Будничные чудеса

Беркхед Т. Самая совершенная вещь на свете: Внутри и снаружи птичьего яйца.  Перевод Павла Волкова. М.: КоЛибри, 2019 (серия «Новый натуралист»)
Беркхед Т. Самая совершенная вещь на свете: Внутри и снаружи птичьего яйца.
Перевод Павла Волкова. М.: КоЛибри, 2019 (серия «Новый натуралист»)

Мартин Хайдеггер говорил, что главная задача философии — усложнять вещи, делать их более трудными для понимания. Это позволяет смывать с них оболочку привычного восприятия. Благодаря усложнению вещи воспринимаются по-новому, а к человеку возвращается удивление, с которого, как полагал Аристотель, начинается познание.

Усложнить можно любую вещь — от микроба до Вселенной. И тогда звездное небо ­вместо ­привычной ­декорации превращается в бесконечное пространство, где всё находится в движении, а такая привычная часть нашего тела, как кишечник, становится многомиллиардным зоопарком всевозможных бактерий и архей.

Удивление меняет взгляд на мир, благодаря ему показываются новые закономерности, а привычные предметы играют новыми красками.

Любая вещь благодаря усложнению может стать бесконечно интересной — хоть стул, хоть хвост кошки или даже апельсин.

К сожалению, умение открывать глаза на обыденные предметы встречается нечасто и, наверное, его можно считать особым даром или талантом.

Им вполне обладает британский орнитолог Тим Беркхед, автор книги «Самая совершенная вещь на свете», которая посвящена птичьим яйцам и ­оологии, то есть их изучению.

Книга усложняет восприятие яиц и возвращает читателю позабытое удивление. «Моя цель состоит в том, чтобы рассказать вам, что мы знаем про яйца, и вновь наполнить удивлением это вроде бы будничное чудо природы», — пишет автор.

Будничное чудо оказывается бесконечно сложным и любопытным. В книге множество ответов, а самое главное — множество вопросов, которые вряд ли придут в голову, когда разбиваешь куриное яйцо на сковородку.

Как яйцо защищается от вредоносных микробов и вместе с тем пропускает кислород, чтобы ­зародыш не задохнулся?

Как скорлупа получается твердой, чтобы выдержать вес наседки, и вместе с тем хрупкой, чтобы птенец мог вылупиться?

Как окрашивается яйцо?

Почему в такие цвета?

Как и зачем яйцо приобретает свою форму?

Почему скорлупа яйца ­кайры под микроскопом выглядит как «горный хребет Гуйлинь», а у вымершей бескрылой ­гагарки она похожа на «открытый дворик, вымощенный плоскими плитами»?

Попутно с учеными сведениями в книге рассказывается про коллекционеров и «скалолазов», добывавших яйца на высоких утесах Британии.

Некоторые персонажи достойны кисти Шекспира. К примеру, миллиардер Хьюитт, унаследовавший пивоваренную империю и с азартом собиравший всё, что попадалось под руку: яйца, машины, монеты, марки, ружья. Свое поместье он в конце концов превратил в гигантский и совершенно беспорядочный музей всего на свете. Это было собирательство ради собирательства. Многие из ящиков с яйцами, купленные у других коллекционеров, Хьюитт так ни разу и не открыл.

Любопытные персонажи и сведения автор уложил в три сотни страниц. Они, по сути, отвечают на главный вопрос, который задает Беркхед: «Изучение птичьих яиц может показаться блажью. Кому они нужны, в самом деле?«

По прочтении ответ становится очевидным.

Антон Нелихов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Garrik Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Garrik
Garrik

«Как скорлупа получается твердой, чтобы выдержать вес наседки, и вместе с тем хрупкой, чтобы птенец мог вылупится?» — ошибка, пропущен мягкий знак.

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (2 оценок, среднее: 3,50 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: