Читаю о Петровых

Ревекка Фрумкина
Ревекка Фрумкина

Моя бывшая аспирантка, ныне молодая женщина под сорок, спросила, слежу ли я за нашей литературой. Я не любитель уклончивости, но мне и самой не ясно, какой ответ отражал бы реальное положение вещей. «Да» означало бы, что я систематически открываю (по крайней мере) «Новый мир» и «Знамя», а также выписываю «Литературку». Однако ничего этого я не делаю. А ведь в «Знамени» я еще и печаталась, и даже была премирована — уже не помню толком, за что именно. И вообще, всё это было очень давно.

Итак, на вопрос, слежу ли я, следовало бы ответить «нет». Но ведь это неправда; другое дело, что всё чаще я именно открываю текст — чтобы через десять минут его закрыть. Закрыть равнодушно, если не знаю автора, и с огорчением, если слежу за его работами.

«Петровых» я стала читать ровно потому, что моя старинная приятельница и бывшая ученица Алла Звонкина, давно живущая в Бордо, уже дважды интересовалась, читала ли я это. Когда-то именно Алла (тогда еще Ярхо) открыла мне начинающего писателя Андрея Битова.

Сальников А. Петровы в гриппе и вокруг него. М.: АСТ, 2016
Сальников А. Петровы в гриппе и вокруг него. М.: АСТ, 2016

Итак, отложив срочные дела, я читаю «Петровы в гриппе» — повесть незнакомого мне Алексея Сальникова, — читаю прямо с экрана большого компьютера, что я обычно делаю только в качестве пробы.

Примерно через час я уже знала, что главный герой (Петров) вроде бы простужен и заболевает. Обнаружив, что примерно первую треть текста я уже успела забыть, я почувствовала некий дискомфорт, но тут же включилась в события в семье Петровых, связанные опять-таки с гриппом, — на этот раз заболел сын Петрова, школьник лет десяти.

На этой волне я довольно быстро достигла финала повествования (забыла, как он маркирован автором). Тем временем в окне уже виднелся ранний, пока еще вполне летний вечер, что я обнаружила не без удивления.

Свидетельствует ли это о том, что «Петровых» я читала с увлечением? Пожалуй, скорее с любопытством: куда это? И зачем это? Я даже не могу ответить на вопрос, хотела ли бы я прочитать еще что-либо «в том же роде» или того же автора.

Несомненное свойство повествования о «Петровых» — узнаваемость. Казалось бы, одной узнаваемости для удовольствия от текста маловато. Более того, на мой взгляд, «узнаваемым» получился один лишь Петров. По крайней мере, этот персонаж, как говорят художники, прописан.

А вот Петрова, на мой взгляд, скорее намек, — поскольку обрисована только ее функция: должна ведь у Петрова быть жена. Вот, извольте: толковая, критичная, адекватная (опускаю некоторые совсем уж придуманные автором нюансы).

В целом же получилась хорошая книга. Я не пожалела времени и прочитала с десяток рецензий на нее. Рецензии оказались (почти все) откровенно хвалебные; уместную сдержанность проявил, как мне показалось, только Дмитрий Быков.

«Заодно» отмечу, что в процессе поиска откликов на «Петровых» я открыла нового для себя критика — это Игорь Гулин. Обратите внимание — не пожалеете. 

Ревекка Фрумкина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 См. также:

  • Ван Баскирк Э. Проза Лидии Гинзбург. Реальность в поисках литературы. Пер. с англ. С.Силаковой. — М.: НЛО, 2020 (nlobooks.ru/books/nauchnaya_biblioteka/21608/)14.01.2020 Книга о Лидии Гинзбург В издательстве «Новое литературное обозрение» в русском переводе вышла книга американской исследовательницы Эмили Ван Баскирк «Проза Лидии Гинзбург: реальность в поисках литературы». Это издание — результат десятилетних усилий Эмили Ван Баскирк по реконструкции текстов Гинзбург и анализу важных сюжетов ее жизни и творчества.
  • Кириллина Л. Гендель. М.: Молодая гвардия, 201703.12.2019 Слушаем Генделя Я не большой поклонник известной ЖЗЛ-серии издательства «Молодая гвардия» — иные тома просто замечательны, а есть и малоудачные. В общем, надо ориентироваться на автора соответствующего жизнеописания в большей степени, чем на героя, чья жизнь является темой книги. Однако в данном случае ситуация как раз обратная: я читала жизнеописание Генделя, поскольку в определенной степени знаю его музыку, а вот об авторе этой книги, Ларисе Валентиновне Кириллиной, я не знала просто ничего.
  • Алейда Ассман. Длинная тень прошлого22.10.2019 Память как травма и противоядие Алейда Ассман — современный немецкий историк — написала несколько совершенно неординарных книг, посвященных проблемам культурной памяти. Наибольшее впечатление на меня произвела ее работа «Длинная тень прошлого. Мемориальная культура и историческая политика», вышедшая в переводе в 2018 году в издательстве НЛО в серии «Библиотека журнала «Неприкосновенный запас» (уже вторым изданием). Это большая научная работа, которую неофитам следовало бы читать подряд…
  • Дубин Б. Пространство другими словами. Французские поэты XX века об образе в искусстве. СПб.: Издательство Ивана Лимбаха, 200527.08.2019 Вновь вспоминая Бориса Дубина В ТрВ-Наука № 280 от 4 июня 2019 года я писала о книге Бориса Владимировича Дубина «О людях и книгах». Автор ушел от нас в августе 2014-го, но и спустя пять лет знавшие его не готовы с этой потерей смириться… Наверное, не всё, написанное Дубиным, я читала — если иметь в виду его многочисленные статьи и выступления. Но, как оказалось, кроме книг мною не раз прочитанных существует неизвестная мне книга Дубина — к тому же весьма необычная.
Подписаться
Уведомление о
guest
4 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Elizaveta Bonch-Osmolovskaya
1 год назад

Мне было очень интересно читать, даже «интересно» — не совсем то слово, меня захватили Петровы, хотя в результате оставили в некотором недоумении: концы с концами явно не сходились. Загадку разгадал Николай Александров, автор лучшей, на мой взгляд, рецензии на эту книгу. А за Сальниковым теперь буду следить.

Сергей Берец
Сергей Берец
1 год назад

В отличие от глубоко уважаемой Ревекии Фрумкиной не смог осилить этот текст до конца. Бросил на школьном утреннике. Сочинение показалось ненужным. По крайней мере, мне. Должен признаться, что поддался на отклики в ФБ и выдержки из рецензий на обложке. Никаких особых красот стиля и новаторства не обранужил. Видимо, плохо искал. Надо думать, что и о гриппе можно написать более захватывающее произведение.

Александр Денисенко
Александр Денисенко
1 год назад

В заголовке мне почудилось ударение на последнем слоге. Думал Ревекка про поэтессу Марию Петровых. Ну про грипп наверное сейчас важнее.

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: