это её личный выбор, долго думала, не убрать ли финальную фразу, но решила оставить. Возможно, Вы считаете иначе. Все мы разные и все имеем право думать и чувствовать по-разному.
Цитирую:
«У этих двух стихотворений совпадает размер — пятистопный анапест. Но у Аграновича размер время от времени переходит на тонический (выпадает один слог), что придает ему выразительности. Совпадает также и рифмовка.
Тематика совпадает только отчасти. У Аграновича получилось, по-моему, оригинальнее и глубже.»

Леонид Коганов
Леонид Коганов

Большое спасибо за справку / раз’яснение.
Принял к сведению про пятистопный анапест.
Л.К.

Оля Герасименко
Оля Герасименко

Осторожненько! :) Пятистопный анапест это нечто архаичное, архетипическое и громоздкое, не пораньтесь :)

Леонид Коганов
Леонид Коганов

Где в слове «анапест» надо ставить ударение, на какой по счету слева направо гласной?
Заранее признательный,
Л.К.

Оля Герасименко
Оля Герасименко

Ну как — на второе «а», то есть анАпест.

Леонид Коганов
Леонид Коганов

Спасибо!
Л.К.

Оля Герасименко
Оля Герасименко

Небольшое дополнение вдогонку, что значит «Совпадает также и рифмовка». Цитирую: «Совпадает структура a-b-a-b и чередование женских рифм с мужскими.»

Леонид Коганов
Леонид Коганов

Вот этого я пока не понял, на конкретных примерах желательно продемонстрировать бы.
На «ковиде», виноват, на «вынужденном типа досуге» вспомнил еще «Введение в поэму» Наума Коржавина с тем же строением стиха:

Ни к чему, ни к чему, ни к чему полуночные бденья
И мечты, что проснешься в каком-нибудь веке другом.
Время? Время дано…

Так и прижизненный сборник Наумом Моисеевичем был назван:
Время дано. Стихи и поэмы. М.: Худож. лит., 1992, 319 с., см. стр.42.
Л.К.

Оля Герасименко
Оля Герасименко

Что касается теории рифмы — думаю, по этой теме мы сами можем найти пояснения и примеры, можно, допустим, посмотреть тут https://proza.ru/2006/06/10-20 или выбрать ещё какие-то основательные доступные источники. По размеру стиха «Вступление в поэму» действительно похоже тоже на пятистопный анапест, хотя структура строк там иная (вижу вариант https://stih.pro/vstuplenie-v-poemu/ot/korzhavin и вариант http://rulibs.com/ru_zar/poetry/korjavin/1/j16.html, к своему стыду, не знаю точно, каков авторский вариант). Вот про размер попробую спросить, хотя не могу обещать скорый отклик.

Леонид Коганов
Леонид Коганов

https://imwerden.de/publ-5959.html
Л.К.
Спасибо за Ваши труды и хлопоты. Они не напрасны, убежден.
К.

Оля Герасименко
Оля Герасименко

Да не за что — мне самой интересно при возможности в чём-то таком разобраться. За ссылку на книгу спасибо, вижу приведённый в печатном сборнике вариант. Вообще замечательно, что выкладывают в доступ сканы хороших книг, запощу эту ссылку ещё где-нибудь в сети. Потому что сейчас у всех так: самим нет сил искать и читать что-то такое, а когда ссылка попала под глаз — многие будут рады заглянуть, хоть ненадолго.

Оля Герасименко
Оля Герасименко

По «Вступлению в поэму» цитирую профессионала: «Да, он, родимый! Пятистопный анапест. А лесенка — это уже дополнительно, для, например, усиления пауз.» Так что Вы очень точно почувствовали.

Александр Денисенко
Александр Денисенко

Уважаемый Леонид. Про Аграновича в последние годы вышло много материалов. Я не историк.
Лучше Вам навести справки в интернете, которым Вы доверяли бы сами. Агранович господином
уж точно не был.

Леонид Коганов
Леонид Коганов

https://stihi.ru/2019/02/04/3272
Спасибо, уважаемый А.В., много для меня совершенно неожиданного.
Л.К.

Александр Денисенко
Александр Денисенко

Дорогой Леонид! Я ещё больше рад мелькнувшей перспективе взаимопонимания.
Когда Вас долго нет в эфире, я начинаю подумывать — не начать ли розыск. Не случилось
ли у Вас чего.
А вообще я просто хотел поздравить читателей ТрВ с Днём Победы. И нашёл как мне казалось подходящий текст Аграновича.
Кстати, там в стихе Рембрандт на ампутации правой. Автор был ещё и талантливый скульптор. Это он в медсанбате. Без правой…
Ещё раз Вам доброго самочувствия. Как автор статьи пишет — за видовое разнообразие.

Леонид Коганов
Леонид Коганов

А.В.! Вы как истинный колмогоровец все, простите, совмещаете со всем на свете. Вопреки принципу, что, дескать, разделяй и…
На параллельной ветке пишете о некоей Струфиан Самойловой. «Почэму нэ знаю?» (Лаврэнтий об Акад. Леонтовиче). Может, дадите ссылку — спраффку / скидку на типа бедность? Заранее признательный,
Л.К.

Александр Денисенко
Александр Денисенко

http://lit.peoples.ru/poem/22825.html
Но мой комментарий касался письма клуба 1 июля об исправлении отечественной науки в ответ читателю 01.01.09
Поэма Струфиан, в свою очередь — ответ великому нашему об обустройстве России.

Ох, что Сорос с нашим образованием сделал своими лекалами….
Неужели Бесогон прав?
Надеюсь про Разумовского из комментария Оли Герасименко известно?
Книжка вышла совсем недавно.Они с Аграновичем — пара.
С неизменным к Вам уважением
А.В.

Леонид Коганов
Леонид Коганов

Спасибо!
Не понимаю, увы, кстати, кажется, Тимур Кибиров — тоже, поэзии Д. Самойлова. Увы, не мое.
Л.К.

Оля Герасименко
Оля Герасименко

А я вот, кстати, абсолютно не понимаю поэзии Тимура Кибирова и ещё много кого, в моём случае это «не моё». Всё это в порядке вещей.

Оля Герасименко
Оля Герасименко

Уважаемый Александр, предполагаю, что Вы ошиблись: у Евгения Аграновича правая рука (как и левая), к счастью, была цела. Мы знаем скульптора без правой руки, потерянной на фронте — Льва Разумовского, но думаю, что не его имел в виду автор. Они не были знакомы и к тому же никто не знал, что Лев Разумовский займётся скульптурой после войны. Возможно, это просто художественный образ. Попробую спросить.

Александр Денисенко
Александр Денисенко

Да, там мог лежать Разумовский. Моя ошибка. Да и не он один.

Оля Герасименко
Оля Герасименко

Да вообще имелся в виду солдат, который мог бы стать *художником*, а не скульптором (хотя Лев Разумовский и рисовал), так что предложенный мной вариант не очень корректен по смыслу стиха. Но, конечно, не в конкретной фигуре суть.

Оля Герасименко
Оля Герасименко

Посмотрела на сайте — Лев Разумовский и художник тоже. Можно посмотреть фотографии некоторых живописных работ (https://lev-razumovsky.org/rus/oils.htm — не знаю, все ли) и графики (акварели https://lev-razumovsky.org/rus/watercolours.htm, портреты https://lev-razumovsky.org/rus/graph_portraits.htm, рисунки https://lev-razumovsky.org/rus/drawings.htm, шаржи https://lev-razumovsky.org/rus/sharzhi.htm)

Оля Герасименко
Оля Герасименко

Добавился и сразу куда-то исчез мой комментарий, что Лев Разумовский был также художником. Возможно, из-за превышения числа ссылок на внешние сайты? Там было четыре ссылки на разделы сайта с фотографиями его живописных и графических работ.

Оля Герасименко
Оля Герасименко

Только что дотянулась до знатока и спросила про тех, кто упоминается в стихотворении Аграновича.
Кульчицкий и Коган — понятно, мы сами знаем.
Подтвердилось, что Костя Ракитин тоже реальный человек, в каких-то материалах нашлись даже его следы.
А вот Ньютон и Рембрандт это точно собирательные фигуры и никто конкретно из знакомых автора не имелся в виду.

Оля Герасименко
Оля Герасименко

Уважаемый Леонид, спасибо за ссылку — как-то недосуг лишний раз самой что-то нажать или взять с полки книгу стихов, но перечитываю с радостью. Единственное, имейте в виду, что в интернете очень часто помещают стихи не в точной авторской версии, это сплошь и рядом. Если в принципе конкретные стихи знаешь, то может насторожить, и то не всегда. Да и если заподозрил ошибку — не всегда знаешь / помнишь, какая версия верная. А если кто-то читает впервые, может не заметить неточность. Например, в первом стихотворении по ссылке «Вечный огонь» одна погрешность явно видна, о второй можно не догадаться, но чтобы узнать, как на самом деле у автора, тоже придётся поискать — ведь достоверность версий в интернете никак не отмечается. Зато самое искажаемое при исполнении и написании место тут записано верно :)

Леонид Коганов
Леонид Коганов

Уважаемая О.Г.! (Второй инициал мне неизвестен, простите покорнейше — Л.К.).
Скажите, господин Л.Разумовский — не автор ли памятника школьникам-фронтовикам около «испанской» школы, что возле храма, где А.С. Пушкин, кажется, венчался с Нат. Гончаровой?
Там в мое время (заканчивал ЦМШ при Консе, затем ушел в математику) регулярно воровали скульптурные штыки у трехлинеек.
Л.К.

Оля Герасименко
Оля Герасименко

Получила исчерпывающий ответ: в Москве ничего не установлено из работ Льва Разумовского. Памятники на свежем воздухе его авторства – это Летчик, установленный в Петербурге (http://lev-razumovsky.org/rus/compositions/letchik.htm), и надгробие-кенотаф Я.В.Смушкевича на мемориальном кладбище авиаторов в пос. Монино под Москвой, установленный уже после смерти Л.Р. (https://lev-razumovsky.org/rus/portraits/smushkevich_bronze.htm).

Оля Герасименко
Оля Герасименко

И ещё — вдруг будет интересно. Лев Разумовский не писал стихов, но оставил одни из самых честных и искренних воспоминаний о том, как совсем юным «ходил на войну» (местами 16+), на посвящённом ему сайте они удобно представлены с доступом к конкретным фрагментам: https://lev-razumovsky.org/rus/books/neva95.htm (можно читать прямо оттуда, можно скачать в разных форматах).

Леонид Коганов
Леонид Коганов

http://classic.newsru.com/blog/25may2020/rasskazdeda.html
Выдающегося, имхо, современного русского поэта Всеволода Олеговича Емелина ну оченно уважаю по его, считаю, совершенно замечательным стихам и стихотворным сборникам.
Как и его замечательного друга Евгения Лесина. Пишу безо всякого стебалова — на полнейшем серьезе типа.
Л.К.
Можно пробить фамилии по Сети.
К.

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (3 оценок, среднее: 3,33 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: