Проблемы академической этики и российская наука

Виталий Левин (penza-ru.livejournal.com)
Виталий Левин
(penza-ru.livejournal.com)
  1. Аннотация

Представлена развернутая рецензия «Итогового а» I Всероссийской конференции «Проблемы качества научной работы и академический плагиат». Обозначены основные подходы к данной проблеме. Перечислены основные недостатки «Итогового документа». Проведен их детальный анализ. Отмечена актуальность создания нормативного документа по академической этике, приемлемого для всего научного сообщества.

Ключевые слова: , плагиат, фальсификация, сомнительное авторство, борьба с нарушениями этики.

  1. Введение

26 сентября 2018 года в РГГУ (Москва) состоялась I конференция «Проблемы качества научной работы и академический плагиат». Участники конференции обсуждали важные проблемы, обозначенные в ее названии [1-3] и приняли «Итоговый документ» [4], который был предложен научному сообществу для обсуждения. Этот документ воспроизведен с комментариями и историей борьбы с плагиатом в России в статье [5]. Разумеется, учитывая огромный размах академического плагиата в современной России и связанные с ним риски для российской науки, данный вопрос заслуживает глубокого и всестороннего обсуждения. Однако при обсуждении необходимо иметь в виду, что в отношении к данному вопросу сегодня в России сложилось по крайней мере три различных подхода. Первый подход сформулирован общественной организацией и наиболее полно изложен в «Итоговом документе» [4]. Этот подход весьма радикален, он трактует плагиат широко и требует безусловного наказания плагиатора вне зависимости от научного статуса, должности, прошлых заслуг и т.д. Его поддерживают многие . Второй подход сформулирован некоторыми руководителями диссертационных советов, он сводится к тому, что не всякое – плагиат, и не всякий плагиат, иное нарушение закона или академической этики заслуживает наказания. Этот подход и поддерживает большинство руководителей и членов диссертационных советов, а также, по-видимому, руководители российских вузов. Третий подход характерен для административных руководителей высшего звена: руководства , и т.д. Их позиция проста: плагиат, конечно, зло, и с ним надо бороться, за исключением случаев, когда плагиатор (нарушитель) – важное для государства лицо, которое должно быть защищено любыми способами.

В данной статье обсуждается первый подход к академическому плагиату и другим нарушениям академической этики, который, по нашему мнению, в большей степени соответствует принципам правового государства. За основу обсуждения взяты материалы публикаций [4, 5], наиболее полно отражающие этот подход. При этом основное внимание уделено анализу недостатков излагающего этот подход «Итогового документа» [4], которые не позволяют использовать его на практике.

  1. Общие положения

Большинство положений, высказанных в «Итоговом документе» в рамках первого подхода к академическому плагиату и другим нарушениям академической этики, представляются разумными, могущими составить основу окончательного документа типа декларации об академической этике. Однако есть положения, с содержанием или формой которых трудно согласиться. Эти положения должны быть предварительно обсуждены и, если потребуется, исправлены. Начнем с некоторых общих положений, содержащихся в разделе «Преамбула» «Итогового документа» [4, 5].

  1. «Фальсификация научных исследований, производство фальшивых диссертаций и публикация научных статей, содержащих плагиат, в России приняли угрожающие размеры, разрушая национальную систему академической аттестации и дискредитируя российскую научную периодику. С 2013 года выявлено около 8000 диссертаций и 5000 научных статей с плагиатом, вскрыты «диссеродельные фабрики» – диссертационные советы, на счету которых по несколько сотен фальшивых диссертаций, найдены «мусорные журналы», опубликовавшие десятки статей с плагиатом».

Сказанное, конечно, правда, но лишь небольшая часть всей правды, отражающая только результаты работы организации «Диссернет» за 2013-2018 годы. А вся правда заключается в том, что в настоящее время в России имеются, согласно оценкам [6], не 8000, а десятки тысяч защищенных диссертаций с плагиатом и другими нарушениями академической этики. При этом ежегодно к этой цифре добавляется несколько тысяч новых некондиционных диссертаций. Сходное положение существует со статьями, содержащими плагиат и другие нарушения академической этики. В таких условиях, даже при наличии уникальной организации по выявлению нарушений «Диссернет», положение в российской науке будет катастрофически быстро ухудшаться. И если мы хотим сохранить эту науку, нужно выбрать принципиально другой, чем сегодня, более эффективный способ управления ею, с широким участием научного сообщества.

  1. «Плагиат в науке отличается от плагиата в литературе и искусстве, и для его осмысления требуется ввести новое понятие академического плагиата. Его совершают не для коммерческой эксплуатации чужого произведения, а для повышения статуса в научном сообществе путем фальсификации учебных, исследовательских и квалификационных работ. Его аналогом является не кража, а подлог. Его общественный вред заключается не только в нарушении авторских прав, но и – в большей степени – в подрыве института научной репутации, компрометации ученых степеней и званий. Поскольку часто плагиат сопровождается образованием сетей коллективной фальсификации, объединенных корыстными интересами, его следует считать специфической формой академической коррупции».

С утверждениями, содержащимися в приведенном выше п.2, трудно согласиться. Прежде всего универсальное понятие плагиата введено уже давно как выдача чужого произведения, идей, слов и т.д. за свои собственные (иначе говоря, кража чужого произведения, идеи, слов и т.д.) [6-8]. Далее, говоря о плагиате в литературе, искусстве и науке (академическом плагиате), авторы «Итогового документа» [4, 5] описывают хорошо известную классификацию давно введенного универсального понятия плагиата по областям его применения, но не вводят никакого нового понятия академического плагиата. Последнее хорошо известно как частный случай универсального понятия плагиата, относящийся к конкретной области его применения – науке. И звучит оно так: академический плагиат – это выдача чужого научного произведения, идеи, слов, и т.д. за свои собственные (т.е. кража чужого научного произведения, идеи, слов и т.д.). Если авторы «Итогового документа» [4, 5] действительно хотели ввести новое понятие академического плагиата, они, во-первых, должны были найти новый термин для этого понятия, а не использовать уже занятый термин «плагиат», и, во-вторых, дать определение введенного нового понятия. Однако ни того, ни другого в «Итоговом документе» нет. А приводимые в нем характеризации нового понятия по его цели (повышение статуса в научном сообществе) и последствиям (подрыв института научной репутации, компрометация ученых степеней и званий) не заменяют его определения. Далее, утверждение, что «плагиат в науке отличается от плагиата в литературе и искусстве» тем, что «его совершают не для коммерческой эксплуатации чужого произведения, а для повышения статуса в научном сообществе», ошибочно. На самом деле плагиаторы в науке, как и их собратья в литературе и искусстве, повышая с помощью плагиата свой статус в своем профессиональном сообществе, одновременно с удовольствием обогащаются. Например, научные руководители, срабатывая плагиат для своих аспирантов, охотно взимают с них плату. Также ошибочно утверждение, что «аналогом плагиата является не кража, а подлог». Оно противоречит общепринятому определению плагиата как выдаче чужого произведения за свое собственное, т.е. краже [6-8]. Совершивший подлог совершает другое – выдает подделанные результаты исследований за подлинные. Едва ли верно и утверждение, что «плагиат следует считать специфической формой академической коррупции». Ибо далеко не всегда плагиат производится организованными преступными академическими группировками – в значительно больших объемах его производят тысячи одиночных академумельцев.

  1. Положения, связанные с академическим плагиатом и научным подлогом

Обсудим теперь некоторые положения, содержащиеся в разделе «Академический плагиат, использование неавторских текстов как авторских и » «Итогового документа» [4, 5].

  1. «Академический (научный) плагиат по своей сути не тождественен плагиату как уголовно наказуемому деянию, ответственность за которое установлена ст. 146 , или плагиату как нарушению авторских прав, ответственность за которое установлена положениями гражданского законодательства, и совпадает с этими понятиями лишь отчасти. Так, установление факта плагиата в первых двух случаях относится к исключительной компетенции суда, а наличие академического плагиата определяется исходя из логически непротиворечивой аргументации и здравого смысла в рамках открытой публичной дискуссии, как это принято в академическом сообществе».

Приведенная характеризация академического плагиата столь же неудачна, как и данная в разделе «Общие положения» «Итогового документа». Только теперь академический плагиат пытаются охарактеризовать не сутью определяющего его действия (кража интеллектуальной собственности), а инстанцией, устанавливающей его наличие и наказывающей за это (суд). Хотя инстанция вытекает из сути действия, а не наоборот. Кроме того, наличие академического плагиата может быть установлено и в суде – по заявлению потерпевшего автора с использованием тех же «логически непротиворечивой аргументации и здравого смысла, в рамках открытой дискуссии». При этом именно решение суда, а не мнение академического сообщества будет иметь законную силу.

  1. «Из плагиата текста следует плагиат содержащихся в этом тексте идей и научных результатов».

Приведенное утверждение ошибочно. Оно не выполняется во всех случаях, когда автор, совершивший заимствование чужого текста, делает это не для использования содержащихся в нем идей и научных результатов, а для продвижения своих собственных идей и результатов. Например, пусть некий автор в своей статье привел текст из работы профессора А и полностью совпадающий с ним текст из более поздней работы профессора Б и на основании этого установил факт плагиата, совершенного Б. Можем ли мы обвинить автора статьи в плагиате идей и научных результатов профессоров А и Б только потому, что он сплагиатил (заимствовал без должного оформления) их тексты? Конечно, нет – ведь эти идеи и результаты ему абсолютно не нужны, т.к. у него собственная идея и результат: он поймал за руку профессора Б, совершившего плагиат.

  1. «Под статьей с сомнительным авторством понимается: а) полная или частичная републикация текста соавторов, часть из которых не указана в качестве авторов нового текста; б) републикация статьи нескольких соавторов, к которым присоединились иные лица, не внесшие своего вклада (в виде нового текста) в статью».

Приведенное положение в некоторых случаях действительно может свидетельствовать о покупном или подаренном соавторстве, т.е. действиях, нарушающих академическую этику. Однако это далеко не всегда так. Например, кто-то из соавторов может по личным причинам сам отказаться от авторства (случай а)) или соавторы при републикации своей статьи могут включить в качестве соавтора Новое лицо, оказавшее им на этом этапе творческую помощь (случай б)). Научные журналы не в состоянии разбираться в деталях межавторских взаимоотношений. Поэтому в большинстве случаев они публикуют хорошие статьи, не обращая внимания на списки авторов, т.е. действуют по принципу успешной конкуренции с другими журналами. Поэтому данное положение «Итогового документа» не имеет практического смысла.

  1. «Под множественной публикацией статьи (тиражированием, самоплагиатом, автоплагиатом) понимается перепечатка автором (авторами) собственных работ, не оправданная какими-либо объективными причинами (внесение изменений в текст статьи, перевод на другой язык, обращение к иной читательской аудитории, включение текста статьи в тематическую подборку или антологию) и без указания источника первоначальной публикации».

Данное положение вызывает множество возражений. Во-первых, согласно нормам авторского права РФ, автор имеет право на обнародование своего произведения, при этом число публикаций, обеспечивающих это обнародование, никак не обговаривается. Таким образом, автор имеет право на опубликование своего произведения любое число раз. Всякие попытки ограничить его в этом нарушают его права и могут быть обжалованы в суде. Во-вторых, предлагаемые термины – тиражирование, самоплагиат, автоплагиат – искажают суть явления и потому неприемлемы. Так, термин «тиражирование» относится лишь к изготовлению не различимых между собой копий одной и той же статьи. В то время как при перепечатке статьи в другом журнале, получается новая статья, отличающаяся от исходной, по крайней мере, новым редактированием и оформлением по правилам другого журнала. Что касается терминов «самоплагиат» и «автоплагиат», то они и вовсе абсурдны: в переводе на русский язык они означают кражу у самого себя, что представляется невозможным. Правда, ходят слухи, что одному крупному российскому бизнесмену однажды это удалось. Однако источники этих слухов не заслуживают доверия. В-третьих, поскольку авторы обладают безусловным правом на повторную публикацию своих научных работ (см. выше), они не обязаны «оправдываться какими-либо объективными причинами», подобно тому, как не оправдываются писатели при многократных переизданиях своих книг. В-четвертых, существуют объективные причины, заставляющие научных работников и преподавателей вузов совершать кратные публикации. Для тех из них, кто всерьез занимается наукой (таких явное меньшинство), этой причиной является невозможность довести свои научные результаты до читателей с помощью однократной публикации из-за крайне небольших тиражей наших научных журналов. Для тех же, кто занимается наукой по необходимости – защита диссертаций, участие в конкурсе на замещение должности и т.д. (таких абсолютное большинство) – эта причина заключается в низкой квалификации и отсутствии новых научных идей у авторов, позволяющих делать каждую статью полностью оригинальной, не повторяющей предыдущие статьи авторов. В-пятых, существуют «хищные журналы», которые перепечатывают лучшие статьи из других журналов без согласия их авторов и даже без их уведомления о состоявшейся публикации. Борьба против таких повторных публикаций приведет к наказанию ни в чем не повинных авторов.

  1. Положения, связанные с этической политикой научных журналов

Рассмотрим некоторые положения из раздела «Этическая научных журналов» «Итогового документа» [4, 5].

  1. «Для журналов, претендующих на статус научных, мы считаем неприемлемой следующую практику: наличие членов редколлегии/редсовета, имеющих отношение к необоснованному присуждению ученых степеней или к созданию некорректных публикаций».

Данное положение сформулировано некорректно и не пригодно для использования на практике. Во-первых, не определено точно понятие «имеющий отношение». Во-вторых, не раскрыт смысл термина «некорректная публикация». В-третьих, не указано, кто и как должен определять необоснованность присуждения ученой степени и некорректность публикации.

  1. «Неприемлема практика публикация статей с плагиатом». В этом положении не указано, кто и как должен определять наличие в статьях плагиата. Поэтому его практическое использование невозможно.

  2. «Неприемлема практика тиражирования множественных публикаций». В этом положении плохо продумала содержательная сторона дела. Когда научный журнал отказывается от повторной публикации слабой статьи, он и его читатели ничего не теряют. Когда же журнал отказывается от повторной публикации сильной статьи с новыми научными результатами, он теряет импакт-фактор, а его читатели – возможность ознакомиться с этими результатами и продвинуться в своих х. Ну, а если журнал не хочет публиковать статью, содержащую возможное открытие, только потому, что это повторная публикация, он наносит большой вред науке. Продвинутые ы журналов знают все это и принимают решение о публикации той или иной части статьи, исходя из прагматических соображений.

  3. «Неприемлема практика публикации статей с сомнительным авторством». Как уже говорилось выше (§3, п.3), научные журналы не в состоянии отслеживать ситуацию с подлинностью авторского коллектива. Их задача – выявление и публикация сильных статей с новыми научными результатами. Слежка за возможными нарушениями авторства – это задача самих авторов, правоохранительных органов и отдельных бдительных, помогающих им академических работников.

  4. «Редакции не должны ограничиваться автоматизированной проверкой на плагиат как для принятия статьи к публикации, так и для отказа в нем. Практика чисто автоматической проверки без участия экспертов вынуждает авторов, которые добросовестно оформляют все , вносить изменения в свои работы, отказываясь от правомерных заимствований».

Это положение справедливо. Однако оно упускает из виду важнейшее обстоятельство: именно автоматическая проверка на плагиат с помощью компьютеров позволяет авторам-плагиатчикам, хорошо владеющим информационными технологиями, практически полностью маскировать свои тексты, содержащие плагиат.

  1. Положения, связанные с оценкой заимствований в диссертациях в рамках действующего законодательства

Проанализируем несколько положений из раздела «Оценка заимствований в диссертациях в рамках действующего законодательства» «Итогового документа» [4, 5].

  1. «Оценка заимствований в не может зависеть от того, в какой части диссертации (введение, обзор, основная часть, заключение) обнаружен плагиат (неавторский текст, выдаваемый за авторский)».

С этим утверждением трудно согласиться. Академический плагиат – это, в первую очередь, присвоение чужих научных результатов, идей и т.д., а не чужих текстов. Но эти результаты и идеи содержатся обычно в основной части диссертации, а не в ее введении, обзоре или заключении. Поэтому на практике оценка заимствований в диссертации неизбежно зависит от того, в какой части диссертации обнаружено заимствование текста.

  1. «Оценка заимствований в диссертации не может зависеть от того, установлен ли автор заимствованного фрагмента или речь идет о фрагменте, который, в свою очередь, мог быть заимствован у третьего лица».

Данное утверждение ошибочно. Действительно, если предполагаемый «подлинный» автор некоторого фрагмента в диссертации не установлен, его автором, в соответствии с принципом презумпции невиновности, должен быть признан сам автор диссертации. И на этом проблема возможного плагиата окончена.

  1. «Наличие у диссертации каких-либо иных достоинств не может устранить дефект, связанный с нарушением любого из установленных в соответствии с законом требований».

Здесь составителей «Итогового документа» [4, 5] явно подвело отсутствие чувства меры. Действительно, представим себе диссертацию, содержащую признанное открытие, в которой в то же время обнаружены неточности в библиографических данных (неверно указан год издания или издательство или страница и т.д.). Стоит ли в этом случае придираться к автору диссертации в связи с обнаруженными в ней дефектами или просто попросить его исправить дефекты и выразить благодарность за открытие? Ответ очевиден.

  1. Предложения авторов «Итогового документа»

Некоторые из этих предложений вызывают возражения. Вот они.

  1. «Лица, имеющие (имевшие) отношение к академическому плагиату, не должны допускаться к преподаванию, присуждению и лишению ученых степеней».

Данное предложение неработоспособно. Во-первых, не определено понятие «лица, имеющие отношение к академическому плагиату». Во-вторых, непонятно, кто именно наделен правом идентифицировать таких лиц. В-третьих, для недопущения к преподаванию лицо должно быть уволено с преподавательской должности, а для этого сначала надо доказать низкое качество его работы. В-четвертых, для недопущения к присуждению и лишению ученых степеней лицо должно быть выведено из состава а, а для этого председатель совета должен обратиться в ВАК с предложениями об изменении состава совета и т.д.

  1. «Множественная публикация статей должна влечь за собой публичное порицание, а созданные таким образом публикации – исключаться из всех учетных баз данных».

Это предложение неприемлемо. Согласно российскому законодательству об авторском праве автор имеет право на обнародование своего произведения путем его опубликования никак не оговариваемое число раз (см. §3). Таким образом, данное предложение фактически нарушает законные права авторов, более того, предлагает публично наказывать их, не имея на то достаточных оснований. Что касается предложения «исключать множественные публикации из всех учетных баз данных», то оно вызывает целый ряд неординарных мыслей. Например, исключить из всех учетных баз данных «Евгения Онегина» – ведь Александр Сергеевич Пушкин неоднократно его переиздавал, получая каждый раз немалые денежки, фактически за одну и ту же работу.

  1. «Максимальная объективность, беспристрастность и соответствие научной этике при рассмотрении заявлений о лишении ученых степеней в Президиуме ВАК может быть обеспечена путем участия в нем членов Президиума ВАК как можно более широкого круга научных специальностей».

Данное предложение сформулировано неточно. Дело не в широте круга специальностей членов Президиума ВАК, а в их порядочности. Широкий круг специальностей членов Президиума ВАК не поможет, если эти члены не принципиальны и подвержены внешнему влиянию. Именно такая ситуация в Президиуме ВАК в августе 2017 года привела к позорному решению сохранить степень доктора наук Министру культуры РФ В.Р. Мединскому.

  1. Заключение

Борьба с плагиатом и другими нарушениями академической этики (фальсификация, подлог, фиктивное авторство и т.д.) является важной и актуальной задачей российской науки. Для того чтобы добиться успеха в этой борьбе, российское должно консолидироваться и выступать как единое целое. Консолидация станет возможной, когда удастся создать некоторый нормативный документ об академической этике, приемлемый для подавляющего большинства научных работников. В ожидании этого момента необходимо постоянное обсуждение всех имеющихся в этой области предложений и учет всех имеющихся точек зрения.

В. И. Левин,
докт. техн. наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ,
Пензенский государственный технологический университет

 

  1. Список использованной литературы

  1. dissernet.org/publications/ivgi_rggu_26.09.2018_itxt.htm

  2. dissernet.org/publications/ivgi_rggu_26.09.2018_ittxt.htm

  3. dissernet.org/publications/ivgi_rggu_26.09.2018_iii.htm

  4. dissernet.org/publications/ivgi_rggu_26.09.2018_itog.htm

  5. Заякин А. К итоговому документу Международной научно-практической конференции «Проблемы качества научной работы и академический плагиат» // ТрВ-Наука № 22 (266). 6.11.2018.

  6. Ожегов С.И. Словарь русского языка. – М. 1984.

  7. Словарь иностранных слов. – М. 1989.

  8. Hornby A.S. Oxford Advanced Learner’s Dictionary of Current English. – Oxford. 1988.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

См. также:

Подписаться
Уведомление о
guest
85 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
nan
nan
1 год назад

Безынициативность в отсутствие личного интереса, план по валу статей, все большая коммерческая составляющая и многое другое, — вот что убивает академическую науку: scorcher.ru/44959

Леонид Коганов
Леонид Коганов
1 год назад
В ответ на:  nan

https://lurkmore.to/Scorcher.ru
Л.К.
Не надо (само-)рекламы, надоело, имхо!
К.

nan
nan
1 год назад
В ответ на:  Леонид Коганов

Это не для дураков.

Леонид Коганов
Леонид Коганов
1 год назад
В ответ на:  nan

Правильно, не для подкидныхх!
Л.К.

Denny
Denny
1 год назад
В ответ на:  nan

«Ученые — особая каста.» Вот от таких фанаберий и проистекают все остальные беды (ИМХО).

01.01.09
01.01.09
1 год назад
В ответ на:  Denny

Дело в различии между коллекторской и исследовательской деятельностью в науке. Разумеется, в случае отсутствия basic instinct вытащить грант РФФИ у фраера ушастого. Исследователи (математики, часть физиков, философы и меньшинство в других науках) занимаются сложными силлогизмами при отсутствии значительного эксперимента. Это действительно делает их изолированным сообществом минимум по возможности объяснить свои результаты. Там, где основная затрата в эксперименте — все не так

Denny
Denny
1 год назад
В ответ на:  01.01.09

Дело в кастовом мышлении. И далеко не только у некоторых групп научников. У политиков-управленцев, бизнесменов-олигархов, артистов-поэтов, учителей-преподавателей и пр. Попытки сделать из себя особую касту достаточно регулярны. Как только некоторая группа начинает окукливаться до состояния касты, так заканчивается дело и начинается сплошная ярмарка тщеславия. Потому что у касты есть только три важных вопроса.

  1. Кто достоин входить в касту, а кто нет.
  2. Каста и власть (хочется привилегий).
  3. Каста и народ (хочется, чтобы пацаки правильно «ку» делали).
01.01.09
01.01.09
1 год назад
В ответ на:  Denny

Альтернативой является принцип

Не стоит прогибаться под изменчивый мир, лишь только за большое бабло

Denny
Denny
1 год назад
В ответ на:  01.01.09

Не очень понял. Для меня альтернативой кастовому устройству является открытый конкурентный мир.

01.01.09
01.01.09
1 год назад
В ответ на:  Denny

С дешевой рабочей силой…

Denny
Denny
1 год назад
В ответ на:  01.01.09

А это уже вопрос спроса и предложения.

01.01.09
01.01.09
1 год назад
В ответ на:  Denny

Каждому своё

res
res
1 год назад
В ответ на:  Denny

Поскольку кастовость просуществовала незнамо сколько веков и может быть и тысячелетий, то вероятно в ней есть определенное зерно ))

Denny
Denny
1 год назад
В ответ на:  res

Конечно. Человеку свойственно бороться за место в стае. И формирование какой-то касты, участие в ней с целью защиты своих групповых интересов — один из приемов такой борьбы.

res
res
1 год назад
В ответ на:  Denny

Поэтому, если мы понимаем под кастовостью, защиту интересов своей корпорации, а именно корпорации граждан, занимающихся т.н. фундаментальной наукой, то ИМХО это не так уже и плохо. Что касается окукливания, то оно очевидно не полно и допускает некоторое проникновение в касту и обратно ))

Denny
Denny
1 год назад
В ответ на:  res

Защищать интересы своей корпорации можно разными способами. Можно отстаивать кастовые привилегии. А можно работать на повышение конкурентоспособности своей корпорации.

РАН много лет шла по первому пути. И до сих пор не может поверить в закономерность результата…

Это как в политике (пардон за офтоп). Консервация элит и усиление репрессивного аппарата для защиты своих кастовых позиций… Результат такой стратегии тоже вполне предсказуем.

Alexandru
Alexandru
1 год назад
В ответ на:  Denny

Вообще, если взять Индию, то там брахманы, в силу разнообразных ограничений, которые они сами же на себя возложили, далеко не самые богатые люди. Я знаю, населенные пункты, где живут только брахманы и живут они довольно бедно. И всегда у них особое положение в обществе было связано с особыми ограничениями (мясо есть нельзя, яйца нельзя, рыбу нельзя, лук и чеснок нельзя, много есть вообще нельзя, три раза в день по часу молиться, учить наизусть тексты на малопонятном языке, соблюдать разнообразные табу и предписания). Это если именно про касты говорить.

Леонид Коганов
Леонид Коганов
1 год назад
В ответ на:  Alexandru

Да, знаменитый Сриниваза Айенгар Рамануджан загнулся от именно этого (переступить не мог и не хотел) в сыром лондонском климате. Очень жаль, дарил миру замечательные фантастические формулы.
Л.К.
Некоторые из них переделывал и обобщал профессор питерского университета Василий Августович Кречмар, погибший от голода в Блокаду. Грустные истории.
К.

Alexandru
Alexandru
1 год назад
В ответ на:  Леонид Коганов

На мой взгляд, соблюдение обычаев предков достойно уважения и именно поэтому Индия, сотканная из десятков непохожих народов, идет вперед. Самые упорные из брахманов даже изображениям богов не поклоняются, так как это греческое нововведение (времен Александра Македонского), а сжигают свои зерновые и маслянные жертвы в огне (считается, что огонь может передавать жертвы по назначению), а потом — сжигают и сам жертвенник (долой идолопоклонство))), как лет так 5000 назад. Выглядит очень внушительно. Короче, что я хотел сказать: каста, чтоб пользоваться уважением в обществе, должна себя ограничивать и за собой следить. Иначе это не каста, а просто банда.

Denny
Denny
1 год назад
В ответ на:  Alexandru

Разумеется, я использую понятие «каста» в расширительном смысле. Сам тезис «ученые — особая каста» не имеет прямого отношения к классическим кастам в Индии.

res
res
1 год назад
В ответ на:  Denny

У нас все время происходит путаница с определением РАН. РАН ИМХО это далеко не её члены, это в первую очередь уникальная система академических институтов, некоторые из которых представляют собой национальное достояние. В свое время ВПК по всем более менее сложным вопросам обращался в АН СССР, поскольку своих выучки и школы не хватало.

Denny
Denny
1 год назад
В ответ на:  res

Как раз последние годы показали, что РАН в смысле членов совсем не то, что система институтов. Система институтов прекрасно обходится без членов РАН. Многие из них, разумеется, работают в институтах и довольно эффективно. Но для этого совершенно не важно их членство.

Институтам только на пользу идет то, что они стали работать сами, а не под крышей касты важных членов.

res
res
1 год назад
В ответ на:  Denny

Без крыши не бывает )) Она просто стала другой, и не факт, что более эффективной (?)

Alex
Alex
1 год назад
В ответ на:  Denny

Кастовость — это ещё и честь мундира.

Denny
Denny
1 год назад
В ответ на:  Alex

Чаще всего это проявляется в виде защиты «чести мундира» путем покрывания грешков членов касты всеми способами.

eugen
eugen
2 месяцев(-а) назад
В ответ на:  Denny

мне кажется, что для академического сообщества более адекватно определение — цех. Сообщество профессионалов само определяет кого принять в цех, а кого не стоит. Если такое сообщество защищено от разрушения профанами, то других привилегий и не требуется. Такое сообщество справляется само с вопросами нарушения цеховой этики, через механизм репутаций.

Old_Scientist
Old_Scientist
1 год назад

В каждом научном институте и в каждом ВУЗе есть правящая каста. Это дирекция и прочий АУП (административно-управленческий персонал). Это настоящие хозяева, которые могут, в принципе, сократить всех научных сотрудников института, но сами останутся и будет считаться, что институт существует. Потому что есть директор, бухгалтерия, и гербовая печать.

Denny
Denny
1 год назад
В ответ на:  Old_Scientist

Тиранов делают рабы, а вовсе не наоборот. Правящая каста есть в тех заведениях, где у основной массы сотрудников холуйский менталитет.

Denny
Denny
1 год назад
В ответ на:  Old_Scientist

Так было во времена, когда институтами правила академическая каста. А сейчас в институтах ситуация меняется. Министерству плевать на эти касты. Оно требует результатов (те же ку1). И без сильных сотрудников этого не сделать. Бухгалтерии и гербовой печати недостаточно.

Самовластие сохраняется там, где правят члены той или иной касты. Классический пример — Ковальчук. Еще ряд особых университетов. Они вне конкурентного поля.

Old_Scientist
Old_Scientist
1 год назад
В ответ на:  Denny

Министерство требует публикаций от дирекции, а дирекция требует публикаций от научных сотрудников, которые оказываются крайними. Как они будут проводить исследования, никого не интересует. Особенно тяжело экспериментаторам, у которых большие расходы. Где они возьмут деньги, начальству не интересно. В идеале директор должен ходить по лабораториям и спрашивать, чем дирекция может помочь. Таких идеальных директоров не существует.

Denny
Denny
1 год назад
В ответ на:  Old_Scientist

Это давно устаревшее мнение. С тех пор, как появились крупные проекты (которые невозможно организовать и поднять на уровне одной лаборатории) этим активно занимаются именно на уровне дирекций. В каждой крупной программе десятки и сотни организаций-претендентов. Эти деньги главным образом добываются именно для закупки оборудования и развития исследовательской инфраструктуры. В тех конторах, которые не под крышей членов касты (то есть деньги не сыплются с неба) именно ходят по лабораториям, собирают команды, находят партнеров, в том числе в бизнесе, организуют закупки и пр. Одними РФФИ и РНФ институт просто не выживет.

Vlad
Vlad
7 месяцев(-а) назад
В ответ на:  Denny

Коллеги, в связи c моей работой, попал на ваш сайт — требовалась информация по следующей проблеме: наткнулся на несколько одинаковых статей с одним автором и одинаковым содержанием. Всегда казалось, что делать такие вещи в науке не этично по следующим основаниям: 1) Автор получает дивиденды ни за что — усилия он приложил один раз, а в списке его печатных трудов появятся две публикации. А в некоторых организациях за каждую публикацию еще и премию платят. 2) Автор дважды «продает свой товар» читателю из-за чего у последнего возникают проблемы. Нашел нужную по тематике статью, прочел, сделал выписки. А потом, спустя энное количество времени снова натыкается на такую же статью. Читает и чувствует — где-то это уже было… А дальше, начинается непродуктивная трата времени — где было, у кого было, кто у кого украл, может это я неправильно запомнил … и т. д. Тратятся силы и время на ненужную, в сущности проверку. Тем более, что иногда ситуация усугубляется тем, автор меняет название или порядок слов в названии статьи, оставляя текст прежним. Тут уже сами, понимаете, что будет у того, кто захочет эту статью как-то использовать. 3) Такая практика в условиях порождает горы информационного мусора. и осложняет поиск качественной информации. Да, журнал имеет право сделать перепечатку хорошей статьи. И автор имеет право заново издать работу (хотя аналогия с литературой, тут, кажется, не всегда работает — издается завершенное произведение (хотя переработки, притом иногда не однократные, не исключены), а научная мысль должна постоянно развиваться — статьи должны дополняться и перерабатываться). Но при переиздании книги указывается: издание 2-е (3, 4, 5 — неважно) стереотипное. Или: переработанное и дополненное. Видимо что-то подобное должно быть и со статьями: перепечатываешь, будь добр указать источник, откуда взято. Но, как оказалось, есть люди, убежденные что публиковать одну и ту же статью в разных журналах можно и нужно. Тут, конечно, нужна нормальная дискуссия,… Подробнее »

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (3 оценок, среднее: 3,33 из 5)
Загрузка...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: