Проблемы академической этики и российская наука

Виталий Левин (penza-ru.livejournal.com)
Виталий Левин
(penza-ru.livejournal.com)
  1. Аннотация

Представлена развернутая рецензия «Итогового документа» I Всероссийской конференции «Проблемы качества научной работы и академический плагиат». Обозначены основные подходы к данной проблеме. Перечислены основные недостатки «Итогового документа». Проведен их детальный анализ. Отмечена актуальность создания нормативного документа по академической этике, приемлемого для всего научного сообщества.

Ключевые слова: академическая этика, плагиат, фальсификация, сомнительное авторство, борьба с нарушениями этики.

  1. Введение

26 сентября 2018 года в РГГУ (Москва) состоялась I конференция «Проблемы качества научной работы и академический плагиат». Участники конференции обсуждали важные проблемы, обозначенные в ее названии [1−3] и приняли «Итоговый документ» [4], который был предложен научному сообществу для обсуждения. Этот документ воспроизведен с комментариями и историей борьбы с плагиатом в России в статье [5]. Разумеется, учитывая огромный размах академического плагиата в современной России и связанные с ним риски для российской науки, данный вопрос заслуживает глубокого и всестороннего обсуждения. Однако при обсуждении необходимо иметь в виду, что в отношении к данному вопросу сегодня в России сложилось по крайней мере три различных подхода. Первый подход сформулирован общественной организацией «Диссернет» и наиболее полно изложен в «Итоговом документе» [4]. Этот подход весьма радикален, он трактует плагиат широко и требует безусловного наказания плагиатора вне зависимости от научного статуса, должности, прошлых заслуг и т. д. Его поддерживают многие ученые РАН. Второй подход сформулирован некоторыми руководителями диссертационных советов, он сводится к тому, что не всякое заимствование — плагиат, и не всякий плагиат, иное нарушение закона или академической этики заслуживает наказания. Этот подход и поддерживает большинство руководителей и членов диссертационных советов, а также, по-видимому, руководители российских вузов. Третий подход характерен для административных руководителей высшего звена: руководства ВАК, Минобрнауки и т. д. Их позиция проста: плагиат, конечно, зло, и с ним надо бороться, за исключением случаев, когда плагиатор (нарушитель) — важное для государства лицо, которое должно быть защищено любыми способами.

В данной статье обсуждается первый подход к академическому плагиату и другим нарушениям академической этики, который, по нашему мнению, в большей степени соответствует принципам правового государства. За основу обсуждения взяты материалы публикаций [4, 5], наиболее полно отражающие этот подход. При этом основное внимание уделено анализу недостатков излагающего этот подход «Итогового документа» [4], которые не позволяют использовать его на практике.

  1. Общие положения

Большинство положений, высказанных в «Итоговом документе» в рамках первого подхода к академическому плагиату и другим нарушениям академической этики, представляются разумными, могущими составить основу окончательного документа типа декларации об академической этике. Однако есть положения, с содержанием или формой которых трудно согласиться. Эти положения должны быть предварительно обсуждены и, если потребуется, исправлены. Начнем обсуждение с некоторых общих положений, содержащихся в разделе «Преамбула» «Итогового документа» [4, 5].

  1. «Фальсификация научных исследований, производство фальшивых диссертаций и публикация научных статей, содержащих плагиат, в России приняли угрожающие размеры, разрушая национальную систему академической аттестации и дискредитируя российскую научную периодику. С 2013 года выявлено около 8000 диссертаций и 5000 научных статей с плагиатом, вскрыты „диссеродельные фабрики“ — диссертационные советы, на счету которых по несколько сотен фальшивых диссертаций, найдены „мусорные журналы“, опубликовавшие десятки статей с плагиатом».

Сказанное, конечно, правда, но лишь небольшая часть всей правды, отражающая только результаты работы организации «Диссернет» за 2013−2018 годы. А вся правда заключается в том, что в настоящее время в России имеются, согласно оценкам [6], не 8000, а десятки тысяч защищенных диссертаций с плагиатом и другими нарушениями академической этики. При этом ежегодно к этой цифре добавляется несколько тысяч новых некондиционных диссертаций. Сходное положение существует со статьями, содержащими плагиат и другие нарушения академической этики. В таких условиях, даже при наличии уникальной организации по выявлению нарушений «Диссернет», положение в российской науке будет катастрофически быстро ухудшаться. И если мы хотим сохранить эту науку, нужно выбрать принципиально другой, чем сегодня, более эффективный способ управления ею, с широким участием научного сообщества.

  1. «Плагиат в науке отличается от плагиата в литературе и искусстве, и для его осмысления требуется ввести новое понятие академического плагиата. Его совершают не для коммерческой эксплуатации чужого произведения, а для повышения статуса в научном сообществе путем фальсификации учебных, исследовательских и квалификационных работ. Его аналогом является не кража, а подлог. Его общественный вред заключается не только в нарушении авторских прав, но и — в большей степени — в подрыве института научной репутации, компрометации ученых степеней и званий. Поскольку часто плагиат сопровождается образованием сетей коллективной фальсификации, объединенных корыстными интересами, его следует считать специфической формой академической коррупции».

С утверждениями, содержащимися в приведенном выше п. 2, трудно согласиться. Прежде всего универсальное понятие плагиата введено уже давно как выдача чужого произведения, идей, слов и т. д. за свои собственные (иначе говоря, кража чужого произведения, идеи, слов и т. д.) [6−8]. Далее, говоря о плагиате в литературе, искусстве и науке (академическом плагиате), авторы «Итогового документа» [4, 5] описывают хорошо известную классификацию давно введенного универсального понятия плагиата по областям его применения, но не вводят никакого нового понятия академического плагиата. Последнее хорошо известно как частный случай универсального понятия плагиата, относящийся к конкретной области его применения — науке. И звучит оно так: академический плагиат — это выдача чужого научного произведения, идеи, слов, и т. д. за свои собственные (т.е. кража чужого научного произведения, идеи, слов и т. д.). Если авторы «Итогового документа» [4, 5] действительно хотели ввести новое понятие академического плагиата, они, во-первых, должны были найти новый термин для этого понятия, а не использовать уже занятый термин «плагиат», и, во-вторых, дать определение введенного нового понятия. Однако ни того, ни другого в «Итоговом документе» нет. А приводимые в нем характеризации нового понятия по его цели (повышение статуса в научном сообществе) и последствиям (подрыв института научной репутации, компрометация ученых степеней и званий) не заменяют его определения. Далее, утверждение, что «плагиат в науке отличается от плагиата в литературе и искусстве» тем, что «его совершают не для коммерческой эксплуатации чужого произведения, а для повышения статуса в научном сообществе», ошибочно. На самом деле плагиаторы в науке, как и их собратья в литературе и искусстве, повышая с помощью плагиата свой статус в своем профессиональном сообществе, одновременно с удовольствием обогащаются. Например, научные руководители, срабатывая плагиатпубликации для своих аспирантов, охотно взимают с них плату. Также ошибочно утверждение, что «аналогом плагиата является не кража, а подлог». Оно противоречит общепринятому определению плагиата как выдаче чужого произведения за свое собственное, т. е. краже [6−8]. Совершивший подлог совершает другое преступление — выдает подделанные результаты исследований за подлинные. Едва ли верно и утверждение, что «плагиат следует считать специфической формой академической коррупции». Ибо далеко не всегда плагиат производится организованными преступными академическими группировками — в значительно больших объемах его производят тысячи одиночных академумельцев.

  1. Положения, связанные с академическим плагиатом и научным подлогом

Обсудим теперь некоторые положения, содержащиеся в разделе «Академический плагиат, использование неавторских текстов как авторских и научный подлог» «Итогового документа» [4, 5].

  1. «Академический (научный) плагиат по своей сути не тождественен плагиату как уголовно наказуемому деянию, ответственность за которое установлена ст. 146 УК РФ, или плагиату как нарушению авторских прав, ответственность за которое установлена положениями гражданского законодательства, и совпадает с этими понятиями лишь отчасти. Так, установление факта плагиата в первых двух случаях относится к исключительной компетенции суда, а наличие академического плагиата определяется исходя из логически непротиворечивой аргументации и здравого смысла в рамках открытой публичной дискуссии, как это принято в академическом сообществе».

Приведенная характеризация академического плагиата столь же неудачна, как и данная в разделе «Общие положения» «Итогового документа». Только теперь академический плагиат пытаются охарактеризовать не сутью определяющего его действия (кража интеллектуальной собственности), а инстанцией, устанавливающей его наличие и наказывающей за это (суд). Хотя инстанция вытекает из сути действия, а не наоборот. Кроме того, наличие академического плагиата может быть установлено и в суде — по заявлению потерпевшего автора с использованием тех же «логически непротиворечивой аргументации и здравого смысла, в рамках открытой дискуссии». При этом именно решение суда, а не мнение академического сообщества будет иметь законную силу.

  1. «Из плагиата текста следует плагиат содержащихся в этом тексте идей и научных результатов».

Приведенное утверждение ошибочно. Оно не выполняется во всех случаях, когда автор, совершивший заимствование чужого текста, делает это не для использования содержащихся в нем идей и научных результатов, а для продвижения своих собственных идей и результатов. Например, пусть некий автор в своей статье привел текст из работы профессора, А и полностью совпадающий с ним текст из более поздней работы профессора Б и на основании этого установил факт плагиата, совершенного Б. Можем ли мы обвинить автора статьи в плагиате идей и научных результатов профессоров, А и Б только потому, что он сплагиатил (заимствовал без должного оформления) их тексты? Конечно, нет — ведь эти идеи и результаты ему абсолютно не нужны, т.к. у него собственная идея и результат: он поймал за руку профессора Б, совершившего плагиат.

  1. «Под статьей с сомнительным авторством понимается: а) полная или частичная републикация текста соавторов, часть из которых не указана в качестве авторов нового текста; б) републикация статьи нескольких соавторов, к которым присоединились иные лица, не внесшие своего вклада (в виде нового текста) в статью».

Приведенное положение в некоторых случаях действительно может свидетельствовать о покупном или подаренном соавторстве, т. е. действиях, нарушающих академическую этику. Однако это далеко не всегда так. Например, кто-то из соавторов может по личным причинам сам отказаться от авторства (случай а)) или соавторы при републикации своей статьи могут включить в качестве соавтора Новое лицо, оказавшее им на этом этапе творческую помощь (случай б)). Научные журналы не в состоянии разбираться в деталях межавторских взаимоотношений. Поэтому в большинстве случаев они публикуют хорошие статьи, не обращая внимания на списки авторов, т. е. действуют по принципу успешной конкуренции с другими журналами. Поэтому данное положение «Итогового документа» не имеет практического смысла.

  1. «Под множественной публикацией статьи (тиражированием, самоплагиатом, автоплагиатом) понимается перепечатка автором (авторами) собственных работ, не оправданная какими-либо объективными причинами (внесение изменений в текст статьи, перевод на другой язык, обращение к иной читательской аудитории, включение текста статьи в тематическую подборку или антологию) и без указания источника первоначальной публикации».

Данное положение вызывает множество возражений. Во-первых, согласно нормам авторского права РФ, автор имеет право на обнародование своего произведения, при этом число публикаций, обеспечивающих это обнародование, никак не обговаривается. Таким образом, автор имеет право на опубликование своего произведения любое число раз. Всякие попытки ограничить его в этом нарушают его права и могут быть обжалованы в суде. Во-вторых, предлагаемые термины — тиражирование, самоплагиат, автоплагиат — искажают суть явления и потому неприемлемы. Так, термин «тиражирование» относится лишь к изготовлению не различимых между собой копий одной и той же статьи. В то время как при перепечатке статьи в другом журнале, получается новая статья, отличающаяся от исходной, по крайней мере, новым редактированием и оформлением по правилам другого журнала. Что касается терминов «самоплагиат» и «автоплагиат», то они и вовсе абсурдны: в переводе на русский язык они означают кражу у самого себя, что представляется невозможным. Правда, ходят слухи, что одному крупному российскому бизнесмену однажды это удалось. Однако источники этих слухов не заслуживают доверия. В-третьих, поскольку авторы обладают безусловным правом на повторную публикацию своих научных работ (см. выше), они не обязаны «оправдываться какими-либо объективными причинами», подобно тому, как не оправдываются писатели при многократных переизданиях своих книг. В-четвертых, существуют объективные причины, заставляющие научных работников и преподавателей вузов совершать кратные публикации. Для тех из них, кто всерьез занимается наукой (таких явное меньшинство), этой причиной является невозможность довести свои научные результаты до читателей с помощью однократной публикации из-за крайне небольших тиражей наших научных журналов. Для тех же, кто занимается наукой по необходимости — защита диссертаций, участие в конкурсе на замещение должности и т. д. (таких абсолютное большинство) — эта причина заключается в низкой квалификации и отсутствии новых научных идей у авторов, позволяющих делать каждую статью полностью оригинальной, не повторяющей предыдущие статьи авторов. В-пятых, существуют «хищные журналы», которые перепечатывают лучшие статьи из других журналов без согласия их авторов и даже без их уведомления о состоявшейся публикации. Борьба против таких повторных публикаций приведет к наказанию ни в чем не повинных авторов.

  1. Положения, связанные с этической политикой научных журналов

Рассмотрим некоторые положения из раздела «Этическая политика научных журналов» «Итогового документа» [4, 5].

  1. «Для журналов, претендующих на статус научных, мы считаем неприемлемой следующую практику: наличие членов редколлегии/редсовета, имеющих отношение к необоснованному присуждению ученых степеней или к созданию некорректных публикаций».

Данное положение сформулировано некорректно и не пригодно для использования на практике. Во-первых, не определено точно понятие «имеющий отношение». Во-вторых, не раскрыт смысл термина «некорректная публикация». В-третьих, не указано, кто и как должен определять необоснованность присуждения ученой степени и некорректность публикации.

  1. «Неприемлема практика публикация статей с плагиатом». В этом положении не указано, кто и как должен определять наличие в статьях плагиата. Поэтому его практическое использование невозможно.

  2. «Неприемлема практика тиражирования множественных публикаций». В этом положении плохо продумала содержательная сторона дела. Когда научный журнал отказывается от повторной публикации слабой статьи, он и его читатели ничего не теряют. Когда же журнал отказывается от повторной публикации сильной статьи с новыми научными результатами, он теряет импакт-фактор, а его читатели — возможность ознакомиться с этими результатами и продвинуться в своих исследованиях. Ну, а если журнал не хочет публиковать статью, содержащую возможное открытие, только потому, что это повторная публикация, он наносит большой вред науке. Продвинутые редакторы журналов знают все это и принимают решение о публикации той или иной части статьи, исходя из прагматических соображений.

  3. «Неприемлема практика публикации статей с сомнительным авторством». Как уже говорилось выше (§ 3, п.3), научные журналы не в состоянии отслеживать ситуацию с подлинностью авторского коллектива. Их задача — выявление и публикация сильных статей с новыми научными результатами. Слежка за возможными нарушениями авторства — это задача самих авторов, правоохранительных органов и отдельных бдительных, помогающих им академических работников.

  4. «Редакции не должны ограничиваться автоматизированной проверкой на плагиат как для принятия статьи к публикации, так и для отказа в нем. Практика чисто автоматической проверки без участия экспертов вынуждает авторов, которые добросовестно оформляют все заимствования, вносить изменения в свои работы, отказываясь от правомерных заимствований».

Это положение справедливо. Однако оно упускает из виду важнейшее обстоятельство: именно автоматическая проверка на плагиат с помощью компьютеров позволяет авторам-плагиатчикам, хорошо владеющим информационными технологиями, практически полностью маскировать свои тексты, содержащие плагиат.

  1. Положения, связанные с оценкой заимствований в диссертациях в рамках действующего законодательства

Проанализируем несколько положений из раздела «Оценка заимствований в диссертациях в рамках действующего законодательства» «Итогового документа» [4, 5].

  1. «Оценка заимствований в диссертации не может зависеть от того, в какой части диссертации (введение, обзор, основная часть, заключение) обнаружен плагиат (неавторский текст, выдаваемый за авторский)».

С этим утверждением трудно согласиться. Академический плагиат — это, в первую очередь, присвоение чужих научных результатов, идей и т. д., а не чужих текстов. Но эти результаты и идеи содержатся обычно в основной части диссертации, а не в ее введении, обзоре или заключении. Поэтому на практике оценка заимствований в диссертации неизбежно зависит от того, в какой части диссертации обнаружено заимствование текста.

  1. «Оценка заимствований в диссертации не может зависеть от того, установлен ли автор заимствованного фрагмента или речь идет о фрагменте, который, в свою очередь, мог быть заимствован у третьего лица».

Данное утверждение ошибочно. Действительно, если предполагаемый «подлинный» автор некоторого фрагмента в диссертации не установлен, его автором, в соответствии с принципом презумпции невиновности, должен быть признан сам автор диссертации. И на этом проблема возможного плагиата окончена.

  1. «Наличие у диссертации каких-либо иных достоинств не может устранить дефект, связанный с нарушением любого из установленных в соответствии с законом требований».

Здесь составителей «Итогового документа» [4, 5] явно подвело отсутствие чувства меры. Действительно, представим себе диссертацию, содержащую признанное открытие, в которой в то же время обнаружены неточности в библиографических данных (неверно указан год издания или издательство или страница и т. д.). Стоит ли в этом случае придираться к автору диссертации в связи с обнаруженными в ней дефектами или просто попросить его исправить дефекты и выразить благодарность за открытие? Ответ очевиден.

  1. Предложения авторов «Итогового документа»

Некоторые из этих предложений вызывают возражения. Вот они.

  1. «Лица, имеющие (имевшие) отношение к академическому плагиату, не должны допускаться к преподаванию, присуждению и лишению ученых степеней».

Данное предложение неработоспособно. Во-первых, не определено понятие «лица, имеющие отношение к академическому плагиату». Во-вторых, непонятно, кто именно наделен правом идентифицировать таких лиц. В-третьих, для недопущения к преподаванию лицо должно быть уволено с преподавательской должности, а для этого сначала надо доказать низкое качество его работы. В-четвертых, для недопущения к присуждению и лишению ученых степеней лицо должно быть выведено из состава диссовета, а для этого председатель совета должен обратиться в ВАК с предложениями об изменении состава совета и т. д.

  1. «Множественная публикация статей должна влечь за собой публичное порицание, а созданные таким образом публикации — исключаться из всех учетных баз данных».

Это предложение неприемлемо. Согласно российскому законодательству об авторском праве автор имеет право на обнародование своего произведения путем его опубликования никак не оговариваемое число раз (см. § 3). Таким образом, данное предложение фактически нарушает законные права авторов, более того, предлагает публично наказывать их, не имея на то достаточных оснований. Что касается предложения «исключать множественные публикации из всех учетных баз данных», то оно вызывает целый ряд неординарных мыслей. Например, исключить из всех учетных баз данных «Евгения Онегина» — ведь Александр Сергеевич Пушкин неоднократно его переиздавал, получая каждый раз немалые денежки, фактически за одну и ту же работу.

  1. «Максимальная объективность, беспристрастность и соответствие научной этике при рассмотрении заявлений о лишении ученых степеней в Президиуме ВАК может быть обеспечена путем участия в нем членов Президиума ВАК как можно более широкого круга научных специальностей».

Данное предложение сформулировано неточно. Дело не в широте круга специальностей членов Президиума ВАК, а в их порядочности. Широкий круг специальностей членов Президиума ВАК не поможет, если эти члены не принципиальны и подвержены внешнему влиянию. Именно такая ситуация в Президиуме ВАК в августе 2017 года привела к позорному решению сохранить степень доктора наук Министру культуры РФ В.Р. Мединскому.

  1. Заключение

Борьба с плагиатом и другими нарушениями академической этики (фальсификация, подлог, фиктивное авторство и т. д.) является важной и актуальной задачей российской науки. Для того чтобы добиться успеха в этой борьбе, российское научное сообщество должно консолидироваться и выступать как единое целое. Консолидация станет возможной, когда удастся создать некоторый нормативный документ об академической этике, приемлемый для подавляющего большинства научных работников. В ожидании этого момента необходимо постоянное обсуждение всех имеющихся в этой области предложений и учет всех имеющихся точек зрения.

В. И. Левин,
докт. техн. наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ,
Пензенский государственный технологический университет

  1. Список использованной литературы

  1. dissernet.org/publications/ivgi_rggu26.09.2018_itxt.htm

  2. dissernet.org/publications/ivgi_rggu26.09.2018_ittxt.htm

  3. dissernet.org/publications/ivgi_rggu26.09.2018_iii.htm

  4. dissernet.org/publications/ivgi_rggu26.09.2018_itog.htm

  5. Заякин А. К итоговому документу Международной научно-практической конференции «Проблемы качества научной работы и академический плагиат» // ТрВ-Наука № 22 (266). 6.11.2018.

  6. Ожегов С.И. Словарь русского языка. — М. 1984.

  7. Словарь иностранных слов. — М. 1989.

  8. Hornby A.S. Oxford Advanced Learner’s Dictionary of Current English. — Oxford. 1988.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
7 Цепочка комментария
24 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
11 Авторы комментариев
Просто комментарийАлександр ДенисенкоПросто комментарийЛеонид КогановБорис М. Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Marina Burova
Marina Burova

Плагиат -- это не кража. Кража -- отъём, изъятие чужого имущества. Заимствованные тексты (а это только один из видов плагиата) у их авторов при unacceptable borrowing practices, т. е. без должной атрибуции, не изымаются. Что и у кого крадется при ghost сitation? Вот здесь про этимологию «Historically, Timae attributed the term plagiarism to Empedocles (circa 490−430 BC). At that time the Greek word plagios, which denotes obliquity, already had the sense of being «morally crooked, practicing double-talk.» (Conversely, in contemporary English usage, the expression «a straight arrow» indicates moral qualities.) Nevertheless, many investigators and many current English dictionaries contend that the term plagiarism comes =from the Latin plagiarius, meaning kidnapper=. However, in classical Latin,… Подробнее »

Владимир Аксайский
Владимир Аксайский

Логика плагиата

Жизнь заставляет быть Творцом —
Или им казаться —
Или не выжить —
Здесь и сейчас —
Надо в этом признаться —
Ь.

Леонид Коганов
Леонид Коганов

Предлагаю спорить, Коллеги, не об, имхо, так называемом «филоложестве», а о сути.
Сутью плагиата является имитация, в данном конкретном случае, имитация научной деятельности.
Определения понятия которой за пределами научного сообщества полагаю совершенно невозможным (редукцию дефиниции к дурной бесконечности методом переливания из пустого в порожнее отметаю на корню).
Л.К.
Давайте спорить не по форме, а по существу!
К.

В.П.
В.П.

В очередной раз обнаруживаю, что повторная публикация тех же результатов многими не считается предосудительной. Сравнение с литературным творчеством здесь вообще неуместно.

Denny
Denny

Повторная публикация результатов не есть грех. Грех, если повторная публикация подается как новые результаты, то есть без ссылки на оригинальную работу.

В.П.
В.П.

Сообщать во введении о своих предыдущих результатах по теме вообще правило хорошего тона. В монографиях и учебниках можно пересказывать свои результаты сколько угодно (нужно только чтобы учебники и монографии кто-то издавал). Возможность перепечатки или распространение электронной версии статьи регулируется договором с издательством, издающим журнал, в котором опубликована статья. В то время как из контекста «итогового документа» и заметки ясно, что речь идёт о повторном изложении тех же результатов в новой статье того же автора. Мне трудно себе представить, чтобы нормальный математический журнал принял к публикации необзорную, а оригинальную статью, в которой указано, что все результаты уже опубликованы в другой статье. Могу допустить, что возможна повторная публикация статьи, если первая версия опубликована в каком-то нереферируемом журнале. Нереферируемый журнал можно считать просто сборником… Подробнее »

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев

>Мне трудно себе представить, чтобы нормальный математический журнал принял к публикации необзорную, а оригинальную статью, в которой указано, что все результаты уже опубликованы в другой статье.

Кстати, как вы думаете, может ли нормальный англоязычный журнал принять статью, о которой известно, что она публиковалась только на русском, но статья хорошая?

В.П.
В.П.

Думаю, что если есть реферат в MathRev. то не примут. Можно положить перевод в архив и/или выступить на конференции и опубликовать перевод в материалах. Иногда бывают сборные «монографии» по теме и переводы своих работ публикуют в них. В 90х т целые тома русскоязычных журналов переводились и публиковались повторно таким образом. Лучше всего конечно написать продолжение и в там изложить результаты предшествующей статьи, даже с ключевыми доказательствами.

n11
n11

Публикация результатов ранее опубликованных в тезисах конференции в журнале — абсолютно нормальная практика во всем мире. При этом многие журналы требуют в явной форме указать, что результаты ранее были опубликованы, а зачастую требуют, чтобы статья была расширенной версией (часто требуется явно указать, что добавлено по сравнению с публикацией в сборнике тезисов)

Борис М.
Борис М.

Который раз слышу, что плагиат в ведении это не плагиат. Это просто бред. Даже если плагиат содержится не в основной части работы это все равно неприемлимо, и это плагиат.

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев

Я бы добавил, что в борьбе за этику неприемлемо отказываться от такого наследия человеческой мысли, как презумпция невиновности, адвокатура, состязательность суда, процессуальные нормы и др., а действовать в духе судьи Дредда, который в одном лице полицейский, судья и палач.

По крайней мере, по-моему, неприемлемо выкладывать в Интернете публичные обвинения в адрес людей, журналов или организаций, не предъявив эти обвинения сначала им частным образом и не получив с них соответствующие объяснения (потому что в любом деле возможны недоразумения и ошибки). Если такие объяснения получены, но не сочтены достаточными для снятия обвинений, они должны быть вывешены рядом с обвинениями, чтобы посетители имели возможность заслушать обе стороны.

Леонид Коганов
Леонид Коганов

Помилуйте, как любил говорить наш математический Праведник — ушедший Сендеров Валерий Анатольевич (глубоко верующий, православный), но где взять научный суд при полном практически отсутствии обычных (атрибутика типа мантий напоминает фильм с Бельмондо, когла французского разведчика / шпиона в Африке подставляют свои, но сильно коррумпированные) — ныне риторический вопрос.
Л.К.

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев

Конечно, это непростая проблема, но как-то думать в этом направлении надо, потому что иначе получается просто варварство. По крайней мере, второй абзац — дело вполне исполнимое, тогда речь идет о суде общественности.

Александр Денисенко
Александр Денисенко

Уважаемый Леонид! А как же суд по Гамбургскому счёту? И ежели на улице разруха — что ж теперь, в своём доме не мести? Ваше упоминание Сендерова само по себе доказывает возможность порядка в условиях общей разрухи. Или я недопонял Вашу мысль? Ну нету у нас судей в государстве, чо ж теперь не церемониться в науке? Все воруют и я украду? Кажется, я правда не понимаю.

Леонид Коганов
Леонид Коганов

Вы, А.В., навеняка на Западе бывали по линии Вашей Конторы, и, видимо, не единожды. И знаете, что там на западах — нормальные, а не формальные профессиональные союзы, в том числе и в отраслях наук, с рабочими конфликтными комиссиями. Чистящими на славу и во славу (науки, допустим) неких цу фон Гутенбергофф с краплеными диссерами. Без срокофф давности.
А дальше — включите «понимание», и все станет ясным. ОК?
Л.К.

Александр Денисенко
Александр Денисенко

Так значит может быть честный суд в своей пррфессии. Согласен про профсоюзы. А про Контору не понял. Нигде не состою. На Западе отдыхал. Ну раз ездил по линии олимпиад СССР при Горбачёве и при Сойфере. По разу. Но Сендеров значит немало в нашей реальности. За живой отклик спасибо.

Просто комментарий
Просто комментарий

>И если мы хотим сохранить эту науку, … …

Весь 18 век продолжался спор, кто у кого сплагиатил дифференциальное исчисление: Ньютон у Лейбница или наоборот. С обвинениями, порицаниями и оргвыводами.
Но математика от этого «плагиата», как оказалось, только выиграла.

В.П.
В.П.

Заимствование идей (в чём были взаимные подозрения Ньютона и Лейбница) — это не плагиат. И в недавнем случае, Яу по факту много сделал для популяризации результата Перельмана. Случаев именно плагиата в математике мне вообще неизвестно.

Леонид Коганов
Леонид Коганов

Гнусное, имхо, дело «Егорычев vs (ныне израильский подданный, ранее ученик по мехмату МГУ Сергея Васильевича Фомина) Фаликман Дмитрий Ихилович», Вам, уважаемый Коллега, что, вовсе не знакомо? Про то как задержали статью Фаликмана в Матзаметках более, чем на год под надуманными предлогами Вам вовсе не ведомо? Оба получили по (части) фалкерсоновской премии. А должен был, имхо, лишь последний!
И это, увы, не единичный случай.
Прошу Вас, не надо выгораживать и обелять господина Яу, проф. Сильви (я) Назар и журналист Дэвид Грубер вполне охарактеризовали Яу как «личность», пресекшую все свои прежние геометрические / шире математические заслуги. Не надо, прошу Вас убедительно, не прочтя источники, тиражировать откровенную диффамацию наподобие РЖ Мат, 2007, 7А571, стр. 39 — 40 тетради / раздела А.
Л.К.

В.П.
В.П.

Дело в том, что как раз мне статьи Егорычева и Фаликмана хорошо знакомы. Никого плагиата здесь конечно нет, не только текстуального, но и содержательного. В статьях общим является только использование билинейных форм для доказательства гипотезы о перманентах. Фаликман сам доказывает необходимую лемму, а Егорычев использует неравенство Александрова о смешанных объёмах. Что позволило ему получить более сильный результат: строгий минимум, в то время как у Фаликмана только нестрогий. Так что речь может идти только о заимствовании идеи, и подобных случаев в математике множество.

Леонид Коганов
Леонид Коганов

Коллега, я был (дважды, увы!) соавтором господина Егорычева и выступал с развернутой репликой на защите его фактически провальной докторской (куда — как «не пришей кобыле звост!» — включен более чем спорный результат, якобы по-Вашему, «более сильный»). Дело в прохождении статьи Фаликмана в Матзаметках — более, чем темное, результат Фаликмана достаточен для решения задачи Ван дер Вардена о минимуме перманента бистохастической матрицы, Лупанова, Яблонского и Сергея Стечкина уже нет в живых. Тем не менее по отзывам свидетелей, защита Егорычева в ВЦ АН была совершенно провальной, несмотря на результат «журавлевского совета», и моральный приоритет остался и остается за Д.И. Фаликманом, как и, имхо, математический профессиональный приоритет. Сожалею, что Вам не ведомы достаточно известные факты из жизни советского математического сообщества времен «борьбы с (чисто мнимым)… Подробнее »

В.П.
В.П.

Возможно эта история и имеет отношение к «борьбе с сионизмом». Но причём тут плагиат? К монографии Егорычева о производящих функциях, которая видимо соответствует основной части его диссертации, я вообще никаких морально-этических претензий не слышал.

Леонид Коганов
Леонид Коганов

При том, что рукопись Фаликмана без видимого движения находилась в тогдашних Заметках, если мне не изменяет память, с момента подачи в (можно уточнить месяц! — Л.К.) 1979 году, а вышла лишь в 1981, причем содержала полное решение указанной варденовской знаменитой проблемы (Маркус и Минк и прочие).
А егорычевский препринт института Киренского 13-М возник аки феникс из пепла в 1980 году, притом, что егорычевская проблематика была далека от смешанных дискриминантов и неравенств в духе А.Д.Александрова-Фенхеля — аки Земля от Луны.
На вопрос о рецензенте фаликмановской рукописи один из хорошо мне знакомых коллег, ну очень близких редакции Заметок, ответил (цитирую дословно): «Коганов, ты не узнаешь об этом никогда!».
Еще надо растолковывать, или, наконец, прервемся?
Л.К.

В.П.
В.П.

«Прервёмся?» — Да я бы и не начинал, если бы не Ваши странные замечания, которые основываются не на публикациях, а на каких-то личных отношениях. Каждый прочитав статьи Егорычева и Фаликмана может убедиться в том, что
1. Текстуальные совпадения отсутствуют.
2. Доказательство Егорычева основано на неравенстве Александрова про смешанные объёмы, а Фаликман его не использует и не упоминает.
3. Егорычев доказывает строгое неравенство, а Фаликман нестрогое.

Леонид Коганов
Леонид Коганов

По пункту 3 — см мой первый абзац непосредственно прешествующего коммента.
По пункту 2. Вы, коллега, путаете понятие смешанной меры по Герману Брунну — Герману Минковски (-ому) и (псевдо-) метрики (псевдо- эйнштейновской специальной сигнатуры приведенной квадратичной формы) по А.Д. Александрову — Фенхелю. Тем самым Вы впадаете, как говаривал Н.Я. Виленкин, в (математическое) вранье.
Хотите продолжить теперь? Что ж, воля, как говорится, Ваша. Но в этом случае — не обессудьте, если пострадает репутация, мое дело — предупредить.
Л.К

В.П.
В.П.

Вы правы в том, что моя репутация может пострадать. Поскольку перманенты - это тема кандидатской диссертации моей аспирантки и если я в этой теме ничего не понимаю, то это мягко говоря нехорошо. Здесь мы в неравном положении, поскольку о специалисте по комбинаторике с именем Леонид Коганов я никогда не слышал. А значит, если это конечно не псевдоним, то Ваша репутация пострадать не может.

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев
Леонид Коганов
Леонид Коганов

С этого момента, любезнейший, вы полностью потеряли для меня интерес: и как математик, и как просто человек. Вашей аспирантке, действительно, лучше сменить тему предполагаемой диссертационной работы и, имхо, как можно быстрее.
Л.К.

Просто комментарий
Просто комментарий

>Заимствование идей (в чём были взаимные подозрения Ньютона и Лейбница) — это не плагиат.
А вы бы хоть в Википедию заглянули. Лейбница обвиняли именно в «плагиате» неопубликованных (sic!) работ Ньютона.
И затравили так, что он помер в немилости.

>Случаев именно плагиата в математике мне вообще неизвестно.
Ну, к примеру, большинство западных математиков уверены, что Лобачевский сплагиатил у Бойяи.
Даже песню по этому поводу написали.
«Lobachevsky song»

В.П.
В.П.

Как преподаватель матанализа я без википедии знаю о том, что Ньютон и Лейбниц использовали настолько различные системы обозначений для производных, что их историческое наследие и теперь создаёт трудности для студентов.

Просто комментарий
Просто комментарий

>Ньютон и Лейбниц использовали настолько различные системы обозначений для производных …

Это, Лейбницу и поставили в вину, как сознательное искажение Ньютоновских обозначений для сокрытия плагиаризмов :)

По иронии истории, хотя Ньютон формально и выиграл, вы преподаете дифференциалы, а не флюксии.

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: