Память как травма и противоядие

И наколовшись об шитье
С невынутой иголкой,
Внезапно видит всю ее
И плачет втихомолку.

Борис Пастернак

Ревекка Фрумкина
Ревекка Фрумкина

Алейда Ассман — современный немецкий историк — написала несколько совершенно неординарных книг, посвященных проблемам культурной памяти.

Наибольшее впечатление на меня произвела ее работа «Длинная тень прошлого. Мемориальная культура и историческая политика», вышедшая в переводе в 2018 году в издательстве НЛО в серии «Библиотека журнала «Неприкосновенный запас» (уже вторым изданием).

Это большая научная работа, которую неофитам следовало бы читать подряд, обращая внимание на историко-культурный и психологический контекст, которые, как мне кажется, никто не анализировал столь детально и объемно — прежде всего с позиций взаимообусловленности событий мира внешнего и «внутреннего».

Алейда Ассман. Длинная тень прошлогоПристальность авторского взгляда нам явлена с самого начала. Уже в процессе постановки задачи автор задает читателю основные «рамки» своего исследования: нам предлагается для рассмотрения не вообще память, но память индивидуума, память социальной группы, память политического коллектива нации и память культуры.

Разумеется, все эти словосочетания нам как таковые давно известны. Более того, их анализу посвящены многие тома реномированных авторов. Однако же сопроводить слова нетривиальными и индивидуализированными интерпретациями — это задача иного уровня сложности, в особенности применительно к трагическим и ужасным страницам истории Германии ХХ века.

Ужасы и трагизм лишают нас как исследователей того уровня беспристрастности, с которого жизненно важно начинать анализ феномена. Вместе с тем, если вы видели скульптуру «Разрушение Роттердама», беспристрастие отныне будет уделом не видевших ее.

Одно из сильнейших впечатлений от чтения книги Алейды Ассман — это банальность зла, как это понимала еще Ханна Арендт.

Обычные образованные люди, нередко из достойных немецких семей, получившие фундаментальное университетское образование, активно участвовали в уничтожении собственной (в смысле данной им по праву рождения) культуры, равно как и в физическом истреблении лучших ее носителей. Получается, что если бы война 1939–1945 годов не испепелила Германию буквально, то проблема возрождения культурной памяти в перечисленных выше смыслах дожидалась бы очередной физической смены поколений… Потому что жизнь в ее главных — т. е. ежечасных проявлениях — ближе всего к «шитью с невынутой иголкой», а не к возвышенности пассакалий Баха и даже не к известному гимну «Обнимитесь, миллионы».

Ревекка Фрумкина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
1 Цепочка комментария
1 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
2 Авторы комментариев
Леонид КогановМихаил Родкин Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Михаил Родкин
Михаил Родкин

К вопросу о нашей памяти. Полагаю, не много изменится, пока: 1. В Москве не появится (кроме помпезного храма Христа Спасителя) — хотя бы часовня в память десятков тысяч раненых героев Бородина сгоревших заживо в пламени Московского пожара. 2. Пока в Великом Новгороде, кроме памятника тысячелетию России, не появится памятник десяткам тысяч новгородцев (мужчин, женщин, детей) зверски замученных или затолкнутых под лед Волхова опричниками Грозного 3. Пока в Казани, кроме памятника русским воинам, погибшим при штурме города, не будет памятника татарам — не только воинам, но и женщинам и детям — побитым при штурме. По жестокости штурм Казани Грозным не сильно… Подробнее »

Леонид Коганов
Леонид Коганов

Нормально.
Л.К.

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (3 оценок, среднее: 3,67 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: