Процесс обучения в СПбГУ под угрозой

Павел Габрусёнок
Павел Габрусёнок
Дарья Жданович
Дарья Жданович

12 апреля 2019 года, не спросив мнения студсовета, администрация Санкт-Петербургского государственного университета издала приказ № 3773/1 «Об установлении требований к минимальной и максимальной численности обучающихся для изучения дисциплин». Согласно этому приказу, «в целях повышения качества планирования» число студентов, необходимое для открытия элективной дисциплины, устанавливается равным десяти по всему университету.

Несмотря на, казалось бы, благую цель приказа и рациональность самой идеи, его издание вызвало массовый протест среди обучающихся. Под требованием отмены приказа подписались более трех тысяч студентов с 12 факультетов (для сравнения, в этом году на бюджетных местах обучалось около 12 тыс. студентов). Студенческий совет СПбГУ выступает за отмену приказа и предлагает администрации совместно придумать какую-либо альтернативу. Промежуточным итогом стала приостановка приказа 3773/1 до выхода «приказа, его разъясняющего». Однако с появлением проекта разъяснений недовольство студенчества возросло настолько, что было решено «вынести сор из избы» и искать поддержку вне стен университета. Что же именно возмущает студентов и почему они считают приказ № 3773/1 губительным для СПбГУ?

Сильнее всего приказ затрагивает образовательные программы, на которых специализация осуществляется в небольших учебных группах (менее десяти человек), что является нормой для естественнонаучных факультетов: физфака, биофака, Института химии, Института наук о Земле и т. д. Среди гуманитарных факультетов пострадают филфак, политфак, Институт истории и прочие. Неудивительно, что именно эти студенты протестуют наиболее активно.

Оценим масштаб проблемы на примере физического факультета. В конце второго курса бакалавриата студенты выбирают, на какой из 17 кафедр продолжить обучение. Выбирают формально не кафедры, а «блоки дисциплин по выбору», то есть все кафедральные курсы считаются элективными — на них приказ действует. В 2018 году на первый курс физфака поступило сто человек. Предположим, все они доживают до третьего курса и делают свой выбор идеально — по десять человек на один блок дисциплин. Получается, в лучшем случае десять кафедр из 17 смогут взять к себе студентов. Остальные «непопулярные» кафедры останутся без студентов, а студенты, как нетрудно догадаться, без кафедр и дисциплин, которые они планировали изучать. Ситуация усугубляется тем, что заранее не известно, какие дисциплины окажутся популярными к моменту распределения на третьем курсе.

Необходимость приказа, по словам администрации, обусловлена «повышением эффективности финансово-хозяйственной деятельности». На закономерный вопрос, будут ли студенты заниматься наукой в СПбГУ, или всё теперь ограничивается «финансово-хозяйственной деятельностью», нам отвечают: «Наукой можно заниматься не на элективах, а в рамках самостоятельной работы».

Кафедры, которым перекроют приток студентов, вскоре останутся и без преподавателей — возможность стать научным сотрудником и переждать сезон «засухи», пока однажды не появится десять желающих изучать дисциплину, администрация вуза не предоставляет. Но ведь университет — это не только образовательное, но и научное учреждение. Сокращение сотрудников, которые проводят научные исследования и приобщают к этому студентов, приведет к снижению значимости СПбГУ как известного исследовательского центра. При этом сокращение профессорско-преподавательского состава не побочные последствия приказа, а его реальная цель, чего не отрицают представители администрации университета.

И проблема даже не в том, что администрация стремится к заветному соотношению «12 студентов на одного преподавателя», установленному правительством, а в том, как она это делает. Сейчас средний по СПбГУ показатель составляет 6,5 студента на одного преподавателя. Об увеличении числителя даже речи не идет — за последние десять лет прием на первый курс физфака непрерывно сокращался: в 2007 году выделялось 235 мест, сейчас 100. Проходной балл ЕГЭ при этом, конечно, вырос, место СПбГУ в соответствующих рейтингах поднялось, но стоил ли результат таких жертв? Это общая тенденция для всех естественнонаучных факультетов: снижается число мест в бакалавриате, но повышается — в магистратуре. Однако прием в магистратуру того же физфака не вырос, а упал в 1,6 раза в сравнении с 2009 годом; на биофаке снижение составило порядка 10%. Бакалаврам из других вузов тяжело приспособиться к местной магистратуре, ведь обучение на кафедре («блоке дисциплин») начинается уже на третьем курсе. В целом нынешний СПбГУ выделяет порядка 2000 бюджетных мест для поступающих на первый курс, уступая Политеху с 2700 мест и приближаясь к ЛЭТИ (1800), Горному университету и ИТМО (по 1500).

Что касается знаменателя в соотношении 12:1 — приказ обеспечит требуемое сокращение наиболее топорным образом. Вместо того чтобы спросить мнение студенческого и ученого советов, т. е. представителей студентов и преподавателей, от каких дисциплин действительно можно отказаться, ректорат вводит критерий «популярность» — и без раздумий и сожалений выкидывает все дисциплины, которые ему не удовлетворяют. Если десять человек хотят заниматься ядерной физикой, значит, она популярна; девять человек — уже нет. Но на физфаке в принципе не набирается десять человек на одно направление, разве что в исключительных случаях. В основном на кафедрах по три — восемь студентов одного года обучения, что согласуется с урезанным до ста мест приемом. Означает ли это, что весь физфак «непопулярный»?

Забудем про число десять — предположим, его заменяют на пять. Но разве плохо, если в этом году четыре человека захотят заниматься физикой твердого тела? Это повод перекинуть их к статфизикам или радиофизикам, у которых по пять человек набралось? На наш взгляд, совершенно нормально, если в какой-то момент в группе остается и два человека — раз они хотят стать специалистами в интересной им области, то зачем этому мешать? Опыт показывает, что даже два хороших узких специалиста могут быть остро востребованы на рынке труда — зачем придумывать искусственное ограничение «либо больше пяти, либо ни одного»?

Теперь, когда понятна мотивация протестующих студентов, расскажем вкратце об истории борьбы с приказом. Прежде всего, студенческий совет считает, что процедура его принятия противоречит ч. 3. ст. 30 ФЗ «Об образовании в РФ», согласно которой, коль скоро приказ затрагивает права обучающихся (а мы настаиваем, что затрагивает), необходимо было учесть мнение студсовета (нас же о подготовке приказа даже не уведомили). По этой причине была запущена кампания по сбору подписей под требованием именно отмены, а не корректировки приказа. Работа над альтернативой ему, которая учитывала бы мнения всех заинтересованных сторон, должна стать уже следующим шагом. Свыше трех тысяч подписей студентов были отправлены на имя ректора СПбГУ Н. М. Кропачева. Ответ, несмотря на просьбу рассмотреть обращение лично, подписан Н. Г. Бойко и состоит из двух абзацев: первый дословно повторяет написанное в самóм приказе о «повышении качества планирования и реализации образовательных программ», второй состоит из трех ссылок на «актуальную информацию по вопросу».

Негативно о приказе высказались не только студенты. Нам известно о письмах ректору, подписанных преподавателями математико-механического факультета, почетными профессорами и заведующими всех кафедр физического факультета. Кроме того, существуют письма традиционных для выпускников университета работодателей, таких как ПОМИ РАН, ИВС РАН, ЛТФ ОИЯИ.

В то же время проходили встречи обучающихся с первым проректором по учебной и методической работе М. Ю. Лавриковой — именно ее подпись стоит на приказе. Студенты в основном приводили аргументы в пользу его незамедлительной отмены. Звучали также вопросы, как будет действовать приказ в рамках конкретных примеров. Марина Юрьевна на них ответить не смогла, обосновав это тем, что все решения будут приниматься комиссией (о которой в оригинальном приказе не было сказано ни слова). Было также заявлено, что в разработке находится «приказ о разъяснении приказа № 3773/1», который должен будет «давать ответы на все вопросы». По итогу этих встреч 26 апреля действие оригинального приказа было приостановлено до выхода разъяснений, а их проект было решено подготовить не позднее 1 июня и отправить в студсовет для запроса мнения.

Служебная записка, датированная 5 июня и содержащая проект разъясняющего приказа, попала к нам в руки лишь 19-го числа — в разгар сессии. Оказывается, сперва ее по ошибке отправили на адрес бывшего председателя студсовета. В самой записке говорится следующее: «Мнение, не представленное в семидневный срок, не будет учтено при издании приказа „О разъяснении“». Справедливости ради, ректорат впоследствии пошел нам навстречу и на словах это ограничение снял.

Сам же разъясняющий приказ не только обходит стороной все проблемы оригинального приказа, о которых мы предупреждали администрацию, но даже не отвечает на вопросы о его действии, заданные на личных встречах. Другими словами, мнение студентов было целиком проигнорировано. Вкупе с крупным сокращением преподавателей это стало последней каплей для историков: в июне о проблемах Института истории активно писали СМИ, а в соцсетях был запущен хештег #ЯМыИстфакСПбГУ, который вскоре перерос в #ЯМыСПбГУ. На заседании студенческого совета Института истории присутствовало около трехсот человек. Была приглашена и М. Ю. Лаврикова, которая, к сожалению, не явилась. Главным итогом заседания стало принятие резолюции, в которой студенты-историки и выпускники требуют прекратить сокращение профессорско-преподавательского состава, ставящее под угрозу существование целых кафедр; отменить приказ № 3773/1 и прекратить практику слияния кафедр и профилей. Ректор СПбГУ на направленную ему резолюцию не ответил.

Хотя летом многие студенты разъезжаются по домам или проходят полевые практики, борьба продолжается. Студенческий совет СПбГУ подготовил ответ на проект приказа о разъяснениях, а петиция историков была направлена Д. А. Медведеву, главе попечительского совета СПбГУ. Мы надеемся, что удастся сохранить для будущих студентов всё многообразие реального (а не фиктивного, присутствующего лишь в брошюре для поступающих) выбора курсов, которое еще у нас есть.

Павел Габрусёнок,
ответственный секретарь студенческого
совета физического факультета СПбГУ

Дарья Жданович,
председатель студенческого совета СПбГУ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
7 Цепочка комментария
3 Ответы по цепочке
2 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
10 Авторы комментариев
ИринаВладВера СоболеваНаташа НовиковаОлег Дивин Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Vanda Tilles
Vanda Tilles

Почему-то когда СПбГУ подает соотношение студенты/ППС в международные рейтинги университетов, это оказываются числа существенно меньше тех, что вуз подает в министерские рейтинги-мониторинги. Вам не кажется это странным?

Ирина
Ирина
Нина Гусева
Нина Гусева

Если открыть приказ (гугл в помощь), там в первом же пункте прописано, что он не распространяется на профили, где меньше 10 человек. То есть все небольшие группы студентов, которых как раз так много на физфаке, биофаке, химфаке, вообще не имеют никакого отношения к приказу. У меня одной возникает вопрос «Какой смысл всего этого?»

Станислав Купцов
Станислав Купцов

Да, вот только на физфаке нет профилей — у нас «блоки дисциплин по выбору». Мы тоже сперва запутались, но на тех же встречах с Лавриковой нам сказали, что всё на нас действует (именно так, как написано в тексте). Не могу сказать, как дела обстоят на других факультетах, но знаю, что им этот пункт с исключениями тоже никак не помогает.

Виолетта Крылова
Виолетта Крылова

Не стоит забывать, что для многих это обсуждение — возможность заработать себе имя. Вот и все. Никого не волнуют ни права студентов, ни уровень образования. Глупо чему-то такому удивляться.

Сизиф Каменев
Сизиф Каменев

Когда они сокращали филиалы вузов, я молчал: ведь я работаю в вузе-лидере.
Когда они увольняли преподавателей региональных вузов, я молчал: чему они могут научить студентов?
Когда они приводили численность НПР к оптимальной, я молчал: они были неэффективны.
Когда они пришли за мной — уже некому было заступиться за меня.

Олег Дивин
Олег Дивин

Ответ на резолюцию, которого нет, на самом деле есть и размещен у нас в паблике ЯМЫСПбГУ 25 июля

Наташа Новикова
Наташа Новикова

Приказ в итоге то отменили. Все элективы будут открываться в зависимости от критериев в РПУДе. И плевать уже на 3773/1

Вера Соболева
Вера Соболева

Будет только лучше, если все будет по одному правилу и принципу. Хоть не будет беспорядка…

Влад
Влад

В региональных вузах из-за этого абсурдного требования 12 студентов на преподавателя ещё и увольняют преподавателей, кто работает на полставки и меньше. Да ещё и майские указы.

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (8 оценок, среднее: 4,88 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: