Красный Золя или Курбский?

80 лет знаменитому антисталинскому памфлету

В свое время так же печатал Золя
свое открытое письмо президенту Франции…
1

М. Д. Байтальский2

80 лет прошло с того дня, как «Открытое письмо Сталину»3 появилось в печати4. Непревзойденный по хлесткости антисталинский памфлет опубликовал парижский журнал «Новая Россия» (№ 71 от 1 октября 1939 года). Ирония истории: «Новую Россию» издавал Александр Керенский — бывший глава Временного правительства. В 1917-м попытка Керенского отбить Петроград у большевиков была остановлена красногвардейцами и матросами, которыми командовал Фёдор Раскольников…

Номер вышел в свет, когда автора «Открытого письма» уже не было в живых: он скоропостижно скончался 12 сентября 1939 года.

Фёдор Раскольников на яхте «Межень». 1920 год. «Википедия»
Фёдор Раскольников на яхте «Межень». 1920 год. «Википедия»

Фёдор Фёдорович Раскольников (настоящая фамилия — Ильин) (1892–1939), революционер, военный и государственный деятель, дипломат, публицист; член партии (с 1910-го), один из видных участников Октябрьской революции и военачальников гражданской вой­ны, с 1930-го — дипломат, в 1938-м отказался вернуться на родину, объявлен в СССР вне закона (1939, реабилитирован в ­1963-м); автор «Открытого письма Сталину» (1939), ставшего в 1960-е одним из первых документов самиздата. Умер в Ницце.

«Сталин, вы объявили меня „вне закона“. Этим актом вы уравняли меня в правах — точнее, в бесправии — со всеми советскими гражданами, которые под вашим могуществом живут вне закона. Со своей стороны отвечаю полной взаимностью — возвращаю вам входной билет в построенное вами „царство социализма“5 и порываю с вашим режимом».

Тон — в послании Раскольникова Сталину больше всего впечатляет именно тон — наступательный, взволнованный и грозный. Сравнение с обвинительным заключением несколько хромает, юридическим бумагам страстность несвойственна. Иное дело — судебные речи. Бесспорно то, что Раскольников обвиняет генерального секретаря ЦК ВКП(б) и перечисляет его преступления для будущего суда. Он был уверен, что этот суд свершит над Сталиным советский народ.

События вокруг создания «Открытого письма Сталину», судьба и загадка скорой гибели его автора, зигзаги реабилитации заслуживают отдельного рассказа6. Датированное 17 августа 1939 года «Письмо…» (для краткости мы далее будем обозначать его так) идеологически предвосхищает и оттепель, и горбачёвскую перестройку. Страстная риторика Раскольникова даже сейчас — в XXI веке — производит впечатление. Каким же эмоциональным событием был этот текст для сочувствующего современника и для читателя 1960-х, встретившихся с «Письмом…» в самиздате!

Подробную самиздатскую историю «Письма…» еще предстоит написать7. Первое на сегодняшний день документальное свидетельство о его интенсивном распространении относится к 1964 году. Вскоре после падения Хрущёва комсомольский вождь Сергей Павлов подал записку в ЦК КПСС. Он сообщал о новой идеологической опасности. О том, что создает первый концепт самиздата, Павлов вряд ли догадывался, но так оно и было. Об отдельных, не связанных между собой случаях тиражирования и распространения крамольных текстов и чекисты, и партфункционеры докладывали уже не раз, а Павлов шершавым бюрократическим языком8 написал, как сказал бы современный культуролог, о новой городской практике.

Из информации № 01/1688 секретаря ЦК ВЛКСМ. 3 ноября 1964 года. Секретно

Считаем необходимым сообщить о том, что в последнее время в Москве распространяются всякого рода «произведения», в которых весьма субъективно, а чаще извращенно толкуются проблемы борьбы с культом личности, различные явления государственной и общественной жизни.

Такого рода материалы распространяются прежде всего среди некоторой части инженерно-технической и научной интеллигенции, работников литературы и искусства, среди студенческой молодежи.

В числе их серия неопубликованных рассказов Аксёнова9 и Солженицына10, подборки стихов Городецкого11, Айхенвальда, Слуцкого12, Окуджавы, Пастернака, Гумилёва, Алигер, Эренбурга, Выступление Паустовского по книге «Не хлебом единым», так называемая аннотация на повесть Солженицына «Один день Ивана Денисовича»13, «стенограмма» суда над поэтом Бродским в Ленинграде, письмо Раскольникова Сталину, очерк о развитии советской генетики14, ряд зарубежных материалов по еврейскому вопросу15 и т. п.

Следует заметить, что какой бы теме не были посвящены рассматриваемые материалы, в них под предлогом осуждения культа личности и его последствий16, борьбы с бюрократизмом и недостатками проповедуется нигилизм, недовольство существующими порядками, подвергаются охаиванию принципы социалистического реализма в литературе и искусстве, перепеваются зады буржуазной пропаганды, а порой и откровенная антисоветчина.

Комсомольский лидер информировал, что распространение «всякого рода „произведений“» наблюдается в Москве, быть может, потому что там самиздатская активность к тому времени стала особенно заметной. Но мы начнем с Северной столицы. Текст «Письма…» оказался в Ленинграде в 1956-м. И это была еще досамиздатская эпоха.

Из биографии Зинаиды Дубровиной (1906–1996)17: «В ту поездку по Франции, в книжной лавке русского эмигранта Зинаида Петровна случайно наткнулась на перепечатку знаменитого крамольного письма Фёдора Раскольникова Сталину. Заинтересовавшись (оно понятно — только-только отшумел XX съезд партии), попросила у хозяина разрешения переписать и привезла его домой контрабандой, спрятав оную в бюстгальтере. Запретную копию давала читать особо проверенным, надежным коммунистам».

Первое московское свидетельство нашлось в корпусе дневников «Прожито». Оно уже из времен, когда «Письмо…» распространялось широко.

Из дневника Бориса Вронского (1898–1980): «14 декабря 1964. Понедельник. <> В Москве сейчас ходит по рукам письмо Ф. Ф. Раскольникова, написанное в 1939 и адресованное Сталину. Недавно о Раскольникове писали в газетах, воздавали должное его честности и партийной принципиальности, упоминали об этом письме, но напечатать его не посмели. Слишком многое резко отрицательное из того, что пишет Раскольников, прочно утвердилось в нашей жизни, стало элементом нашего режима. А письмо сильное, гневное, обличающее. Яша18 принес его на сутки в субботу, и я перепечатал его — занимает оно 8 страниц».

Кроме обеих столиц и близких к ним регионов, циркуляция «Письма…» зафиксирована в Поволжье, на Урале, текст достиг далеких Новосибирска19 и Магадана, появился памфлет Раскольникова и на Украине, в Киеве и Одессе. Мы уверены, география распространения была гораздо шире.

Вдали от центра написанное Раскольниковым воспринималось как опасное вольнодумство. Молодой журналист районной газеты во Владимирской области не мог в 1965-м найти собеседника, с которым рискнул бы поговорить о «Письме…». Он получил машинописный экземпляр от приятеля, который учился на философском факультете МГУ.

Из книги Феликса Медведева: «Я не спал всю ночь. <> Убийственное впечатление. Я не находил себе места, мне хотелось с кем-то поделиться прочитанным. Но это было рискованно: текст был слишком яростно антисталинским. Я перечитывал это „послание“ снова и снова. И каждый раз ощущал, как мурашки бегали по коже. Многие абзацы ставшего трагически знаменитым письма я помню до сих пор наизусть».

В первой половине 1960-х «Письмо…» добралось до Киева, об этом написал математик Леонид Плющ. Слова Раскольникова о голоде 1933-го подтолкнули Плюща к тому, чтобы узнать больше об этой трагической странице истории, которая в советские времена замалчивалась.

«Вторым произведением политического самиздата было „Открытое письмо Сталину“ Фёдора Раскольникова. Там говорилось как о том, что мы уже знали, так и о том, о чем молчала официальная печать (искусственный голод в 33-м году, нежелание помочь испанским республиканцам после поражения революции в Испании и т. д.)» 20.

В Магадане «Письмо…» оказалось не позднее 1966-го. Об одном экземпляре известно, что он прибыл из Ленинграда. Будущий автор книги «Евгения Гинзбург и ее „Крутой маршрут“» (она выйдет в 2010 году), а тогда молодой учитель рассказал о письме Раскольникова на уроке.

Фёдор Раскольников в форме матроса
Фёдор Раскольников в форме матроса

Из биографии Михаила Райзмана: «И кто-то из учеников спросил его — были ли люди в 30-х годах, во время коллективизации, которые понимали что и к чему? Время — 1966 год, это конец „оттепели“ <>. Он стал рассказывать о письме Фёдора Раскольникова, которое ему перед возвращением в Магадан из Ленинграда дали его однокурсники вместе с маленькими рассказиками А. Солженицына21 Михаил Исумурович рассказывал про Ф. Раскольникова минут десять, в классе присутствовала ученица, дочь второго секретаря обкома партии Комаровского. Она пришла домой, рассказала всё отцу, спутав Раскольникова с Распутиным»22.

Если для хрущёвской оттепели интонация «Письма…» и поведение его автора были слишком смелыми, то с началом идеологической ресталинизации стали сугубо нежелательными. Экземпляры «Письма…» неоднократно изымались при обысках. В провинции «Письмо…» фигурировало в ходе следствия по нескольким политическим делам. «Преступным» делал «Письмо…» не только непокорный тон, но и самиздатский способ, благодаря которому текст находил читателей. Пока достоверно известно о двух случаях в 1970-м, когда эпизоды тиражирования и распространения письма вошли в приговоры участникам социалистических кружков в Саратове и Горьком (Нижнем Новгороде). Отметим, что в приговоре, вынесенном в Саратове, текст отнесен не к антисоветским, а к «политически вредным».

Из приговора Саратовского областного суда. 16 января 1970 года

Романов в течение 1967–1969 года с целью использования в проведении враждебной пропаганды размножал на пишущей машинке и рукописью «Письмо Раскольникова Сталину», «Письмо к Всесоюзному съезду советских писателей» от имени Солженицына, выступления Даниэля и Синявского на судебном процессе и другие. Фокеев в тот же период получил от Романова и хранил у себя семь экземпляров «Письма Раскольникова Сталину», три экземпляра письма от имени Солженицына к съезду советских писателей, а также записи с содержанием клеветнических сообщений радиостанций капиталистических стран. Вышеуказанные «письма» также хранили у себя и распространяли Кириков, Куликов и Бобров <>

Фёдорова, Лукашина и Шепелева Куликов знакомил также с нелегальным политически вредным «письмом Ф. Раскольникова к Сталину».

Из репортажа «Хроники текущих событий» (№ 13 от 30 апреля 1970 года) о процессе в Горьковском областном суде: «Первым был допрошен С. Пономарёв, обвиняемый в антисоветской агитации при помощи литературы самиздата, в изготовлении и расклеивании по городу листовок, в попытке создания организации. <> На суде он отказался от многих своих показаний и заявил, что ни в чем не раскаивается, по-прежнему протестует против возрождения сталинизма, против преследования властями за убеждения, против ввода ­войск в ЧССР. Он потребовал на суде зачитать инкриминируемое ему „Письмо Раскольникова“».

В 1972-м в Новосибирске «Письмо…» в деле Александра Дмитриевича Рыбакова не было признано вещдоком. В цитируемом далее постановлении следователя «Письмо…» обозначено сразу в трех пунктах — 35, 122, 147 (по недосмотру или для внушительности списка?), при том, что госбезопасность интересовалась «Письмом…» гораздо меньше, чем распространением «Хроники текущих событий». Ее Рыбаков получал из Москвы, он бывал в квартире Петра Якира (оттуда, возможно, привез и «Письмо…»). «Хроника» была главной целью следствия по делу № 24 (именно по этому делу произвели обыски в Новосибирске). В отличие от «Письма…» экземпляры «Хроники» в том же постановлении квалифицированы в качестве «антисоветских и клеветнических, порочащих советский <…> строй» и признаны вещественными доказательствами, подтверждающими «общественно опасную направленность в действиях Рыбакова».

Суд признал новосибирского сам­издатчика «невменяемым» и отправил на принудительное лечение. В Казанской спецпсихбольнице тот пробыл до 1974 года.

Из постановления о признании предметов и документов вещественными доказательствами и приобщении их к уголовному делу 7 августа 1972 года гор. Новосибирск

<…> Машинописные тексты под заголовками «Нравственный облик исторической личности», «Размышление о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе», «Открытое письмо Сталину» и ряд других, перечисленных в п. п. 15–17, 19, 23–36, 38, 40–45, 47, 98, 121–124, 127–130, 132–133, 135–136 и 143 данного постановления, по своему содержанию являются политически вредными и идеологически невыдержанными и могут быть использованы органами КГБ в оперативных целях. <…>

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. ст. 83–86 УПК РСФСР, —

Постановил: <…>

  1. Документы, перечисленные в п. п. 15–17, 19, 23–36, 38, 40–45, 47, 56–60, 98, 121–124, 127–130, 132, 135– 136 и 143 настоящего постановления, направить в оперативный отдел Управления КГБ при СМ СССР по Новосибирской области для оперативных целей; <…>

Следователь спецотделения УКГБ при СМ СССР по Новосибирской области лейтенант /Бугаков/ 23

* * *

В 1968-м надежды интеллигенции на обновление социализма если не полностью растаяли, то потускнели. Коммунистическую фразеологию подавление Пражской весны сильно девальвировало, и отношение к «Письму…» стало другим. Исследовательские наблюдения позволяют предположить, что интенсивность распространения «Письма…» к концу 1970-х снижается. Во всяком случае, в «Хронике текущих событий» оно упоминается реже, и последний раз — в 1979 году («Хроника» перестала выходить в 1983-м). К этому времени всё заметнее становится народный сталинизм (расходятся самодельные календарики с портретами генералиссимуса, парадные изображения вождя проникают в публичную сферу: на кабинах фур и в декоре автобусов).

Возвращение Раскольникова и его «Письма…» состоялось в 1987-м: в перестройку вновь с партийных трибун зазвучали слова о революционных идеалах и «ленинских нормах». На этот раз «Письмо…», еще недавно изымавшееся на обысках, напечатали. Но не сразу, в первой статье о Раскольникове были даны лишь выдержки. Статья вышла в популярном иллюстрированном журнале «Огонёк», автор статьи — военный историк В. Поликарпов — пытался писать о Раскольникове даже в брежневское время. В 1988-м «Письмо…» публикуется и в ориентированной на массового читателя газете «Неделя» (тираж — 2 млн экз.), а в 1989–1990 годы текст «Письма…» появляется сразу в нескольких книгах о Раскольникове.

«Письмо…» и его автор ненадолго оказываются в центре общественного внимания. Вскоре в прошлое уйдут и Советский Союз, и коммунистическая система, а «Письмо…» станет историческим памятником, классическим текстом самиздата, который входит во все представительные собрания и антологии. Одна из них издана под редакцией Вячеслава Игрунова, «Письмо…» буквально нашло нескольких одесских школьников и в миг превратило их в самиздатчиков. Воспоминаниями Игрунова мы завершим публикацию о самом знаменитом антисталинском памфлете.

Из воспоминаний Вячеслава Игрунова

Самиздат появился случайно. Мы о нем совершенно не знали. Вот мой коллега Александр Рыков, тот самый, который меня записывал в одну библиотеку, в другую, вообще он у нас был самым активным коммуникатором, он читал в городской публичной библиотеке имени Ленина какую-то книжку, и ему понадобилось посмотреть, кто такой Троцкий. Он быстренько полез в Большую советскую энциклопедию, а статьи о Троцком нет. Пардон, как это — Троцкий есть, но о Троцком нет! Зато там есть статья «Троцкистско-зиновьевский блок». Ну, за неимением гербовой пишем на простой. Читаем «Троцкистско-зиновьевский блок». Страничку переворачиваем, а там лежит рукопись — письмо Раскольникова Сталину, в книге, от руки переписанное. Он хватает эту бумажку и быстро ко мне: «Смотри!» Мы читаем и обалдеваем! Это пафос, который мы сами разделяем. Это январь 1967 года. Это наш человек, наше письмо! Это такое сильное впечатление — вот, уже в 30-е годы сам Раскольников… Ну, во-первых, он нам встречался у Ленина где-то, по каким-то волжско-каспийским делам. И во-вторых, он-то есть в справочниках. И вот Раскольников, эта фигура, он пишет такое письмо! И судьба у него такая трагическая. Ну всё!

Тут же я дал переписать от руки невесте одного из участников нашей группы, она переписала, а через некоторое время мы в четырех экземплярах распечатали на машинке и раскидали копии: одну оставили у меня, чтобы с этим работать, а остальные — в трех разных хранилищах. Причем мне даже сейчас трудно вспомнить эти три хранилища. Два я точно помню, где они были, потому что я с ними постоянно взаимодействовал, а третье, видимо, было НЗ (неприкосновенный запас. — Д. Е. и Г. К.), я даже не помню, где оно находилось. И это была первая бумага. До того как у нас появился другой самиздат, прошло довольно много времени, еще целых полгода24.

Дмитрий Ермольцев, Геннадий Кузовкин


1 Открытое письмо французского писателя Эмиля Золя, опубликованное в газете «Орор» (фр. L’Aurore) в 1898 году под заголовком «Я обвиняю…!» (фр. J’accuse…!). Писатель обвинил правительство в антисемитизме и противозаконном заключении в тюрьму Альфреда Дрейфуса. Ответом власти стал суд над автором письма, ему пришлось бежать в Англию. Возможно, из-за письма Золя в письме Раскольникова только единожды встречается слово «обвинение»: «С помощью грязных подлогов вы инсценировали судебные процессы, превосходящие вздорностью обвинения, знакомые вам по семинарским учебникам средневековые процессы ведьм».

2 Михаил Давыдович Байтальский (псевд. И. Домальский; 1903–1978), журналист; участник антисталинской оппозиции в ­1920-е (исключен из партии в 1927-м), узник сталинских лагерей (1936–1941, Воркутлаг, ссылка; 1948–1957, спецтюрьма, Марфино, Воркутлаг), участник Великой Отечественной войны. Автор самиздата и тамиздата. Мемуарист, подвергся преследованиям: обыск (1977). Умер в Москве. Прах в 1990-е перезахоронен в Израиле.

3 См., напр., здесь: scepsis.net/library/id_446.html

4 Другая редакция данного текста опубликована на сайте «Кавказского узла».

5 Видимо, отсылка к «Братьям Карамазовым» Достоевского.

6 Статью об этом подготовили историки Дм. Зубарев и Г. Кузовкин (см. Большевик вне закона. Как Фёдор Раскольников писал Сталину // Огонёк № 36 от 16 сентября 2019 года, с. 28). В этой публикации отчасти использованы материалы той статьи.

7 Новую страницу в изучении самиздата могут открыть цифровые технологии. Обратим внимание читателей на международную научную инициативу «Сохраним память о Самиздате». Ученые из «Мемориала» и Кембриджского университета создали первую онлайн-анкету, которая позволяет каждому рассказать о своем самиздатском опыте. На сайте Кембриджского университета размещен рассказ об исследовательской инициативе (mml.cam.ac.uk/samizdat/about) и сама анкета (mml.cam.ac.uk/samizdat).

8 Слово «самиздат» Павлов в своей записке не назвал, видимо, как чужое, хотя писал именно о нем. 

9 Павлов, его помощники или самиздатчики приписали сыну (В. Аксёнову) главы из книги матери Евгении Гинзбург (по мужу Аксёновой).

10 «Крохотки» — это становится ясно из «Списка некоторых материалов, распространяемых в рукописях», который дан в записке.

11 Возможно, ошибка человека, готовившего документ. Д. И. Зубарев предположил, что речь идет о подборке стихов А. М. Городницкого. Одна из таких подборок сохранилась в архиве «Мемориала», в нее включены стихи: «Снег», «Деревянные города».

12 Речь идет о сталинском цикле Слуцкого.

13 Автор В. Л. Теуш. Этот текст (или его редакция) был позднее напечатан за границей под псевдонимом (Благов Д. Александр Солженицын и духовная миссия писателя (к годовщине публикации «Одного дня Ивана Денисовича» // Грани. 1967. № 64, 65).

14 Первоначальная редакция исследования Жореса Медведева «Биологическая наука и культ личности» о разгроме генетики в СССР.

15 Упоминавшийся «Список некоторых материалов, распространяемых в рукописях» открывается разделом «Материалы по вопросам семитизма (так. — Д. Е. и Г. К.) и антисемитизма», в нем только один переводной материал: «Проблемы реадаптации у евреев и неевреев, спасенных в концлагерях. Статья, перепечатанная из французского журнала (20 печатных страниц)». О какой статье и журнале речь, пока не выяснено, вдруг кому-то из читателей знаком этот перевод?

16 Павлов направил в ЦК КПСС и сами «произведения», включая «Письмо…». На Старой площади этот текст был уже известен. В ­1963-м, когда готовилась реабилитация Раскольникова, «Письмо…» изучалось и оценивалось так: «В письме Сталин обвинялся в самовозвеличении, фальсификации обвинений против невиновных и истреблении ленинских кадров партии (нереабилитированные и, стало быть, еще „виновные“ Троцкий, Зиновьев и Каменев, видимо, входили в когорту „ленинских кадров“. — Д. Е. и Г. К.), дискредитации социализма и советской демократии, измене делу Ленина и предательстве по отношению к международному революционному движению <…> он [Раскольников] враждебной деятельностью против СССР не занимался. Опубликованное после его смерти в иностранной прессе „Открытое письмо“ в своей основе направлено против произвола Сталина».

17 Багрова Н., Шушарин И. Cristian Dior в ритме политрука Зинаиды. Благодарим за указание на этот и ряд других источников волонтера «Мемориала» Евг. Бурехзона.

18 Вероятно, биолог Я. Д. Гуревич (1921–1998), работавший в МГУ.

19 Экземпляр был представлен в одном из местных антикварно-букинистических магазинов.

20 Плющ Л. На карнавале истории. Воспоминания. London: OPI, 1979. С. 59. Плющ сообщает о том, что фрагмент Письма был напечатан: «Часть этого письма была опубликована впоследствии в газете „Известия“». Видимо, это ошибка памяти мемуариста, в просмотренных статьях «Известий» «Письмо…» упоминается, но не цитируется (Тихомиров В. Красный адмирал // Известия. 1964. 1 апреля.; Гришанов В., адмирал. В защиту доброго имени // Известия от 9 сентября 1964 года. Развернутая версия статьи Гришанова вышла в «Военно-историческом журнале» (1964. № 9), но и там нет цитат из «Письма…»).

21 Те самые «Крохотки», о которых писал Павлов.

22 Интернет-портал «Моя родина — Магадан».

23 Архив УФСБ по Новосибирской обл. Д. 17711. Т. 3. Л. 238–249. См.: Савенко Е. Н. На пути к свободе слова. очерки истории самиздата Сибири. Новосибирск, 2008. С. 169, 173–175. То же — spsl.nsc.ru/fulltext/GPNTB/076_gpntb.pdf

24 Вячеслав Игрунов: «Я был диссидент в диссидентстве» / Г. Морев.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
3 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
2 Авторы комментариев
Old_ScientistМихаил РодкинМихаил Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Михаил Родкин
Михаил Родкин

Так дело же не в Сталине, а победи его оппонент, автор трудовых лагерей, создатель Красной Армии и автор системы массовых расстрелов — тов.Троцкий — лучше бы было? Просто авторитарное царство-государство при достаточно высоком уровне развития общество — когда велика роль «человеческого фактора» — просто НЕ МОЖЕТ не быть кровожадным. Могут быть полу-оттепели, но суть остается. Авторитарное царство сильно возможностью «строить людей», а чем сложнее общество, чем выше уровень образования, тем это сложнее. Недаром же Гитлер требовал на захваченных восточных землях не допускать образования выше уровня церковно-приходских школ 19 века.

Михаил Родкин
Михаил Родкин

Кстати,забавная аналогия. Ведь Раскольников тоже … в революцию то не церемонился. Поэтому был — пожалуй действительно — аналог Курбского в чем то. Малоизвестные детали жизни князя-рюриковича Курбского. Несомненно лично храбр, образован, талантлив и успешный воитель. В Казани прославился жестоким подавлением восстаний. После того как с ближними людьми — в общем то на основе древнего права — отъехал от Грозного к польскому королю претерпел не мало неожиданных для него судебных исков за жестокость его и его людей к населению на подаренных королем землях и даже — по тем же мотивам — получил (в те времена!) развод со знатной полячкой (на которой… Подробнее »

Old_Scientist
Old_Scientist

Молодежь даже представить себе не может, как мало знали об истории страны мы, поколение родившееся после войны в 1950-е годы. Хотя мы прилежно учили историю КПСС в институтах и университетах, мы даже близко не прикасались к реальной истории страны. И для нас стало откровением появление этой настоящей истории при Горбачеве. В том числе публикация письма Раскольникова. На моего старшего товарища, боготворившего Сталина и державшего его фотографию на лобовом стекле автомобиля, это письмо произвело огромное впечатление. Это он дал мне его прочитать. Но потом была и обратная реакция, статья Нины Андреевой *Не могу молчать*, которая осуждала критику Сталина и восхваляла его.… Подробнее »

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (3 оценок, среднее: 4,33 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: