Ольга Зеленина: «Труп ФСКН перевернулся в гробу»

Ольга Зеленина, Татьяна Тучина, Сергей Шилов, Александра Быкова у Брянского областного суда
Ольга Зеленина, Татьяна Тучина, Сергей Шилов, Александра Быкова у Брянского областного суда

↓ «Маковое дело» и судебная экспертиза: ученые на службе силовиков?

21 февраля 2019 года вступил в силу оправдательный приговор по «маковому делу», вынесенный присяжными в Брянском областном суде. Ольга Николаевна Зеленина рассказала нашей газете о ближайших планах. Беседовала Наталия Демина.

Что для вас стало итогом 2018 го­да?

— Год был переломным, наконец-то многострадальное «маковое дело» достигло финала. Мы услышали вердикт присяжных, и он был оправдательным. Оправдали не только меня, но еще и 12 других подсудимых. Это была безусловная победа. Я думаю, что труп ФСКН, службы, распущенной президентом в 2016 году, перевернулся в гробу.

Какой интересный образ! Какие у вас планы на 2019 год?

— Я очень надеюсь, что эта победа станет только первым шагом. Что наконец-то правительство РФ услышит о маковой проблеме и найдет пути ее решения и что тысячи других бакалейщиков, которым не повезло и их судил не суд присяжных, тоже будут освобождены. Я благодарю газету «Троицкий вариант» за постоянное сопровождение нашего процесса, за помощь и поддержку и за вклад в победу.

Кто еще пришел вам на помощь?

— Мне на помощь пришло огромное число людей, большинство из которых я прежде не знала. Прежде всего, это Общество научных работников (и уже ушедший Дмитрий Дьяконов, и Андрей Цатурян, Галина Цирлина, Александр Фрадков, Михаил Фейгельман, Михаил Гельфанд…), которое постоянно помогало с 2012 года. Его обращения были опубликованы на сайтах и отправлены в Генеральную прокуратуру. Они сыграли свою роль. «Новая газета» и ее замечательные журналисты Ольга Боброва, Вера Челищева, Анна Артемьева. Правозащитники Лев Пономарёв (Движение «За права человека»), Лев Левинсон (правовой сайт Hand-help), Андрей Бабушкин (Комитет «За гражданские права»), Ольга Орлова на ОТР. Вика Ивлева, замечательный фотограф и журналист, с которой мы познакомились в сентябре 2012 года, когда она пришла сделать мои фото для телеканала «Дождь». «Диссернет», проведший анализ обвинительного заключения, и особенно Андрей Ростовцев. Брянцы Александр Богомаз, Александра Быкова и Татьяна Тучина, которые своим присутствием на судебных заседаниях напоминали присяжным о том, что это дело имеет преюдициальное значение. Адвокат Михаил Голиченко и юрист Александр Смирнов более пяти лет неустанно консультировали меня. «Русь Сидящая» обеспечила помощь адвоката Алхаса Абгаджавы в 2013 году, «Агора» обеспечила мне юридическую помощь адвоката Евгения Губина в 2014–2016 годах. В 2018 году подключилось Международное историко-просветительское, правозащитное и благотворительное общество «Мемориал», которое предоставило мне помощь адвоката Анны Зайцевой на этапе прений сторон.

Не только родственники, однокурсники, одноклассники, соседи, друзья, коллеги по работе, но и прежде незнакомые мне люди с открытой душой приходили на помощь. Наконец, Академия наук и ее Комиссия по борьбе с лженаукой. Все они сделали свой вклад, чтобы процесс был выигран.

Этот суд показал, что мнение народа, которое присяжные представляют, иногда становится решающей силой.

— На самом деле до того, как вся эта «маковая история» произошла, мне казалось, что я везунчик. Я училась в хорошей школе, получила золотую медаль. Сдав один экзамен, поступила в университет. Никаких взяток, никаких подношений никому. У меня прекрасный муж и семья. Работала и было всё удачно. И вдруг такой удар! Ты оказываешься за решеткой — и что бы ты ни говорил и не делал — ничего не помогает. Но когда здравый смысл наконец-то, через семь лет, восторжествовал, то хочется верить, что это будет всегда. Что это не первый и не последний раз, а так будет всегда. Я хочу, чтобы это время наступило.

Большую роль сыграла ваша семья, прежде всего муж.

— Муж не только всё это выдержал, но и все годы меня поддерживал.

Приговор, вынесенный присяжными, устоял и вступил в силу. Почему прокуратура не стала его обжаловать?

— По моему мнению, в процессе стала очевидной абсурдность обвинения подсудимых бакалейщиков в торговле наркотиками под видом пищевого мака и как следствие — абсурдность обвинения меня в превышении должностных полномочий и пособничестве преступному сообществу. Кроме того, выявились нарушения в ходе предварительного следствия, которые обязаны были привести к отмене обвинительного приговора.

— Будете ли вы подавать иски о моральном и материальном ущербе?

— Да, я сейчас готовлю иски.

Как коллеги по институте приняли оправдательный приговор?

— Коллеги были рады, но всех волнует вопрос, кто и как ответит за годы издевательства надо мной и здравым смыслом.

Иногда научному и правозащитному сообществу удается помочь человеку и вытащить его из СИЗО на свободу. В чем вы считаете был главный ключ к вашей победе?

— Главный ключ победы — в нашей несломленности и большой общественной поддержке. Мы неустанно настаивали на невиновности. На протяжении более чем шести лет «Новая газета» и «Троицкий вариант» освещали все значимые события процесса. РАН после шести лет молчания выступила в защиту, и это переломило ход процесса.

Хочется, чтобы 2019 год стал годом победы и для других ученых, которые сегодня находятся под уголовным преследованием. Главное, чтобы их не держали в застенках, тогда их доводы в свою защиту будут звучать громче и весомее.

Сергей Шилов и Ольга Зеленина: дело выиграно, но сколько сил и здоровья потрачено!
Сергей Шилов и Ольга Зеленина: дело выиграно, но сколько сил и здоровья потрачено!
Ольга Орлова
Ольга Орлова

Ольга ­Орлова, научный журналист (ОТР):

Ходить на судебные заседания тяжело и неприятно. Знания после этого горькие, однако в нашей стране не бесполезные. Чему нас учит «маковое дело» с участием Ольги Зелениной?

Урок первый, печальный: даже в неполитических, а чисто уголовных процессах произошло полное сращивание судейской и обвинительных ветвей. Если на вас дело заведено, то судья точно будет на стороне обвинения. А защита практически бессильна. Так устроена современная судебная система в России. По степени агрессии и предвзятости по отношению к обвиняемым и к представителям защиты судья Брянского областного суда Тулегенов не отличается от судей Мосгорсуда, которые рассматривают дела с политической составляющей. И единственная надежда в таких процессах на присяжных, которые могут просто разозлиться, глядя на отвратительное поведение судьи. Однако статей, по которым допускается суд присяжных, очень мало. Поэтому шансов на то, что «суд разберется», в России практически нет.

Урок второй, обнадеживающий: бороться с системой можно только всем миром и всеми способами. Нет возможности решить дело одним дорогим адвокатом, одним звонком влиятельному лицу, одной шумихой в прессе и пр. «Маковое дело» в Брянске удалось выиграть потому, что каждый делал, что мог. Кто-то шел общаться с высокопоставленными чиновниками, кто-то ездил на процессы, кто-то освещал процесс в региональной местной прессе, кто-то — в федеральной. Кто-то искал поддержки у политиков, кто-то пытался донести правду до присяжных. Кто-то бескорыстно оказывал юридическое сопровождение и поддержку подсудимым, кто-то собирал деньги на адвокатов. Кто-то собирал подписи коллег.

Мне эта история напомнила опыт борьбы ВИЧ-инфицированных в США в 1990-е, когда нужно было развернуть государственную махину и всё общество в сторону серьезной проблемы. Нужно было убедить сенаторов и конгрессменов в изменении законодательства, нужно было стимулировать ученых на создание лекарств, нужно было продавить FDA изменить регламенты появления новых препаратов на рынке и т. д. И тогда больные и их родственники раскололись на группы и делали, кто что мог. Одни устраивали радикальные акции и манифестации, шли на жесткое столкновение с полицией. Другие надевали дорогие пиджаки, поднимали связи и шли к политикам и чиновникам на переговоры, третьи предлагали свою помощь ученым в лабораториях. Но за десять лет они добились серьезных сдвигов, и люди перестали умирать от СПИДа.

Конечно, наш успех намного скромнее, но в чем-то история с «маковым делом» с участием Ольги Зелениной похожа на этот опыт: и президент РАН А. М. Сергеев и вице-президент РАН А. Р. Хохлов оказали серьезную поддержку, и журналисты из изданий, где начальство разрешало поднимать эту тему, рассказывали об этом, и коллеги-ученые собирали деньги и подписи в поддержку, и местные активисты в Брянске пытались привлечь внимание к процессу.

В итоге тринадцать человек оказались оправданными. Я помню их лица на скамье подсудимых и понимаю, что́ значит эта победа для их семей. По­этому третий урок, главный: таких процессов по стране идет, к сожалению, много, не надо отмахиваться, надо участвовать по мере возможности — деньгами, словами, присутствием, связями. И только так можно спасти живого человека. 

«Маковое дело» и судебная экспертиза:
ученые на службе силовиков?

5 апреля 2019 года в Москве, в Сахаровском центре состоится дискуссия на тему ««Маковое дело» и судебная экспертиза: ученые на службе силовиков?».

Этой зимой суд присяжных оправдал обвиняемых по «маковому делу». Оно началось в 2010 году, когда ныне расформированная ФСКН арестовала 42 тонны кондитерского мака, импортированного из Испании: дескать, в них содержится 295 г морфина и 205 г кодеина. В этой связи предприниматель и импортер этого мака Сергей Шилов обратился в Пензенский НИИ сельского хозяйства с вопросом: а бывает ли пищевой мак без алкалоидов опия? Директор института поручил канд. с.-х. наук, зав. химико-аналитической лабораторией Ольге Зелениной подготовить проект ответа.

В подписанном в 2011 году директором института ответе было указано, что пищевой мак всегда содержит алкалоиды опия, но их количество безопасно при обычных условиях его использования. Для силовиков письмо Пензенского НИИ было неприятной неожиданностью, ведь оно в корне подрывало основу тысяч уголовных дел, возбужденных против бакалейщиков.

В августе 2012 года Зеленину, автора проекта письма, обвинили в пособничестве контрабанде наркотиков. Дело тянулось 8 лет. Несмотря на то, что в нем есть 182 физико-химические экспертизы, в которых написано, что пищевой мак не наркотик, на 138 тыс. страницах обвинительного заключения наркополицейские уверяли, что бакалейщики торгуют пищевым маком с закамуфлированными наркотиками, а Зеленина им помогала, выдавая заключения о безопасности товара.

Дело Ольги Зелениной стало знаковым; за ее оправдание активно боролись и российские, и иностранные ученые. В итоге в декабре 2018 года присяжные оправдали всех 13 подсудимых по «маковому делу». Однако радоваться рано: независимые эксперты всё чаще оказываются под ударом. Их независимые заключения мешают силовикам фальсифицировать дела. Ведомственные эксперты всегда могут проштамповать необходимые следствию тезисы обвинения. А если независимый эксперт утверждает иное — тем хуже для него.

Так, в декабре 2018 года был уволен антрополог и религиовед Александр Панченко — за экспертизу из СПбГУ по делу христианской организации «Вечерний свет», чьи материалы показались силовикам экстремистскими. По мере того, как университеты и академические институты лишаются остатков самостоятельности, давление на независимых экспертов становится всё сильнее. Как с этим бороться? Могут ли ученые защитить себя и отстоять ценность академических свобод?

В дискуссии участвуют: Ольга Зеленина, химик; Сергей Бадамшин, адвокат правозащитного движения «Открытая Россия»; Дмитрий Дубровский, доцент факультета социальных наук НИУ ВШЭ; Андрей Заякин и Андрей Ростовцев, физики, сооснователи вольного сетевого общества «Диссернет».

Организаторы: Сахаровский центр, газета «Троицкий вариант — Наука»
Начало — 19:00. Приглашаются все желающие.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
1 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Александра Коробейникова Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Александра Коробейникова
Александра Коробейникова

!!!!!

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (5 оценок, среднее: 4,20 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: