Альберт Эйнштейн и «теория всего»

«Путем чистых спекуляций»
Евгений Беркович
Евгений Беркович

Трудно сказать, когда Альберт Эйнштейн впервые стал размышлять над проблемой единой теории поля. В своей нобелевской лекции, прочитанной 11 июля 1923 года не в Стокгольме, где обычно выступают нобелевские лауреаты, а в Гётеборге, на собрании естествоиспытателей Скандинавии, Эйнштейн рассказал о первых попытках построить всеобъемлющую теорию:

«Теперь особенно живо волнует умы проблема единой природы гравитационного и электромагнитного полей. Мысль, стремящаяся к единству теории, не может примириться с существованием двух полей, по своей природе совершенно независимых друг от друга. Поэтому делаются попытки построить такую математически единую теорию поля, в которой гравитационное и электромагнитное поля рассматриваются лишь как различные компоненты одного и того же единого поля, причем его уравнения, по возможности, уже не состоят из логически независимых друг от друга членов» [Эйнштейн, 1966g, стр. 127].

В той же лекции автор теории относительности и создатель квантовой теории фотоэффекта, за что ему и была присуждена Нобелевская премия за 1921 год, формулирует программу, ставшую для него основным делом жизни. Напомню, что в то время еще не были открыты ни матричная, ни волновая механики. Но Эйнштейн уже в 1923 году ставит задачу соединить квантовую физику с теорией относительности:

«Наконец, не следует забывать, что теорию элементарных электрических образований нельзя отделять от вопросов квантовой теории. Перед лицом этой наиболее глубокой физической проблемы современности пока оказалась бессильной и теория относительности. Но если когда-нибудь в результате решения квантовой проблемы форма общих уравнений и претерпит глубокие дальнейшие изменения, — пусть даже совершенно изменятся самые величины, с помощью которых мы описываем элементарные процессы, — от принципа относительности отказываться никогда не придется; законы, выведенные с его помощью до сих пор, сохранят свое значение по меньшей мере в качестве предельных законов» [Эйнштейн, 1966g, стр. 128–129].

Задача, поставленная Эйнштейном, состояла не только в том, чтобы в одной модели объединить две существовавшие тогда теории поля: электромагнетизм и гравитацию (последняя стала теорией поля именно в общей теории относительности, для Ньютона и его последователей сила тяжести была проявлением пресловутого «дальнодействия»). Из единой теории поля должны вытекать существование и характеристики известных элементарных частиц — электронов и протонов, а также основные мировые константы: скорость света, заряд электрона, квант действия…

Сейчас единую теорию поля в понимании Эйнштейна немного иронично называют «теорией всего». Она до сих пор окончательно не построена, несмотря на многочисленные попытки покорить эту недосягаемую научную вершину. С позиций сегодняшнего состояния науки у Эйнштейна было мало шансов построить желанную общую теорию: ведь в его время были известны только два поля, которые хотелось объединить, и ничего не знали ни о сильном, ни о слабом взаимодействиях. Кроме электронов и протонов никто не представлял себе других элементарных частиц: ни нейтронов, ни нейтрино… Оптимизм и веру в успех вселял грандиозный успех общей теории относительности. Поэтому сам Эйнштейн был уверен в скором достижении цели. И не он один.

В самом начале к проблеме единой теории поля обратились, как ни странно, математики. Герман Вейль, который во второй половине ­1920-х помог Эрвину Шрёдингеру в построении волновой механики. Вейль в 1918 году предложил обобщить гео­метрию общей теории относительности, что позволило бы, по его мнению, включить в новую схему и электромагнитные явления.

Эйнштейн и Вейль были хорошо знакомы. В 1913 году двадцатидевятилетний приват-доцент Гёттингенского университета Герман Вейль принял приглашение стать ординарным профессором цюрихского Политехникума, где тогда же еще работал профессор Эйнштейн перед своим переездом в Берлин в 1914 году. Так что первые шаги создания общей теории относительности проходили на глазах любимого ученика Гильберта.

В 1918 году Герман Вейль опубликовал книгу «Пространство, время, материя. Лекции по общей теории относительности» [Вейль, 1996], которую высоко оценил Эйнштейн. В рецензии на книгу он писал:

«Каждому, кто пожелает сам поработать в этой области, рецензируемая книга окажет неоценимую услугу, не говоря уже о той радости, которую доставит ее изучение. <> Труд, затраченный на прочтение этой книги, окупится с лихвой, и вряд ли найдется кто-нибудь, кто не почерпнет для себя из нее хоть что-нибудь новое» [Вейль, 1996, стр. 428–429].

Правда, создатель общей теории относительности замечает, что у «прирожденного математика», как он называет автора книги, не всё гладко с физической картиной мира. В той же рецензии Эйнштейн отмечает:

«Для полноты следует упомянуть, что я не совсем согласен с точкой зрения автора по поводу закона сохранения энергии, а также по вопросу о соотношении между утверждениями теоретической физики и действительностью» [Вейль, 1996, стр. 429].

Вскоре после завершения книги Вейль написал статью, в которой сделал попытку построить единую теорию, объединяющую гравитацию и электромагнетизм. Рукопись он послал Эйнштейну с просьбой представить ее Прусской академии наук для публикации.

Первая реакция прусского академика была восторженной: «Это первоклассный ход гения» [Айзексон, 2016, стр. 426]. Но достаточно быстро Эйнштейн заметил главный недостаток работы: из нее следовало, что длина предметов и показания часов зависят от предыстории. Если бы это было так, то атомы водорода, например, имели бы разный спектр в зависимости от их происхождения, что явно противоречит опыту. Берлинский профессор элегантно отметил этот дефект теории в письме цюрихскому коллеге:

«Ваши рассуждения отличаются чудесной законченностью. Если не принимать во внимание несоответствие с действительностью, то это грандиозное достижение мысли» [Fölsing, 1995, стр. 633].

От первого знакомства с попыткой создания единой теории поля у Эйнштейна осталось ощущение, что одной математикой проблему не решить, нужна глубокая физическая идея. В 1922 году он писал «прирожденному математику» Герману Вейлю:

«Я считаю, что для действительного продвижения вперед нужно вновь подсмотреть в природе некоторые общие принципы» [Пайс, 1989, стр. 313].

Однако новая идея пришла снова от математика. В 1919 году профессор-математик Теодор Калуца из Кёнигсберга предложил добавить пятое измерение к четырем измерениям пространства — времени, введенным еще Германом Минковским. Пятое измерение открывало новые возможности для формулирования единой теории поля, включающей гравитацию и электромагнетизм.

Какое-то время Эйнштейн полагал, что на этом пути можно прийти к желанной единой теории поля, из которой следовало бы, в частности, существование электронов и протонов. В июне 1922 года Альберт писал Герману Вейлю:

«Я чую, что это предложение ближе всего к реальности» [Fölsing, 1995, стр. 634].

Однако достаточно быстро Эйнштейн понял, что вывести из уравнений Калуцы существование электрона не удается. Математика снова, как и у Германа Вейля, была элегантной и красивой, но имела мало общего с физическим миром.

Альберт Эйнштейн (слева) и Артур Эддингтон в Кембридже, 1930 год
Альберт Эйнштейн (слева) и Артур Эддингтон в Кембридже, 1930 год

Подобная судьба ожидала и новое предложение Артура Эддингтона, прославившегося тем, что британские астрономические экспедиции в 1919 году, наблюдавшие под его руководством солнечное затмение в Южном полушарии, экспериментально подтвердили выводы общей теории относительности. От физических экспериментов Эддингтон решил перейти к теории и в следующем году опубликовал книгу «Пространство, время, гравитация», написанную явно под влиянием идей Германа Вейля [Eddington, 1920]. Следующим шагом Эддингтона было обобщение подхода Вейля, при котором снимались некоторые искусственные ограничения в использовании римановой геометрии. В качестве основного математического понятия выступала так называемая аффинная связность [Eddington, 1921].

В аннотации к статье автор писал:

«Обобщение евклидовой геометрии позволяет исследовать гравитацию. Обобщение римановой геометрии позволяет изучать электромагнитную силу. Что еще можно получить при новом обобщении? Ясно, что немаксвелловские связывающие силы, которые удерживают электрон. Но это сложная проблема, я не могу сказать, удастся ли нынешнему обобщению представить материалы для ее решения. Предлагаемая работа не претендует на поиск неизвестных физических законов, в ней ставится лишь задача консолидации законов известных» [Eddington, 1921, стр. 104–105].

Эйнштейн оценил попытку Эддингтона поначалу как чисто математическое построение. Герману Вейлю Альберт писал в июне 1922 года о статье английского астронома:

«Прекрасная рама, но абсолютно не видно, чем ее можно было бы заполнить» [Fölsing, 1995, стр. 635].

Отсутствие необходимого физического обоснования у попыток Вейля и Эддингтона соединить в одной теории электромагнетизм и гравитацию подчеркивал Эйнштейн в письме Цангеру 18 июня 1922 года:

«В научном плане пока ничего особенного. Гравитационное поле все еще стоит независимо от электромагнитного. Что в этом отношении сделали Вейль и Эддингтон, прекрасно, но неверно. Истину невозможно найти путем чистых спекуляций. Пути Господни неисповедимы. Мне непонятно, почему мы считаем, что скоро раскроем тайны квантов. В моей голове в этом отношении не стало светлее — так велико число отдельных фактов, которые в этой области надо увязать воедино» [Einstein-Zangger, 2012, стр. 386].

Что касается квантов, то ровно через три года, в июне 1925-го, Вернер Гейзенберг на острове Гельголанд совершит прорыв, закончившийся знаменитой «работой трех» и созданием квантовой механики, которую Эйнштейн так и не признает законченной теорией. А вот с подходами Вейля и Эддингтона к единой теории поля он взялся разобраться сам. После основательных раздумий Эйнштейн увидел здесь еще не раскрытые возможности и решил пройти намеченный коллегами-математиками путь до конца. Хорошим стимулом для такой работы послужило путешествие в Японию, особенно долгое морское плавание на роскошном океанском лайнере. Еще в апреле 1922 года Альберт писал другу Цангеру в Цюрих:

«Несказанно мечтаю об одиночестве, поэтому охотно еду в октябре в Японию, так как это означает 12 недель покоя на море» [Einstein-Zangger, 2012, стр. 386].

Путешествие не разочаровало любителя одиночества. В письме Нильсу Бору от 10 января 1923 года, написанном на борту корабля, Эйнштейн хвалил «великолепное существование для человека, склонного к раздумьям — словно в монастыре» [Fölsing, 1995, стр. 635].

Правда, и развлечений на борту был предостаточно. В дневнике, который Альберт вел во время этого путешествия, читаем:

«В последний жаркий день маскарад пассажиров. Японцы — виртуозы в этом искусстве. В последнее время познакомился с приятными людьми. Греческий посланник, который из Японии возвращается домой; симпатичная английская вдова, которая, несмотря на мои протесты, жертвует фунт Иерусалимскому университету; не забыть супружескую пару Окюта: утонченные, обходительные японские торговцы, с которыми мы много болтали на корабле» [Hermann, 1994, стр. 295].

И в другие дни культурная жизнь на палубах и в залах океанского лайнера не затихала. Но пассажир Эйнштейн в развлечениях, как правило, не участвовал: он напряженно работал. Корабль миновал Шанхай, Гонконг, Сингапур, Коломбо, но местные достопримечательности тоже не интересовали профессора, которому всего два месяца назад официально присудили Нобелевскую премию по физике за 1921 год. На церемонию награждения в Стокгольме Эйнштейн не поехал. Сейчас он был целиком поглощен новой работой; ему казалось, что цель почти достигнута — единая теория поля вот-вот будет построена. В упомянутом письме Бору от 10 января 1923 года Эйнштейн не скрывает торжества:

«Уверен, что я наконец понял связь между электричеством и гравитацией» [Айзексон, 2016, стр. 428].

«Холодная, как мрамор, улыбка Природы»

Когда в первый день февраля 1923 года океанский лайнер «Гаруна Мару», построенный в Японии годом раньше, прибыл в египетский Порт-Саид, статья Эйнштейна «К общей теории относительности» была готова. В конце ее он приписал название лайнера и месяц: январь 1923 года [Эйнштейн, 1966h, стр. 141]. Эта работа развивала идеи Вейля и Эддингтона, соединяя их с общим подходом Гамильтона, принятым в классической механике.

Новый текст казался Эйнштейну столь важным, что он, не медля ни дня, прямо из Порт-Саида отправил рукопись в Берлин, где его верный друг и коллега Макс Планк уже 15 февраля представил статью Эйнштейна для публикации в Докладах Академии.

Статья заканчивалась предельно оптимистично:

«Изложенное выше исследование показывает, что общая идея Эддингтона в соединении с принципом Гамильтона приводит к теории, почти полностью свободной от произвола, отражающей наши современные знания о гравитации и электричестве и объединяющей оба вида поля по-настоящему, законченным образом» [Эйнштейн, 1966h, стр. 141].

Вернувшись в Берлин, Эйнштейн выступил в Прусской академии с докладом об объединении в единое целое гравитационного и электромагнитного полей, опубликовал еще две работы, развивающие этот подход.

Активность автора теории относительности не осталась не замеченной журналистами. Мир еще не забыл эйфорию и всеобщее ликование после подтверждения новой теории тяготения в 1919 году. Теперь от Эйнштейна ждали еще одной сенсации. Газета The New York Times вышла 27 марта 1923 года с заголовком: «Эйнштейн описывает свою новейшую теорию». Правда, один из подзаголовков гласил: «Дилетантам не понять» [Айзексон, 2016, стр. 429]. Но сам автор «новейшей теории» успокоил журналистов:

«Я могу в одном предложении всё объяснить. Речь идет о связи между электричеством и гравитацией» [Айзексон, 2016, стр. 429].

Кроме того, Эйнштейн подчеркнул роль Эддингтона, отметив, что его работа «основана на теориях английского астронома» [Айзексон, 2016, стр. 429].

В письме Герману Вейлю от 23 мая 1923 года Альберт уточняет задачу:

«…обязательно нужно опубликовать что-нибудь свое, так как идею Эддингтона нужно разработать до конца» [Пайс, 1989, стр. 329].

Уже тогда интуиция великого физика не обманывала его — грандиозность поставленной задачи явно превышала человеческие возможности. Через три дня, 26 мая 1923 года, он признавался Вейлю:

«Я вижу холодную, как мрамор, улыбку безжалостной Природы, которая щедро наделила нас стремлениями, но обделила умственными способностями» [Пайс, 1989, стр. 329].

Но опускать руки Эйнштейн не привык. Он развивает идеи Вейля и Эддингтона в серии статей, но уже ясно понимает, что полноценной единой теории поля, из которой следовали бы существование и свойства элементарных частиц, на этом пути не получишь. Статья «Теория аффинного поля», опубликованная в журнале Nature в 1923 году, заканчивается пророческими словами:

«Из теории естественным путем следуют как известные законы гравитационного и электромагнитного полей, так и связь этих двух видов поля; однако она ничего не говорит о структуре электронов» [Эйнштейн, 1966j, стр. 153].

Эйнштейн остро чувствовал, что для построения единой теории поля ему не хватает, во-первых, опытных данных и, во-вторых, некоторой направляющей физической идеи. Когда он работал над специальной и общей теориями относительности, в его распоряжении было и то и другое. В цитированном письме Вейлю от 26 мая 1923 года он пишет:

«Я думаю, для того чтобы действительно двигаться вперед, нужно найти общий, подслушанный у природы принцип» [Fölsing, 1995, стр. 635].

Но и экспериментальные данные для создания единой теории поля были жизненно необходимы. Об одном эксперименте в области гравитации Эйнштейн задумался еще в 1912 году, до завершения общей теории относительности. В журнале по судебной медицине, к которому явно имел отношение Генрих Цангер, была опубликована статья Альберта «Существует ли гравитационное воздействие, аналогичное электромагнитной индукции?» [Einstein, 1912]1. В 1922 году, став директором Института физики Общества кайзера Вильгельма, Эйнштейн предложил знаменитому экспериментатору Вальтеру Герлаху провести соответствующие опыты. Как вспоминал потом Герлах, измерения должны были проводиться около потоков воды или водопадов [Gerlach, 1979, стр. 98]. Работа Герлаха должна была быть оплачена из бюджета института, единственным сотрудником которого был его директор. Но условием, поставленным Эйнштейном, была полная концентрация на этой работе, прекращение всех других научных экспериментов.

Герлаху задание Эйнштейна показалось слишком туманным, и он отказался. Единая теория поля так и осталась без экспериментального основания. Эйнштейну ничего не оставалось, как всё больше и больше полагаться на математику вместо физики. Такое изменение его подхода к научным проблемам происходило постепенно.

Вплоть до создания общей теории относительности он был убежден, что в основе новой физической теории должен лежать именно «подслушанный у природы общий принцип», как он выразился в упомянутом письме Герману Вейлю 26 мая 1923 года. О том же писал Эйнштейн патриарху гёттингенской математики Феликсу Клейну в 1917 году:

«Формальные аспекты очень ценны, когда они служат для окончательной формулировки уже найденной истины, но они почти постоянно подводят, когда их используют в качестве эвристических средств» [Fölsing, 1995, стр. 637].

Поворот к математическому взгляду на физический мир заметен впервые в нобелевской лекции Эйнштейна, которую мы цитировали. Именно тогда, 11 июля 1923 года в Гётеборге, он провозгласил:

«Теория тяготения (т. е. риманова геометрия — с точки зрения математического формализма. — Прим. А. Эйнштейнадолжна быть обобщена так, чтобы она охватывала также и законы электромагнитного поля. К сожалению, при этой попытке мы не можем опереться на опытные факты, как при построении теории тяготения (равенство инертной и тяжелой массы. — Прим. А. Эйнштейна), а вынуждены ограничиться критерием математической простоты, который не свободен от произвола» [Эйнштейн, 1966g, стр. 127–128].

Далее он конкретизирует свой подход, описывая путь, по которому он надеется прийти к единой теории поля. Путь этот чисто математический, не освещен ни одной физической идеей:

«Важнейшее понятие римановой геометрии, на котором основаны и уравнения тяготения — „кривизна пространства“, — в свою очередь основывается исключительно на „аффинной связи“. Если задать такую аффинную связь в некотором континууме, не основываясь с самого начала на метрике, то получается обобщение римановой геометрии, в котором все же сохраняются важнейшие выведенные ранее величины. Находя наиболее простые дифференциальные уравнения, которым можно подчинить аффинную связь, мы вправе надеяться, что натолкнемся на такое обобщение уравнений тяготения, которое будет содержать в себе также и законы электромагнитного поля» [Эйнштейн, 1966g, стр. 128].

Альберт и Эльза Эйнштейн (справа) и Вальтер Майер (слева) с коллегами из Калифорнийского технологического института, Калифорния, США, 1931 год
Альберт и Эльза Эйнштейн (справа) и Вальтер Майер (слева) с коллегами из Калифорнийского технологического института, Калифорния, США, 1931 год

В этой формулировке четко просматривается основное отличие зрелого Эйнштейна, ищущего разгадку тайны «холодной, как мрамор, улыбки безжалостной природы» в мире абстрактных математических конструкций, от юного гения, физическая интуиция которого позволяла почти без математики открывать фундаментальные законы Вселенной там, где никто не видел ничего нового.

Такому способу поиска научной истины ученый остался привержен до конца жизни, хотя выдающихся результатов, сравнимых с достижениями «раннего Эйнштейна», этот способ не принес.

Предельно четко выразил Альберт Эйнштейн свое новое кредо в так называемой Спенсеровской лекции, прочитанной в Оксфорде 10 июня 1933 года. Если сравнить положения этой лекции с тем, что писал молодой Эйнштейн Феликсу Клейну в 1917 году, то можно подумать — это мысли двух разных людей. Мы уже цитировали то письмо, где он предостерегал патриарха математической школы Гёттингена от использования математического формализма для поиска истины, рекомендуя применять его только на этапе оформления окончательных результатов [Fölsing, 1995, стр. 637]. В оксфордской лекции он говорил прямо противоположное:

«Весь предшествующий опыт убеждает нас в том, что природа представляет собой реализацию простейших математически мыслимых элементов. Я убежден, что посредством чисто математических конструкций мы можем найти те понятия и закономерные связи между ними, которые дадут нам ключ к пониманию явлений природы» [Эйнштейн, 1967, стр. 184].

Таким образом, понимание явлений природы следует искать именно в тех самых «формальных аспектах», которым он не доверял в 1917 году. Опыт, который, по мнению молодого Эйнштейна, помогал найти «подслушанный у природы общий принцип», в глазах зрелого ученого играл лишь вспомогательную роль, проверяя работоспособность математического аппарата:

«Опыт может подсказать нам соответствующие математические понятия, но они ни в коем случае не могут быть выведены из него. Конечно, опыт остается единственным критерием пригодности математических конструкций физики. Но настоящее творческое начало присуще именно математике» [Эйнштейн, 1967, стр. 184].

Если раньше создатель теории относительности был прежде всего физиком, использовавшим математику для оформления своих идей, то теперь, по его мнению, царицей наук вновь стала математика, а физика с ее экспериментами уступила ей свое ведущее положение. Не зря в письме Эйнштейну от 19 декабря 1929 года Вольфганг Паули метко и едко подметил:

«Остается только Вас поздравить (или, лучше сказать, выразить соболезнование) с тем, что Вы перешли к чистым математикам» [Pauli-Briefe-I, 1979, стр. 527].

Эйнштейн продолжал упорно работать. Часто казалось, что успех достигнут, но на смену короткой радости приходило новое разочарование. В июле 1925 года в тех же Докладах Прусской академии наук была опуб­ликована его статья «Единая полевая теория тяготения и электричества», в предисловии к которой довольный собой автор пишет:

«Теперь я думаю, что после двухлетних непрерывных поисков нам удалось получить истинное решение, которое и излагается ниже» [Эйнштейн, 1966k, стр. 171].

Однако эйфория длилась недолго — чуть больше месяца. В письме Паулю Эренфесту от 18 августа 1923 года Эйнштейн признается:

«Я опять предложил теорию тяготения-электричества, очень красивую, но сомнительную» [Пайс, 1989, стр. 330].

А еще через месяц, 18 сентября, в письме тому же адресату Эйнштейн выражается более определенно:

«Этим летом изложил на бумаге очень соблазнительные идеи о тяготении-электричестве… но сейчас у меня возникли серьезные сомнения в их правильности» [Пайс, 1989, стр. 330].

И наконец, еще через два дня, опять в письме Эренфесту от 20 сентября, — полная капитуляция:

«Работа, которую я сделал этим летом, никуда не годится» [Пайс, 1989, стр. 330].

Но Эйнштейн не тот человек, который складывает оружие при неудаче. Он ищет другие подходы к поставленной им самим немыслимо сложной задаче. В 1927 году ему снова показалось, что идея Калуцы о пятом измерении — это то, что ему нужно. Он пишет две статьи под общим названием «К теории связи гравитации и электричества Калуцы» и радостно сообщает другу Эренфесту в письме от 21 января 1928 года: «Да здравствует пятое измерение!» [Пайс, 1989, стр. 331].

Правда, к обеим статьям 1927 года о подходе Калуцы он делает примечание при корректуре:

«Г. Мандель сообщил мне, что изложенные здесь результаты не новы и содержатся в работах Клейна» [Эйнштейн, 1966l, стр. 197].

Другими словами, ничего нового работы Эйнштейна 1927 года по сравнению с результатами Оскара Кляйна 1926 года не несут. Публикация статей в Докладах Прусской академии была излишней.

После этих статей Эйнштейн снова обратился к расширениям римановой гео­метрии и ввел новое математическое понятие абсолютного, или дальнего, параллелизма (Fernparallelismus) [Эйнштейн, 1966m]. Поясняя смысл введенного понятия, автор пишет:

«Интересно сопоставить теорию Римана, ее модификацию, предложенную Вейлем, и развитую выше теорию. Для векторов, разделенных конечным расстоянием: в теории Вейля — невозможно сравнение ни по длине, ни по направлению; в теории Римана — возможно сравнение по длине, но не по направлению; в рассмотренной здесь теории — возможно сравнение и по длине, и по направлению» [Эйнштейн, 1966m, стр. 228].

Вслед за этой чисто математической работой (большая редкость для молодого Эйнштейна!) он опубликовал очередную статью на волнующую его в последние годы тему: «Новая возможность единой теории поля тяготения и электричества» [Эйнштейн, 1966n]. Обе статьи разделяет всего неделя: первая датирована 7 июня, вторая — 14 июня 1928 года.

Автор снова не скрывает оптимизма — построенный им математический аппарат вот-вот позволит заменить общую теорию относительности еще более общей единой теорией поля:

«В краткой статье, опубликованной несколько дней назад в этом журнале (речь идет о работе [Эйнштейн, 1966m]. — Е. Б.), я показал, каким образом можно с помощью n-подов построить геометрическую теорию, основанную на фундаментальных понятиях метрики Римана и „абсолютного“ параллелизма. Вопрос о том, может ли эта теория служить для описания физических закономерностей, при этом оставался открытым. После этого я обнаружил, что из подобной теории совсем просто и естественно получаются, по крайней мере в первом приближении, законы тяготения и электродинамики. Поэтому можно думать, что эта теория вытеснит первоначальный вариант общей теории относительности» [Эйнштейн, 1966n, стр. 229].

Как и раньше, подобным надеждам не суждено было сбыться: Эйнштейну никак не удавалось получить уравнения, в которых гравитационное и электромагнитное поля были бы разделены [Пайс, 1989, стр. 332]. Эйнштейн пытался вывести уравнения поля, справедливые как для гравитации, так и для электромагнетизма, из принципа Гамильтона, считавшегося универсальным для всей физики. Долгое время эти попытки не удавались, но в январе 1929 года Альберт представил в Доклады Прусской академии наук шестистраничную заметку под заголовком «К единой теории поля», в которой излагался «удовлетворительный способ вывода уравнений» [Эйнштейн, 1966o, стр. 252].

Евгений Беркович

Окончание следует

Eddington, Arthur. A generalisation of Weyl’s theory of the electromagnetic and gravitational fields. Proceeding of the Royal Society, Vol. 99, Issue 697, p. 104-122. 1921.

. Space, Time and Gravitation; an Outline of the General Relativity Theory. Cambridge: University Press, 1920.

Einstein, Albert. Gibt es eine Gravitationswirkung die der elektromagnetischen Induktionswirkung analog ist? Vierteljahrschrift für gerichtliche Medizin (ser. 3), B. 44, S. 37-40. 1912.

Einstein-Zangger. Seelenverwandte: Der Briefwechsel zwischen Albert Einstein und Heinrich Zangger (1910–1947). Schulmann, Robert (Hrsg.). Zürich: NZZ Libro, 2012.

Fölsing, Albrecht. Albert Einstein. Eine Biographie. Ulm: Suhrkamp, 1995.

Gerlach, Walter. Erinnerungen an Albert Einstein 1908-1930. Weinheim 1979. Physikalische Blätter. B. 35, N. 3, S. 93-102. 1979.

Hermann, Armin. Einstein. Der Weltweise und sein Jahrhundert. Eine Biographie. München: R. Piper, 1994.

Pauli-Briefe-I. Pauli, Wolfgang. Wissenschaftlicher Briefwechsel mit Bohr, Einstein, Heisenberg u.a. Band I: 1919-1929. Hrsg. v. Hermann Armin u.a. Berlin, Heidelberg, New York, Tokyo: Springer Verlag, 1979.

Айзексон, Уолтер. Альберт Эйнштейн. Его жизнь и его Вселенная. М.: АСТ, 2016.

Вейль, Герман. Пространство, время, материя. Лекции по общей теории относительности. Перевод с немецкого В.П.Визгина. М.: Янус, 1996.

Пайс, Абрагам. Научная деятельность и жизнь Альберта Эйнштейна. Перевод с англ. В.И. и О.И. Мацарских. Под редакцией А.А. Логунова. М.: Наука, 1989.

Эйнштейн, Альберт. Геометрия Римана с сохранением понятия «абсолютного» параллелизма. Собрание научных трудов в четырех томах, т. II, с. 223-228. М.: Наук, 1966m.

. Единая полевая теория тяготения и электричества. Собрание научных трудов в четырех томах, т. II, с. 171-177. М.: Наука, 1966k.

. К единой теории поля. Собрание научных трудов в четырех томах. Том II, с. 252-259. М.: Наука, 1966o.

. К общей теории относительности. Собрание научных трудов в четырех томах. Том II, 134-141. М: Наука, 1966h.

. К теории связи гравитации и электричества Калуцы. II. Собрание научных трудов в четырех томах. Том II, с. 193-197. М.: Наука, 1966l.

. Новая возможность единой теории поля тяготения и электричества. Собрание научных трудов в четырех томах. т. II, с. 229-233. М.: Наука, 1966n.

. О методе теоретической физики. Собрание научных трудов в четырех томах. Том IV, с. 181-186. М.: Наука, 1967.

. Основные идеи и проблемы теории относительности. Собрание научных трудов в четырех томах. Том II, с. 120-129. М.: Наука, 1966g.

. Существует ли гравитационное воздействие, аналогичное электродинамической индукции? Собрание научных трудов в четырех томах. Том I, с. 223-226. М.: Наука, 1965.

. Теория аффинного поля. Собрание научных трудов в четырех томах, Т. II, с. 149-153. М.: Наука, 1966j.


1 В книге [Fölsing, 1995] эта статья ошибочно отнесена к 1913 году. Русский перевод опубликован в первом томе Собрания научных трудов Эйнштейна [Эйнштейн, 1965].

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
6 Цепочка комментария
99 Ответы по цепочке
2 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
16 Авторы комментариев
ричардНиколай ЛуценкоЛёняDennyOld_Scientist Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев

Хотелось бы добавить, что в этот период Эйнштейн уже лишился научной поддержки Милевы Марич, с которой порвал в 1914 году и развелся в 1919 году. С этим может быть связано и то, что былые успехи сменились неудачами (или по крайней мере не столь впечатляющими успехами).

res
res

Вот для вас из вики:
«Большой вклад в разработку вопроса о вынужденном излучении (испускании) внёс А. Эйнштейн опубликовав в 1916 и 1917 годах соответствующие научные статьи. … В июне 1916 года в статье «Приближённое интегрирование уравнений гравитационного поля»[38] Эйнштейн впервые изложил теорию гравитационных волн. Экспериментальную проверку этого предсказания удалось провести только сто лет спустя (2015)… На основании данной квантовой статистики, известной ныне как статистика Бозе — Эйнштейна, оба физика ещё в середине 1920-х годов теоретически обосновали существование пятого агрегатного состояния вещества — конденсата Бозе — Эйнштейна….» и т.д.и т.п.
Вам не стыдно?

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев

Ну давайте посмотрим, что написано в той же Вики про гравитационные волны, раздел «История». Во-первых, гравитационные волны придумал Пуанкаре, во-вторых, Эйнштейн дважды опубликовал о них статьи с ошибками, а окончательно разобрался только к 1937 году.

Виктор
Виктор

Нет. Он начал заниматься задачей, которая не имеет решения в его постановке.
Например, докажем, что решение ур-я Навье-Стокса (профили скорости, давления) единственные и гладкие функции. Такие решение существует только для частных случаев. Они не существуют для опрокидывающихся волн на пляже. Если бы А.Эйнштейн пытался найти гладкую функцию для гравитационных и электромгнитных волн на поверхности из магнитной жидкости. При больших амплитудах это нелинейные, негладкие функции. Молнии и обрушение волн из жикости. Никакой аналогии между такими волнами в волнах и гравитации, и связи между ними нет. Они будут по-разному взаимодействовать. Это совершено разные процессы. Заниматься такой задачей, привлекая 5-ю размерность пространства и времени бессмысленно. Это доказано 100 летней работой математиков. Т.е. существует два типа электромагнитных и гравитационных волн. Малой амплитуды (волны на воде от упавшей капли) и большой (как шаровая молния, обычная черная дыра). В гравитационных волнах большой амплитуды играют роль квантовые эффекты. Он не понимал этого факта. Т.к. не был экпериментатором.

Дмитрий
Дмитрий

А.Эйнштейн не знал, что некоторые нелинейные явления электромагнитной природы не описываются ур-ем Максвелла, а более сложным ур-ем Янга-Миллса.

Евгений Беркович
Евгений Беркович

Уважаемый Алексей, Вы уже не первый раз вбрасываете эту версию о роли Милевы Марич в работе Эйнштейна. Эта версия давно и основательно опровергнута историками науки. Взгляните хотя бы на книгу «Einstein’s wife. The real story of Mileva Einstein-Maric» авторов Allen Esterson and David C. Cassidy. The MIT Press, 2019. После этого документально обоснованного исследования говорить о научной поддержке Марич — это всё равно, что утверждать, что Земля плоская. Можно, конечно, раз за разом повторять этот тезис, но кроме улыбки, это ничего не вызовет у знающих людей.

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев

Дело же не только в Марич.

Вот какое складывается впечатление (в том числе из Ваших статей):

1. Первые работы Эйнштейна были же одновременно и вершиной его научного творчества, они создали ему славу на всю жизнь (и до сих пор), и он до старости фактически жил отраженным светом своей юности. Дальше у него были какие-то достижения, но ничего столь же масштабного, «гениального», превосходящего уровень других ученых того времени. Он всю жизнь работал над единой теорией поля, много раз ошибался, и так и не достиг успеха.

2. Эйнштейну постоянно нужен был кто-то другой, он часто сотрудничал с другими учеными, чьи имена тоже остались в истории, но не настолько, как его. Он невнимательно относился к своим расчетам и рассуждениям, и нужен был кто-то, с кем обсуждать их, в том числе, найти и исправить ошибки. Когда такого человека не находилось, он публиковал результаты с ошибками. Кроме того, он часто заходил в тупик, и тогда хватался опять-таки за чужие идеи, развивая их в свою сторону.

res
res

Таков был его стиль. Он любил обсуждать идею или проблему с друзьями, или в молодости с Марич. Если вы еще не читали его оригинальные работы, рекомендую их прочесть. Там очень интересно само развитие мысли, аргументация. Он много ошибался как и все другие исследователи, но продолжал возвращаться к проблеме, улучшая и шлифуя формулировки. У Окуня есть прекрасный исторический обзор смысла E=mc^2, из которого следует что и самому автору довольно долго не давалась детальная физическая формулировка.

Его работы последних лет это предтеча нынешней струнной активности.

Часто выдающиеся теоретические (математические) работы делаются молодыми. АЭ не исключение, но он все же поддерживал уровень всю жизнь. Да и какие задачи он ставил!

Alex
Alex

Можно, как обычно, сравнить с Ньютоном. Ньютон не видел никаких подходов к проблеме, что такое дальнодействие и как оно вообще может быть. Поэтому он перестал заниматься наукой. Эйнштейн (вслед за другими) видел подходы к возможной единой теории (притом, как я понял из статьи, очень естественные, на пути прямого обобщения), было бы странно, если бы он не попытался это сделать. Не сделал вовсе не потому, что утратил гениальность, а потому, что такой теории, которую он искал, не существует. Так же, как и теории дальнодействия.

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев

Если Вам это все нравится, Ваше дело, не стану спорить, а мне как-то нет.

Мне кажется, это все заставляет задуматься, в какой мере образ Эйнштейна мифологизирован, в какой мере его «величие» как ученого относится к какому времени, и в какой мере оно было обусловлено взаимодействием с окружением и т.д.

Алексей Лк
Алексей Лк

«Мне кажется, это все заставляет задуматься, в какой мере образ Эйнштейна мифологизирован» — ну разумеется этот образ мифологизирован. В конце концов речь идет о человеке, который 1) посредственно учился в школе — В гимназии (ныне Гимназия имени Альберта Эйнштейна[de] в Мюнхене) он не был в числе первых учеников (исключение составляли математика и латынь) — вики. 2) со второго раза поступил в ВУЗ -Блестяще проявив себя на экзамене по математике, он в то же время провалил экзамены по ботанике и французскому языку, что не позволило ему поступить в Цюрихский Политехникум — вики 3) закончил этот ВУЗ то же далеко не первым по баллам (В 1900 году Эйнштейн окончил Политехникум, получив диплом преподавателя математики и физики. Экзамены он сдал успешно, но не блестяще — вики 4) и его никто не хотел брать в аспирантуру (многие профессора высоко оценивали способности студента Эйнштейна, но никто не захотел помочь ему продолжить научную карьеру — вики 5) и он не мог найти работу и голодал — хотя в следующем, 1901 году, Эйнштейн получил гражданство Швейцарии, вплоть до весны 1902 года он не мог найти постоянное место работы — даже школьным учителем. Вследствие отсутствия заработка он буквально голодал, не принимая пищу несколько дней подряд — вики 6)… Подробнее »

Евгений Беркович
Евгений Беркович

Вы, Алексей Лк, повторяете старые сплетни и давно опровергнутые стереотипы и думаете, что ссылки на Вики делает их убедительными. Вы бы потрудились заглянуть в более достоверные источники. Чтобы не тратить время на опровержение всех глупостей, что Вы наговорили, только два примера. Ваш аргумент: «посредственно учился в школе». На самом деле Эйнштейн окончил школу одним из первых учеников. Вот его оценки в аттестате: 1. Немецкий язык и литература ……………………5 2. Французский язык и литература………………..3 3. Английский язык и литература…………………..- 4. Итальянский язык и литература………………..5 5. История…………………………………………………….……6 6. География……………………………………..………………..4 7. Алгебра…………………………………………………………….6 8. Геометрия (планиметрия, тригонометрия, стереометрия и аналитическая геометрия)….6 9. Описательная геометрия .………………………….…6 10. Физика…….. …………..……………………………………….6 11. Химия …………………..…………………….………………….5 12. Естественная история ……………………….………..5 13. Художественный рисунок ………………………….4 14. Технический рисунок………………………………….4 Сплетня о том, что он «посредственно учился в школе», родилась еще в 20-е годы прошлого века, когда один немецкий журналист добрался до архивов школы в Арау и опубликовал оценки Эйнштейна. В Германии лучшая оценка 1, худшие 5 и 6. В Швейцарии же, как и в России, лучшая оценка 5 (6 — это 5+). Теперь второй стереотип, который Вы повторяете вслед за Вики. «Устроился в офис клерком». Можно подумать, что он пошел курьером или буфетчиком. Эйнштейн стал государственным служащим Федерального патентного ведомства Швейцарии,… Подробнее »

Алексей Лк
Алексей Лк

‘На самом деле Эйнштейн окончил школу одним из первых учеников. Вот его оценки в аттестате» — тройка по Французскому и еще три четверки. Отличный аттестат? Может я чего то не понял? Тот факт что он, будучи «одним из первых учеников» не смог поступить с первого раза в ВУЗ остался без ответа. Или это не так? «Можно подумать, что он пошел курьером или буфетчиком» — хуже, первый год после выпуска его даже буфетчиком не брали, как в вики написано — голодал. Или это не так? Кстати – буфетчик отличная работа, всегда сыт. Возможно это спасло бы АЭ от «Вследствие отсутствия заработка он буквально голодал, не принимая пищу несколько дней подряд. Это стало причиной болезни печени, от которой учёный страдал до конца жизни» «Теперь о пренебрежительном «клерк». Знаете, каков был оклад Эйнштейна в этом ведомстве? Чтобы оценить его, сначала скажу об окладе министра — директора Федерального ведомства Фридриха Халлера. Он получал 8000 франков в год» — Так работал АЭ клерком или это не так? Вы знаете, Евгений, каков оклад выпускников мехмата МГУ в крупных Московских Банках? Не как у министра (но это российские особенности) но то же очень не мало, гораздо выше чем в среднем по стране (эта тема весьма активно обсуждалась… Подробнее »

Алексей Лк
Алексей Лк

«Вы бы потрудились заглянуть в более достоверные источники» — потрудился, цитирую биографию Уолтера Айзексона «Альберт Эйнштейн» 1) посредственно учился в школе — «Хотя Эйнштейну и очень нравилась школа в Арау, учился там он неровно. В рапорте о приеме было отмечено, что ему нужно более глубоко изучить химию, а также что у него “большие пробелы” во французском языке. К концу полугодия ему все еще требовалось “продолжить брать частные уроки по химии и французскому языку”, и отмечалось, что “проблемы с французским остаются”. Когда отец Эйнштейна получил от Йоста Винтелера отчет за полугодие, он был вполне оптимистичен. “Не все оценки отвечают моим желаниям и ожиданиям, — писал он, — но я привык, что Альберт наряду со средними оценками получает очень хорошие, и поэтому я не расстраиваюсь по этому поводу . Эйнштейн закончил учебный год в школе Арау, получив второй результат в классе, с оценками, которые считались бы замечательными для всех, кроме него — одного из величайших в истории гениев. (Увы, имени мальчика, обошедшего Эйнштейна по баллам, история не сохранила). По шкале от 1 до б (6 — высший балл) он получил 5 или б по всем естественным наукам и математическим курсам, а также по итальянскому и истории. Самая низкая оценка — 3 —… Подробнее »

Евгений Беркович
Евгений Беркович

Алексей Лк: «потрудился, цитирую биографию Уолтера Айзексона «Альберт Эйнштейн»». Алексей, во-первых, книга Айзексона тоже ненадежный источник, там много ляпов, некоторые из них повторены в десятисерийном фильме «Эйнштейн» (из сериала «Гений»), сделанном по его книге. Ошибки в этом фильме я анализировал в статье в «Троицком варианте» «Альберт Эйнштейн в кино и в жизни»: https://trv-science.ru/2019/02/26/einstein-v-kino-i-v-zhizni/. Во-вторых, и главное: определитесь, что Вы хотите доказать своими примерами? После этого можно разговаривать о деталях, критиковать конкретные ошибки. Иначе можно погрязнуть в демагогии, что хорошо видно на примере с аттестатом Эйнштейна. Вы начали с того, что А.Э. «посредственно учился в школе». Я привел Вам факт, что он окончил школу первым в списке выпускников и показал его блестящие оценки по всем предметам, кроме французского. Вы начали цепляться к этой его оценке. Хотя значения для будущего физика это не имеет никакого. Вы же не золотую медаль ему собирались выдать? Так «первый ученик в классе» или «посредственно учился в школе»? Это чистая демагогия, которая уводит от главного. А главное — что Вы хотите доказать? Тут возможны два ответа. Первый состоит в том, что Вас удивляет, поражает, восхищает тот факт, что мало кому известный сотрудник Патентного ведомства опубликовал в одной книжке журнала «Анналы физики» три гениальные статьи. Так это удивляет,… Подробнее »

Алексей Лк
Алексей Лк

«Алексей, во-первых, книга Айзексона тоже ненадежный источник» — только среднестатистический читатель (не специалист по биографиям) об этом не знает. К слову о мифах – кроме АЭ мне почти неизвестны научные сотрудники, которые удостоились бы более чем одной биографии, из которых можно было бы выбирать более и менее надежные. Большинство Нобелевских лауреатов так вообще без опубликованных биографий обходятся. Еще раз возникает вопрос – почему АЭ заслужил такие почести, а сотни лауреатов остались за бортом. Так что ссылка на ненадежный источник (биографию известного автора к слову) – лишь подтверждение того факта что вокруг имени АЭ много лжи и неточностей. А ложь и неточность – лучшее топливо именно для мифов, разве нет? «Я привел Вам факт, что он окончил школу первым в списке выпускников и показал его блестящие оценки по всем предметам, кроме французского. Вы начали цепляться к этой его оценке. Хотя значения для будущего физика это не имеет никакого» — в ненадежном источнике написано что вторым (имя первого ученика не сохранилось). Разумеется дело не в тройке по французскому. Просто на фоне восприятия АЭ как гения среди гениев (а среднестатистическое восприятие именно такое) такой аттестат и провал при первом поступлении (и отказ в аспирантуре и т.д) выглядит как крупное пятно вина (и не… Подробнее »

Евгений Беркович
Евгений Беркович

«почему АЭ так превозносят и затирают его недостатки – а всех остальных (сотни Лауреатов) никто не превозносит и не оправдывает»

Вот это уже конкретный вопрос. Вторая его часть поставлена неверно: о недостатках АЭ как человека пишут многие, и моя позавчерашняя статья в «Новой газете» об этом. А на первую часть я ответил развернуто в «Науке и жизни» №1/2020: https://www.nkj.ru/archive/articles/37882/
Именно с ответа на Ваш вопрос она и начинается. Действительно, почему среди двух с лишним сотен нобелевских лауреатов по физике Эйнштейн не просто первый среди равных, а величайший. Читайте статью.
А вот этим Вы меня рассмешили: «кроме АЭ мне почти неизвестны научные сотрудники, которые удостоились бы более чем одной биографии». Да зайдите в нормальную библиотеку (когда эпидемия кончится) и попросите биографии Гейзенберга, Бора, Шрёдингера или Паули. Вы до стола не донесете ту гору книг, которую Вам предложат. Да и Гугл Вам в помощь!

Алексей Лк
Алексей Лк

Вот это уже конкретный вопрос. Вторая его часть поставлена неверно: о недостатках АЭ как человека пишут многие, и моя позавчерашняя статья в «Новой газете» об этом» — тем не менее как то странно пишут, вот я стал перечислять явные провалы – так бешеное сопротивление. И это так, по мелочи – что было бы например если бы я копнул на более поздних сроках? Вы ведь Евгений так и не признали что АЭ был посредственным студентом (четвертый в группе из пяти человек) и имел далеко не идеальный школьный аттестат (речь идет всего лишь средней школе а не о гимназии, и даже там три четверки и одна тройка?). Это так, мелочи конечно – но я не физик и мне затруднительно оценить его успехи и провалы в физике. Я написал лишь про то, что понятно всем. И внятного опровержения не получил. «Действительно, почему среди двух с лишним сотен нобелевских лауреатов по физике Эйнштейн не просто первый среди равных, а величайший. Читайте статью» — спасибо ознакомлюсь. И обязательно оставлю комментарий здесь. «А вот этим Вы меня рассмешили: «кроме АЭ мне почти неизвестны научные сотрудники, которые удостоились бы более чем одной биографии». Да зайдите в нормальную библиотеку (когда эпидемия кончится) и попросите биографии Гейзенберга, Бора, Шрёдингера… Подробнее »

Алексей Лк
Алексей Лк

«А на первую часть я ответил развернуто в «Науке и жизни» №1/2020: https://www.nkj.ru/archive/articles/37882/« Цитирую текст: «Этой революции, в отличие от «революции вундеркиндов», никто не ждал и никто её не предвидел. Если бы не Альберт Эйнштейн, революции в физике макромира пришлось бы ждать ещё не одно десятилетие. Вот почему АЭ не просто первый среди равных, а величайший из великих» Ответ. Смог бы кто то другой в этих же удачных условиях расшифровать структуру ДНК? Кто то вместо Уотсона? Приведу цитату Крика «Крик в своей книге (What Mad Pursuit”) размышляет, что если бы Уотсона прибило насмерть теннисным мячом, то он сам один не стал бы разгадывать структуру ДНК. Он вообще был тогда всего лишь аспирантом, работающим над структурой белков, а не нуклеиновых кислот. Но ее не установила бы Франклин, потому что у нее и так были все данные, но она решила перейти в другой колледж на другой проект. Не установил бы и Лайнус Полинг, потому что он уже опубликовал свою структуру ДНК (неправильную) и был ей вполне доволен. Крик предсказывает, что в таком случае до структуры ДНК через 2–3 года дошел бы Уилкинс» Как только я вижу слова что если бы не АЭ/Уотсон/Флеминг… и далее по списку то эта теория/вещество/явление и т.д было… Подробнее »

Евгений Беркович
Евгений Беркович

Смог бы кто то другой в этих же удачных условиях расшифровать структуру ДНК? Меньше всего сейчас меня заботит задача Вас переубедить: считаете, что Эйнштейн не величайший, а рядовой ученый, — это исключительно факт Вашей биографии. От этого ни славе Эйнштейна, ни физикам или историкам ни тепло, ни холодно. То, что Вы не видите разницы между революцией в физике и конкретным открытием, тоже лично Ваша особенность — упорствовать в заблуждениях. Дело хозяйское. Спор тут бессмыслен еще по той причине, что в рассуждениях о роли того или иного ученого нет четких критериев. Это нельзя доказать как теорему. Поэтому рассуждения тут качественные, больше по аналогии. Но если Вы не приводите никаких доказательств, что кто-то, кроме Эйнштейна, совершил бы революцию в наших взглядах на Вселенную, я привожу правдоподобные доводы, почему такого нужно было бы ждать долго. В упомянутой статье в «НиЖ» я привел схему, в которую укладываются все известные революции в физике (еще раз подчеркну, что речь идет именно о революции, т.е. смене господствующей парадигмы, а не об очередном открытии, пусть самом замечательном, к чему Вы пытаетесь свести разговор). Так вот, в любой научной революции можно выделить такие этапы: выяснение недостатков существующей теории (период критиков), появление новых идей, не укладывающихся в старые рамки (период… Подробнее »

Alex
Alex

«Реклама – основа мифологии вокруг имени.»

Видите ли, в чём тут дело. На первый взгляд могло бы показаться, что творение мифа и развенчание мифа ничем не отличаются в силу равной бессмысленности этих занятий; но на самом деле пристрастие к творению мифов — это естественное свойство нормальной психики, а вот тяга к развенчанию мифов глубоко болезненна.

Алексей Лк
Алексей Лк

«Видите ли, в чём тут дело. На первый взгляд могло бы показаться, что творение мифа и развенчание мифа ничем не отличаются в силу равной бессмысленности этих занятий» — отчего же, очень осмысленное занятие, особенно если оно конвертируется в прибыль (как в случае имени АЭ). Ведь именно благодаря мифу стало возможным продать то количество биографий АЭ, что написано (и советующей атрибутики – фильмы например и т.п) , в противном случае покупателей было бы гораздо меньше, как это и вышло с сотнями других исследователей, которые сделали для науки столько же или больше, чем АЭ, но достижения которых не вывешивали в витринах Нью-Йорка (про Грегора Менделя или Фарадея много фильмов не снимали). Так что нет – создание мифа имеет конкретную цель, и цель эта одна – прибыль. Ничего личного. «но на самом деле пристрастие к творению мифов — это естественное свойство нормальной психики, а вот тяга к развенчанию мифов глубоко болезненна» — хотелось бы ссылку на серьезное исследование, что считать нормой, а что болезнью, в противном случае это не более чем частное мнение. Вот тут параллельно есть ветка про Симона Шноля, который как раз вошел в историю со своей книгой про Героев и Злодеев отечественной науки – вот вам как раз пример как… Подробнее »

Alex
Alex

Разумеется, я высказал сугубо своё личное частное мнение. Кажется, оно не дошло по назначению, да и бог с ним.

Old_Scientist
Old_Scientist

«Если в науке у него была гениальная интуиция ..» Интуиция это озарение, и она не может присутствовать у человека постоянно. Интуитивные открытия бывают редко, и не у всех и не всегда.

Николай Луценко
Николай Луценко

Господа, мне кажется, что разговор про оценки и соратников, с которыми Эйнштейн любил общаться и советоваться, абсолютно и не по теме и контр продуктивен! Другое дело ошибки, на которые имеет право каждый думающий и ищущий человек, особенно человек учёный! Например, я до сих не могу найти удовлетворительного ответа по поводу вот этой известнейшей формулы Эйнштейна, которую он приводит в своей статье «О ВЛИЯНИИ СИЛЫ ТЯЖЕСТИ НА РАСПРОСТРАНЕНИЕ. СВЕТА», что в поле гарв. потенциала Ф скорость света С=С0(1+Ф/С2), где С0 – скорость в вакууме и при Ф=0). Присмотритесь внимательно к уравнению, ведь если упростить его то получим кубическое уравнение по отношению к параметру С: С3-С0С2-С0Ф=)… (я не могу поднять и опустить индексы у параметра С, здесь 3 — куб, 2- квадрат, 0 — ноль…не знаю как это сделать здесь?). Но это же явная нелепица! Но тогда где ошибка? А скорее всего в исходном уравнении: автор (а м.б. редактор или наборщика а типографии?) явно ошибочно поставил Ф/С2, а не Ф/(С0)2. Я разговаривал с многими именитыми физиками, но как только узнают Эйнштейна, так мгновенно умолкают — настолько велик авторитет и велик страх перед ним! М.б. стоит г-н Беркович спокойно и «не взирая на личности» исправит эту ошиПку или опУчатку в статье великого учёного!

ричард
ричард

А это читали: https://ufn.ru/ru/articles/1999/10/d/ ?

Николай Луценко
Николай Луценко

Привет, Ричард! Я естественно с работой Окуня знаком, но я-то просил помочь разобраться с кубическим уравнением Эйнштейна, в котором — или ошибка автора, или оПучатка издателя! Неужели это не по теме и не интересно? Кстати, реакция подобная вашей (игнорирование моего вопроса) присуща всем, к кому я обращался за помощью: как только узнавали чья формула, мгновенно прекращали общение, как будто проказа какая, или коронавирус! Почему так?

ричард
ричард

Знакомства мало, необходим тщательный анализ этой замечательной статьи. Тогда и вопросы отпадут…

Николай Луценко
Николай Луценко

Клянусь 2-м законом Ньютона, снова не понял вас! Зачем необходим «тщательный анализ», какие «вопросы отпадут»? Какое отношение кубическое уравнение Эйнштейна имеет и изысканиям Окуня что до природа гравитационного красного смещения? Я не против «этой замечательной статьи» и с удовольствием поговорил бы вместе с вами о работе Окуня, тем более есть о чём с Окунем и поспорить, но….это же другая тема…

ричард
ричард

«кубическое уравнение Эйнштейна -Луценко»!

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев

Очевидно, это опечатка Эйнштейна: он менял обозначения — в предыдущих статьях обозначал скорость света в вакууме через C, потом перешел к C_0 и забыл исправить в знаменателе.

Николай Луценко
Николай Луценко

Ну, наконец-то, что-то вразумительное и конкретное! Тронут не столько тем, что выдвинули предположение, а осмелились его огласить! Оказывается есть ещё смелые люди в «русских селениях»! Это радует и вселяет надежду! А что до «забыл исправить в знаменателе», то эта же ошибка стоит во всех последующих изданиях, в т.ч. в немецком, англицком и в русском! И тогда вопрос: неужели рецензенты этого не заметили или опять сработал фактор идолопоклонства, столь распространённые среди в том числе и учёного люда?
Ну и что теперь делать с этой ситуацией? Как исправить оплошность или невнимательность и автора и редактора? И кто это сделает? Кстати, у меня сложилось такое впечатление, что до сих пор никто так и не заметил ничего…да и стоит ли?

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев

Николай, исправлять конкретно эту ошибку видимо не видят смысла, потому что и сам результат ошибочен, правильный эффект с учетом всех эффектов ОТО в 2 раза больше. Это было исправлено где-то в дальнейших работах Эйнштейна.

Почитайте еще например
https://nplus1.ru/material/2017/03/13/weakgravlensing

Что касается рецензентов, то иногда создается впечатление, что во времена Эйнштейна их совсем не было, а статьи печатали на честном слове или по знакомству.

ричард
ричард

Не следует путать картинную плоскость (грав. линзирование) и линию визирования (англ. line-of-sighting) — Паунд-Ребка. В авиации это углы атаки, тангажа и рысканья)))

res
res

А важно ли как АЭ окончил школу? Важно ли сколько у него было троек?

Важно ИМХО, что он задавал неудобные вопросы профессорам. Это действительно важно! Попав в аспирантуру к, скажем, Веберу, он мог бы зарыться в какой-нибудь частной нудной проблеме на годы и потерял бы лучшее время свежего взгляда на вещи.

res
res

Добавлю, что однажды на конференции разговорился с однокашником Хокинга. Он заметил, что не помнит, чтобы Хокинг блистал оценками. Но помнит, что Хокинг задавал глубокие, неудобные вопросы профессорам. ))

Алексей Лк
Алексей Лк

«Он заметил, что не помнит, чтобы Хокинг блистал оценками. Но помнит, что Хокинг задавал глубокие, неудобные вопросы профессорам. )» — я когда учился таких наблюдал вживую в каждом десятом случае. Заканчивалось это либо отчислением из-за несданной сессии (редко) либо отказом взять такого человека в лабораторию после выпуска (гораздо чаще). И в итоге задающие неудобные вопросы со средними оценками скитались по миру и устраивались на ту работу которая подвернется. Хокингу и АЭ очень повезло что им не требовалась лаборатория, в противном случае я бы с большим интересом посмотрел на их действия.

Михаил Родкин
Михаил Родкин

Здесь как бы прозвучало в обсуждении, что молодой Эйнштейн был великий физик с удивительной физической интуицией, а зрелый ушел по чему то в формальную математику. И при этом еще сплетни, что если бы не … он по своей недостаточной математической подготовке «Относительностей» бы не выдумал. Не касаясь смешного второго — о первом. А куда было деваться? Согласитесь, любая физическая идея хоть как то будет стыковаться с чувственным опытом от общения с физическим миром. А как можно чувственно воспринимать многомерные пространства, струны, цветные кварки, материально-волновой дуализм и прочего подобное? Просто неизбежен уход в абстрактную математику

Николай Луценко
Николай Луценко

Теория Всего по определению = ОТО + КМ, и надо так понимать, что тогда физика сможет вместить Нашу Реальность в строгие, но изящные рамки математики, о чём мечтало не одно поколении учёных планеты? Но разве существующая и общепринятая космологическая ЛСДМ-модель, которая вполне адекватно и удовлетворительно описывает всё, что нас окружает, уже это не сделала? Ответ: сделала, но обошлась и без ОТО и без КМ…или тёмные сущности — Тёмная Энергия (75%) и Темная Материя (20%) заложенные в основу этой самой стандартной модели, учтены где-то в ОТО и КМ? А каким боком ОТО имеет отношение к Теории Большого Взрыва, к гипотезе инфляции, к скалярному полю, которое надувает пузыри-вселенные, я не говорю о теории струн, где про ОТО просто не упоминают! А каким образом «геометрическая» концепция гравитации объясняет физическую суть гравитации: когда гравитация искривляет физическое пространство-время, то что там «искривляется»? Как можно физическую реальность представлять в абстрактных понятиях и моделях, не понимаю реального её устройства? У меня создаётся впечатление, что гениальное творение Эйнштейна (ОТО) существует само по себе, как красивая математическая абстракция, а весь остальной физический мир — сам по себе и они почти нигде не пересекаются…разве, что в нескольких экспериментах. И не только не пересекается, но и …мешает современным научным экспериментам! Здесь,… Подробнее »

Александр
Александр

«Просто неизбежен уход в абстрактную математику»
В осадке сплошной «туман» в физике. Ушли от реальности в иллюзию.

Михаил Родкин
Михаил Родкин

Александр, а Вы действительно можете себе представить обсуждаемые сейчас физические объекты — разные там струны, темные энергии и материи, Большой взрыв … цветные кварки? Если можете — завидую, а иначе — туман остается … да формулы разные.

Николай Луценко
Николай Луценко

«неизбежный уход в абстракцию…» это что-то новое в физической науке! М.б. сказать проще: неизбежный уход в абстрактную математики был вызван объективными причинами — неспособностью математики объяснить устройство Реальности в целом и неспособностью физиков понять даже на феноменологическом уровне устройство этой Реальности! Я думаю, что КМ и ОТО оказали науке в этом самую настоящую медвежью услугу…ну, естественно, и патологическое преклонение большинства учёных (особенно чиновников от науки) перед авторитетами, помните, как у Евтушенко: «современник Галилея, был Галилея не глупее, он знал, что вертится Земля, но у него была семья». Вот теперь и трудится земная наука, безуспешно пытаясь заткнуть дырки одну за другой в стандартных моделях типа ЛСДМ, которые построены (вы только вдумайтесь!) на 95% из несуществующих (потому как не найденных, т.е. гипотетических) тёмных сущностей! Это — не просто ошибки, это позор, за которым неизбежный кризис и крах земной цивилизации! Почему крах? — да потому, что развитие без науки не возможно, а наука сама по себе нуждается в развитии, но это возможно лишь в том случае, если «Эйнштейн мне друг, но Истина дороже»!

ричард
ричард

Вот вам «нормальная» реальность: https://academic.oup.com/mnras/article-abstract/492/4/5052/5714760?redirectedFrom=fulltext

Михаил Родкин
Михаил Родкин

Извините, чушь. Современник Галилея, из своего твердого чувственного опыта, знал, что Земля стоит на месте, а солнце и планеты крутятся вокруг нее. И это прекрасно соответствовало возвышающей его картине Мира: он создан Богом по образу Бога, он глава на Земле, Земля в центре Мира, он глава Мира, а над ним Бог, и со временем ему надо приближаться к Его возвышенному образу. А научная картина — ничтожная крупинка в Космосе, на сей крупинке ничтожная доля вещества в углеродистой слизи начала рассуждать … и увидела свое полное ничтожество и мгновенность во Вселенной. Какая из этих двух картинок более антропоцентрична и более комфортна психике человеку? Но до ХХ века наука хоть работала с объектами, которые имели прототипы в чувственном мире. Современная наука теряет и это — нельзя представить Большой Взрыв, струны, цветные кварки, темную энергию и много чего прочего. Потрясающе, что человек однако решил, что надо «верить» не своему естественному чувственному опыту, а логическим построениям … про которые также однако доказано, что они НЕ строго логичны

res
res

Я бы обобщил, сказав, что здравый смысл определяется той точностью наблюдения природы, которая доступна.

Михаил Родкин
Михаил Родкин

Не вполне согласен, здравый смысл (и его реализация — разговорный язык) основаны на повседневном чувственном опыте, описывают его, «прилажены» к нему. А проблемы и объекты современной физики (вернее, ее части), не имеют аналогов в повседневном чувственном опыте.

Николай Луценко
Николай Луценко

Михаил, это не я придумал, это космологический наблюдатель Евтушенко так сказал! Жалко что не можем привлечь его за клевету к суду современной инквизиции…

Михаил Родкин
Михаил Родкин

А зачем к суду то? Дискутировать обсуждать надо, а не в камеры загонять. Альтернативные взгляды всегда интересны …
если режим логики не боится.

ричард
ричард

Михаил, не согласен в Ваших трех строчках с двумя вещами: во-первых, фильтром для «альтернативных взглядов» чаще является не «режим», а редакция журнала. Я, конечно, о профессиональных дискуссиях, вспомните статью об «инфляционных диссидентах» в ТрВ( 33 богатыря против…). Во-вторых, альтернативные взгляды не всегда интересны, я еще застал «письма трудящихся» в АН СССР.

Михаил Родкин
Михаил Родкин

Согласен: «всегда» — точно не всегда. Но, честно, всегда с особым интересом ловлю конкурирующие взгляды и мнения — у меня полное согласие «шерочка с машерочкой» зевоту вызывает

ричард
ричард

В этом случае зевоту вызывает как согласие, так и разногласие.

Николай Луценко
Николай Луценко

Дискутировать, говорите, надо? А вы много видели подобных дискуссий в реале или в эфире? Я имею ввиду, что бы инициаторами были настоящие, академические учёные, а не пресловутые альты и пр. торсионщики? Корабль уверенно тонет под молчаливое «одобрямс!» именно официальной науки!

ричард
ричард

Реал и эфир, как говорят в хорошо известном вам городе — две большие разницы. Одно дело — футбольный матч между «моряками» и «горняками». Совсем другое — причина Но tension. Но и здесь можно послушать: http://online.kitp.ucsb.edu/online/enervac-c19/

Николай Луценко
Николай Луценко

Хорошая ссылка и хорошее доказательство моей неправоты, что до «подобных дискуссий в реале или в эфире», да и спор космологов планеты, который мы подробно обсудили в прошлом году, это там, где 3 отступника посмели бросить вызов 33-м богатырям, усомнившись в научности гипотезы инфляции, думаю, помните. Хотя здесь спор идёт всего лишь о точности двух экспериментов, а не о противоборствующих теориях!

Николай Луценко
Николай Луценко

Отлично! Хороший пример и я согласен, что споры иногда прорываются ч/з барьеры молчанок и одобрямсов, но это — иногда, а должно быть постоянным состоянием науки! И я мог бы привести больше примеров, когда не просто замалчивали неугодный эксперимент, а и фактически стирали его из истории! Например, всё та жа история с парадоксами Арпа, который нашёл потрясающее доказательство несостоятельности существующей космологической модели…и был изгнан из сообщества…Не менее потрясающий случай с доказательством вращения Вселенной: получены 100% доказательства, что Вселенная вращается …и…и что? Кто-то обрадовался, захлопал в ладоши или выдвинули Майкла Лонго в нобелевские лауреаты? Хвигвам, как говаривал Матроскин, наоборот: «Физики «отказали» Вселенной во вращении и вытягивании» (https://nplus1.ru/news/2016/09/23/rotating-universe), как перед тем закрыли ещё один парадокс — ось Зла и Холодное пятно…ну не лезут они в общепринятую пресловутую СМ, а без неё…сами понимаете и холодно и голодно! Но споры иногда возникаю и даже проводятся на международном уровне, как эта конференция KITP по теме: Напряженность между ранней и поздней вселенной, проведенная 15-17 июля 2019 г. в Санте-Барбаре, где координаторами были Адам Рисс, Томмазо Треу и Лиция Верде или тот известный космологический скандал, когда банда трёх во главе с Полом Стейнхардтом бросили вызов 33-м богатырям (помните наш форум у Б. Штерна на ТрВ «Столкновение космологов: тридцать… Подробнее »

ричард
ричард

Про квазары Арпа я писал. Еще раз: их можно объяснить эффектом МЕЗОЛИНЗИРОВАНИЯ : шаровые скопления и карликовые галактики рядом с галактикой усиливают на 5-7 звездных величин далекие фоновые квазары, которые без усиления просто не видны. Холодное пятно — отпечаток войда. Ссылки найдете самостоятельно?

res
res

А физика всегда была с математикой на ты, этим она выгодно отличалась от остального естествознания, поскольку была точнее. Как заметил Л. Д. Ландау — основной урок физики 20-го века состоит в том, что мы научились понимать то, что не в силах вообразить.
https://www.youtube.com/watch?v=H-z6T8aq4y0
Понимать в том смысле, что наши модели позволяют точно рассчитать эксперимент, да и предсказать.

Николай Луценко
Николай Луценко

«…модели позволяют точно рассчитать эксперимент, да и предсказать…», это не только не правильно, это — ошибка! Модели есть следствие гипотезы и никак не могут предсказать и рассчитать, они могут лишь предполагать! Точно указать может только эксперимент! У вас пример того, что сегодня физику подменила математика: реальность такова, какова господствует в ней на сегодня теория (кстати, этот принцип оставил нам в наследство А.Эйнштейн). Поэтому всё надо поставить с головы на ноги, а лошадь (физику) надо запрячь впереди телеги (математики)! Тогда будут не нужны никакие тёмные сущности, которые придуманы теоретическими математиками для объяснения устройства вселенной! Напоминаю, что в «стандартной» космологической модели таковых на сегодня 95% от общей материи-вещества! И ни одна из них не найдена в бесчисленном количестве экспериментов! Наверно надо что-то предпринимать, если не хотим быть ввергнуты в инферно лжи и смерти…

res
res

Обычно модели представляют собой сжатое математического описания совокупности экспериментального материала. Если к тому же модель может предсказать , что будет измерено при других условиях, то что же тут плохого? Одна выгода ))

Николай Луценко
Николай Луценко

Модель (компьютерная, графическая, анимационная…) ничем не отличается от гипотезы, поскольку — те же апельсины, токо в профиль! Ну а дальше — всё правильно: предсказание (по модели или по теоретической формуле) это же экстраполяция в «+» или в «-» за пределы того диапазона, что доказан экспериментально…Если так, то это нормально, а если …гипотеза не доказана и эксперимент не состоялся, то как можно, например, туже пресловутую ТЭ или ТМ (а днями прочитал, что уже открыто и Тёмное Излучение, потому как двух сущностей всё равно не хватает, считать устоявшейся и общепризнанной теорией, а все картины устройства мироздания, нарисованные «с натуры», считать единственно верными, а всё, что противоречить этим моделям, отправлять в утиль, даже вопиющие наблюдательные данные! какие? Если интересно скажу…какие!

Denny
Denny

Интересно, какой эксперимент не использует математики совсем. А ведь абсолютно любая математическая формула есть модель. Вы явно или неявно предполагаете, что наблюдаемые в эксперименте явления соответствуют некоторой модели, что позволяет использовать соответствующий математический аппарат. Иначе останется только тупое описание наблюдений. Просто к одним моделям вы уже привыкли и воспринимаете их как данность. А другие модели вызывают у вас отторжение.

ричард
ричард

«соответствующий математический аппарат» может заметно отличаться. В случае с EHT это тысячи часов вычислений, в других — выбор между нулем и единицей(«да» или «нет»). «Просто к одним моделям вы уже привыкли и воспринимаете их как данность. А другие модели вызывают у вас отторжение.» -бывают, что они меняются местами. Причем у одного и того же «исследователя».

Лёня
Лёня

“Интересно, какой эксперимент не использует математики совсем.”
Химики часто экспериментируют, не используя даже арифметики – прилил на глаз избыток, отфильтровал осадок и получил новое вещество или даже материал.

Николай Луценко
Николай Луценко

ну, наверное имелись ввиду физические эксперименты? Здесь сложнее или даже хуже, чем сложнее, здесь вообще предлагается отказаться от эксперимента там, где …надо сохранить хорошую гипотезу (а она хороша только в случае, если достаточно безумна, как вам наверное известно от Бора), которую практически не возможно проверить, как например в случае с гипотезой струн, которую никто иначе и не называет по этой же причине, как Теория Струн! Ну и просто вопиющая ситуация вокруг ТМ и ТЭ, здесь теоретические физики вообще перешли все общепринятые было до-то-го каноны и принципы доказательства истины исключительно посредством экспериментальной проверки: тёмные сущности не найдены ни в одном из тысяч экспериментов, но для академической науки «их существование не вызывает никакого сомнения»! Интересно, можно ли как-то эту ситуацию разрулить?

ричард
ричард

Легко. Построить космологическую модель без ТМ и ТЭ, которая не хуже стандартной. Так было, когда нагромождения эпициклов заменили на эллипсы.

Николай Луценко
Николай Луценко

Ричард, вы опять про модели! Да только потому и наступил кризис в космологии (см. оценку космолога Жоао Мугейо), создатели стандартной ЛСДМ-модели поставили модель-математику впереди фактов, а теперь, когда факты замалчивать больше просто невозможно и невозможно штопать расползающиеся прорехи (хотя некоторые и пытаются см. Тёмное Излучение…), вы говорите, что это легко сделать! Так покажите пример.

ричард
ричард

Николай, вы действительно не понимаете иронии или прикидываетесь? Пример — Коперник и Кеплер!

Alex
Alex

Там, наверное, ирония была…

Помнится, в детстве читал историю про витамины (изложу как помню): якобы сначала появилось название — вследствие того, что мыши дохли на искусственном молоке и можно было предположить, что в нём чего-то совсем неизвестного не хватает — а уже вслед за названием и факты. Полагаю, именно такой статус имеют ТМ и ТЭ — нечто неизвестное, вызывающее, однако, хорошо различимые эффекты. Бритва Оккама ничем не поможет, поскольку существование или несуществование этих сущностей зависит от того, как устроен мир на самом деле, а не от чьего-либо желания или нежелания.

ричард
ричард

Бритва Оккама — лучшее лекарство от вредных желаний. Ну, обнаружили наблюдатели что Sn Ia c ростом z тускнеют быстрее, чем в FLRW -модели с тау=0. Нет бы подумать о «скучной» экстинкции. Но тогда статья наберет сотню-другую ссылок. А тут шанс исследовать «величайшую ошибку в жизни А. Эйнштейна.» https://ui.adsabs.harvard.edu/abs/1998AJ….116.1009R/abstract
12192 ссылки)))))
Ну кто может устоять, если его вовремя не полоснуть бритвой?

Николай Луценко
Николай Луценко

поправьте ссылку, эта не работает…

ричард
ричард

https://ui.adsabs.harvard.edu/abs/1998AJ….116.1009R/abstract — проведите по ссылке полностью и нажмите «перейти по адресу»

Alex
Alex

Вы правы в том смысле, что у Бритвы две стороны (если по Куну, развитие парадигмы и смена парадигмы). Я хотел было порассуждать на эту тему, но сообразил, что последовательная концепция применения Бритвы в науке была бы заведомо (а также вследствие фактов, ставших мне известными благодаря в том числе замечательным очеркам Е. Берковича) неверна по причине того, что неверна любая последовательная теория науки: на практике наука действует любыми, самыми беспринципными, методами; а происходит это вследствие сложности Мира и соответственно сложности решаемых наукой задач. Соответственно, как неприменение, так и применение Бритвы может вести к существенному прогрессу, и заранее нельзя угадать, следует её применять или нет.

Николай Луценко
Николай Луценко

Логично и тонко подмечено, но …вот в случае с ТМ не лезет ни в какие ворота! Вы же сами подметили, что: «существование или несуществование этих сущностей зависит от того, как устроен мир на самом деле, а не от чьего-либо желания или нежелания»! понятно, что гипотеза всегда имеет место быть и в любом виде, но как можно сегодня утверждать, что ТМ — установленный факт, опираясь только на отсутствие пояснений «недостатка» белой материи? Ну вот попробуйте мне в таком случае (согласимся, что ТМ существует) объяснить, как это ТМ, которая в галактиках, как уже доказано, находится исключительно в галактических гало и только на периферии гало, т.е. неа удалении внешних районов рукавов галактик, так вот, как эта Тёмная Сущность «ускоряет» движение звёзд и газа, что находятся в рукавах? Я не понимаю, а вы?

Alex
Alex

Я даже и пытаться не буду что-либо в этом понять. Разумеется, пока ТМ не найдена в каком-либо разумном смысле, говорить «установленный факт» преждевременно. Но говорить «ТМ» — можно, а искать — нужно.

Лёня
Лёня

“для академической науки «их существование не вызывает никакого сомнения»! Интересно, можно ли как-то эту ситуацию разрулить?”
Полагаю, что для серьёзного учёного моделей, не вызывающих ни малейших сомнений, не существует. Однако, в реальной работе порой приходится принимать решения, руководствуясь той или иной гипотезой, и выбор падает на то, что вызывает наименьшие сомнения. Как это разрулить? – Предложить модель, вызывающую меньше сомнений, чем существующие.

Николай Луценко
Николай Луценко

Да не обязательно предлагать «модель, вызывающую меньше сомнений, чем существующие», иногда достаточно только выразить свое сомнение в её применимости, например, как в случае с пресловутыми сценариями-шаблонами, которые экспериментаторы ЛИГО используют при вытаскивании «сигналов» ГВ из кучи мусора, поскольку сам «сигнал» в 1000 раз меньше шума. Смотрите, какая фигня получается: по математическим моделям-формулам, описывающим механизм взаимодействия массивных тел (ЧД, НЗ…), которые являются гипотетическими (согласитесь, что не существует никаких доказательств как ЧД и НЗ сталкиваются и сливаются в парах) построено около 400000 шаблонов-моделей на все случаи жизни…гипотетической, а потом с помощью этих шаблонов из входного материала детектора вытягивают только те «сигналы», которые совпадают с ними! А всё, что не совпадает игнорируется! Получается, что на стол физиков подают только прошедшие «собеседование» ГВ и все иные, не соответствующие партийному отбору отвергаются! Мало того, что это — физика и не эксперимент, но …как в нём смысл, если у экспериментаторов в базах данных есть всё, что им НУЖНО! Зачем дорогие установки, если у вас уже есть «нужные» результаты?

Лёня
Лёня

Я не космолог, но с проблемами использования модельных шаблонов для извлечения информации из зашумлённого эксперимента имею дело постоянно. Количество и вес таких шаблонов относительно шума естественно влияет на степень достоверности и неопределённости извлекаемой информации. Универсальных статистических критериев, позволяющих оценить степень неопределённости в зависимости от веса шаблонов, не существует (поскольку шаблоны бывают очень разные). Чтобы иметь шанс увидеть то, что есть, а не то, что хочется видеть, всегда нужно проверять, насколько извлекаемая информация непротиворечива и как она соотносится с данными независимых наблюдений.

Николай Луценко
Николай Луценко

Вы, уважаемый Лёня, вероято меня не поняли ибо все, что вы написали верно, но …только в случае, если шаблоны написаны с натуры, т.е. если это модели реальных, проверенных, известных, как вы сами сказали, если «…это информация непротиворечива и как она соотносится с данными независимых наблюдений»! А если это — предполагаемая, т.е. гипотетическая модель, ещё не проверенная независимо? А если ЧД и НЗ не сливаются твак, как видит К.Торн? Кстати, никто и никогда не вилел в реале слияния ЧД, наоборот, посмотрите, как мирно они уживаются в центрах галактик, например, в Нашем МП их там — сотни тысяч, а есть галактики, в ядрах которых найдено по две и больше СМЧД особенно это распространено в сверхскоплениях! Повторю еще раз: зачем в таком случае ловить теже ГВ, если вы отбираете токма те ГВ, которые соответствуют шаблону? Так берите шаблоны и работайте с ними…но это, как говорил Х.Арп — не наука!

ричард
ричард

«(согласитесь, что не существует никаких доказательств как ЧД и НЗ сталкиваются и сливаются в парах)» — у события GW 170817 наблюдался гамма всплеск и оптическое послесвечение, в котором была отождествлена линия стронция. Вы не слышали об этом?
Насчет ЧД, да, это могут быть кварковые или гибридные звезды.

Николай Луценко
Николай Луценко

Да слышал я, слышал, как там образовалась линия стронция и даже скоко тонн золота возникло, но с этим событием столько всего странного связано, особенно с сигналам ГВ: оказывается на момент его образования «работала» только одна ЛИГО, вторая подхватили сильный глитч, а Дева вообще ничего не увидела, т.к. странным образом вдруг попала в зону нечуствительности, поэтому как удалось так точно навести земные телескопы на точку на небе, не понятно? И что там осталось после взрыва на месте килоновой, до сих пор не понятно! Я м.б. зря сказал, что для НЗ нет наблюдений (но наблюдений исключительно мало, потому и нету законченной теории), но это не важно, т.к. для ЧД точно нет ни наблюдений ни теории! Но шаблонов настрогали — на все случаи жизни — 400000 штук, «выбирай любые всё оплачу» (Бременские музыканты).
Так какая от них польза, кроме явного вреда: они превращают теорию в ископаемые окаменелости, которые абсолютно бесполезны для жизни!

ричард
ричард

«поэтому как удалось так точно навести земные телескопы на точку на небе, не понятно? » -сначала гамма — всплеск «показал» галактику, затем наземные телескопы «набросились» на оптическое послесвечение. Сейчас только в аrXiv 716 статей:
https://arxiv.org/search/?query=GW170817&searchtype=all&source=header
Наслаждайтесь!

Николай Луценко
Николай Луценко

Вы что-то напутали, уважаемый Ричард: сначала был не гамма-всплеск, а ГВ-всплеск (так говорят ЛИГО-вцы, хотя в это мгновение вторая ЛИГО подхватила мощный глитч, а Дева ослепла на оба глаза) и именно ЛИГО навела телескопы планет точно в триангулированную точку на небе! Арп говорил: это — не наука!

ричард
ричард

гамма — всплеск «показал» галактику

res
res

«Я разговаривал с многими именитыми физиками, но как только узнают Эйнштейна, так мгновенно умолкают — настолько велик авторитет и велик страх перед ним! » =====
Никакого страха, просто его столько раз проверяли и перепроверяли, что заниматься выискиванием блох в различных переводах разумно только тогда, когда вы непосредственно изучаете данный круг явлений, причем экспериментально ))

Евгений Беркович
Евгений Беркович

«Я разговаривал с многими именитыми физиками, но как только узнают Эйнштейна, так мгновенно умолкают — настолько велик авторитет и велик страх перед ним! » =====
Я к этому добавлю, что не только никакого страха нет, но есть специальные исследования, посвященные ошибкам Эйнштейна. См., например, книгу «Заблуждение Эйнштейна» (David Bodanis. Einsteins Irrtum. München: DVA, 2016). По-английски книга называется «Самая большая ошибка Эйнштейна» (Einstein’s Greatest Mistake. Boston: Houghton Mifflin Harcourt, 2015). Кроме того, в серьезных биографиях Эйнштейна, написанных Пайсом или Фёльсингом, тоже немало обсуждаются ошибки Эйнштейна. Сам он относился к своим и чужим ошибкам с юмором. Во время Первой мировой войны Макс Борн служил в Берлине и часто заходил к Эйнштейну домой. Борн вместе с Ланде написали одну работу , и Эйнштейн направил ее в Доклады Прусской академии наук. Когда авторы получили верстку статьи, они с ужасом увидели свою ошибку в формуле — в расчете энергии кристалла была лишняя двойка. Борн побежал к Эйнштейну за советом: что делать? Узнав, в чем дело, Эйнштейн долго смеялся: «Никогда бы не подумал, что такой математик, как Вы, может сделать такую ошибку». А потом посоветовал оставить половину статьи, на результаты которой ошибка не влияла.

Николай Луценко
Николай Луценко

У вас есть информация, что и ошибка в «кубическом уравнении Эйнштейна», тоже давно известна и исследована? Буду благодарен за ссылку!

ричард
ричард

«кубическое уравнение Эйнштейна -Луценко»! Исследователям НЕ ИЗВЕСТНО само кубическое уравнении Эйнштейна! Дайте ссылку, 4-х томник у меня на расстоянии вытянутой руки!

Николай Луценко
Николай Луценко

Ну что вы ёрничаете? Я именно там и нашёл эту «опУчатку» из-за которой уравнение и стало «кубическим» и попросил Берковича показать, где и кто это заметил и исправил? Если это и вам известно, то и вас прошу о том же…Кто?…Где?…Когда? Что до авторства то, не беспокойтесь, я человек не гордый, но медаль согласный…и согласитесь, что не каждый может сказать тоже самое…

ричард
ричард

Вам выше Алексей объяснил. Книги без опечаток — редкость…

Николай Луценко
Николай Луценко

Вообще-то я к вам обратился, вы могли бы сами и объяснить! Что до «книг без опУчаток не бывает», то я согласен, но обычно ошибки исправляет или сам автор или редактор в новом издании, а почему тут никто не исправил? Ответ очевидный: не заметили или убоялись… но это теперь и не важно, думаю всё так и останется и в будущем.

ричард
ричард

«Вообще-то я к вам обратился, вы могли бы сами и объяснить!» — лучше, чем у Л. Б. Окуня у меня не получится. К тому же ссылки на статьи, которые я вам несколько раз предлагал, остались без содержательных комментариев.

Николай Луценко
Николай Луценко

По вашей ссылке на Окуня я ответил очень подробно но тогда у меня были проблемы со входом на форум и тексты пропали. Я не буду повторяться, т.к. не вижу какое отношение работа Окуня по гравитационному КС имеет к кубическому уравнению Эйнштейна-Луценко и к этой теме? Вообще-то я всегда раскрываю свои ответы в отношении поставленного кем-то вопроса, чего вы к сожалении часто не делаете, вот как с ссылкой «на расстоянии вытянутой руки». Надеюсь теперь вы её покажете?

ричард
ричард

Помню, что нашу статью об арповских квазарах вокруг галактик вы так и не прокомментировали.

Николай Луценко
Николай Луценко

Да, помню, разговора у нас не получилось, но не по моей вине! К тому же правильно было бы назвать это «парадоксом Арпа», как и принято, а не «арповскими квазарами вокруг галактик»…хотите, можем вернуться к вопросу, но вероятно здесь нас не поймут, хотя тема — найинтереснейшая!

ричард
ричард

Значит вы уже сделали перевод с английского той статьи 1993 года?

Николай Луценко
Николай Луценко

Не понимаю, про какую статью вы говорите?

ричард
ричард

Об усилении яркости далеких квазаров шаровыми скоплениями галактики. Этот эффект впоследствие получил название мезолинзирование.

Николай Луценко
Николай Луценко

Но этим миролинзированием никак не объяснить парадоксы Арпы! Потом, где находятся эти гипотетические ШЗС: за квазарами или перед? Потом, ШЗС никак не могут порхать в межгалактических пространствах, им нужен порт постоянной прописки, т.к. — галактика ! Потом, вы представляете соотношение масс ШЗС и квазаров, чьи лучи они микроотклоняют? Можете с успехом потренироваться в объснении парадоксов на примере этих жвух объектов: NGC 4319 и Маркарян-205, очень и очень полезное занятие для академической науки.

ричард
ричард

Еще раз: их можно объяснить эффектом МЕЗОЛИНЗИРОВАНИЯ : шаровые скопления и карликовые галактики рядом с галактикой усиливают на 5-7 звездных величин далекие фоновые квазары, которые без усиления просто не видны.На эту тему с десяток статей (на английском) где подробно и о механизме линзирования, и о статистике. Можете отослать статьи с критикой в эти журналы.

Николай Луценко
Николай Луценко

И вообще, надо всё объяснять самому, а не притягивать авторитета, так проще общаться! Ну представьте, что все мы только и будем делать что отсылать друг-друга к первоисточнику…ну и во что превратиться форум?

ричард
ричард

«надо всё объяснять самому, а не притягивать авторитета, так проще общаться! Ну представьте, что все мы только и будем делать что отсылать друг-друга к первоисточнику…»—те вы предлагаете вообще упразднить ссылки?

Николай Луценко
Николай Луценко

как вы умеете все перекручивать? Я не ссылки предлагаю устранить, а предлагаю самому делать выводы и самому давать оценки по темам и самому отвечать на вопросы коллег, а не отсылать по ссылкам! Нам нужент живой разговор, ну естественно, где это уместно, то надо и ….того…послать…кого по ссылке? Но не так, когда вы определяете ссылку длинной своей руки! А если моя короче, то как быть, я же не дотянусь до полки, где лежат книги с исправленной формулой! Кстати, как токо получу статью, где опУчатка исправлена. так тут же и перестану называть кубическое ур-ние именем Эйнштейна-Луценко, договорились?

ричард
ричард

Согласен с этой минуты называть кубическое уравнение только вашим именем. Да и опечатку логично исправить вам, думаю проблем с краткой заметкой в УФН не будет. Заодно и комментарии (замечания) к статье Окуня, Селиванова и Телегди наверняка заинтересуют читателей…

Николай Луценко
Николай Луценко

это у вас такая ссылка — на расстоянии вытянутой руки? А точнее?

Николай Луценко
Николай Луценко

Господин главный модератор форума, у меня неожиданно появилась проблема со входом: я не могу публиковать ответы под своим собственным именем «Николай Луценко», что мне удавалось до последнего времени, Почему? Я не хочу помещать мои посты по чужим именем и, насколько мне известно, вы всегда приветствовали открытую дискуссию! Пожалуйста, устраните этот сбой, я хотел бы продолжить наладившийся диалог с моими коллегами по форуму от своего собственного имени.

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (5 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: