«Венедикт Ерофеев: посторонний»

Ревекка Фрумкина
Ревекка Фрумкина

Таково заглавие книги о жизни и творчестве Венедикта Ерофеева, которая вышла уже вторым изданием. Этот биографический очерк объемом 500 страниц оказался замечательно написанным, так что читать текст было несомненным удовольствием…

Я читаю много, но весьма выборочно. Признаюсь: у меня не было особого интереса к биографии Венедикта Ерофеева, однако же было бы странно не попытаться прочитать книгу о нем, любезно присланную мне авторами, с которыми я к тому же не знакома.

С моей точки зрения авторы успешно решили как будто очевидную, но от этого не менее сложную задачу: рассказать о личности Венедикта Ерофеева, используя форму биографического очерка.

Лекманов О., Свердлов М., Симановский И.  Венедикт Ерофеев: посторонний. — М.: АСТ. Редакция Елены Шубиной,2018 (Литературные биографии)
Лекманов О., Свердлов М., Симановский И. Венедикт Ерофеев: посторонний. — М.: АСТ. Редакция Елены Шубиной, 2018 (Литературные биографии)

В свое время повесть Ерофеева «Москва — Петушки» была прочитана буквально всеми, привыкшими читать современную литературу. Я, конечно, тоже прочитала, но, признаюсь, осталась скорее равнодушна — не моя это эстетика, ничего не поделаешь…

Впрочем, одно яркое тогдашнее ощущение я помню — что миросозерцание Ерофеева лучше всего отражено в известных строках:

На свете счастья нет,
Но есть покой и воля…

Ерофеев прожил жизнь — пусть трагически короткую, оборванную болезнью, — но, в общем, ту, которую он для себя выбрал. Он был любим, достаточно свободен — в том смысле, что никто извне не определял ни его труд, ни его свободное время, ни даже местожительство. Он не мыслил себя в роли подчиненного и таковым не был, по сути, никогда.

С учетом сказанного «Москва — Петушки» — это как бы вынужденно краткое резюме собственной жизни Ерофеева, метафорически оформленное, разумеется, но скрупулезно зафиксированное, в том числе — в деталях.

Исследователи жизни и творчества Венедикта Ерофеева обычно пытаются рационально объяснить пристрастие к алкоголю, радикально повлиявшее на его «труды и дни». Несколько огрубляя, можно сказать, что если бы мы договорились не отличать пристрастие к крепкому кофе от потребности в «наперсточных» дозах крепкого алкоголя, то проблема свелась бы к «степеням пристрастия» и умению «остановиться»…

Отчасти так оно и есть, однако так называемое умение остановиться, как правило, предполагает еще и умение вообще распоряжаться силой собственной воли — очевидно, что это задача другой степени сложности.

Итак, читайте: «Венедикт Ерофеев: посторонний».

Ревекка Фрумкина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 См. также:

  • В тени Патриции Хайсмит30.01.2018 В тени Патриции Хайсмит Случается, что описание жизни писателя вызывает у читателя бóльший интерес, чем сами его сочинения… Прочитав «Прекрасную тень» — увлекательное жизнеописание незнакомой мне Патриции Хайсмит (Patricia Highsmith, 1921–1995), я стала выяснять, чем она знаменита и кто автор, посвятивший ее жизни и творчеству том в 500 страниц.
  • Читаем Бейтса12.09.2017 Читаем Бейтса Герберт Бейтс (Herbert Ernest Bates; 1905–1974) — замечательный английский писатель, мастер новеллы, автор нескольких хороших романов. В Англии он более всего любим как создатель цикла рассказов о «папаше Ларкине» и его семействе. Бейтса иногда относят к «малым классикам» английской литературы, — это определение довольно удачно передает его место в пантеоне английских прозаиков: достаточно прочитать несколько сборников его рассказов. Проза Бейтса прозрачна и обманчиво проста, — этим английский писатель иногда напоминает Чехова, с которым сами англичане его постоянно сравнивают.
  • Реймонд Карвер, известный и неизвестный04.07.2017 Реймонд Карвер, известный и неизвестный Реймонд Карвер (Raymond Carver, 1938–1988) — американский писатель, известный прежде всего как автор рассказов. До недавнего времени я даже имени его не слышала, хотя много лет читаю по-английски больше, чем по-русски. В Сети нашлось несколько сборников его рассказов — это тексты высокой пробы… Рецензенты-современники писали, что Карвер во многом следовал Хемингуэю; сам он это влияние отрицал. Его идеалом был Чехов, о чем он неоднократно писал и говорил в своих интервью.
  • Читаем Энн Тайлер06.06.2017 Читаем Энн Тайлер Энн Тайлер (Ann Tyler, р. 1941) — современная американская писательница, автор двадцати романов и лауреат многих литературных премий. До недавнего времени я не только ничего из ее работ не читала, но даже имени ее не знала. Оказалось, напрасно: это хорошая реалистическая проза, как бы непритязательная и по форме, и по содержанию, а на самом деле искусно выстроенная и отточенная. Тайлер живет в Балтиморе; действие ее романов происходит там же. Как правило, в этих романах не происходит ничего особенного — чаще всего местом действия является дом, где живет семья, нередко несколько поколений. Соответственно, сюжет строится вокруг обычных для семьи событий — иногда они радостные, иногда драматические, но, как правило, будничные; во всяком случае, даже трагические ситуации Тайлер описывает если не как будничные, то как, увы, […]
Подписаться
Уведомление о
guest
1 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
res
res
10 месяцев(-а) назад

Иногда творчество такой процесс что не до воли. Может и к лучшему, что автор бессмертной поэмы просто пил а не кололся как не менее трудно останавливающийся городской поэт. Впрочем, давать оценки задача не менее «другой степени сложности» ))

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (3 оценок, среднее: 3,67 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: