В поисках запретных земель в Центральной Азии

Лев Боркин, руководитель Центра гималайских научных исследований Санкт-Петербургского союза ученых
Лев Боркин

Н. М. Пржевальский и великолепная пятерка

Недавно (в 2018 году) в известном голландском издательстве Brill (Лейден — Бостон) в серии «Библиотека Евразийских исследований» (Eurasian Studies Library, vol. 10) вышла книга Александра Андреева, Михаила Басханова и Татьяны Юсуповой “The Quest for Forbidden Lands. Nikolai Przhevalskii and his followers on Inner Asian tracks”. Книга объемом в 412 страниц состоит из большого исторического введения-обзора и шести глав, посвященных Н. М. Пржевальскому, М. В. Певцову, В. И. Роборовскому, П. К. Козлову, Б. Л. Громбчевскому и Г. Е. Грумм-Гржимайло1.

Тема для нашей истории и географии не новая. Поиск дороги к неведомым, но желанным землям в Азии, будь то райское Беловодье или богатая драгоценными камнями Индия, веками толкал русских людей на восток. В XVII веке Московия направляла дипломатические миссии в Китай. В XVIII столетии в Санкт-Петербурге появились научные публикации о загадочном Тибете и Гималаях и об удивительном учении Будды. Стараниями академика П. С. Палласа (1741–1811) и других ученых были заложены основы для создания тибетской коллекции в Императорской Академии наук, для формирования будущих наук тибетологии и буддологии. В XIX столетии окончательно оформилось геополитическое понимание важности сухопутного пути из России в Индию через Тибет и Гималаи, поскольку южные подходы с моря находились под контролем Великобритании.

The Quest for Forbidden Lands: Nikolai Przhevalskii and his Followers on Inner Asian Tracks by Alexandre I. Andreyev, Mikhail Baskhanov and Tatyana YusupovaН. М. Пржевальский (1839–1888) и другие отважные российские путешественники открыли в Центральной Азии неизвестный ранее европейцам мир огромных жарких пустынь и величественных снежных гор, а также различных народов, живущих среди этой суровой природы. Благодаря многочисленным экспедициям, организованным Императорским Русским географическим обществом (ИРГО) при поддержке со стороны военного ведомства, удалось заполнить многочисленные «белые пятна» на карте бескрайних просторов Азии.

Центральноазиатские путешествия составили неувядаемую славу нашей стране и ее науке, навсегда вошли в ее богатую историю. О Н. М. Пржевальском и его последователях написано множество самых разных книг, а их живописные описания своих экспедиций вошли в золотой фонд нашей географической литературы и переиздаются вплоть до наших дней. Мало кто с юных лет не слышал о нелегких странствиях и опасных приключениях, выпавших на долю неутомимых путешественников.

Казалось бы, что еще нового можно написать в наши дни об их героических усилиях? Тем не менее интерес к российским экспедициям в Центральной Азии в последние десятилетия лишь растет, причем не только у нас, но и за рубежом. Во многом это связано с новым переосмыслением значения этих экспедиций в контексте мирового изучения внутренних регионов Азии. В советское время главное внимание уделялось разнообразным научным открытиям, сделанным в ходе экспедиций в области географии, геологии, зоологии, ботаники, этнографии и т. д., а также проблеме приоритета российских путешественников. В научно-популярной и художественной литературе сами путешествия и их легендарные герои восторженно (и заслуженно) подавались в романтическом флёре и с патриотическим оформлением. Однако кое-что замалчивалось по политическим или идеологическим причинам.

В период перестройки и на постсоветском пространстве отношение к этим путешественникам резко изменилось от положительного к негативному, особенно в Средней Азии, что подогревалось местными националистами. Я наблюдал это в Кыргызской Республике в первые годы ее независимости (сейчас ситуация здесь изменилась в пристойную сторону). Н. М. Пржевальского и его последователей стали считать русскими империалистами2, злобными проводниками русского колониализма на Востоке. Такую же оценку можно найти в западных работах. В Китае до сих пор имя Н. М. Пржевальского вызывает резко отрицательную реакцию.

С другой стороны, российские историки получили доступ к закрытым ранее архивам, например Министерства иностранных дел, военного ведомства. Однако до сих пор некоторые документы, написанные Н. М. Пржевальским, остаются засекреченными.

В последние десятилетия историки обращают внимание на социальные и политические аспекты организации российских экспедиций в Центральную Азию. Вскрылись интересные факты подготовки и проведения этих экспедиций, помогающие понять как их успех, так и неудачи, в том числе не всегда плодотворное влияние МИДа, военных, а в советское время спецслужб (ЧК).

В книге отмечается тесное сотрудничество в организации дальних экспедиций в Центральную Азию между Генеральным штабом и ИРГО, среди членов и руководства которого были не только ученые и путешественники, но и много офицеров. Однако такая ситуация не была уникальной. Королевское географическое общество в Лондоне также не чуралось своих связей с военными и охотно принимало в свои члены офицеров. В общем, не удивительно, что за рубежом наши экспедиции в Центральную Азию называли военно-географическими, а их цели — разведывательными. Это не отрицается и среди современных российских исследователей, которые призывают признать важную роль военных географов в истории отечественной географии. Можно напомнить, что Н. М. Пржевальский в принципе не брал в свои экспедиции гражданских лиц, считая их обузой.

Особый колорит эпохальным российским путешествиям в Центральную Азию придает их несомненное использование в ходе так называемой «Большой игры», т. е. соперничества Британской и Российской империй в Азии. Этот термин практически не использовался в советское время, но стал весьма популярным в русскоязычной литературе последних десятилетий. В основе этой долголетней и не всегда джентльменской «игры» лежали экономические (борьба за рынки) и геополитические интересы стран. Интерес к этой истории сегодня, думаю, подогревается новой большой игрой в Азии, в которой принимают участие уже не только россияне и англосаксы с обеих сторон Атлантики, но и влиятельный Китай и другие игроки.

Сбор важных сведений в области военной географии был тесно связан с развитием научных исследований более широкого плана, что с удовольствием, несмотря на трудности и усталость от походной жизни, проводили российские путешественники. В обработке полученных материалов, в изучении привезенных растений, животных, минералов и предметов по этнографии главную роль играли сотрудники Императорской Академии наук, которые опубликовали сотни статей и множество книг.

Военные географы-офицеры перед экспедицией проходили тщательную всестороннюю подготовку, консультируясь у специалистов-зоологов, ботаников или геологов. Многие из них, как Н. М. Пржевальский, достигли достаточно высокого уровня, были способны проводить самостоятельные исследования и признавались научным сообществом в качестве квалифицированных натуралистов.

Рецензируемая книга написана ведущими отечественными специалистами по истории российского изучения Центральной Азии в XIX и XX столетиях, которые много лет тщательно изучали архивные материалы в России и за рубежом. Это позволило им сформулировать современный взгляд на непростую, хотя, казалось бы, давно и широко известную историю российских экспедиций по Центральной Азии, отыскать много новых любопытных фактов.

Профессор А. И. Андреев — несомненный лидер этих исследований, автор многих статей и книг. Достаточно назвать его монографии «От Байкала до священной Лхасы» (1997), «Тибет в политике царской, советской и постсоветской России» (2006), сборник «Российские экспедиции в Центральную Азию. Организация, полевые исследования, коллекции 1870–1920-е гг.» (2013) и др. В книге, помимо обстоятельного введения, он написал очерк о Николае Михайловиче Пржевальском и его верных учениках Всеволоде Ивановиче Роборовском (1856–1910) и Петре Кузьмиче Козлове (1863–1935), последний совместно с Т. И. Юсуповой.

Проф. М. К. Басханов — известный специалист по истории российской военной географии, автор популярного биобиблиографического словаря «Русские военные востоковеды до 1917 года» (2005), ставшего незаменимым справочником, и других книг. Для рецензируемой книги он составил очерки о Михаиле Васильевиче Певцове (1843–1902), 175-летний юбилей со дня рождения которого в прошлом году остался в России почти незамеченным3, а также о Брониславе Людвиговиче Громбчевском (1855–1926). Последний — менее известный широкой публике исследователь Памира, Каракорума и окраины Тибета, гордость Польши и, пожалуй, наиболее трагическая фигура среди российских генералов от географии.

Профессору Т. И. Юсуповой, помимо совместного очерка о П. К. Козлове, принадлежит глава о Григории Ефимовиче Грумм-Гржимайло (1860–1936). В отличие от других, тот был не военным, а энтомологом, специалистом по бабочкам, которыми интересовался также великий князь Николай Михайлович (1859–1919). Т. И. Юсупова хорошо известна своим вкладом в изучение жизни и творчества П. К. Козлова4, изданием его объемистых дневников (2003, 2015) и организацией большой международной конференции «Российское изучение Центральной Азии: исторические и современные аспекты» (2014).

В книге много архивных ссылок и фотографий из архива РГО, карты путешествий, обширная библиография, указатель имен и географических названий.

Несомненно, такая книга на английском языке, написанная первоклассными историками географии с международной репутацией, будет очень полезна для зарубежного читателя, поможет развеять многие мифы и представить российские экспедиции в объективном свете. Однако жаль, что столь интересная книга, изданная в Нидерландах, вряд ли станет доступной для российских читателей и библиотек, в первую очередь из-за своей дороговизны. Может быть, удастся издать ее и по-русски?

Лев Боркин,
президент Российской ассоциации исследователей Гималаев и Тибета


1 Жаль, что в книге нет очерка о Г. Н. Потанине (1835–1920), который сыграл в изучении Центральной Азии, как полагают некоторые историки географии, не меньшую роль, чем Н. М. Пржевальский, хотя придерживался других принципов организации экспедиций и больше интересовался этнографией, включая верования и фольклор.

2 Толика правды в этом есть, но писать надо стараться объективно, исходя из исторических оценок, а не политической злобы дня. В начале 1990-х был осквернен памятник П. П. Семёнову-Тян-Шанскому при въезде на озеро Иссык-Куль. Тогда же в экспозиции мемориального музея Н. М. Пржевальского рядом с его могилой на берегу этого озера были вывешены компрометирующие цитаты и фотографии (с черепами представителей местных народов). В 1992 году город Пржевальск, названный так в 1889 году по указу царя Александра III, был вновь переименован в Каракол.

3 Боркин Л. В тени Николая Пржевальского. Полузабытый путешественник по Центральной Азии генерал-майор М. В. Певцов (1843–1902) // ТрВ-Наука №  24 (268) от 4 декабря 2018 года, с. 4.

4 Юсупова Т. И. Путешествие как образ жизни: исследователь Центральной Азии П. К. Козлов. СПб.: Нестор-История, 2016. 163 с.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (4 оценок, среднее: 3,75 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: