При пандемии нельзя игнорировать науку

Рекомендации для стран постсоветского пространства по актуальным на данный момент мерам противодействия эпидемии COVID‑19

Михаил Фаворов. Фото Р. Бахтиярова
.
Фото Р. Бахтиярова

1. Страны бывшего СССР практически одновременно вступают в ситуацию, которую можно обозначить как (пандемия) COVID-19 инфекции.

2. Правительствами предпринимаются большие усилия по защите от завоза COVID-19 и возможного распространения инфекции. Однако во всех странах есть случаи, а в некоторых — признаки укоренения (эндемификации) инфекции COVID-19.

3. Большинство вспышек COVID-19 в мире началось с медицинского учреждения. Сценарий один и тот же — поступление больного в стационар, пренебрежение данными эпиданамнеза (возможного контакта с больными, приезда из эндемичной зоны), нахождение в общей палате и даже попадание в реанимацию на аппарат ИВЛ с диссеминацией вируса в стационаре, городе, провинции и стране в целом (Италия).

4. Реальные финансовые средства ограничены, внешние карантины (борьба с завозом) больше не эффективны, а средства расходуются значительные. Представляется, что при числе эндемичных случаев COVID-19 равным или большим, чем число регистрирующихся завозных, «внешние» карантины могут быть ослаблены для сосредоточения на «внутренних» карантинных мероприятиях.

5. Для COVID-19 эндемичных территорий основным возможным приемом помещения на карантин является карантинизация на дому. Однако этот прием возможен при социальном согласии населения на его проведение и требует большой разъяснительной работы.

6. Медицинские системы должны сосредотачиваться на тяжелых больных. Помещение на карантин контактных и/или лабораторно-выявленных COVID-19 положительных среди здоровых в медучреждениях недопустимо из-за ограниченных возможностей медицинских учреждений. Внутренняя карантинизация должна планироваться и создаваться либо по месту жительства, либо по месту санаторно-курортных и/или других учреждений вне медицинских центров.

7. Диагностирование COVID-19 методом ПЦР:

  • Тестирование лучшими возможными тестами (по качеству ПЦР тестов) дает до 3% ложноположительных и ложноотрицательных результатов. Использование «срочно созданных» тестов, без соответствующей проверки качества этих тест-систем, в НЕ-сертифицированных, НЕ-лицензированных, НЕ-аккредитованных лабораториях еще более ухудшает «аккуратность» результатов.
  • Работа в три смены малоподготовленных специалистов (потому что подготовленные есть только на одну смену) еще более ухудшает показатели предсказуемого значения положительно результата.
  • То есть более 10% (по оценкам некоторых специалистов, до 20%) от числа тестированных могут иметь ­неправильный результат.
  • При этом ложноположительных лиц (фактически здоровых по COVID-19) могут госпитализировать/помещать на карантин с лицами истинно положительными (инфицированными). В этом случае будет иметь место нозокомиальное (внутрибольничное) заражение. В Китае даже сообщалось о смертных случаях у таких лиц.

Ложноотрицательные результаты оставляют зараженных в обычных условиях с распространением инфекции среди населения.

8. Необходима организованная, утвержденная страновыми регламентами система медицинского менеджмента случая COVID-19.

  • Кого (тяжесть, возраст…); куда (в какие мед. учреждения…); каким способом (скорая, самотеком…) госпитализировать. Есть ли свободные больницы? Куда переводить или что делать с больными с другими болезнями, которые уже находятся в х, определенных для работы с COVID-19.

9. Основной сложностью подготовки является ограниченное число аппаратов искусственной вентиляции легких — основного прибора «выживания» в тяжелых случаях COVID-19, а также относительно ограниченное число боксированных палат для изоляции возможных больных COVID-19, особенно с наиболее контагиозными формами болезни.

10. Необходимо интенсивное, срочное обучение медицинского персонала на всех уровнях системы здравоохранения стран, включая систему первичной помощи, клиники и больницы, лаборатории, другие звенья оказания медицинской помощи. Вопрос: кто будет обучать? есть ли специалисты?

11. Существенное социальное давление на медиков последних лет (с судебными преследованиями за ошибки) делает возможным следующие сценарии:

  • Напряжение в коллективе после заболевания первого медицинского сотрудника с возросшим числом «больничных» среди медиков.
  • Массовое увольнение и отказ от работы после первой смерти сотрудника больницы (имело место в других странах).
  • В связи с этим необходимо предусмотреть роль воен­ных врачей и других медработников, которых желательно обучить принципам ведения тяжелых респираторных больных.

diaprepsystem.com/f/rekomendacii_mfavorova-covid19_0.pdf

Михаил Фаворов, докт. мед. наук, профессор, президент DiaPrep System — международный эксперт в области общественного здравоохранения и эпидемиологии, посвятивший более 40 лет изучению и предотвращению инфекционных заболеваний в различных регионах мира: от редких видов а в Средней Азии до брюшного тифа в Кении и Мали


При эпидемии нельзя игнорировать науку

Василий Власов
Василий Власов

Ясный текст Михаила Фаворова отвечает почти на все разумные вопросы, а неразумных много, и не стоит на них отвечать. Обратимся к другим сторонам проблемы.

В России реакция правительства и его специализированных министерств и ведомств (Минздрав, Роспотребнадзор) была и остается неадекватной текущему состоянию эпидемии. Из последнего: именно в тот день, когда Фаворов написал совершенно точно, что меры по ограничению ввоза новых случаев на территорию страны могут быть ослаблены, их усилили, объявив «домашний самокарантин» обязательным для всех прибывающих из-за рубежа. При этом никто не озаботился обеспечением этих мер ресурсами, хотя бы для выписки предписаний.

Из предшествующих дней самым диким было решение помещать под строгую обсервацию в больницы здоровых людей. Это бессмысленная трата ресурсов, путь к внутрибольничному заражению и способ вызвать у граждан страны недоверие и возмущение именно в то время, когда доверие и солидарность — самое главное.

Сегодня в разных городах страны планируется или уже начинается массовое тестирование на COVID-19. Это очень дорого, трудозатратно, приводит к новым объемам ненужной работы. Поясню почему. Если тест дает 95% правильных, истинно положительных результатов у больных и 95% правильных, истинно отрицательных результатов у здоровых, то при массовом тестировании получается следующее.

Предположим, что инфицировано 2% населения. Это значит, что в миллионном городе — 20 000. Не инфицировано 980 000. Тест будет положительным у 0,95*20 000 = 19 000 инфицированных и у 0,05*980 000 = 49 000 здоровых. То есть, даже если бы тест был выполнен мгновенно, то всё равно 1000 продолжила бы жить в обществе и передавать инфекцию. Между тем тест дает результат не мгновенно, и днями инфицированные люди все равно остаются в сообществе. Когда появятся результаты тестирования, окажется, что на 19 000 людей, которых полезно изолировать, приходится 49 000, изоляция которых принесет только вред, — они, находясь с инфицированными в закрытых помещениях, заразятся с большой вероятностью. Эти массы людей заблокируют больницы. Важно, что лабораторное выявление инфицирования не приводит ни к какой пользе для оказания медицинской помощи.

Для оказания помощи важнее обеспеченность медицинских организаций подготовленными кадрами и аппаратурой, лекарствами. Увы, это большая проблема в России. Она не решалась десятилетиями и не может быть решена сейчас. Рекомендация Роспотребнадзора, данная в разгар эпидемии, обеспечить больницы аппаратами для экстракорпорального обогащения крови кислородом абсолютно фантастична, нелепа своей несвоевременностью и нереалистичностью.

Россия, может быть, более других стран, которые условно называют развитыми, оказалась неготовой к эпидемии в кадровом и материальном плане. В материальном плане 20 лет делался акцент на централизованные закупки дорогостоящей диагностической и лечебной техники («томографов»). При этом текущее обеспечение медицинских организаций осталось примерно на уровне 1990-х годов. Подготовка кадров должна была быть планомерной, заблаговременной со времен птичьего а. Планы должны были быть гласными, такими, чтобы все бизнесы и все граждане были осведомлены о мерах, которые будут предприниматься в эпидемию, у бизнесов должны быть , как реагировать на эпидемию. К сожалению, у нас даже «стратегический штаб отрасли» оказался в растерянности. Например, планы профилактических посещений поликлиник отменили только в середине марта.

Самая большая проблема в том, что по сложившейся уже традиции правительство игнорирует науку. Соз в связи с эпидемией штабы, и комитеты состоят только из бюрократов. Ученые рассматриваются только как источник ответов на заданные начальниками вопросы, в то время как начальники не понимают, какие вопросы задавать. До той поры, пока в стране не появится традиция создавать независимые консультативные комитеты ученых, облеченные правом независимо и открыто давать рекомендации правительству, реакция на возникающие проблемы останется такой, какая она сейчас: хаотичная и неэффективная.

Василий Власов,
докт. мед. наук, вице-президент Общества специалистов доказательной медицины


Серьезных прогнозов сейчас сделать невозможно

Если что и хотелось бы подчеркнуть, так это то, что очень много по новостям гуляет разной информации, которая, может быть, и аккуратна с научной точки зрения, но в переносе на практические медицинские и здравоохранительные подходы становится псевдонаучной.

Например, то, что эксперименты на клетках не являются достаточным основанием, чтобы выдавать рекомендации по лечению. Модели работают ровно настолько, насколько верны их предположения и аккуратны вводимые данные, и т. д. Всем хочется некоторой определенности, но в реальности пока известно недостаточно, чтобы делать серьезные прогнозы по эпидемиологической ситуации, эволюции вируса, разрабатываемому лечению или м.

Егор Воронин,
Chief Operating Officer, Worcester HIV Vaccine


Наука не может сразу дать на все вопросы

(с facebook.com/irina.yakutenko/posts/10158019808374800)

Дискуссия под моим постом в «Фейсбуке» о том, что стратегия жесткого карантина не единственно возможная, выявила одну очень важную проблему, которая, очевидно, еще не раз аукнется нам в этой пандемии. Эта проблема — существование нескольких точек зрения по какому-то вопросу, у каждой из которых, с одной стороны, есть некие научные обоснования, а с другой — их недостаточно для того, чтобы признать эту точку зрения единственно верной.

Подобная ситуация не редкость для науки. Более того, это нормальное состояние науки, когда какая-то тема находится в стадии изучения. Ученые про это хорошо знают, что, впрочем, нисколько не мешает представителям разных лагерей истово отстаивать именно свое видение вопроса. Конечно, они не просто спорят: они проводят эксперименты, разрабатывают модели, ируют статистику, но вот беда — уверенность в том, что именно их гипотеза верная, зачастую приводит к искажениям. То есть дизайн эксперимента и интерпретация его результатов могут быть, скажем так, не совсем объективны. И это тоже нормально: со временем, когда много других групп повторят эксперименты, уточнят модели и еще раз соберут статистику, станет понятно, какой из лагерей был прав.

Но людей, далеких от науки, такая неопределенность очень смущает. Популяризаторы, да и просто весь культурный код современной цивилизации, транслируют обществу идею, что наука — последнее мерило истины. Собственно, так оно и есть: пока нечто не будет доказано хорошими научными методами, достоверность этого нечто сомнительна. И уж точно мы понимаем, что нечто — фигня, если хорошими научными методами было доказано, что оно не работает.

Однако всё это не означает, что наука сразу дает нам ответ на вопрос, правильно что-то или нет. Пока предмет изучения новый, определенности нет. И это имеет пагубные последствия для общества, которому внушают, что наука дает ответы на все вопросы. Не разбираясь в механике науки, люди делают вывод, что Бог не всемогущ (именно Бог, потому что такое отношение к науке сродни религии), а значит, нужно искать ответы где-то в альтернативных областях. И они немедленно их находят. Все эти «доктора из Китая», «сливы» и «инсайды», «проверенные» народные средства и т. д. мгновенно распространяются и принимаются на веру, потому что просто ждать в условиях неопределенности невыносимо. Вирус страшно опасен, мы все умрем, а наука молчит! Так нельзя, нужно срочно действовать! (Или наоборот: да фигня всё этот ваш вирус, сколько их уже было, не нужно менять обычный образ жизни.)

Желание взять ситуацию под контроль — очень сильная черта Homo sapiens, благодаря которой во многом мы и выстроили цивилизацию. Но у этой черты есть обратная сторона: когда взять под контроль что-то мы не можем, то всё равно пытаемся это сделать, совершая разные глупости (которые на этапе, когда однозначных ответов нет, очень сложно отличить от неглупостей). Боюсь, следующие месяцы мы еще не раз это увидим. Что хуже всего, увидим не только на индивидуальном уровне, но и на уровне государств. И последствия таких глупостей могут нам дорогого стоить. Но при этом ничего не делать тоже нельзя, если ты государство. В общем, не хотела бы я сейчас быть лицом, принимающим решения.

Ирина Якутенко,
научный журналист

facebook.com/irina.yakutenko/posts/10158019808374800

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

См. также:

Подписаться
Уведомление о
guest
246 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Михаил Родкин
Михаил Родкин
2 года (лет) назад
В ответ на:  Леонид Коганов

А вот это немного странно. Ведь проблема как бы не столько в том, чтобы НЕ передать вирус, а в том, чтобы не передать их больше чем защитная система другого человека справится. А если человек хорошо себя чувствует, то значит в нет вирусы неудержимо НЕ размножаются — они могут быть, но не много. И такой много вирусов передать НЕ может. Разве что другому и малого их числа оказалось достаточно, чтобы заболеть.

Михаил Родкин
Михаил Родкин
2 года (лет) назад

Интересное как бы статистическое свидетельство наблюдаемой перегрузки системы здравоохранения Москвы. Если за последние 47 дней прокоррелировать число выявленных заболевших и смертельных случаев, то корреляция 0.91. Так как болезнь развивается (обычно) не мгновенно, то число вновь заболевших и умерших как бы связано быть не должно. Видимо, это показатель перегрузки системы здравоохранения, при большом числе вновь поступающих не хватает ресурсов выхаживать тяжелых. Так ли?

Михаил Родкин
Михаил Родкин
2 года (лет) назад

Еще интересный факт. После введения очередных строгих ограничений и очередей в среду в метро в Москве в четверг число вновь заболевших резко упало, но потом в пятницу-субботу резко пошло вверх, обогнав раннее наблюдавшуюся тенденцию (до среды включ рост в среднем под 13%, затем — 9.3, 12.1, 14.6%.

Михаил Родкин
Михаил Родкин
2 года (лет) назад

В целом рост заболеваемости и смертности в России более всего напоминает США, с опозданием (при нормировке на население) по Москве на 5-8, по стране на 15-20 дней. Но в США экспонента последнее время сильно загибается (Трамп аж объявил о прохождении самой опасной стадии). В России загиб тоже есть, но несравнимо (до порядка величины) слабее.

Михаил Родкин
Михаил Родкин
2 года (лет) назад

Рост заболеваемости — фикция? Я тоже слышал и от медиков, что это «эффект установки», что «сейчас всем ставят вирус». Но … статистика этого как бы НЕ подтверждает. Весьма похоже на остальные страны (у нас только улучшение — изгиб экспоненты — идет много медленнее). До недавнего времени изменения наклона роста экспоненты по Москве как бы отражали основные ограничения Мэрии. Да и теперь: до среды было примерно под 13% роста числа заболевших в день. С четверга по воскр: 9.3, 12.1, 14.6, 17.2. Явные следствия ввода ограничений и эффект очередей в метро. Прямь «дуболомы Урфина Джуса» — если даже не бить посылают, а как бы спасать … все равно убивают реально. Помните шутку времен Перестройки «хоть кухонный комбайн делаем, все равно автомат калашникова получается!».
Судя по другим данным по запаздыванию эффекта, «метровское» ухудшение по Москве продлится еще несколько дней (может аж до недели).

Марина Джексенбаева
Марина Джексенбаева
2 года (лет) назад
В ответ на:  Михаил Родкин

«На прошлой неделе мы наблюдали стабилизацию ситуации в городе — рост госпитализаций с подозрением на COVID-19 не был зафиксирован. Сейчас ситуация меняется, если 4 дня назад в сутки госпитализировали около 1300 человек, в начале недели эта цифра увеличилась до 1400. Вчера было зафиксировано 1800 случаев, и на
сегодня этот показатель достиг 1900 госпитализаций в стационары в сутки», — прокомментировали в оперштабе.
(сообщение московского штаба за 23 апреля)
Вот явное свидетельство коллапса в метро 15апреля — инкубационный период от 5 дней до 2 недель и больше.
Число госпитализированных — более информативный показатель, чем число заболевших, потому что последнее сильно зависит от количества проведенных тестов.
Среди заболевших много молодых в тяжелом состоянии…

Марина Джексенбаева
Марина Джексенбаева
2 года (лет) назад
В ответ на:  Михаил Родкин
Леонид Коганов
Леонид Коганов
2 года (лет) назад
Михаил Родкин
Михаил Родкин
2 года (лет) назад

ПОЗДРАВЛЯЮ!!! обеда над вирусом в России — СКОРО, очень скоро! Действительно, проценты роста числа новых заболевших с 17 апреля по сегодня: По России: 14, 14, 16, 9%. По Москве еще краше: 12.1, 14.6, 17.2, 8.3%. В иных странах сокращения за день вдвое вроде никогда не фиксировалось!!! Вчера в Москве зафиксировали 3570 новых случаев. Сегодня всего 1026. Завтра будет «0»? Новая вакцина, новый запрет общения? Или вирусу сверху приказали «не быть!»?

В.П.
В.П.
2 года (лет) назад
В ответ на:  Михаил Родкин

Был праздник. Анализы вчерашним пациентам уже сделали сегодня или сделают завтра. Всё равно лечат по симптоматике. Внимательно посмотрите статистику по странам, случались и более резкие падения числа новых случаев (выходной, тесты не завезли, данные вовремя не переслали и т.п.)

Михаил Родкин
Михаил Родкин
2 года (лет) назад
В ответ на:  В.П.

На моих данных, при таком числе случаев (тысячи, не единицы, и не десятки) такого не видел. Впрочем, совсем не исключаю. Посмотрим. Настораживает, что мне сказали, будто власти поделились оптимистичными заявлениями. Лишь бы врать не начали кардинально … головы у людей совсем помутнятся

Марина Джексенбаева
Марина Джексенбаева
2 года (лет) назад
В ответ на:  Михаил Родкин

Думаю, что сегодняшний уменьшившийся прирост — это следствие того, что в пасхальное воскресенье делалось меньше тестов. Кому же охота работать в праздник?…
Завтра или послезавтра будет большой рост: отложенные тесты доделают.

Михаил Родкин
Михаил Родкин
2 года (лет) назад

Честно, опасаюсь, как бы между губернаторами не возникло соревнование, кто лучше организует противовирусные мероприятия, и у кого меньше заболевших. Эффект может быть сильнее чем от первомайской демонстрации в Киеве аккурат после Чернобыля. Как то аномально быстрый спад тенденции роста заболеваемости — вчера-сегодня — настораживает.

Марина Джексенбаева
Марина Джексенбаева
2 года (лет) назад
В ответ на:  Михаил Родкин

https://www.mk.ru/social/2020/04/22/krupneyshiy-onkocentr-rossii-sobralis-osvobodit-pod-koronavirus-bolnye-v-uzhase.html
Неумное рвение губернаторов уже породило новую проблему: негде лечить другие болезни. Сколько смертей это вызовет?!

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (5 оценок, среднее: 3,20 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: