За открытую науку: как публиковать статьи по-новому

Рис. М. Смагина
Рис. М. Смагина

Наука переживает период турбулентности: устоявшиеся принципы организации научной работы постоянно подвергаются улучшению и совершенствованию, появляются новые форматы доступа к научному знанию и результатам исследований, возникают новые подходы распространения информации и обучения (например, массовое онлайн-обучение), обсуждаются новые варианты рецензирования научных работ. Большая часть этих процессов происходит под флагом «движения за открытую науку».

Но что такое «открытая »? Это собирательный термин, который включает ­разнообразные инициативы, цель которых — повышение качества научных исследований. Среди таких инициатив — движение за , открытое программное обеспечение для исследований, открытые и многое другое1.

Препринты начинают и выигрывают

Исторически одной из первых целей движения за открытую науку стало обеспечение свободного доступа к научному знанию. Многих не устраивало, что коммерческие издательства (такие, как или ) извлекали огромную прибыль из публикаций научных статей — в среднем за одну статью они просили около 30–40 долл. Когда люди захотели изменить эту ситуацию, стали появляться полулегальные сервисы2, с помощью которых статьи этих издательств можно было скачивать бесплатно. Другим вариантом решения проблемы стало появление сервисов типа , где авторы могли свободно выкладывать препринты собственных статей. Сервис arXiv.org изначально развивался в среде математиков и физиков, но в последние годы распространился и на другие дисциплины: биологию, психологию3.

Проблема доступа к знаниям обсуждалась и более официально. На профессиональных академических конференциях появлялись круглые столы, посвященные поиску того, как можно исправить дело. Надо сказать, что усилия ученых не прошли бесследно — совсем недавно принял так называемый план S, согласно которому к 2020 году в Европе должна радикально измениться система научной коммуникации и публикации статей4.

Доступ для всех

Конфронтация с издательствами стала важным доказательством того, что общественные инициативы ученых могут влиять на происходящее. В борьбе за свободные публикации приверженцы открытой науки начали осознавать, что и многие другие составляющие научной работы должны быть более доступны. В первую очередь это касается организации доступа к собираемым учеными данным (хотя концепция открытого доступа к данным начала формулироваться и раньше, в конце ­1960-х). Для поддержки подобных инициатив сейчас проходят международные мероприятия — среди таких инициатив ежегодный День открытых данных5, в 2019 году он проходил 2 марта. Очень важно также отметить движение в сторону обязательного депонирования данных в открытых источниках: например, некоторые российские журналы в области биологии и генетики, по примеру аналогичных англоязычных журналов, требуют от авторов выкладывать первичные данные генетических исследований в открытые типа NCBI6.

Не пытайтесь повторить в домашних условиях

Среди проблем, активно обсуждаемых в рамках представлений об открытой науке, одной из важнейших можно считать проблему воспроизводимости научного знания. Это не новая для науки проблема. Еще в XVII веке Роберт Бойль в споре с Томасом Гоббсом ссылался на воспроизводимость результата как на основной критерий получаемого результата. В ХХI веке одним из первых о проблемах воспроизводимости вновь заговорил медицинский статистик (J. Ioannidis), опубликовавший в 2005 году статью с названием“Why most published research are false”7. Он показал, что большинство публикуемых в настоящее время данных в области медицины часто не воспроизводятся в независимых х. Позже этот результат был подтвержден на практике компанией Bayer, которая сообщила, что в своих лабораториях не смогла воспроизвести примерно 2/3 из 67 исследований в сфере биотехнологий, опубликованных в рецензируемых журналах с высоким ом8.

В начале 2010-х годов группа исследователей-психологов под руководством Брайана Нозека запустила проект по воспроизведению сотни отобранных экспертами психологических исследований. В 2015 году эта инициатива завершилась резонансной и неутешительной публикацией9. Авторам не удалось воспроизвести больше половины из выбранных ов, а в половине воспроизведенных работ размер полученных эффектов был примерно вдвое меньше, чем в оригинальных публикациях.

Болезнь века

С точки зрения исследователей, придерживающихся принципов открытой науки, проблема воспроизводимости — системная болезнь существующей организации научной работы. Развитие этой болезни связывают с ростом во второй половине XX века числа ученых и появлением многочисленных институтов, где наука существовала отдельно от высшего образования. Сложившаяся система поддержки исследований с помощью грантов и выход на первый план публикационной активности как мерила качественности научной работы привели к движению по кругу: «грант — сбор материала — исследование — публикация — грант».

У проблемы воспроизводимости можно выделить четыре основных предпосылки. Первая и наиболее важная — это так называемый публикационный сдвиг (publication bias) — стремление журналов публиковать в первую очередь (или исключительно) результаты тех работ, где получены положительные результаты, т. е. где авторы смогли подтвердить выдвинутую ими гипотезу. Следующая проблема — p-hacking — набор методов «взлома» статистических выводов в рамках парадигмы проверки гипотез, т. е. «манипуляций с данными и расчетами для достижения формальной статистической значимости результатов». Далее следует HARKing — что буквально означает «выдвижение гипотез, когда результаты известны» (Hypothesis After Results are Known — HARK): подведение гипотез своего исследования к получившимся результатам, что ведет к искажению интерпретации статистических выводов10.

На последнем месте стоит проблема низкой статистической мощности экспериментов, характерная для большинства исследований, в которых данные получены в работе с живыми организмами. Эти упущения могут быть как частью сознательного обмана, к которому, к сожалению, прибегает значимая часть исследователей11, так и частью неотрефлексированных ошибок в анализе данных. Однако в любом случае все они ведут к снижению адекватности и достоверности получаемых в научной работе выводов.

Важно отметить, что многие из этих проблемных мест современной науки сложились и были отмечены в том или ином виде еще в 1970-е годы. Так, к вопросу о publication bias, также называемом file drawer problem, обращается Стерлинг12; проблеме недостатка статистической мощности большого числа исследований посвящена классическая работа Коэна13; экономические и политические мотивы увеличения числа публикаций в ущерб надежности результатов раскрывает в своем эссе Форшер14; развивает эту мысль Мил в тексте о хорошо публикуемых неожиданных, порой ­контринтуитивных анекдотических результатах15; о проблеме применения индукции в научных работах и слабом теоретическом обеспечении пишет Платт, и, наконец, Лайккен16, обобщая многое из перечисленного, еще в 1968 году заявил о необходимости внимания к методологии, о бессмысленности статистических выводов per se, в отрыве от научного процесса, и обозначил потребность науки в репликации ключевых исследований17.

Новый век

Одним из результатов многочисленных дискуссий о проблеме воспроизводимости научного знания стало появление нового формата научных публикаций. По-английски этот формат получил название preregistered studies. В качестве кальки с английского в русском языке этот формат часто называют «пререгистрированные исследования», хотя нам кажется более удачным термин «заявленные исследования».

Заявленные исследования — попытка одновременно решить все четыре проблемы. Суть этого подхода заключается в изменении способа взаимодействия журнала и автора. Если в классическом варианте автор посылает в журнал уже готовую работу, которая затем рецензируется независимыми экспертами, то в случае заявленных исследований этап рецензирования происходит раньше — на этапе планирования эксперимента. Кроме обоснования актуальности и новизны исследования, рецензированию подвергается дизайн эксперимента, размер выборки, количество повторностей и планируемая статистическая обработка данных. Если оценивают эти пункты как соответствующие поставленной цели и отвечающие нормам данной области знания, журнал выдает авторам «принципиальное согласие на публикацию» (in-principle-acceptance), т. е. обещание напечатать статью, если работа будет проведена в соответствии с принятым планом. В таком случае и у авторов, и у журналов пропадает необходимость публиковать работы только с положительными результатами (снижение публикационного сдвига), все гипотезы выдвинуты заранее (исчезает HARKing), процедура анализа утверждена — т. е. остается меньше возможностей для p-hacking, повышается статистическая мощность исследований.

Конечно, работа часто выходит за границы заранее намеченного плана и может требовать и нового сбора данных, и новых методов анализа. Формат заявленных исследований не предполагает, что никаких изменений по ходу работы над статьей вносить нельзя. Выходящие за план исследования пункты также включаются в статью, только уже в отдельном пункте — «эксплораторное исследование». Его результаты могут оказываться даже важнее основной части. Но подчеркивается их предварительность — т. е. необходимость перепроверить результаты в отдельном исследовании, которое также может быть выполнено в формате заявленной работы.

Практическое применение

Сегодня публикации в форме заявленных исследований доступны уже более чем в ста международных журналах (полный список регулярно обновляется18). В 2018 году вместе с другими инициативными учеными мы попробовали претворить этот формат в жизнь и в российском журнале. Третий выпуск журнала «Теоретическая и экспериментальная психология» за 2018 год был целиком посвящен именно такому типу исследований. Подготовка специального выпуска состояла из нескольких этапов. Выпуск рекламировался в соцсетях, на профильных мероприятиях (школах, конференциях) и с помощью рассылок внутри профессиональных сообществ. К участию приглашались ученые, занимающиеся психологическими исследованиями. Первоначальную заявку на участие в проекте подали около 30 команд. На первый этап — слепое текстов заявок — было подано 15 работ. На втором этапе авторам заявок, получивших рецензии (и изменивших в соответствии с ними свои первоначальные планы), было дано примерно полгода на проведение исследований. В итоге из 15 заявок только восемь коллективов предоставили результаты исследований, которые и были опубликованы в данном выпуске.

Ценность таких работ, опубликованных в экспериментальном формате, покажет только время и будущая оценка со стороны научного сообщества. Однако уже сейчас видно, что этот подход дает исследователям как минимум бо́льшую свободу заявлять о своих неудачах. Из всех проектов, реализованных авторами спецвыпуска, примерно 50% результатов оказались отрицательными (что вполне согласуется с представлениями о наличии публикационного сдвига). Возможно, это позволит сэкономить время будущим исследователям, которым не придется наступать на кем-то уже проверенные грабли. Но главное, что таким образом процесс получения знания становится более прозрачным и честным.

Ученые всех стран, объединяйтесь!

Хотя заявленные исследования ведут к увеличению количества исследований, гипотезы которых не подтверждаются, в целом принципы открытой науки дают вполне положительные результаты. Так, например, опубликованные статьи с открытым доступом коррелируют с количеством цитирований19, а еще такие статьи привлекают больше внимания медиа20. Публикация статей в виде препринтов может приводить к более тщательному анализу слабых областей исследований и тем самым улучшать их качество. Кроме того, практики открытой науки помогают увеличить воспроизводимость исследований и формировать горизонтальные научные связи между учеными21. Некоторые апологеты этого движения даже считают, что открытая наука повышает творческий потенциал ученых, освобождая их от жестких рамок современной научной бюрократии22.

Мы верим, что принципы открытой науки могут оказаться полезными для ученых с очень разными задачами и бэкграундом. Этой статьей мы предлагаем объединяться тем, кто верит в этот принцип. Осенью 2019 года планируется проведение серии встреч, посвященных развитию инициатив открытой науки среди ученых в России. Хотите участвовать в таких встречах — пишите на openscience.russia@gmail.com.

, cт. науч. сотр. Психологического института РАО;
Илья Гордеев, ст. науч. сотр. ВО, МГУ им. Ломоносова;
Тимофей Чернов, ст. науч. сотр. Почвенного института им. Докучаева


1 Munafò M. R., Nosek B. A., Bishop D. V. M., Button K. S., Chambers C. D., Percie du Sert N.,… Ioannidis J. P. A. A manifesto for reproducible // Nature Human Behaviour. 2017. Vol. 1(1). 0021 — doi.org/10.1038/s41562-016-0021.

2 Напр. sci-hub.se, gen.lib.rus.ec, unpaywall.org

3 biorxiv.org, psyarxiv.com

4 trv-science.ru/10-principov-plana-s-eu/

5 opendataday.org

6 ncbi.nlm.nih.gov

7 Ioannidis J. P. A. Why most published research findings are false // PLOS Medicine. 2005. Vol. 2(8). e124 — doi.org/10.1371/journal.pmed.0020124

8 Prinz F., Schlange T., & Asadullah K. Believe it or not: how much can we rely on published data on potential drug targets? // Nature Reviews Drug Discovery. 2011. Vol. 10(9). P. 712 — doi.org/10.1038/nrd3439-c1

9 Collaborators (270). Open Science Collaboration. Estimating the reproducibility of psychological science // Science. 2015. Vol. 349(6251) — doi.org/10.1126/science.aac4716

10 Kerr N. L. HARKing: Hypothesizing after the results are known // Personality and Social Psychology Review. 1998. Vol. 2(3). P. 196–217 — doi.org/10.1207/s15327957pspr0203_4
doi.org/10.1037/gpr0000128

11 Rubin M. When does HARKing hurt? Identifying when different types of undisclosed post hoc hypothesizing harm scientific progress // Review of General Psychology. 2017. Vol. 21(4). P. 308–320 — doi.org/10.1016/j.tics.2014.02.010

12 Ioannidis J. P. A., Munafò M. R., Fusar-Poli P., Nosek B. A., & David S. P. Publication and other reporting biases in cognitive sciences: detection, prevalence, and prevention // Trends in Cognitive Sciences. 2014. Vol. 18(5). P. 235–241 — doi.org/10.2307/2282137
Sterling T. D. Publication decisions and their possible effects on inferences drawn from tests of significance — or vice versa // Journal of the American Statistical Association. 1959.Vol. 54(285).P. 30–34 — doi.org/10.1037/0033-2909.86.3.638

13 Rosenthal R. The file drawer problem and tolerance for null results // Psychological Bulletin. 1979. Vol. 86(3). P. 638–641 — doi.org/10.1037/h0045186

14 Cohen J. The statistical power of abnormal-social psychological research: A review // The Journal of Abnormal and Social Psychology. 1962. Vol. 65(3). P. 145–153 — doi.org/10.1126/science.142.3590

15 Forscher B. K. Chaos in the Brickyard // Science. 1963. Vol. 142(3590). P. 339 — doi.org/10.1086/288135

16 Meehl P. E. Theory-testing in psychology and physics: A methodological paradox // Philosophy of Science. 1967. Vol. 34(2). P. 103–115 — doi.org/10.1126/science.146.3642.347

17 Platt J. R. Strong Inference: Certain systematic methods of scientific thinking may produce much more rapid progress than others // Science. 1964. Vol. 146(3642). P. 347–353 — doi. org/10.1126/science.146.3642.347.
Lykken D. T. Statistical significance in psychological research // Psychological Bulletin. 1968. Vol. 70(3). P. 151–159.

18 cos.io/rr/

19 McKiernan E. C., Bourne P. E., Brown C. T., Buck S., Kenall A., Lin J.,… & Spies J. R. Point of view: How open science helps researchers succeed // Elife. 2016. 5. e16800.

20 Adie E. Attention! A study of open access vs non-open access articles // Figshare. 2014.

21 Allen C., & Mehler D. M. Open science challenges, benefits and tips in early career and beyond // PLoS biology. 2019. 17(5). DOI: 10.1371/journal.pbio.3000246.

22 Frankenhuis W. E., & Nettle D. Open science is liberating and can foster creativity // Perspectives on Psychological Science. 2018. 13(4). P. 439–447.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

См. также:

Подписаться
Уведомление о
guest
80 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Михаил
Михаил
2 года (лет) назад

Авторы ни словом не обмолвились о еще одном набирающем силу направлении повышения надежности полученных результатов. Сейчас наиболее важные выводы перепроверяются во многих независимых исследованиях, а затем проводится мета-анализ, позволяющий с уверенностью сказать, насколько высока надежность результата. Этот метод особенно широко используется в психологии. Об этом методе авторы должны были знать, поскольку один из авторов — психолог.

Denis_redis
Denis_redis
2 года (лет) назад
В ответ на:  Михаил

Верно! Метаанализ хорош ещё тем, что делает написание обзоров довольно осмысленным занятием и обеспечивает преемственность знаний и целостность науки. Но он и труден конечно же, особенно для ленивых и увлекающихся экспериментаторов, которым легче наворотить своего, чем читать чужое (сужу по себе) :) Для темы статьи важно ещё то, что само планирование эксперимента вполне может основываться на результатах метаанализа: например, имеет смысл предварительно оценивать возможную величину эффекта по результатам ранее выполненных исследований и, исходя из её оценки, закладывать размер выборки/число измерений. Также в работе странно расставлены акценты, так что складывается впечатление, что <> — что-то плохое. На самом деле под отрицательным результатом в подавляющем большинстве случаев подразумевают ситуацию, когда нет оснований отвергать нулевую гипотезу. Многие исследования как раз и направлены на то, чтобы показать, что различий нет — взять хотя бы классический четырёхклеточный план с повторными измерениями на контрольной и экспериментальной выборках. В идеале в этом случае экспериментальной выборке изменения есть, а в контрольной их нет. Ну или наоборот. Однако ситуация, в которой экспериментальная группа не отличается от контрольной, тоже важна (например, при тестировании фуфломицинов или сомнительных психотерапевтических практик), и именно здесь особую ценность приобретает планирование эксперимента — обеспечил ли исследователь достаточную мощность сиречь чувствительность применяемого критерия, чтобы он мог обнаружить различия, когда они действительно есть? Это конечно хакается запредельным увеличением выборки — рано или поздно значимый эффект возникнет — но тут в бой вступает \textbf{величина эффекта}, которая при действительном отсутствии различий с огромной вероятностью окажется чрезвычайно малой и не заслуживающей рассмотрения. Да и просто видно, что выборка слишком большая, к чему бы? Всё это давно уже является классикой, взять хотя бы работы Дж. Коэна 80-х годов, так и не изданные на русском языке к сожалению. Так что нежелательность отрицательного результата — это какая-то архаика, да простят меня авторы, с одним из которых — Ильёй — я кажется пересекался на… Подробнее »

Denis_redis
Denis_redis
2 года (лет) назад
В ответ на:  Denis_redis

Сорри! Двойные латеховские (из стрелочек) кавычки использовал зачем-то, а они обрезались при публикации комментария вместе с содержимым до одинарных стрелочек. В первых по тексту были слова «отрицательный результат», во вторых — «техасской стрельбой».

Andrey Loschinin
Andrey Loschinin
2 года (лет) назад

Ну не знаю… сейчас по мне так нет открытости в науке. Архив публикует только своих.
Вообще говоря ничего сложного нет чтоб открыть ресурс — где любой может выкладывать свои статьи и получать их оценку. А уже по рейтингу люди бы понимали насколько ценна эта работа.
Почему оценивать работу должны обязательно какие то выбранные пару людей? Это ведь крайне предвзятая оценка по любому?
К тому же если взять архив и журналы… очень большое количество людей просто в принципе исключаются. Там перед публикацией — каждый автор проходит фейс контроль…. иногда кажется, что такой подход выгоден самим учёным. Такие статьи больше смахивают на обман и введение в заблуждения. Мол мы за свободу…. ну очень ограниченную свободу…. свободу не для всех.
Если бы правда хотели сделать то о чём говорят. Сделали бы давно. Сколько можно болтать на эту тему?
Мне кажется, что людям это не выгодно. Публикации напрямую увязаны с финансами. Если каждый начнёт публиковать и его будут оценивать…. это резко увеличит конкуренцию. И кому это надо?
Чем меньше продавцов на рынке… тем дороже можно продать товар.

Максим Борисов
ТрВ
2 года (лет) назад
В ответ на:  Andrey Loschinin

Так ведь «Есть же такая партия». Есть блоговые платформы и соцсети, где легко (не обладая никакими компьютерными навыками) можно размещать что угодно (не нарушающее законодательство). ФБ или WordPress.com, к примеру. Пользуйтесь. Да вы и пользуетесь. Однако вменяемые читатели предпочитают ресурсы, хоть сколько-то очищаемые от мусора и спама (как, кстати, и этот ресурс, где стоит защита от спама и предпринимаются какие-то минимальные действия по блокированию чуши, самопиара, непрошенных ссылок). Собственно, ровно для этого (в своем смысле) разрабатывают и свои хитрые алгоритмы поисковики — чтобы не допустить очевидных злоупотреблений, в результате которых «в топе» окажется вовсе не самое стОящее, а то, для продвижения чего используются самые беспринципные методы (см. «оптимизаторы»). Именно поэтому «просто весь интернет» не воспринимается никем в качестве сборника научных работ, а ученые (да и просто любые держатели разумных ресурсов) всегда как-то что-то фильтруют. И чем более массовой становится аудитория пишущих (например, в Википедии), тем более изощренные правила такой фильтрации и отбора… (Иногда, может, и с ошибками и перехлестами.)

Причем ценность всей этой фильтрации и зарабатывания репутации прекрасно понимают и все фрики, которые почему-то всеми силами рвутся именно на такие «огороженные ресурсы», вместо того, чтобы довольствоваться соцсетями или же создавать свои сверхзамечательные «открытые для всех» ресурсы. Потому что только так они и могут быть «услышаны», поскольку внимание может привлечь лишь публикация на площадке, заработавшей до этого репутацию своим разумным отбором.

Denny
Denny
2 года (лет) назад
В ответ на:  Максим Борисов

Респект!

Andrey Loschinin
Andrey Loschinin
2 года (лет) назад
В ответ на:  Максим Борисов

Разумный отбор… наверное подразумевает отбор по разуму. Сейчас идёт же подмена понятий… идёт отбор по степенью правильности доцента. И такой отбор не закрывает от публикации откровенного вранья и бреда. Плохо тут другое. Всё таки человек слаб … и всегда себе создаёт авторитетов.
И такой отбор да… в правильном месте публикация считается априори верной и правильной… в не правильном месте публикация не верна. И приходится приложить усилия чтоб доказать её верность….
Вообще то не надо преувеличивать стремление людей попасть на эти правильные ресурсы. Это раньше все получали информацию с одного места. Интернет многое изменил. С точки зрения распространения информации… на правильном ресурсе прочитают человек 20. А в не правильном на десятки тысяч раз больше….
Тут проблема в другом. Не в том чтоб информацию донести. А то, что с этой информацией будет потом. Формальный подход говорит, что вот если ты свой результат на правильном ресурсе не разместил… то ничего нет. Он не существует. В этом проблема.
Если ты работаешь в теме. То понять есть ли в работе какая та ценность и верна ли она вообще… для этого достаточно самому прочитать. Ничего нет сложного понять…. проблема не в том чтоб разобраться и написать комментарий к статье где там ошибки. Другие люди отзывы почитают и поймут.
Как утюг хороший продать… метод этот работает, а как статью… так почему то плохой?
Нас просто обманывают. Не в мусоре дело. От мусора можно легко и всегда избавиться. Проблема в приоритете и в авторитете. Всегда лучше конкурировать со 100 людьми чем с десятками миллионов. Со 100 в крайнем случае всегда можно договориться….

В.П.
В.П.
2 года (лет) назад
В ответ на:  Andrey Loschinin

Ваши гениальные труды не публикует arxiv? Можно совершить тактический манёвр. Arxiv без проблем публикует ординарные статьи студентов. Сочините что-нибудь банальное , выложите в arxive 5-10 таких статей, замаскируйтесь под обыкновенного начинающего автора. А когда редакторы arxiva перестанут обращать пристальное внимание и осуществлять предварительную проверку Ваших обновлений, туда можно будет запостить всё что Вам хочется.

Andrey Loschinin
Andrey Loschinin
2 года (лет) назад
В ответ на:  В.П.

Вы наверное не знакомы с методами публикации там. Требует архив подтверждение личности. Причём не просто от какого то доцента, а от правильного доцента. И такой метод не работает очень давно.
Как то студенты ВШЭ такой метод применили несколько лет назад. И закончилось это тем, что забанили там всю вышку.
По идеи интернет создавался как место где могли обсуждаться любые идеи. А закончилось тем, что он разделился на группы со своей идеологически правильной картиной мира (внутри неё). Любой человек с не той идеологией из группы изгоняется и баниться.
Буквально на глазах возникла такая жёсткая цензура… которая никогда вообще не была. Да, что архив. Зайдите на фейсбук или другие ресурсы или журналы онлайн. Не обязательно взять науку… можно рассмотреть любую область взаимоотношений. Люди стали кучковаться по своим правильным для себя картинам мира. И не важно, что она не верна на 97%…. для их круга это истина. Все попытки как то вразумить их и просто даже обсудить не к чему не приводят. Человека просто банят и слушают самих себя…
И примеры развития некоторых лженаучных теорий как раз подтверждают это… как движение антипрививочников и сторонников плоской Земли. Именно благодаря возможности изоляции своих идей от критики — их влияние на умы достигло таких масштабов, что уже необходимо применять меры планетарного уровня чтоб их ограничить….
Критика и конкуренция важна. Если их исключим … всегда будут проблемы. Рано или поздно. А вот как сделать её разумной… вот это и есть самая большая проблема. Чтоб вместе с грязной водой не вылить ребёнка.
Нужен наверное новый механизм который давал бы возможность появление нового. Знания слишком ценная вещь — чтоб смотреть на то откуда они пришли….

Максим Борисов
ТрВ
2 года (лет) назад
В ответ на:  Andrey Loschinin

На самом деле есть сообщества с разными правилами. И сервисы практически никогда не бывают в единственном числе, и площадки, форумы, соцсети, и тем более научные и ненаучные издания. Фактически они и проходят непрерывный отбор, и время решит, чья тактика окажется самой эффективной, к чему читатели и авторы больше тянутся. Не говоря уж о том, что за каждым таким случаем стоит некий коллектив людей, в котором свои разборки, личности с разными установками и темпераментами, свои случаи, пробы, ошибки, изменения подходов со временем… Я множество раз наблюдал подобную самоорганизацию и обсуждения, как неизбежно приходит какой-то негативный опыт, после чего, например, становится ясно, что единственный способ не потерять время и нервы — это сцепив зубы «отправлять явных неадекватов в игнор». И если этого не делать, то нормальная работа будет просто разрушаться. Людям благодушным и открытым (но стремящимся что-то реальное сделать) требуется несколько раз серьезно обжечься, чтобы это понять с очевидностью. Ровно так же и в обычной жизни вы должны понимать, что не со всеми людьми можно иметь дело и отзываться на любое обращение, особенно на улице.

Другое дело, что остается все же некая серая зона, где разные люди и коллективы могут принимать разные решения — кто-то строже, кто-то либеральнее. Соответственно, могут несколько варьироваться и корректироваться эти политики. Может быть и разброс «по настроению» или сугубо субъективные решения, которых желательно избегать. Но сам принцип фильтрации явного хлама и неадекватов — это вопрос выживания.

В.П.
В.П.
2 года (лет) назад
В ответ на:  Andrey Loschinin

«Подтверждение личности» обычно требуют при регистрации, это фактически просто проверка адреса электронной почты. Если у модератора arxiva есть сомнение в адекватности присланного текста, он посылает письмо постоянному участнику, предложенному автором, чтобы тот подтвердил что статья вообще о математике. Мне случалось подтверждать это, в случае когда статья была на русском и не содержала формул. Моим студентам как-то без подтверждений верили, можетбыть потому что пишут по английски.

Andrey Loschinin
Andrey Loschinin
2 года (лет) назад
В ответ на:  В.П.

Не знаю — странно часто тут читать некоторые комменты…. заходим в Википедию и там написано, что….
—- В январе 2004 года в архиве была введена система предварительного подтверждения (англ. endorsement), в соответствии с которой автор, направляющий статью, должен обладать статусом «поручителя» (endorser) или статья должна быть рекомендована другим поручителем; статус поручителя получают автоматически авторы из признанных академических учреждений.
Это значит, что посторонний не может ничего разместить.
Понятно, что от хлама надо избавляться, но иметь возможность опубликовать статью… потому, что у тебя есть друган крутой…. по моему через чур…..

В.П.
В.П.
2 года (лет) назад
В ответ на:  Andrey Loschinin

Да, Вы правы, в википедии так написано. Что ж, значит студентам НГУ верят на слово. Не запрашивают же они справки с печатью из деканата…

Г.Ц.
2 года (лет) назад
В ответ на:  Andrey Loschinin

Посторонний, если имеет диплом о высшем образовании, может устроиться на работу в «признанное академическое учреждение», каковых очень много — пожалуй, гораздо больше, чем непризнанных. А если почему-либо не может — то найти «рекомендателя», ну не может не быть у человека, занятого наукой, ни единого знакомого коллеги в академической среде, она безмерна. И уж точно трудно в нынешней жизни указать что-либо более демократическое, чем arxiv — с журнальной точки зрения arxiv просто бесконечно терпим к тому, чего терпеть не следовало бы. Он защищен только одним обстоятельством — масса здоровых публикаций там сильно выше критической. А попытки создания аналогов arxiv в более примитивных (менее точных) науках немедленно приводят либо к полной помойке буквально на уровне wiki, либо к последующему введению гораздо более жестких правил. Отношение к этому зависит от цели. Если цель профессиональная, то есть получение полезного нового знания, то проходной двор неуместен. Если цель — самовыражение, то соцсети и далее везде.

Andrey Loschinin
Andrey Loschinin
2 года (лет) назад
В ответ на:  Г.Ц.

Никто не говорит, что нужен именно проходной двор. К тому же новое обнаруживается в самых неожиданных местах.
Например вот сейчас получило популярность доставка продукции клиенту на место. И там было несколько проблем с оптимизации. Когда обратились к математикам… они решали эти проблемы крайне сложно. Для бизнеса не применимы их методы. Пришлось придумать свои алгоритмы. Они оказались почти оптимальными. И курьер с минимумом вычислений справляется с задачей….
Идеи появляются везде и у всех. Прийти и сказать, что мы всех посторонних исключим, а оставим только идеи которые возникают в признанных учебных заведениях… это приведёт только к тормозу прогресса. Сейчас колоссальное количество частных компаний ведут собственные разработки для продвижения собственной продукции. Их потенциал превышает в сотни раз потенциал ВУЗов….
Должен быть другой критерий который бы позволил информации пройти. Вот для меня барьер стоит в виде правильного доцента. Он говорит, что формулы нет и быть не может. Сколько ему формулу не показывай… он всё равно будет говорить, что её нет… потому, что она ему не нравиться.
Сколько не объясняй всё бесполезно. Они решили, что её быть не может… значит не может.
Если хотите как то избавляться от мусора. Нужен какой то другой критерий. Может разместить статью на ресурсе — например в песочнице. И если она получит какое то число одобрений — тогда уже переноситься в открытый доступ всем. Так публикация не будет зависеть от одного человека…. уговорить одного легче …

В.П.
В.П.
2 года (лет) назад
В ответ на:  Andrey Loschinin

Вообще-то «правильных доцентов», то есть людей чьи публикации реферировались в MathReview более полумиллиона.

Г.Ц.
2 года (лет) назад
В ответ на:  Andrey Loschinin

Публикация никогда не зависит от одного человека. То есть если Вы нарвались на «площадку», на которой она зависит от одного своеобразного доцента — это совершенно не означает что не существует других «площадок», журнальных в том числе. Единичные примеры никогда ничего не доказывают. В хорошо организованных журналах обычно возможны и диалоги, и более широкие дискуссии. Они могут кончиться не в Вашу (или не в мою) пользу, но на основе аргументов, а не утверждений «быть не может». А если в каком-то случае кончились такими утверждениями — ну так есть другой журнал, третий, десятый… Поиск журналов — это поиск аудитории, лучше и быстрее понимающей результаты в конкретной области. Если область узкая — поиск с нуля сложнее конечно, но это же не приговор, а просто повод для оттачивания своих аргументов.
И противопоставлять нас и научные разработки в бизнесе не нужно, их мир живет совершенно по тем же правилам. У многих из нас есть коллабораторы или просто дружественные коллеги, работающие в R&D подразделениях компаний, они публикуются на тех же «площадках» (если считают нужным вообще что-то публиковать), и обычно делают это очень грамотно. А при проведении своих разработок очень часто обращаются в академический сектор за всякой мелочью. И кадры оттуда переманивают, что очень хорошо. Это сообщающиеся сосуды.

Леонид Коганов
Леонид Коганов
2 года (лет) назад
В ответ на:  Г.Ц.

Г.Ц.! Два вопроса к Вам.
Вот эта сравнительно недавняя статья в Новой:
https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/07/29/81409-kak-nayti-eksperta
она, эта статья, инициирована в частности Вами?
И второй вопрос, довелось ли Вам читать относительно недавно переведенную книгу эмигранта Эдуарда Френкеля «Любовь и математика. Сердце скрытой реальности», в частности страницу 92 главы 6 о математических публикациях в бывшем СССР?
Л.К.

Г.Ц.
2 года (лет) назад
В ответ на:  Леонид Коганов

1 — нет, не мною;
2 — ситуация бывшего СССР находится вне системы открытой науки, обсуждаемой выше.

Леонид Коганов
Леонид Коганов
2 года (лет) назад
В ответ на:  Г.Ц.

Спасибо.
Л.К.

Andrey Loschinin
Andrey Loschinin
2 года (лет) назад
В ответ на:  Г.Ц.

Я думаю коммент оторван от реальной жизни. Во первых журналов не много где стоит публиковаться. Одно дело когда нужна публикация для гранта, а другое дело когда серьёзное обсуждение. Тут количество журналов резко сокращается.
Даже не в очень узкой области… все друг друга знают. Может не лично, но школы точно. И если в этом кругу чьи то идеи считать не правильными…. то об этом знают все. Никто не пропустит.
А в Российских журналов к этому ещё накладывается необходимое условие правильности доцента. Если он не правильный то дальше редактора не проходит.
Почему доценты упорно говорят о процедуре публикации которой в реальности нет? В этом есть их личная заинтересованность. Если все узнают как там на самом деле происходит — в первую очередь по ним ударит.

Г.Ц.
2 года (лет) назад
В ответ на:  Andrey Loschinin

Журналов очень много, гораздо больше, чем было бы нужно. [Разумеется, не российских — эти вообще вне обсуждения.]
Фактор привычного конечно важен, но не критичен. Либо аргументы есть — либо нет. Адекватные редакторы, при наличии веских аргументов, публикуют даже несмотря на возражения рецензентов, иногда с редакционным Note.
Ответ «мне не встречались такие журналы и такие редакторы» — не проходит. Боюсь что тут одно из двух — либо по принятой в науке системе peer-review, либо на «форуме у М…». Это несовместимые пути.

Andrey Loschinin
Andrey Loschinin
2 года (лет) назад
В ответ на:  Г.Ц.

Понимаете в чём дело. Перед публикацией автор проходит процесс регистрации. В каждом журнале основная функция редактора понять кто и что за автор. Если он не подходит по стандартам — публикация исключена. Можно сколько угодно говорить. что есть какие то эфимерные хорошие журналы, но это не так. Можно опубликовать на каком нибудь помоечном ресурсе, но в приличный журнал никаких шансов — от слова совсем. Дальше редактора ничего не проходит. Чаще всего он даже рецензенту не отправляет статью.
Поэтому в современном мире форумы и остаются единственным способом чего то донести. Кстати… сейчас это стало модным направлением. У тебя есть доступ к журналу. Надо там опубликовать статью по некой теме. Тему делишь на части — по ключевым вопросам. Вопросы размещаешь на форумах. Потом ответы обрабатываешь и оформляешь статью.
Так, что эти пути совместимы. Идея всё равно попадает в журнал.

Леонид Коганов
Леонид Коганов
2 года (лет) назад
В ответ на:  Г.Ц.

Госпожа Цирлина!
Вынужден взять под защиту господина Лощинина, поскольку, имхо, Вы совершенно не правы, выдавая собственное счастье и везенье (возможно даже при выдающихся научных заслугах) за свод правил для других. Есть примеры математиков мирового класса господ Гротендика и Перельмана, напрочь отвергнутых математическим сообществом в разное время. Есть противоположные прмеры Пола Эрдеша, физика Фреда Хойла и графиста, криптографа, великого антифашиста Уильяма Томаса Татта, который, кстати, начинал как химик (кажется, органик) в предвоенном Кембридже, и лишь стараниями лидера канадской математики Г.С.М. Кокстера стал в Торонто (провинция Онтарио) великим графистом и комбинаторщиком (простите за слэнг!).
В эпоху сталинской «целесообразности» и холодной войны двух систем И.М. Виноградов требовал рассмотрения в Стекловке работ ферматистофф, всех до единого, даже написанных на чернильных промокашках.
Не худо бы, г-жа Цирлина получше познакомиться с историей точного знания в недавнем СССР / России.
Л.К.

В.П.
В.П.
2 года (лет) назад
В ответ на:  Леонид Коганов

Это Гротендик и Перельман отвергли математическое сообщество, а не наоборот. Видимо у них были на это причины. Как всем известно, тому и другому пытались вручить высшую награду этого сообщества — филдсовскую медаль.

Леонид Коганов
Леонид Коганов
2 года (лет) назад
В ответ на:  В.П.

VNP! Имхо, Вы — не правы.
И первого — Гротендика, и второго — Г.Я. Перельмана по сути выгнали, точнее, выдавили с мест работы (о первом написано в «Мозге математика» Давида Рюэля, о втором — выдавливание из питерской Стеклоффки — общепризнанный, общеизвестный факт).
Л.К.

В.П.
В.П.
2 года (лет) назад
В ответ на:  Леонид Коганов

Насчёт » общепризнанности» уже обсуждали. Вы полагаете, что при желании Перельмана его не приняли бы на место профессора в почти любом западном университете?

Леонид Коганов
Леонид Коганов
2 года (лет) назад
В ответ на:  В.П.

Его, Г.Я. Перельмана, выдавили внаглую с насиженного рабочего места, из той обстановки, где ему несказанно везло в постижении истины / смысла. В Вашей жизни случалось, уверен, подобное.
Л.К.
Про Гротендика прошу Вас прочесть из книжки позднего Рюэля.
К.

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев
2 года (лет) назад
В ответ на:  Andrey Loschinin

Где-то собирались провертеть дыру сквозь Землю. Проект обсуждался прямо на улице при большом скоплении народа, чертежи рисовали мелком на стенах и на тротуаре. (c) Стругацкие, Понедельник начинается в субботу

Denny
Denny
2 года (лет) назад
В ответ на:  Andrey Loschinin

Дело в том, что утюг предназначен для использования в миллионах домохозяйств. Вот там миллионы его и оценивают по достоинству. А научная статья предназначена обычно для довольно узкого круга профессионалов. Мнение миллионов домохозяек значения не имеет.

То же самое и с конкуренцией. Спортсмены высокого уровня конкурируют с ограниченным кругом соперников такого же уровня. А не с миллионами дворовых футбольных команд. Чемпионами становятся те, кто победил на чемпионате, то есть в правильном месте, куда не так легко попасть.

Andrey Loschinin
Andrey Loschinin
2 года (лет) назад
В ответ на:  Denny

Нет. Ничего подобного. Спорт как раз сильно отличается от науки. Там есть чёткие параметры для конкуренции. Там человек конкурирует не с миллионами, а с миллиардами. Можешь быстрей пробежать, прыгнуть, ударить…. ты проходишь отбор и конкуренцию. Очень много было примеров когда человек никому не известный за короткое время становился чемпионом….
В спорте построена мощная система отбора. Принцип простой. Хочешь принять участие в соревновании? Выиграй предыдущее по квалификации. Потом иди на следующий уровень. Каждый уровень исключает претендентов в несколько раз. Система простая, но даёт возможность принимать участие всему населению планеты. И хорошо отсеивает слабых.
И там никто не смотрит на то какую бумажку ты показываешь…. и на сколько ты заслуженный спортсмен.

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев
2 года (лет) назад
В ответ на:  Andrey Loschinin

Как раз во всем этом наука и спорт похожи. Есть определенные, признанные виды спорта, с определенными правилами. В них надо участвовать и побеждать по правилам. В математике, например, есть проблемы Гильберта, есть «проблемы тысячелетия», одну из которых решил Перельман, и много есть других разных задач, в решении которых математики соревнуются между собой, и кто первым решит, тому и слава, а иногда и премия. Если бы и вы занимались нормальными, общепризнанными задачами и смогли решить какую-то из них, то и вам было бы хорошо. Но вы упорно играете в несуществующий, непризнанный вид спорта и возмущаетесь, что вас не признают чемпионом.

Denny
Denny
2 года (лет) назад
В ответ на:  Andrey Loschinin

В спорте все то же самое. Чтобы пройти на следующий уровень, нужна бумажка, подтверждающая, что вы прошли предыдущий. На котором судьи оценивают и фиксируют ваш результат и тот факт, что он был достигнут в соответствии с правилами. А без бумажки заслуженного спортсмена — только во дворе… Там все равны и все великие спортсмены.

Так что все просто. Выиграйте для начала районные соревнования. Получите диплом. Тогда вас пустят играть с большими мальчиками.

Роман
Роман
2 года (лет) назад
В ответ на:  Denny

Все эти нововведения были бы ничего, но, «…забыли про овраги». Уровень рецензирования падает. Точнее он «коммерциализируется». Выталкивание конкурентов, рассмотрение статей под углом пропуска в гранты, политизирование — много много чего добавилось в последние годы. Здесь можно было бы процитировать десяток комичных отзывов, вспомнить, как молодой паренек теоретик из МIT, только что защитившийся по Дираковским конусам, рецензирует нашу экспериментальную статью по магнетизму и др. Индус молодой перечисляет в отрицательной рецензии: а вы вот этим и этим и этим прибором не измеряли…статью он не читал, но не одобряет)) и на Луну вы не летали))
И вот проблема в этом. Остальные приспособы возникают такими неловкими и странными потому, что уровень проблемы не понят. Она заключается в механизмах допуска людей до рецензирования. Ну вот, чтобы не вешать собак на других людей, ставлю в пример себя. В магнетизм я пришел лет 10 назад. Статьи были плохие, на ощупь обучался в процессе..Кто-то скажет, что и сейчас они плохие))). Но сейчас я стал понимать, что и 10 лет назад. когда я вообще ничего не знал, мне приходили приглашения быть рецензентом из многих уважаемых журналов. По глупости и невежеству я брался, рецензировал, высказывал свое дурацкое мнение, за которое теперь стыдно)) И вот вопрос в том, какой дурак мне позволил быть рецензентом??? Кому нужно, чтобы без году неделя специалист «честно» рецензировал статьи?
И вот эта трещина в системе приводит ко всему остальному…Так что все обсуждаемые попытки менять систему — это прикладывать подорожник раковому больному. Тупая категоричность 50-60% рецензентов, научная политизированность, связь грантов с публикациями — это проблема. Хотя и непонятно, как ее решать, попытки припудривать наукометрией заведут в еще худшие дебри, как и новая мода, чтобы я испросил у молодого индуса разрешение на то, можно ли мне вольтметром тыкнуть вот сюда..смешно.

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев
2 года (лет) назад
В ответ на:  Роман

Уточните — какая может быть политизированность в магнетизме?

Denny
Denny
2 года (лет) назад

Думаю, речь идет о взаимной конкуренции между школами, направлениями, конторами. ИМХО, это важно при распределении грантов. А что касается статей, журналов много. Не зайдет в один, попадет в другой… ведь рецензии пишут те же самые люди, что и статьи. И ничто человеческое им не чуждо.

Роман
Роман
2 года (лет) назад

не всегда, но бывает и магнетизме))) это когда я одну и ту же статью посылаю с русским коллективом и она отражается еще эдитором без рецензирования, а затем ее же от французов с их участием, и она принимается (JMMM). Это когда эдитор пишет, «вы предлагаете только русских рецензентов», не заглядывая в предложенный список (он уверен в этом только по моей аффилиации). Затем с удивлением обнаруживает, что это не так (EPJ — ушло несколько месяцев на разборки). Это когда статья висит у эдитора до месяца и не отправляется рецензенту с мотивацией «статьи от российских авторов требуют длительной обработки» JMMM.
Здесь везде есть отпечаток от предыдущих авторов, создавших увы репутацию до меня…однако кому от этого легче?))) это политизированностью я называю (ну не нацизм же?)))

В.П.
В.П.
2 года (лет) назад
В ответ на:  Роман

То есть рецензирование не анонимное?

Лёня
Лёня
2 года (лет) назад
В ответ на:  Роман

“Прогресс науки обратно пропорционален числу выходящих журналов.” С качеством рецензирования – то же самое.

Леонид Коганов
Леонид Коганов
2 года (лет) назад
В ответ на:  Andrey Loschinin

https://science-freaks.livejournal.com/2596868.html
На те же грабли…
Л.К.

Леонид Коганов
Леонид Коганов
2 года (лет) назад
В ответ на:  Леонид Коганов

Для господина Лощинина в виде «извинения действием»:
http://lib.mexmat.ru/books/33097/s2
Обратите внимание на творчество, кажется, румынского по происхождению математика Флорина Люса(ы), также прошу справиться об источнике:
Вестник Сыктывкарского университета, Сер.1, Вып. 5, стр. 5 — 10.
С уважением к Вам и Вашим работам,
Л.К.

Andrey Loschinin
Andrey Loschinin
2 года (лет) назад
В ответ на:  Леонид Коганов

Ничего не открывается. И не понятно, что имели ввиду давая ссылки.
Можете дать более подробные или ссылку на какой нибудь ресурс где можно спокойно обсудить?

Леонид Коганов
Леонид Коганов
2 года (лет) назад
В ответ на:  Andrey Loschinin

Правая колонка, считая именно снизу (вверх) третья по счету ссылка на:
https://search.rsl.ru/ru/record/01002712931
Л.К.

Andrey Loschinin
Andrey Loschinin
2 года (лет) назад
В ответ на:  Леонид Коганов

Буржуиновые языки я не понимаю, но там судя по всему какая та примитивная линейная система… я пошёл дальше. Умею решать нелинейные системы уравнений.
Давайте лучше поговорим на эту тему у Морозова на дискуссионном форуме. Там спокойно и никто не будет мешать.
И покажу, что и какого прогресса удалось добиться.

Леонид Коганов
Леонид Коганов
2 года (лет) назад
В ответ на:  Andrey Loschinin

Уважаемый господин Лощинин!
Это, имхо, как в случае тяжелой болезни — Вам нужно искать специалиста. Коим я по так называемому «диофантову анализу» (сокр. «диофантике») не являюсь.
Хотя, было дело, использовал в работе — диофантовы неравенства специального вида. Ныне — далеко от моих насущных интересов. Посему — не обессудьте.
Л.К.

res
res
2 года (лет) назад

Если печататься в англоязычных журналах, то там почти всегда квартили высокие. Интересно другое, совершенно, иногда, разная оценка статьи автором и читателями. Вот автору кажется, его статья великая, а цитируют другую, которую он считает проходной. Пазл ))

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (3 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: