Хвала и хула. Вавилов, Лысенко и судьба генетики в СССР

О статье Валерия Сойфера «Нарушения научной морали и процветание шарлатанов в науке»

И чем наглей была хула,
Тем громче рабская хвала.

Г. Гейне (перевод М. Михайлова)

1.
Семён Резник
Семён Резник

О глубокой неприязни автора статьи «Нарушения научной морали…»1 к великому ученому, отдавшему жизнь за науку, Николаю Ивановичу Вавилову (1887–1943), известно с тех пор, как появились первые публикации Валерия Сойфера о судьбе генетики в Советском Союзе. Если не ошибаюсь, его первая статья на эту тему была напечатана в «Огоньке» в 1988 году (№№ 1–2). Тогда, после гробового молчания эпохи застоя, благодаря набиравшей обороты гласности снова стало возможно говорить об этом в советских СМИ. Прошло больше 30 лет. За такой срок, казалось бы, можно было пересмотреть некоторые прежние представления. Не исключаю, что какие-то из них автор пересмотрел. Но не те, что озвучены в обсуждаемой статье.

В. П. Эфроимсон
В. П. Эфроимсон

Эпиграфом он поставил высказывание замечательного ученого и борца за генетику Владимира Павловича Эфроимсона: «Я авторитетно заявляю, что не было ни одного образованного биолога в тридцатые и сороковые годы, кто мог бы вполне серьезно воспринимать лысенковское „учение“. Если грамотный биолог стоял на позиции Лысенко — он врал, выслуживался, он делал карьеру, он имел при этом какие угодно цели, но он не мог не понимать, что лысенковщина — это бред!»

Главным действующим лицом в статье является не Трофим Денисович Лысенко, а Николай Иванович Вавилов. Согласно концепции автора, Вавилов восхвалял Лысенко, настойчиво продвигал его к вершинам власти и влияния, так что эпиграф ставит читателя перед дилеммой: либо Вавилов понимал бред лысенковщины и, значит, врал, выслуживался и делал карьеру; либо он этого не понимал и, значит, не был образованным биологом.

Свою задачу автор статьи решает «методами селекции». Весьма эффективные при выведении улучшенных сортов сельскохозяйственных культур, такие методы противопоказаны исторической науке. В истории ничего нельзя улучшить или ухудшить, то есть изменить, отобрать, забраковать. Что было — то было, а чего не было — того не было.

Конечно, желающих переиначивать историю в угоду политической конъюнктуре либо личным или групповым пристрастиям всегда было пруд пруди. Но с наукой такие переделки прошлого несовместны.

2.

Статья начинается сообщением о том, что Вавилов был таким же, как Лысенко, «выходцем из крестьянских кругов». Опущено то, что Лысенко был сыном крестьянина, тогда как Вавилов был внуком крестьянина и сыном мультимиллионера-капиталиста, чье имущество рабоче-крестьянская власть экспроприировала, а сам он бежал за границу. В ленинско-сталинском государстве «рабочих и крестьян» такое различие в происхождении было фундаментальным и в немалой мере предопределило судьбу обоих.

Лысенко умело козырял своим крестьянским происхождением, выставлял себя сермяжным простаком, который из кожи лезет, чтобы осчастливить народ и рабоче-крестьянское государство, тогда как «благородные ботаники» во главе с Вавиловым ездят по заграницам, собирают какие-то ботанические редкости да пишут заумные книжки вместо того, чтобы поднимать урожайность полей на недосягаемую высоту первой страны социализма.

Спекулируя крестьянским происхождением, «колхозный ученый» и его покровители во власти неустанно твердили о том, что чистоплюи с накрахмаленными манжетами зажимают выходца из простого народа, ставят ему палки в колеса, не хотят «поворачиваться лицом к социалистическому строительству».

В статье «Нарушение научной морали…» Вавилов и Лысенко мало отличаются друг от друга — и не только по происхождению. Вавилов «тоже агроном по образованию, не защитивший ни кандидатской, ни докторской диссертации». То есть такая же деревенщина. Правда, «в отличие от Лысенко», Вавилов почему-то «славился своей образованностью, плодотворно трудился в науке, а не около нее». Всего-то!.. Словом, два сапога пара, хрен редьки не слаще. Один брил усы, а другой подстригал — вот и вся разница.

Опущена такая малость, как то, что Вавилов учился в Московском сельхозинституте (Петровка, Тимирязевка), то есть в одном из лучших учебных заведений России, которое окончил с отличием; тогда как Лысенко был заочником Киевского сельхозинститута, то есть учился вприглядку, без отрыва от производства.

3.

Н. И. Вавилова «Иммунитет растений к инфекционным заболеваниям»Классический труд Н. И. Вавилова «Иммунитет растений к инфекционным заболеваниям», изданный, кстати сказать, ровно сто лет назад (1919), был его диссертацией — не кандидатской, а магистерской. Книга была тотчас признана выдающимся вкладом в науку. Если бы Вавилову довелось ее защитить, ученый совет, вероятно, присвоил бы ему степень доктора. Но большевистская власть отменила такие буржуазные предрассудки, как ученые степени и диссертации. Вновь их ввели в середине 1930-х годов. Вавилов давно уже был академиком, его «Закон гомологических рядов в наследственной изменчивости» и теория «Центров происхождения культурных растений» стоили сотен диссертаций, защищенных и не защищенных.

В статье Валерия Сойфера эти «нюансы» обойдены стороной. Не удивительно, что в одном из комментариев, резонирующем духу статьи, можно прочитать: «Николай Вавилов… не знал базового университетского курса генетики, как это уверенно заявлял в 1936 году [Н.К.] Кольцов. И сам Вавилов это свое незнание к слову признал. И ничего, все считают его генетиком».

О чем тут речь? Надобно пояснить.

4.

На август 1937 года было назначено проведение в СССР Всемирного генетического конгресса. Решение об этом по инициативе Н. И. Вавилова было принято еще в 1932 году и снова подтверждено правительством в 1935-м. Если бы конгресс состоялся в Москве и Ленинграде, как было запланировано, то на нем были бы продемонстрированы огромные достижения генетики — молодой бурно развивавшейся науки. Лысенко, Презент и их приспешники поставили целью его сорвать. Они и их партийные покровители двинулись в крестовый поход против «буржуазного менделизма-вейсманизма-морганизма». Залихватские публикации с политическими и идеологическими нападками на «формальную генетику» захлестнули печать. Последовали оргвыводы, вплоть до арестов, «реорганизаций» и ликвидации некоторых научных учреждений. Затем было объявлено о том, что проведение Всемирного конгресса генетики в СССР откладывается. Для ученых всего мира, уже готовивших свои доклады, это решение было шоком. Но сильнее всего оно ударило по Вавилову — инициатору проведения конгресса в СССР и единственному советскому представителю в его оргкомитете. (Конгресс состоялся в 1939 году в Эдинбурге; Вавилов был избран президентом, но занять свое кресло не мог: его выезд за границу очередной раз сочли «нецелесообразным».)

Зато в декабре 1936 года в Москве была проведена «дискуссионная» сессия ВАСНИЛ, посвященная «спорным вопросам генетики». Вавилов, Серебровский, Мёллер и Лысенко были основными докладчиками, десятки ученых выступили в прениях. Всё это широко освещалось в печати, конечно же, с самых боевых большевистских позиций. За сессией с большим напряжением следила вся страна.

За несколько дней до ее открытия, 14 декабря 1936 года, газета New York Times опубликовала статью об односторонней поддержке большевистской властью «ботаника Т. Д. Лысенко», о гонениях на ученых-генетиков, об аресте хорошо известных в США С. Г. Левита, И. И. Агола и Н. И. Вавилова.

Характерная для ­1930-х годов карикатура на «буржуазных специалистов»
Характерная для ­1930-х годов карикатура на «буржуазных специалистов»

Вавилова давно уже не выпускали за границу, сместили с поста президента ВАСХНИЛ, травили в печати как «буржуазного специалиста», «идеалиста», «антидарвиниста». Но до его ареста оставалось почти четыре года. По требованию агитпропа Вавилову пришлось написать опровержение, отредактированное в том же агитпропе. Оно было опубликовано в «Известиях» 22 декабря, английский перевод — в New York Times 23 декабря.

Сессия ВАСХНИЛ — она длилась с 19 по 27 декабря — была в полном разгаре. Поскольку конкретные претензии к «формальным» генетикам сводились к тому, что они «слишком много» занимаются теорией и ничего не дают практике, Вавилов в своем докладе основное внимание уделил практическим достижениям генетики вообще и Института растениеводства (ВИР) в особенности. Он, в частности, указал, что 15% всех пахотных земель в стране заняты сортами из собранного им и его сотрудниками генофонда культурных растений. Это составляло примерно 20 млн га, на которых завезенные чужеземные сорта показали себя более продуктивными, чем местные, и вытеснили их.

В накаленной атмосфере не все ученые вели себя должным образом. Крупный селекционер Г. К. Мейстер, чьи сорта пшеницы занимали обширные территории в Поволжье, вместо того, чтобы противопоставить свои достижения лжеучению Лысенко, занялся «критическим пересмотром» основных положений генетики, якобы грешивших идеализмоммеханицизмом, догматизмом и другими измами, ласкавшими слух борцам за «передовое диалектико-материалистическое учение». Наиболее чувствительный удар Вавилову нанес заведующий Полярной станцией ВИРа И. Г. Эйхфельд. Благодаря работам этой станции, земледелие продвинулось далеко на север, о чем Вавилов говорил в своем докладе. А Эйхфельд, понявший, в чьи паруса дует ветер, заявил, что всегда работал методами Лысенко, а не Вавилова. Это было беззастенчивой ложью. Эйхфельд был учеником Вавилова, возглавил Полярную станцию в 1923 году, когда о Лысенко еще никто не слышал. Посевной материал, методы, идеи — всё это он получал от Вавилова. Поцелуй Иуды был щедро оплачен. После ареста Вавилова Эйхфельд с подачи Лысенко был назначен директором ВИРа и стал изгонять из него учеников и соратников, не изменивших Вавилову.

Н. К. Кольцов был выдающимся ученым, блестящим оратором, главой большой научной школы. Он призвал глубже изучать генетику вместо того, чтобы на нее нападать. Было ясно, к кому обращен этот призыв. Однако по имени Кольцов назвал не Лысенко, а… Вавилова: «Вы мало занимаетесь дрозофилой, и если вам дать обычную студенческую зачетную задачу определить тот пункт хромосомы, где лежит определенная мутация, то этой задачи вы, пожалуй, сразу не решите, так как студенческого курса генетики в свое время не проходили».

В студенческие годы Вавилов курса генетики не проходил — не потому, что учился в агрономическом институте, а не в университете. Генетика тогда еще не выделилась в отдельную учебную дисциплину. По окончанию института Вавилов был оставлен «для подготовки к профессорской деятельности», то есть в аспирантуре. Получив заграничную командировку, он отправился в Англию, где больше года стажировался у крупнейшего генетика того времени, одного из основателей генетики Уильяма Бэтсона. Во Франции он познакомился с работами знаменитой семеноводческой фирмы «Вильморен», а в Германии начал стажировку у Эрнста Геккеля, но должен был срочно убраться, так как разразилась мировая вой­на. С экспериментами на плодовой мушке дрозофиле Вавилов в 1921–1922 годах знакомился в Колумбийском университете (Нью-Йорк) в лаборатории Томаса Моргана, создателя хромосомной теории наследственности, обсуждал проблемы этой теории с самим Морганом и ведущими морганоидами: Бриджесом, Стертевантом, Мёллером. В Институте генетики Академии наук, который возглавлял Вавилов (наряду с ВИРом), исследованиями на дрозофиле руководил Герман Мёллер, основатель радиационной генетики, будущий нобелевский лауреат, один из основных докладчиков на той сессии. Так как Мёллер не свободно говорил по-русски, его доклад зачитал Н. К. Кольцов. Хотел он того или нет, но своим выпадом против Вавилова он подыграл Лысенко: кому нужна эта хромосомная заумь, если сам Вавилов не может решить обычную студенческую задачу!

Читатель, оставивший комментарий к статье Сойфера, слышал звон, да не знает, где он.

5.

Но вернемся к самой статье. В ней говорится, что в 1925 году начинающий агроном Лысенко стал работать на опытной станции в Гандже (Гяндже) и тогда же о нем узнал Вавилов, «следивший» за работой станции. Никаких данных об этом нет. Вавилов в 1925 году был в экспедиционной поездке по Средней Азии (Хорезмский оазис). В 1926-м он отправился в средиземноморскую экспедицию, которая длилась полтора года. Вернувшись и едва переведя дух, поехал на научные конференции в Берлин и в Рим. О Лысенко он впервые услышал в 1927 году — не потому, что «следил» за его работой в Гандже, а потому что в главном партийном органе «Правде» появилась сенсационная статья Виталия Федоровича под названием «Поля зимой».

В том, чем конкретно занимался Лысенко, журналист не очень-то разобрался, а сам младший специалист произвел на него «ощущение зубной боли»: «Унылого он вида человек. И на слово скупой, и на лицо незначительный, — только и помнится угрюмый глаз его, ползающий по земле с таким видом, будто, по крайней мере, собрался он кого-нибудь укокать».

Зато бесхитростная крестьянская неотесанность Трофима Лысенко восхитила «правдиста» В. Федоровича. В его статье «босоногий профессор» вознесен до небес, тогда как имя его научного руководителя, заведующего станцией Н. Ф. Деревицкого, даже не упомянуто. Не назван и заведующий Туркестанской селекционной станцией Г. С. Зайцев, по чьей методике велась работа. В. Сойфер тоже не засоряет свою статью этими «посторонними» именами. Даже о самой статье Федоровича им не упомянуто, хотя она оказалась не только провидческой, но судьбоносной — и для Лысенко, и для Вавилова, и для всей советской биологической науки. Сойферу нужно, чтобы Лысенко был извлечен из небытия не газетой «Правда», не Деревицким и Зайцевым, а лично Н. И. Вавиловым. То, что не укладывается в схему, отбраковывается. Селекция.

6.

Первая публикация в «Правде» о Лысенко, которую Сойфер все-таки упоминает, относится к лету 1929 года. Это статья наркома земледелия Украины А. Г. Шлихтера. Но не сказано о том, что это была не изолированная публикация, а всплеск крутой волны, катившейся по всей печати. «Сельскохозяйственная газета», чуть приотставшая от общего хора, получила публичный нагоняй от того же Шлихтера, после чего исправилась и помчалась наверстывать упущенное.

Волна была поднята после того, как крестьянин Денис Лысенко пришел в Министерство земледелия Украины с колосьями озимой пшеницы, которую, по его словам, он высеял весной, обработав посевной материал холодом по методу своего сына. Это чудо свершилось в «год великого перелома», когда по всей стране шло раскулачивание; миллионы крестьян, согнанных в колхозы и лишенных личных земельных наделов, утратили интерес к своему труду. Последствия перелома к середине лета уже обозначились: крестьяне резали скотину, а поля в новорожденных колхозах зарастали бурьяном. Требовалась палочка-выручалочка, в нее и превратили «новаторский успех» отца и сына Лысенко.

Трофима вызвали для доклада в Харьков (тогда столица Украины), после чего в Ганджу он не вернулся. Для него спешно создали отдел физиологии растений в Одесском селекционно-генетическом институте; директора института, крупного генетика А. А. Сапегина, обязали всемерно ему содействовать.

В статье о «нарушениях научной морали» об этом ни слова, имя Сапегина не упомянуто. Зато подчеркивается, что Лысенко был приглашен с докладом в Вавиловский институт.

7.

Кто же его пригласил?

В статье вскользь замечено, что Вавилов был в зарубежной поездке.

Именно так. Летом 1929 года Вавилов был в экспедиции в Западном Китае, а затем на Дальнем Востоке: в Японии, Корее и на Тайване. В это время и пронеслась сенсация, героями которой стали отец и сын Лысенко. Новоявленного новатора нельзя было не пригласить для доклада в головной растениеводческий институт, был бы Вавилов на месте, он бы и пригласил. Но его не было. НЕ БЫЛО. Приглашение исходило, скорее всего, от его заместителя В. Е. Писарева. Уже можно не удивляться, что в статье В. Сойфера это имя отсутствует. Зато подчеркнуто, что «с 1930 года начинает хвалить Лысенко лично Вавилов».

В чем же выразилась хвала? Оказывается, в том, что, отвечая на письмо французского ученого, просившего указать литературу по одному специальному вопросу, Вавилов назвал публикацию Лысенко. Это уже не селекция, а направленная мутация. Скупая библиографическая справка в частном письме превращена в хвалу.

Процитировав решение президиума ВАСХНИЛ, в котором говорилось, что «яровизация уже себя оправдала», Сойфер винит за это коллективное решение лично Н. И. Вавилова и выносит ему выговор: «Вавилову не стоило труда (вернее говоря, это была его прямая обязанность) разобраться в том, что за опыты осуществил Лысенко (как было ясно и тогда, их просто не существовало!)».

Но Лысенко проводил опыты еще в Гандже — под руководством Деревицкого и по методике Зайцева. Обоим выражена благодарность в его первой книге, изданной в 1928 году, «Влияние термического фактора на продолжительность фаз развития растений. Опыт со злаками и хлопчатником». Термина яровизация еще не было, но опыты БЫЛИ.

В январе 1929 года, в Ленинграде, на Всесоюзном съезде, организованном Вавиловым, Лысенко докладывал о своих работах на секционном заседании. Рядовой доклад прошел незамеченным, но руководитель секции профессор Н. А. Максимов по нему выступил. Максимов положительно отозвался об опытах Лысенко, подчеркнул, что доложенные результаты совпадают с его собственными, но критически отнесся к слишком широким выводам докладчика. Максимов изучал «холодное проращивание» уже много лет и имел все основания оспаривать у Лысенко приоритет. Однако опыты Трофима он под сомнение не ставил. В 1933 году Максимов был арестован, затем сослан в Саратов. Там продолжил свои исследования, спорить с Лысенко уже не пытался.

В Одессе Лысенко развернул опыты с бо́льшим размахом, чем в Гандже. Проводились они при содействии Сапегина, который был с Вавиловым в тесном контакте. Утверждать, что Вавилов положительно отозвался об опытах, которых не было, это не хвала, а хула.

8.

Прав ли был Вавилов, говоря, что «яровизация себя оправдала»?

Абсолютно и безусловно.

Яровизация (холодное проращивание, по Максимову) стала одним из многих способов изучения непрерывно пополнявшегося генофонда культурной флоры. Чтобы тысячи разновидностей и сортов, поступавших со всего света, не теряли всхожести, их пересевали на опытных станциях каждые несколько лет. Но возникали проблемы с некоторыми озимыми сортами из южных стран: российские зимы были для них слишком суровы. Яровизация позволяла обойти эту трудность. Ценнейший генетический материал, лежавший мертвым грузом, стало возможно изучать, вовлекать в скрещивания, использовать в селекционной работе. Одно это говорило о том, что яровизация себя оправдала.

Вавилов поставил задачу: «прогнать через яровизацию» тысячи разновидностей и сортов, чтобы определить длину периода яровизации для каждого сорта. Это делало более осмысленным и эффективным подбор родительских пар при селекции на скороспелость. Вавилов пытался вовлечь в такую работу самого Лысенко, увлечь его ею. Но у крестьянского сына были другие амбиции.

Лысенко настаивал на массовой яровизации посевного материала с тем, чтобы засевать им колхозные поля. Он утверждал, что это даст прибавку урожая как минимум в один центнер на гектар. Ну, а на сто миллионов гектаров — сто миллионов центнеров! Сказать, что такое планов громадье импонировало властям, значит, ничего не сказать. Яровизация в производственных масштабах означала, что голодное и полуголодное население страны будет, наконец, накормлено досыта, а «буржуазная», «реакционная», «идеалистическая» наука загнивающего империализма будет окончательно посрамлена. Возможность утереть нос буржуям для власти была даже важнее всенародной сытости.

Первое из известных выступлений Вавилова о работах Лысенко — в его докладе на коллегии Наркомата земледелия СССР, опубликованном в газете «Социалистическое земледелие» 13 сентября 1931 года. Доклад большой, обзорный, яровизации в нем уделен короткий фрагмент. Назвав факты, установленные Лысенко, «бесспорными и представляющими большой интерес», Вавилов предостерег от того, чего яростно добивался Лысенко, — от внедрения яровизации в широкую практику: «Пока мы не знаем, с какими сортами практически надо оперировать в каких районах. Еще не разработана самая методика предпосевной обработки посадочного материала. Еще нет оснований с полной гарантией идти в широкий производственный опыт».

То же самое говорили другие ученые, которые публично высказывались о яровизации до Вавилова и параллельно с ним: Н. М. Тулайков, П. И. Лисицын, А. А. Сапегин, Н. А. Максимов. Все они положительно оценивали яровизацию как метод в исследовательской и селекционной работе, но возражали против внедрения ее в производство, так как преимущества этого метода не были экспериментально доказаны. Так они ответили на вопросы «Сельскохозяйственной газеты» в ноябре 1929 года, когда Вавилов был в дальневосточной экспедиции.

В последующих выступлениях по этому вопросу Вавилов придерживался той же позиции: он положительно оценивал яровизацию как метод в научной работе и высказывался против ее внедрения в широкую практику. Ни одного негативного высказывания Вавилова о яровизации в статье Сойфера нет. Хула на Вавилова, который «продвигал» Лысенко, тогда как другие ученые этому якобы противились, нарастает в ней с каждым абзацем.

9.

Кульминационный раздел статьи имеет подзаголовок «Крупные ученые в противовес Вавилову критикуют Лысенко».

Речь идет об известной работе видных селекционеров П. Н. Константинова и П. И. Лисицына по экспериментальной проверке эффективности массовой яровизации. В течение пяти лет (1932–1936 годы) в разных почвенно-климатических зонах страны они проводили опыты на 35 разных сортах со строгим контролем. Оказалось, что прибавок урожая яровизированные посевы, по сравнению с контрольными, не дают. При предпосевной обработке яровизированных семян значительная часть из них теряла всхожесть; для обеспечения нормальной густоты всходов требовалось вдвое больше посевного материала. Яровизированные посевы сильнее поражались твердой головней.

Для подготовки итоговой статьи Вавилов отрядил в помощь Лисицыну и Константинову болгарского ученого Дончо Костова, который бежал в СССР от фашистского режима и работал в Институте генетики под прямым руководством Николая Ивановича. Дончо Костов помог Лисицыну и Константинову обработать обширный материал, стал их соавтором. Убойная для лысенковщины статья легла на ту чашу весов, на которой давно уже лежали предостережения Тулайкова, Лисицына, Вавилова и других ученых. В статье о «нарушениях научной морали» исследования Лисицына и Константинова представлены как противовес Вавилову. Имя Дончо Костова не упомянуто.

10.

Вернемся к эпиграфу к статье Валерия Сойфера.

Я имел честь быть знакомым с Владимиром Павловичем Эфроимсоном, не раз с ним беседовал, свою непримиримость к лысенковщине он никогда не скрывал, за что в свое время горько поплатился. Он был, безусловно, прав, говоря, что ни один образованный биолог не мог положительно относиться к лысенковщине. Поддакивать могли либо оболваненные невежды, либо те, кто всё понимал, но опасался репрессий или лицемерил ради карьеры. Всё это так, сомнению не подлежит. Но бред лысенковщины, о котором говорил Эфроимсон, вырос не из тех опытов, которые положительно оценивали Вавилов и другие ученые, в их числе Лисицын и Константинов.

Мухолюбы-человеко­ненавистники (1949)
Мухолюбы-человеко­ненавистники (1949)

Бред лысенковщины — это «учение» о наследственной переделке растений из озимых в яровые, яровых в озимые и вообще о переделке природы растений и животных путем «расшатывания» наследственности и «направленного воспитания». Бред лысенковщины — это творческий дарвинизм, подменявший дарвиновскую теорию естественного и искусственного отбора первобытными представлениями об эволюции. Бред лысенковщины — это когда овес «порождает» овсюг, сосна «порождает» ель, а кукушата вылупляются из яиц пеночки, освоившей пролетарское учение марксизма-ленинизма. Бред лысенковщины — это превращение менделизма в жупел контрреволюции, а сторонников хромосомной теории — в мухолюбов-человеконенавистников. Зародышем лысенковщины была яровизация посевов на миллионах гектаров колхозных полей, а не вполне корректные опыты по яровизации и холодному проращиванию в лабораториях и на опытных делянках.

Скульптурная группа: Сталин и Лысенко
Скульптурная группа: Сталин и Лысенко

С годами Лысенко «рос над собой». Только не в том направлении, в каком следовало. Содействовали его «росту и развитию» партия, правительство и лично товарищ Сталин. Видя, куда всё идет, некоторые ученые стушевывались, устранялись, отходили в сторону, а наиболее ловкие сами становились лысенковцами.

Чем больше силы набирала лысенковщина, тем непреклоннее становилось противостояние ей со стороны Вавилова. Он называл Лысенко Распутиным биологической науки, заявлял, что пойдет на костер, но от убеждений своих не отступится. Спор с Лысенко он вел в строго научных рамках, не унижаясь до политических обвинений, доносов и т. п. Кое-кто высказывал мнение, что Вавилов недостаточно боевит в своей борьбе против Лысенко. Может быть, и так. В волчьей стае он не мог и не хотел выть по-волчьи.

В. П. Эфроимсон: «Великий ученый, гений мирового ранга, гордость отечественной науки, академик Николай Иванович Вавилов сдох как собака в саратовской тюрьме… И надо, чтобы все знали и помнили это… Палачи, которые правили нашей страной, — не наказаны. И до тех пор, пока за собачью смерть Вавилова, за собачью смерть миллионов узников, за собачью смерть миллионов умерших от голода крестьян, сотен тысяч военнопленных, пока за эти смерти не упал ни один волос с головы ни одного из палачей — никто из нас не застрахован от повторения пройденного» (выступление на обсуждении фильма «Звезда Вавилова», Политехнический музей, Москва, декабрь 1985 года).

11.

С. Резник. Эта короткая жизнь. Николай Вавилов и его времяСправедливости ради надо сказать, что Валерий Сойфер — не пионер учения о том, будто Вавилов сам виноват в том, что выдвигал Лысенко, а потом стал его жертвой. Марк Поповский, более чем за 20 лет до первых публикаций Сойфера на данную тему, сделал эту идею стержнем своей повести «1000 дней академика Вавилова» («Простор» (Алма-Ата), 1966, № 7–8). Несостоятельность его концепции была показана тогда же в аргументированной рецензии Жореса Медведева («Новый мир», 1967, № 4).

Но идея Марка Поповского пришлась по душе Валерию Сойферу. И что это все носятся с «выходцем из крестьянских кругов», «не защитившим ни кандидатской, ни докторской диссертации»?! Не защитил — так хлебай щи лаптем да помалкивай. А он туда же — пойдем на костер!.. Ну и гори ярким пламенем! А мы дровишек будем подбрасывать. Чтобы не нарушал научной морали.

P.S. Автор выражает сердечную благодарность С. А. Боринской, В. А. Драгавцеву и Э. И. Колчинскому, прочитавшим черновой вариант статьи. Их ценные замечания учтены при ее доработке.

P.P.S. Читателей, желающих более детально познакомиться с жизнью и судьбой Н. И. Вавилова, включая динамику его отношений с Т. Д. Лысенко, отсылаю к моей книге «Эта короткая жизнь: Николай Вавилов и его время» (М.: Захаров, 2017, 1056 стр.).

Семён Резник,
писатель, журналист, историк науки,
автор более двадцати книг, в том числе трех книг о Н. И. Вавилове (Вашингтон)


1 ТрВ-Наука № 287 от 10 сентября 2019 года — trv-science.ru/narusheniya-nauchnoj-morali-i-procvetanie-sharlatanov-v-nauke/

См. также ответ В. Сойфера:

Вправе ли историки отсекать «неудобные» факты? Ответ С. Резнику

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
20 Цепочка комментария
61 Ответы по цепочке
1 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
16 Авторы комментариев
Алексей ЛкSvetlana A. BorinskayaСемен РезникЛ.Л.ГошкаВладимир Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Л.Л.Гошка
Л.Л.Гошка

Я не биолог, по этой причине мне не понятен спор между селекционерами и генетиками. А разве между селекцией и генетикой отсутствуют причинно-следственные связи?. Разве они не дополняют друг друга и совместными усилиями не обеспечивают развитие биологической эволюции? На эти мои вопросы д.б.н. А.С.Керженцев ответил следующим образом: «Классическое определение биологической эволюции базируется на конкуренции и естественном отборе. Но в природе действует не только конкуренция, но и кооперация и там тоже действует естественный отбор, но по другому принципу — по принципу комплиментарности, то есть по способности сожительствовать с другими организмами. Самый простой пример, лишайник — симбиоз водоросли и гриба, которым почва не… Подробнее »

Павел Дубовский
Павел Дубовский

Очень интересные ассоциации. Что касается дисперсных систем, есть ли у Вас где-нибудь более детальное изложение эффекта созидания через разрушение? Спасибо.

Л.Л.Гошка
Л.Л.Гошка

Более детального изложения эффекта созидания через разрушение у меня нет. Все началось с того. что в 2014 году д.б.н. А.С.Керженцев попросил меня проконсультировать по поводу кристаллизации в гелях. Чуть позже я от него получил письмо следующего содержания: «Для меня кристаллизация в гелях настоящее открытие, мне очень хочется доказать правоту Б.Л.Личкова о породообразующей роли почв, которую поддержал В.И.Вернадский, академик Л.С.Берг, профессор-почвовед С.С.Неуструев. Я заразился этой идеей еще в аспирантуре, когда прочитал статью Личкова. Но мне все коллеги стали доказывать, что это невозможно, потому что не может быть никогда. Спасибо Вам, что снабдили меня ценной информацией о кристаллизации в гелях!!! Теперь я… Подробнее »

Леонид Коганов
Леонид Коганов

Простите покорнейше, это — Ваш портал, уважаемый Л.Л.?:
https://engstroy.spbstu.ru/author/7643/
Заранее признателен за ответ,
Л.К.

Леонид Коганов
Леонид Коганов

Защита покойного господина Н.И. Вавилова от неких, имхо, несколько невнятно сформулированных обвинений? Или же паразитирование гсподином Резником на сложной и противоречивой судьбе? Из текста указанного господина я понять не смог! Кстати, апелляция к госпоже Боринской и прочим ученым господам удивительно аналогична известной отсылке лысенковского скандального доклада 48-го, если не ошибаюсь, года к Сталину (и, кажется, не помню точно, к Жданову, надо посмотреть — Л.К.). Щас нам «многое подбрасывают», вот типа до кучи: https://republic.ru/posts/94977?utm_source=republic.ru&utm_medium=email&utm_campaign=morning Л.К. Деятельность аффтора господина Резника до удивительности похожа на поиски рынкофф сбыта своих , имхо, маловнятных и плохочитабельных фолиантофф. Пусть бы спокойно себе встраивался в типа чисто… Подробнее »

Александр Денисенко
Александр Денисенко

Согласен с Леонидом Коганом. При всей педантичности текста и ранее не известной фактуры всё-таки ускользает итоговая позиция уважаемого Семёна Резника. Готов отнести это на свою дремучесть. Возможно, из комментариев читателей что-то прояснится. А вообще радует появление С. Резника на страницах ТрВ. Живут ведь с Валерием Сойфером рядышком и занимаются одной темой. А напоминает общение Менделя с Дарвином (ну которого не было, хотя знали о работах друг друга).

bensonv
bensonv

Только оживленной конкуренцией на довольно узком поле борьбы с покойным академиком Лысенко можно объяснить обвинения автора в адрес профессора Сойфера и Марка Поплавского, о трудах которого, великий гуманист нашего времени и тоже академик, А.Сахаров писал: «Книга Поповского — суровая, правдивая. Недаром он пишет, что некоторыми своими действиями, будучи субъективно абсолютно честным и беспредельно преданным науке и интересам страны человеком, Вавилов сам в каком-то смысле вырыл ту яму, в которую упал в конце своего жизненного пути.»

Александр Денисенко
Александр Денисенко

Уважаемый Леонид! Насчёт плохой читаемости работ Семёна Резника готов возразить. И во времена СССР их читали и последняя его книга об Алексее Ухтомском читается и профессионалами и любопытствующими вроде меня. Такого популяризатора на горизонте пока нет из подрастающей поросли. Про встраивание в американскую жизнь — а Вы пробовали? Я бы не смог, например. Хорошо там где нас нет. Семён Резник не дал сгинуть важнейшим документам о жизни и деятельности Ухтомского. Одно это стоит благодарности потомков. Про Вавилова, к сожалению, так и нет внятного объяснения причин его уничтожения. См. дневники его брата Сергея, которые заканчиваются неверием в версию о причастности Лысенко.… Подробнее »

bensonv
bensonv

Простите, Александр, хотелось бы уточнить. Мне кажется Вы ошиблись. В дневниках С.Вавилова за 1951 год Лысенко не упоминается.

Александр Денисенко
Александр Денисенко

Да, извиняюсь, это 1940 год. вот текст с сокр. Стр. 528. Научное Наследие том 35. М, Наука 2016 С.И.Вавилов – В.А.Веснину. 24 августа 1940 Москва Дорогой Викуша! Пишу относительно ареста брата Ник.Ив. Его арестовали в ночь с 6 на 7 августа в Черновицах. Арест, по-видимому никакого отношения к поездке в Буковину не имеет Чем в действительности вызван арест – не знаю. Вчера говорил подробно с акад. Комаровы (Шмидт в Кисловодске). Тот тоже, по крайней мере на словах ничего не знает, указывает на старые козни Яковлева и Лысенко, но всё это, полагаю, приетые догадки. То, что брат настоящий советский человек, —… Подробнее »

Леонид Коганов
Леонид Коганов

https://ru.m.wikipedia.org/wiki/Резник,_Семён_Ефимович Да, нашел, спасибо! Широта типа «сказочная», как ныне говорят. «Красное и коричневое» — просто, имхо, откровенная халтура. Утверждаю как (бывший специалист, зампред Московского антифашистского центра при Евг.Викт. Прошечкине), лично и неоднократно противостоявший разнообразным типа «Памятям», особенно покойного господина Васильева, личного фотографа известного художника также ушедшего Ильи Серг. Глазунова и пр. типа «баркашам» (поначалу охранник указанного Васильева в его типа «Памяти»). Так вот. «Талантам (не считаю и В.Н. Сойфера таковым! — Л.К.) надо помогать — бездарность пусть пробивается самостоятельно!». А 20 книжек фигуранта суть — типа как 11(!) монографий в области права господина Сергея Бабурина, ныне кандидата в членкоры РАН,… Подробнее »

Игорь Рейф
Игорь Рейф

Мне кажется, давно пора бы закрыть тему. Николай Вавилов, как и его брат Сергей, трагическая фигура, которую нельзя отрывать от своего времени, которое, как известно, не выбирают. Он жил и действовал по навязанным ему правилам, оставаясь при этом предельно честным и порядочным человеком, и не мог иначе. И подходить к нему с меркой сегодняшнего дня, по-моему, просто безнравственно. И Семен.Резник поставил в этом вопросе убедительную точку.

bensonv
bensonv

А подходить с мерками сегодняшнего дня к Лысенко, по-вашему, значит, нравственно?

Леонид Коганов
Леонид Коганов

https://www.levi.ru/guests/guests.php?id_catalog=20
«И Семен Резник поставил в этом вопросе убедительную точку.»
Мистер Рейф, это — ваш портал? Тот, что указан ссылкой вверху?
И если да, то убедительно прошу вас — «не выше сапога», дражайший мистер Рейф!
А господин Резник — не Господь Бог, чтоб ставить точки в сложных вопросах.
Л.К.

res
res

Их трагедия состоит ИМХО в том, что они сформировались в одном времени а потом жили в другом. Это касается, надеюсь как фарс )), и многих наших современников.

Леонид Коганов
Леонид Коганов

Перефразируя,
«На Бога надейся, да сам — не прогибайся!». Современники — «они постараются».
Л.К.

Михаил Родкин
Михаил Родкин

«Коготок увяз, всей птички пропасть» … может это и к этому сюжету?

res
res

Если у авантюристов типа Лысенко есть поддержка власти, ученые совершенно бессильны. «Нет у вас методов на Костю Сапрыкина» ))

Леонид Коганов
Леонид Коганов

Имхо, врете, любезнейший аноним!
Типа демотивацыей занимаетесь, зачем, с какого типа «сапрыкина»?
Управа есть: жить в Боге, в академии всевозможные не рваться, примеров — десятки, если не тысячи (И.А. Рапопорт отвечал студентам ЛГУ, издано).
Вы что — специалист по истории отечественной генетики, позволю вас спросить?
Л.К.

Александр Денисенко
Александр Денисенко

Уважаемый Леонид! В Вашем стиле — не дадите ли ссылку на слова И.А.Рапопорта, если они опубликованы?

Леонид Коганов
Леонид Коганов

https://ru.b-ok2.org/book/674491/1cdacd
Дальше — по оглавлению, не ошибетесь.
Л.К.

res
res

Т.е. недавнюю историю с РАН вы не заметили? ))

Лёня
Лёня

То бишь, Ковальчук – реинкарнация Лысенко? Не встречал такой версии, но похоже.)

Александр Денисенко
Александр Денисенко

Была какая-то размолвка между Ковальчуком и Велиховым в прессе — кто закопал нашу информатику… Прошло мимо внимания публики.А зря…
За ними ведь эшелоны. А Лысенко был один.

res
res

Лысенко не был один. И в других дисциплинах были свои лысенки рангом пониже. Это бесконечный процесс …

Лёня
Лёня

“Это бесконечный процесс …”
Ну да, та самая дурная бесконечность.)

Александр Денисенко
Александр Денисенко

Вопрос остаётся — вожди в науке формируют эшелоны из негодяев или сами формируются этими эшелонами, а не только властью… Как янки всегда делают ставку на проходные фигуры в туземных сообществах… Только ли янки при этом виноваты и туземные вожди?

Алексей Лк
Алексей Лк

«Вопрос остаётся — вожди в науке формируют эшелоны из негодяев или сами формируются этими эшелонами, а не только властью…» — меня всегда удивляла такая постановка вопроса. Вы считаете что Лысенко выдвинул Вождь, ок — это так, только Лысенко был все же очень локальной фигурой. А как насчет глобальных фигур, которые задавали вектор развития всей науки в СССР? Например президенты академии наук СССР что были утверждены вождями: Например 1) Сергей Иванович Вавилов (1945-1951) — физик, утвержден Сталиным 2) Александр Николаевич Несмеянов (1951-1961) — химик, утвержден Хрущевым. 3) Мстислав Келдыш (1961-1975) — физик механик, утвержден Хрущевым. 4) Анатолий Петрович Александров (1975-1986) —… Подробнее »

Александр Денисенко
Александр Денисенко

Упоминаемые Вами фигуры, уважаемый Алексей Лк — как жёны Цезаря. С некоторыми даже посчастливилось видеться в школьные годы. Здесь же речь о других…Особенно действующих и плодящих публикационные и денежные потоки вместо созидания. Вес Лысенко возможно сформирован нашими любимыми публицистами. Как, возможно и растущие симпатии трудящихся масс к Сталину и научных инженеров к Берии или железнодорожников к Кагановичу.

Алексей Лк
Алексей Лк

«Была какая-то размолвка между Ковальчуком и Велиховым в прессе — кто закопал нашу информатику… » Ответ: «Вам известна история появления фирмы Intel? Роберт Нойс и Гордон Мур в 18 июля 1968 года зарегистрировали фирму под названием NM Electronics, но вскоре переименовали в Intel. Бизнес-план компании, распечатанный Робертом Нойсом на печатной машинке, занимал одну страницу. Представив его венчурному финансисту Артуру Року, ранее помогавшему создать Fairchild, Intel получила стартовый кредит в $2,5 млн. Роберт Нойс и Гордон Мур получили капитал — стали капиталистами — и стали реализовывать свои идеи «в металле». У меня нет сомнений что в конце 60-х в Москве, Зелинограде… Подробнее »

Алексей Лк
Алексей Лк

«Ю.А.Овчинников (из книги воспоминаний). Александр Николаевич (Несмеянов) сказал следующее: «Вы знаете, есть такая идея, решительная, в марте мы готовим постановление по развитию химии, оно выйдет, по-видимому, в мае 1958 г. Давайте запишем туда организацию, скажем, под Москвой, биологического центра, но назовем его так, чтобы это было связано с химией, например физико-химической биологии». Энгельгардт сказал: «Нет, голубчик, – он называл голубчиком Александра Николаевича, – надо бы и в Москве что-то сделать». М.М.Шемякин поддержал эту идею. И в практически готовый проект по химии за исали организацию двух институтов, замаскировав их названия таким образом, что бы биологией нигде «не пахло»… Как выражался Александр… Подробнее »

Александр Денисенко
Александр Денисенко

Уважаемый Алексей Лк! А как же Лебедев, Брук, Рамеев, Королёв, Мельников, Бабаян и многие многие другие создавали первоклассные установки. Им в сбербанке ничего не давали. Примитивная плановая система. А в Арзамасе-16 или Челябинске-40, Красноярске-26 или Томске-7 и пр. — деньги что ли в сбербанке давали под обязательства вернуть с прибылью? В чём-то другом дело наверное. Вот это и хочется понять и объяснить молодому поколению учёных и инженеров. Думаю, что и Гиммлер Тимофееву-Ресовскому не выдавал кредитов, как и фон-Брауну.
А так скоро окажется, что и часовню 14 века Лысенко разрушил. Как Сорос образование или кто там ещё на слуху.

Алексей Лк
Алексей Лк

«Уважаемый Алексей Лк! А как же Лебедев, Брук, Рамеев, Королёв, Мельников, Бабаян и многие многие другие создавали первоклассные установки. Им в сбербанке ничего не давали» — а много ли таких установок было собрано? штучные вещи. Тогда уж почему бы и Буран-Энергию не вспомнить? Первоклассная установка. Только Буран летал один раз в 1988 году году и был построен всего в одном экземпляре, Второй достроить не успели а время было с 1976 года. И его полет стоил как полет 200 союзов. Программа Спейс Шаттл с 1972 по 1988 годах имела уже несколько десятков налетов и четыре челнока. К чему это все я… Подробнее »

Александр Денисенко
Александр Денисенко

Алексею ЛК. Спасибо за подробный ответ. Но как Вы обьясните скромность наших достижений 30 постсоветских лет. Может не в рынке всё-таки дело? И Петрик с Напарником денег имели немерено. И если бы не один академик…
А машины серии БЭСМ не были штучными. И про самолёт шоколада модет гипербола? Шоколад вроде производили на лендлизстанках для лётчиков.

Алексей Лк
Алексей Лк

«И про самолет шоколада может гипербола» — вот ссылка https://zen.yandex.ru/media/rasskaz_na_odnu_ostanovky/shokolad-za-vrednost-5cc7b1adeb97a900b2352a9c за достоверность этой истории я конечно не ручаюсь, ошибся с датой — 1948 год, но это всего год после голода 1946-1947 года, так что это дела сильно не меняет. «И Петрик с напарником денег имели немерено» — и Сколтех денег имеет немерено, а результат примерно на уровне МГУ (у которого на единицу преподавателя и студента финансирование многократно ниже). Неплохо конечно — только изначально заявлялось что Сколтех будет на уровне MIT. Об этом сейчас вспоминать как то не принято, как и о том куда делись 300 миллионов долларов что были заплачены… Подробнее »

Леонид Коганов
Леонид Коганов

Заметил, я был фактически выдавлен якобы «во исполнение майских указофф» на пенсию из одного подразделения РАН. Поныне остаюсь (разумеется, безо всякой оплаты трудофф) обычным (ординарным как говорили в старину) рядовым членом ММО — Московского математического Общества. Кстати сказать, старейшего из подобных математических обществ в мире.
Л.К.

res
res

Я был немного знаком по работе с Ю.Н. Вавиловым, сыном Н.И. Он рассказывал, что его дядя, С.И. Вавилов, который, собственно, и вырастил детей Н.И. после его убийства, как-то заметил, что бороться с Лысенко было невозможно. Просто Лысенко и его покровители были совершенно перпендикулярны науке, существуя в плоскости политического доноса. Поэтому Н.И. работал до последнего, понимая, что только так можно что-то сделать. По методу Лысенко хотели разгромить и физику, но её спас атомный проект (АП). Существует легенда, что что на вопрос Сталина (или Берии?), можно ли успешно завершить АП без СТО и КМ (т.е. их на полном серьезе пытались запретить, вообразите… Подробнее »

Максим Борисов
Редактор
Максим Борисов
Михаил Родкин
Михаил Родкин

К вопросу cовременности. Похоже н.и.вавилов из тактических соображений вначале поддержал Лысенко. Поступился этикой науки. И Недооценил активности и пробивных возможностей профанов в науки. Это актуально и сейчас, научному сообществу — в собственных интересах — надо стать принципиальнее и строже … Иначе может ждать судьба Вавилова … И это не худший ещё вариант

res
res

Не поступился бы, раньше сел. ИМХО

Михаил Родкин
Михаил Родкин

Не уверен, ряд генетиков, которые изначально оппонировали Лысенко пострадали … но не так как Вавилов. Вавилов оказался в изначально проигрышной позиции — вначале так восхвалял, а потом …? Ему нечего было ответить следователю: «когда Вы говорили правду тов. Вавилов — раньше или сейчас?» И он оказался не просто научным противников Лысенко,, а личным врагом. Принципиальность позиции обычно стратегически оправданна … хоть тактически часто и явно невыгодна. Впрочем … кто не лгал — пусть первый бросит камень. А у нас ноне даже первым людям с экрана, всенародно и явно … как то не зазорно. Помните чай, про покупку полных комплектов тяжелого… Подробнее »

res
res

Почитайте биографию Кольцова …

Михаил Родкин
Михаил Родкин

Я написал «ряд генетиков». Прискорбный пример Кольцова это не опровергает. Впрочем, вполне очевидно, авторитарное (тем более тоталитарное) государство НЕ может не контролировать жестко идеологию. А некоторые области науки неизбежно выходят на идеологию. В целом же превентивный террор Сталина был направлен на запрет мыслепреступления. Погибших оклеветали дважды — сначала, что они были террористами и шпионами, а потом, что безгранично любили и верили партии и лично тов.Сталину. Тогда получается, что массовый террор был следствием садизма сталинской верхушки — себе же во вред? Правдоподобно? Ну как Вы охарактеризуете пастуха, который вдруг будет с топором набрасываться на собственных овец и крушить их?

res
res

Пастуху нужно было обновить стадо, отдав на закланье старых опытных баранов, для которых он не был в авторитете. Извините, за не совсем уместную аналогию ))

Леонид Коганов
Леонид Коганов

Странное смешение, простите меня, зоологических и, соответственно, уголовных понятий.
Л.К.

res
res

Это просто ответ Михаилу в рамках введенных им координат. Профессура РИ была вне всякого сомнения профессиональна. Но она была чужда идеологически СССР. Именно поэтому её всячески изводили. Не исключено, что сейчас будет наблюдаться что-то подобное, надеюсь теперь уже как фарс ))

Леонид Коганов
Леонид Коганов

Всякая профессура была в Российской Империи, например, насколько я помню, в деле Бейлиса 1913, если не ошибаюсь, года «отметился» отец впоследствии выдающегося авиаконструктора проф. университета Св. Владимира господин Сикорский.
И, увы, насколько я знаю, не он один.
Часть профессуры (дело Рамзина) вполне себе, не факт, что искренне, поддалась сталинскому «перевоспиталову».
Л.К.
Мораль, перефразируя, на «фарс» надейся, но и сам не будь плох!
и лох! (свалился в ту же яму! — Л.К.).
К.

Александр Денисенко
Александр Денисенко

Уважаемый Михаил! В том интервью, что я слышал про киоски, речь шла про обмундирование и экипировку. Про танки в киосках не услышал — может средактировали. А шмотки армейские правда в любом сельпо в Петушках…Был застойный анекдот как верблюда выводили с Лубянки…

Михаил Родкин
Михаил Родкин

В разговоре с Меркель было сказано, что там отпускники, которые в свободное время имеют право заниматься чем хотят. На вопрос Меркель, а что — отпускники уходят у вас в отпуск с полным вооружением? — последовал ответ, что, знаете, тут иногда такой бардак, что все не сложно купить на черном рынке.

Александр Денисенко
Александр Денисенко

То есть про тяжёлые вооружения из сельпо не было сказано…Хотя и армейский склад иногда проще чем сельпо взять. Но в этом никто не признается — тем более на таком уровне. А оружия сколько знаю у Незалежной своего осталось прилично. Вообще для примера вранья на высоких уровнях нет нужды прибегать к примеру с тяжелыми видами вооружения. Если ближе к теме статьи — откуда всё-таки в школьных учебниках липовые стадии развития плода в картинках. Или это опять публицистика?

Павел Дубовский
Павел Дубовский

Вспоминается фильм и пьеса Розова «Добряки», где члены учёного совета единогласно одобрили защиту диссертации откровенного жулика, которого в фильме играл Бурков. Единогласие получилось из-за желания подарить 100%-но непроходному кандидату хоть один утешительный голос. Не думаю, что Вавилов был таким «добряком», ситуация больше похожа на его первоначальное доверие к научным результатам Лысенко (нарушение научной этики и подлог не приходили в голову), а потом было поздно. Статья Семёна Резника выглядит намного убедительнее статьи Сойфера.

Никита Хромов-Борисов
Никита Хромов-Борисов

Семен Ефимович, дорогой! По-Вашему Вавилов безгрешный, белый и пушистый? Неужели все факты и цитаты о восхвалении Вавиловым Лысенко, которые приводит в своей статье Сойфер — ложь, бред, вранье, передергивание? Вот они: В решении, подписанном президентом ВАСХНИЛ Вавиловым, говорилось, что ряду институтов предписано помогать работе Лысенко и что «автору метода… выдано материальное вознаграждение». Летом 1931 года Вавилов как президент ВАСХНИЛ подписал новое постановление: «ассигновать [Лысенко] из бюджета академии 30 000 руб.». Весной 1932 года, когда формировали состав советской делегации для поездки в США на VI Международный генетический конгресс, Вавилов как глава подготовительного комитета посчитал, что в группу генетиков, едущих на конгресс, нужно… Подробнее »

bensonv
bensonv

Никита Николаевич! Спасибо за содержательный комментарий. Но он оставляет открытым вопрос, прав ли все-таки был гениальный Вавилов, говоря, что «разработанная Лысенко яровизация себя полностью оправдала» или это была многократно опровергнутая лженаучная ложь, как утверждает, профессор Сойфер?

Светлана
Светлана

Вавилов говорил что яровизация оправдала себя в селекции. А вовсе не в том, что заявлял Лысенко — в повышении урожайности на всех пахотных землях. В статье С.Е.Резника об этом говорится.
Яровизации до сих пор используется в селекции и себя оправдывает.

Леонид Коганов
Леонид Коганов

Уважаемая (условно говоря, до Вашего возможного опровержения) «госпожа Боринская»!
Здесь в комментах собрались явные пуристы: ссылок требуют, ну хотя бы приближенных (с точностью до раздела, лучше — до абзаца в разделе). Вы же знаете лучше многих прочих, что в науке «бремя доказывания лежит на утверждающем», хотя бы «методом (по возможности) точных ссылок».
Заранее признателен, уважающий Вас (в отличие, увы, от Вашего типа «подзащитного»),
Л.К.

Павел Дубовский
Павел Дубовский

Глубокоуважаемый Никита Хромов-Борисов привёл интересные данные. Однако думаю, что высказанные в поддержку Лысенко мнения Вавилова, датированные после голодоморных 1932-1933 годов, можно не принимать во внимание.

Леонид Коганов
Леонид Коганов

Господин Дубовский!
Прошу прощения, это — Ваша страница на матнете?:
http://m.mathnet.ru/php/person.phtml?option_lang=rus&wshow=details&personid=8930
Вы матфизикой профессионально занимаетесь?
Заранее признателен за ответ,
с уважением,
Л.К.

Павел Дубовский
Павел Дубовский

Да.

Михаил Родкин
Михаил Родкин

Кстати, допускаю, что обвинения против Вавилова были — с точки зрения сталинского понимания законности — вполне обоснованы. Или Вы полагаете, что никому в компании Каменев, … Бухарин … тому же Вавилову не приходила мысль, что сталинскую власть, приведшую уже к миллионам жертв голодомора, хорошо бы сменить? Или полагаете они надеялись сменить ее на свободных выборах? Просто власть приравняла мысль о допустимости покушений и переворота к подготовке этого, а саму подготовку к непосредственному акту (что видно по материалам процессов). Кстати, брат Ульянова тоже был казнен только за подготовку покушения, возможно, только за замысел. Авторитарная власть не могла допустить, чтобы эти настроения… Подробнее »

Александр Денисенко
Александр Денисенко

Ну кажется за много лет впервые что-то доступно объясняющее историю с Вавиловым. Без ярлыков времён застойных курилок в НИИ.
И ещё в расположенном ниже комментарии Леонида Коганова со ссылкой на комментарий Николая Мигашкина про Россию без РАН начинает складываться новая и понятная картина.

Леонид Коганов
Леонид Коганов

https://elementy.ru/nauchno-populyarnaya_biblioteka/434944/Narusheniya_nauchnoy_morali_i_protsvetanie_sharlatanov_v_nauke?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com&noredir=true
Для того, чтобы «критикуемый» мистером Резником С.Е. текст был, что называется, под рукой.
Дабы аки птицы или белки не перепрыгивать «с ветки на ветку». И для прочтения весьма, имхо, разношерстных комментов в конце републикации / перепечатки на «Элементах».
Л.К.

Леонид Коганов
Леонид Коганов

https://trv-science.ru/2016/03/08/rossiya-bez-ran/comment-page-1/#comment-1140305
Вот углядел в комментах более раннюю по времени, но, имхо, вполне себе достойную и без пресловутых затягиваний и прочих «правдосталинизмофф» написанную публицистическую работу господина В.Н. Сойфера. Даю ссылкой на ТрВ — вверху данного аабзаца,
Л.К.

Владимир
Владимир

Истина, как всегда, посередине. Например, морозостойкость передаётся по наследству, а зимостойкость — признак адаптивный.

Семен Резник
Семен Резник

Комментарию уважаемого Н.Н. Хромова-Борисова предшествовал наш с ним обмен письмами. На его ироничный вопрос, считаю ли я Н.И. Вавилова безгрешным, я ему написал: «Я не судья и не прокурор персонажам своих книг, а всего лишь летописец. Стараюсь, насколько могу, показать их живыми людьми в живой конкретной обстановке своего времени. А как судит их или о них читатель, это уже зависит не от меня, а от самих читателей, ибо каждый понимает в меру своей испорченности. Не думаю, что я идеализирую Вавилова, а вот то, что Сойфер его оклеветал, ради чего, по-лысенковски подтасовал историко-научные факты, это, я думаю, в моей статье показано… Подробнее »

Алексей Лк
Алексей Лк

Сам Автор статьи ответил! пользуясь случаем хотел бы задать Вам, Семен, несколько вопросов. Я читал две ваши книги — про Владимира Ковалевского и Мечникова в серии жзл, они безусловно очень ценны. До книги про Вавилова у меня еще не дошли руки, она все же очень объемна в отличии от первого издания, и требует глубокого изучения которое нельзя сделать быстро. я хотел бы задать вопрос, не связанный с Лысенко и Вавиловым — там в общем все более менее ясно, меня интересует вот что: 1) Как вы считаете, какую роль в присуждении нобелевской премии Мечникову в 1908 году сыграл тот факт, что… Подробнее »

Svetlana A. Borinskaya
Svetlana A. Borinskaya

О скульптурной паре, фотография которой иллюстрирует эту статью. Известно, что такой памятник стоял в Ставрополе . После разоблачения культа личности памятники потихоньку убирали, убрали и этот, но в архиве администрации города хранятся фотографии. В руке Сталин держит какую-то загогулину — это ветвистая пшеница. Разглядеть это не возможно, но это было написано в книге Александра Павловича Чудакова «Ложится мгла на старые ступени»: В девятом классе Антон начал проходить «Основы дарвинизма». Эти основы преподавала Елена Дмитриевна Дулько. Она только что окончила биофак Свердловского университета, хотя было ей уже под тридцать: её исключили перед самой защитой диплома по генетике; восстановиться удалось только через… Подробнее »

Леонид Коганов
Леонид Коганов

https://www.proza.ru/2014/05/24/757
Не хотелось по ряду обстоятельств именно здесь комментироваться, даже справочно. Но Ваша, С.А., имхо, взяла!
Будет получше с глазами — прочту.
Л.К.

Svetlana A. Borinskaya
Svetlana A. Borinskaya

Леонид, спасибо за ссылку на важный для меня текст.

Семен Резник
Семен Резник

Уважаемый Алексей Лк, Спасибо за Ваши вопросы. Постараюсь ответить в меру своего понимания. Прежде всего, хочу напомнить, что в дореволюционной России, точнее, до Первой мировой войны, общим правилом для молодых перспективных ученых была двух-трех годичная стажировка в ведущих университетах и лабораториях Европы, где они набирались опыта, осваивали методологию, устанавливали личные связи, готовили диссертации и т.д. Лишь после такой стажировки они могли получить в России степень магистра или доктора, стать профессорами или доцентами и начать самостоятельную научную работу в собственных лабораториях. Чуть ли ни единственным мне известным исключением из этого правила был А.А. Ухтомский, который не захотел стажироваться заграницей. Но это… Подробнее »

Алексей Лк
Алексей Лк

Уважаемый Семен Ефимович большое спасибо за подробные ответы, и я хотел бы уточнить еще ряд моментов. «да и условия для продолжения его исследований там были такие, каких в России он иметь не мог» — отчасти верно, но именно само открытие фагоцитоза он совершил в тогда еще Российской империи, если мне не изменяет память, в 1882-1883 годах в Одессе, где у Ковалевского была первоклассно оборудованная по тем временам лаборатория (давно про все это читал, могу ошибится в некоторых деталях). И именно Ковалевский вроде бы сделал основной массив доказательств наличия фагоцитоза у беспозвоночных, Мечников не мог иметь таких условий в Париже, так… Подробнее »

Александр Денисенко
Александр Денисенко

Уважаемый Семён! Ваше объяснение о судьбе Мечникова и братьев Ковалевских вполне убедительны. Но раз уж ы упомянули уникальную позицию князь-академика Алексея Ухтомского по вопросу о заграничной стажировке — не мгли бы пояснить, чем такая его позиция могла быть вызвана — личными ли обстоятельствами (об этом много в Вашей книге), или конфессиональной принадлежностью?
По поводу премий есть замечательный комментарий Леонида Коганова недавно в ТрВ — пора прекратить меряться этими рейтингами, индексами, нобелями. А уж после ряда премий мира и по литературе даже инициаторам должно быть неловко.

Михаил Родкин
Михаил Родкин

Как я понимаю, дискуссия по поводу отношения Вавилова к Лысенко нашла свое завершение. Да, были вынужденные обстоятельствами и тактически оправданные заведомо ложные заявления. Замечу, что довольно часто в стратегическом (не тактическом) отношении «не поступиться» бывает выгоднее. В качестве иллюстрации приведу несколько фактов из истории нашей страны. Как известно: 1) партия, в 20-е годы, при вполне безжалостном отношении к «классовым врагам», своих особо трогать Сталину не давала. 2) при весьма жесткой полемике в партийной верхушке, о жестком противостоянии Сталину по вопросу коллективизации ничего не известно (при том, что политика эта явно противоречила взглядам и заявлениям многих из партийного руководства) 3) после… Подробнее »

Семен Резник
Семен Резник

Уважаемый Алексей Лк. На счет создания фагоцитарной теории иммунитета Вы ошибаетесь. Опыт на личинке морской звезды, натолкнувший Мечникова на это гениальное открытие, был им поставлен на рубеже 1882-1983 годов в Мессине, Италия, после чего он создал в Одессе вторую в мире Пастеровскую станцию, где и продолжил работы по бактериологии и иммунологии. Его сотрудниками были два молодых врача Гамалея и Бардах. А.О. Ковалевский содействовал созданию станции, защищал ее от нападок, но в ее работе не участвовал. Драматическая история создания и первых лет работы Одесской бактериологической станции служит сюжетом нескольких глав моей книги «Мечников» (ЖЗЛ, 1973). ———————————— Уважаемый Александр Денисенко! Спасибо за… Подробнее »

Александр Денисенко
Александр Денисенко

Уважаемый Семён Ефимович! Спасибо за Ваш ответ. Ваша книга об Алексее Ухтомском очень популярна у знакомой мне научной молодёжи, в частности, на физтехе. Не знаю, кому из вас двоих — Вам или Валерию Николаевичу Сойферу хотелось бы задать вопрос. Наследие академика Ухтомского постигла какая-то злая судьба. Я пробовал выяснить что-либо про разгром лаборатории его ученика Ильи Аркадьевича Аршавского, с которым имел счастье беседовать, но было не до исторических вопросов, он рассказывал мне о работах Ухтомского. Разгром был в Пущине. Организатор лаборатории матбиологии (или один из них) ничего не рассказывает в силу своего положения — он с тех пор ушёл в… Подробнее »

Алексей Лк
Алексей Лк

Уважаемый Семен Ефимович большое спасибо за ответ. Спасибо за поправку с местом открытия явления Фагоцитоза, сказывается эффект того что я давно про это читал. Вопрос со вкладом Ковалевкого в теорию фагоцитоза прямо не оговаривается ни у Пилипчука ни у Догеля, поэтому я просто процитирую фрагменты книг здесь (у Пилипчука описание во многом взято от Догеля, поэтому я процитирую только одного автора), там где были описаны работы Ковалевского по выделительной системе беспозвоночных – если я правильно понимаю эти работы и были завязаны на явлении фагоцитоза и активно использовали эту теорию. Информация из книги Пилипчука (2003 год), страницы 137-141 «Без сомнения, самые… Подробнее »

Семен Резник
Семен Резник

Уважаемый Александр Денисенко, мне приятно узнать, что книга об Ухтомском пользуется успехом. На счет разгрома лаборатории Аршавского слышу впервые. Вы знаете, что второй главный персонаж книги «Против течения» – Василий Лаврентьевич Меркулов. В 70-е годы я активно с ним переписывался. Он был в курсе всего, что было связано с Ухтомским, все близко принимал к сердцу, это отражено в его письмах. О разгроме лаборатории Аршавского, насколько помню, он не упоминал. ————————————— Уважаемый Алексей Лк, Спасибо за очень интересный отрывок из книги о А.О. Ковалевском. Это, безусловно, один из крупнейших биологов XIX века, ближайший друг Мечникова. До переезда Мечникова в Париж они… Подробнее »

Алексей Лк
Алексей Лк

«Это, безусловно, один из крупнейших биологов XIX века, ближайший друг Мечникова» — да все это так. К сожалению сейчас мало кто помнит о нем, возможно доживи он до Нобеля (я не сомневаюсь что его работы этого заслуживают), его имя было бы чуть более на слуху чем сейчас.

Александр Денисенко
Александр Денисенко

Семён Ефимович! Ваших книжек зачитали уже две. Хотя Сойфера 5 или 6. Но темп … Одна гуляет по Палестинам. Другая где-то на физтехе. Вообще на физтехе Доминанта под анафемой…

Семен Резник
Семен Резник

Спасибо, интересно узнать!
Если на физтехе доминанта под анафемой, значит у них такая доминанта!
Скажите им, что хорошие книги в наши времена надо не зачитывать а покупать! Дабы поддержать писателя и издателя.
Ваш С.Р.

Александр Денисенко
Александр Денисенко

Уважаемый Семён Ефимович! На физтехе Доминанты нормальные остались. Есть проблемы общекультурные и личностные как и везде. Надо не жалеть сил на расширение кругозора детворы. Так что пусть побольше воруют хороших книг. Издатель не страдает. Я ж ещё куплю.
К теме статьи — Доминанта сегодня что та яровизация.

Семен Резник
Семен Резник

Так как Валерий Сойфер поместил на этом сайте «Ответ Семену Резнику», то я вынужден написать статью «Хвала и хула номер 2». Редакция отказалась ее печатать, так что мне придется ее опубликовать в другом месте. Помещаю заключительный раздел этой статьи. «На этом я заканчиваю «ответ на ответ» Валерия Сойфера, но должен сказать пару слов о редакционном послесловии, в котором говорится: «К сожалению, оба уважаемых автора, несмотря на все усилия редакции, не удержались от персональных выпадов». С этим я согласен ровно наполовину. К «персональным выпадам» прибегают полемисты, у коих амбиций больше, чем амуниции. Не имея веских аргументов, они, по примеру Шуры Балаганова,… Подробнее »

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (14 оценок, среднее: 4,71 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: