Сможет ли кухарка преподавать матанализ, или Сказка о потерянном высшем образовании

Андроник Арутюнов
Андроник Арутюнов

Всё, что написано далее, — это опыт выпускника мехмата МГУ, учившегося в аспирантуре в академическом институте, защитившего диссертацию и работающего преподавателем в МФТИ, а также активного ученого и активиста независимого профсоюза работников высшей школы «Университетская солидарность».

Данный текст навеян смелыми педагогическими экспериментами, например, по отмене очных лекций, планируемыми и проводимыми в Высшей школе экономики, на Физтехе и во многих других университетах России. Поскольку меня (и многих коллег) часто упрекают в ретроградстве, излишнем консерватизме и других прегрешениях перед прогрессом, мне кажется необходимым по пунктам объяснить, в чем проблема со многими нововведениями, в частности с пресловутым онлайн-образованием. В конце текста, конечно, будет представлена и некая позитивная программа. Впрочем, я практически уверен, что шансов на реализацию этой программы, даже в отдельных вузах, нет.

Текст посвящен в первую очередь Физтеху, так что далее много примеров из мира преподавания математики. Однако мои мысли вполне применимы к другим вузам и к другим дисциплинам, в том числе и гуманитарным.

Онлайн-образование

Итак, о чем, собственно, речь. Очень условно онлайн-образование можно разделить на «жесткое» и «мягкое». Жесткий онлайн — это лекции в записи. То есть, грубо говоря, ролик на YouTube или другой платформе. Как дополнение к обычным лекциям штука неплохая, но «книга лучше». Учебник, как правило, и более полон, и лучше структурирован, нежели серия записанных выступлений. Хотя, конечно, нет смысла возражать против записей как дополнительного материала. Особенно в том случае, если этот дополнительный материал хорошо и качественно сделан, желательно с участием профессионального оператора, дополнен хорошими картинками и в нужных местах есть ссылки на литературу. Если же запись (как это, скажем, предлагает ректор ВШЭ) заменяет живого человека, дело плохо. Во-первых, происходит исключение живого человека из образовательного процесса, во-вторых, сокращается возможность обновления текущего курса лекций, и, в-третьих, подобный формат закрывает в будущем возможность появления новых, альтернативных курсов. Единственный, крайне сомнительный, плюс — «удобно слушать», но об этом мы поговорим чуть позже.

Другой формат — мягкий онлайн: когда во время лекции у слушателей есть возможность комментировать и задавать вопросы. Конечно, для тех, кто физически не может присутствовать на лекции, это неплохой вариант. Но остаются проблемы. Во-первых, качество лекций по сравнению с обычными меняется неясным образом. Во-вторых, организовать качественную онлайн-трансляцию из обычной аудитории крайне затруднительно, особенно если курс достаточно тяжелый. Если же речь идет о специализированной аудитории, без зрителей (о студии), то преподаватель лишен живого контакта со студентами и «не видит глаз», что само по себе крайне для него некомфортно: он не может отследить момент, когда слушатели перестают понимать происходящее. Теоретически эти проблемы можно решить, но потребуются очень серьезные усилия. Лично мне неизвестен способ, как обеспечить контакт с невидимой аудиторией. Может быть, это сакральное знание, доступное апологетам онлайн-образования?

Но самое главное, абсолютно непонятно, в чем преимущество такого формата перед обычными лекциями, за исключением уже упомянутого аргумента про «удобно слушать», с которым нужно разобраться подробнее. Далее — несколько важных тезисов.

Удобство слушателя превыше всего?

Большинство лекционных курсов, читаемых студентам в первый-второй год обучения, не столько призваны занести в их головы определенную сумму современных знаний, сколько являются ликбезом по совершенно необходимым разделам науки. А главное, они учат студента учиться. Это подразумевает, что студент должен уметь разбираться в новом для себя материале, пользоваться полученными знаниями и по возможности задавать вопросы преподавателю «на лету». Без этого в дальнейшем нельзя освоить более продвинутые курсы, по многим из которых нет единого учебника. Например я читаю два спецкурса. Ни по одному из них нет (и никогда не будет) единого полного учебника. Хотя вся информация, которую я сообщаю студентам, известна научному сообществу, однако она разбросана по разным книгам и статьям, освоение которых для неподготовленного студента затруднительно. И это типичная ситуация по понятной причине: авторские курсы отражают личный взгляд на определенные разделы знания. Польза от таких курсов несомненна. Ведь именно из таких курсов студенты и аспиранты обычно и получают необходимые знания по своей узкой специальности.

Непонятно, как студенты научатся слушать и разбираться в таких курсах, если они не приобретут соответствующий навык раньше. Кроме того, понимание таких курсов требует «базы». Невозможно читать продвинутые спецкурсы вчерашним выпускникам школ. И как бы ни мечтали отдельные начальники, чтобы студенты начинали заниматься наукой и слушать «ультрасовременные» курсы с первого года обучения, это невозможно.

Озвучу еще одну прописную истину. Очное обучение тем и лучше заочного, что оно предполагает дисциплину. Прийти на лекцию, записать лекцию, сидеть в аудитории в окружении товарищей — всё это создает определенную атмосферу, которая способствует учебе. Будет ли такая атмосфера у студента дома или в общежитии? Сумеет ли он ее создать? В общем случае — нет, поскольку опять-таки не обладает соответствующим навыком. Это верно прежде всего для иногородних студентов, которые приезжают учиться в Москву. Чем больше времени они проведут в четырех стенах общежития, тем хуже. В незнакомом городе на новом месте среди незнакомых людей, в стрессовой обстановке такой студент просто не сможет начать нормально учиться.

Развивая последнюю мысль, скажу, что очное обучение (в том числе и очные лекции) выполняет важную функцию социализации. Контингент, поступающий на тот же Физтех, и без того достаточно специфический, и многих наших студентов крайне желательно побольше вытаскивать наружу и «принуждать» к общению с живым людьми. «Онлайнофикация» этому отнюдь не способствует. И конечно, многие студенты между нудным роликом по матанализу и компьютерными играми сделают выбор не в пользу знаний (знаю это по собственному опыту).

И еще одно соображение. Сейчас действует презумпция полезности онлайн-обучения. Однако она ни на чем не основана. Нет ни соответствующих исследований, ни анализа, ни понимания границ применимости соответствующей формы обучения.

Нужно понимать, что у уважаемых коллег из таких контор, как «Фоксфорд», GeekBrains и «Нетология», есть опыт успешного онлайн-преподавания школьных предметов и коротких прикладных курсов. Однако пока не замечено победителей крупных олимпиад, которые обучались бы исключительно через «Фоксфорд», не посещая математические кружки и математические школы. Широко известно, что Марк Цукерберг не окончил высшего учебного заведения, однако многие другие люди, управляющие Facebook и другими крупными компаниями, получили самое настоящее очное высшее образование зачастую в лучших университетах мира, где занятия по-прежнему ведут в аудиториях.

Важно отметить, что идея перенести опыт преподавания школьной геометрии на преподавание тяжелых математических курсов выглядит крайне сомнительно. Ниоткуда не следует, что опыт преподавания онлайн-курсов, направленных в основном на выработку определенных навыков, можно применить в преподавании тяжелых теоретических курсов, без которых фундаментальное образование просто немыслимо.

Вообще, всё современное онлайн-образование — это скорее дополнительное образование, нежели основное. Редкие примеры того, как люди без высшего образования нашли себе хорошую работу, прослушав онлайн-курсы, как правило, объясняются целеустремленностью и огромными усилиями по самообразованию. Люди с такими качествами, имея постоянный доступ к хорошей библиотеке и научным базам интернета, и раньше не пропали бы.

Нужно понимать, что массовое создание онлайн-курсов рождает массу проблем, которые игнорируются в обсуждениях. Например, право интеллектуальной собственности. Во многих случаях это право будет принадлежать не автору, а организации, которая активно продает курс (а автору, вероятнее всего, причитаются пожелания хорошего настроения и здоровья). Наконец, тотальная «онлайнофикация» направлена на увеличение количества студентов в группе. Насколько эффективной будет работа с группами в 30–40 человек? Пожалуй, оставлю за скобками вопрос о том, что будет с преподавателями, которые уже записали свой курс. Их что, уволят?

Онлайн-активность, направленная на создание дополнительных материалов, — это хорошо. Однако существует тенденция к замене классических курсов этой формой обучения. И вот это — очень плохо.

В сущности, «онлайнофикация» учебного процесса на младших курсах приведет к окончательной и бесповоротной смерти любого российского передового университета как учебного заведения, выпускающего приличных специалистов.

Всё новое — это хорошо забытое старое

Рис. В. Шилова
Рис. В. Шилова

Вообще, для администраций университетов весьма характерна манера внедрять всякие инновации, не сильно задумываясь над последствиями. Любимая игрушка многих «начальников» — т. н. система листочков, придуманная когда-то блестящим преподавателем Н. К. Константиновым. Суть системы вот в чем. По каждой теме выдается лист с задачами, который обучающийся сдает преподавателю или, чаще, студентам старших курсов/магистрам и так далее. Система была введена потому, что на кружки ходило много детей, а преподаватель (собственно, сам Н. К. Константинов) был один и просто не успевал пообщаться со всеми школьниками. Однако у него был ресурс студентов, которых к непосредственному преподаванию допускать нельзя (в силу их недостаточной опытности), но которым вполне можно доверить принимать задачи. Прекрасный метод в своих границах применимости! Так можно читать «малыми силами» факультативы и даже вести некоторые курсы. Но дадим слово автору«Почему листки? Потому что на кружок люди ходят нерегулярно. Это занятие в принципе нерегулярное: на кружок можно придти, а можно и не приходить. Поэтому ничего толком пройти нельзя, не получается систематического курса. А листки фиксируют то, что было на прошлом занятии — и человек, пропустивший занятие, сосредоточивает внимание на том, что им было пропущено. То есть листки — это прямое следствие той обстановки, которая была на кружке».

Надо понимать, что эта система требует выполнения нескольких условий. Во-первых, нужна очень высокая квалификация ведущего занятия. Потому что он должен не только объяснить тему так, чтобы ученики всё поняли, но и контролировать принимающих задания, а также правильно составить программу. Во-вторых, так нельзя учить предметам вроде матанализа, с большим количеством технически сложных задач. В-третьих, такая система появилась в ситуации, когда преподаватель не мог лично пообщаться со всеми студентами, и бессмысленна для небольших групп. Система «листочков» хорошо и давно известна, никакого «новшества» в ней нет и близко, сколько бы ее ни пытались преподносить как последний писк педагогической науки.

Можно привести и другие примеры сомнительных инициатив, но мы поговорим о другом.

Компетентные кадры решают всё!

У нас в стране компетентность вообще не в почете, однако ситуация, когда учебную программу формирует человек без ученой степени, несет в себе некоторую свежесть для Физтеха, хоть и стала обыденностью для многих провинциальных вузов. Во времена, когда я учился на мехмате МГУ (всего-то десять лет назад), большой редкостью было, если лекции нам читали всего лишь кандидаты наук. Дело в том, что для квалифицированного чтения лекционного курса недостаточно знать соответствующую дисциплину в полном объеме. Необходимо знать в разы больше, чем  то, что узнают обучающиеся. Именно из-за этого в педвузах на матфаках преподают высшую математику, и в немалом объеме. Знания составителя курса (т. е. лектора) должны быть достаточно обширными, чтобы он понимал взаимосвязи между различными разделами не только самого курса, но и смежных дисциплин. Важно понимать современные тенденции, то, чем занимается современная наука, видеть приложения, иметь в голове объемную картинку. Без этого преподавание, по сути, превращается в зачитывание чужого учебника вслух. Конечно, это не отменяет того, что и среди молодых ученых бывают блистательные высококвалифицированные лекторы, но это скорее редкость. Выдающийся ученый, который не является хорошим рассказчиком и вообще гением педагогики, гораздо полезнее для студентов, нежели слабый специалист с хорошо подвешенным языком. Стендап-комик явно лучше выступит, чем любой преподаватель, но все-таки преподавание — это не развлекательно-увеселительное мероприятие, а работа. Тяжелая совместная работа студентов и преподавателей.

Однако частенько можно наблюдать совсем другую картину. К примеру, на Физтехе на одном из факультетов всю математическую (и, по слухам, физическую) программу определяет… аспирант второго года обучения, который, насколько мне известно, не написал ни одной научной статьи. К его достоинствам можно отнести то, что он очень складно дает интервью и здорово объясняет студентам первого курса, как решать задачи по аналитической геометрии и линейной алгебре. Да и вообще крайне приятен в общении.

Такие неосторожные новаторства могут привести к тому, что мы потеряем главное (если не единственное) конкурентное преимущество наших выпускников: хороший набор базовых знаний и базовую научную эрудицию, то есть некий стандарт знаний. Этот стандарт в идеале дает выпускнику возможность менять профиль, достаточно свободно выбирать себе будущее место работы, поступать в западную аспирантуру и магистратуру. Недавно так и было. А как будет дальше?

О цветовой дифференциации штанов

Кому же выгодны все эти новшества? В том же Физтехе из года в год увеличивается набор. Это же происходит в МГУ и Высшей школе экономики. В то же время набор в провинциальные вузы сокращается, причем стремительно.

Введение очно-заочной структуры обучения (т. е. базирующейся на онлайн-образовании) позволит в долгосрочной перспективе акулам высшей школы сожрать все провинциальные университеты (и, значит, финансирование). Именно в духе этого новшества — прекрасное предложение господина Кузьминова по разделению вузов на три категории, которую так и хочется прокомментировать в духе фильма «Кин-дза-дза!». Предполагается, что вузы третьей категории (в сиреневых штанах) лишатся права читать собственные курсы и обязаны будут закупать курсы у вузов первой категории (обладателей малиновых штанов). Ну, а вузы второй категории (обладатели желтых штанов) будут частично закупать курсы, но частично все-таки читать свои. Интересно, какое количество вузов (очевидно, в зеленых штанах) просто прекратит свое существование?

Такая схема неизбежно приведет к тому, что количество преподавателей со штанами всех цветов начнет уменьшаться. Потому как общее количество (да и качество, но это тема другого разговора) абитуриентов отнюдь не растет. Конечно, эта реформа очень выгодна в краткосрочной перспективе с точки зрения роста доходов вузов «малиновой» категории. Но с учетом того, что написано выше, в среднесрочной перспективе (не позже, чем через 3–4 года) качество образования начнет стремительно падать и там.

Вообще, мотивация начальников в малиновых штанах понятна. Продать «выход» из университета довольно сложно. Нелегко привлекать инвестиции бизнеса и научных институтов для подготовки сильных специалистов, трудно развивать эндаумент (т. е. собирать пожертвования с выпускников). Зато гораздо проще раздуть набор и получить большее госзадание, которое, как известно, пропорционально количеству студентов. Это, конечно, не единственная строка доходов для топовых вузов, но одна из важнейших. Кстати, именно из этой статьи доходов платятся заработные платы преподавателей, так что уменьшение госзадания приведет к неминуемым сокращениям и росту нагрузки.

В дополнение при такой «инновационной рационализации» можно будет еще и оптимизировать расходы. Для такого конвейера не требуется большого количества квалифицированных преподавателей, а значит, многих (в частности, особо говорливых) можно будет сократить. Зато к преподаванию «по листочкам» можно привлекать студентов старших курсов и аспирантов и платить им мизерную зарплату. А еще можно набрать голодных преподавателей из умирающих провинциальных вузов, чтобы они разбирали в аудитории на 30–40 человек задачи у доски. Такая вот инновационная благодать получается.

Позитивная программа, которая никогда не будет реализована

Так что же делать? Ведь уже сейчас российская высшая школа смахивает на человека с остановившимся сердцем. Чтобы его оживить, нужно срочно тащить дефибриллятор, проводить реанимационные действия — иначе всё, необратимая смерть мозга.

  1. Мотивация (в том числе и финансовая) преподавателей, особенно лекторов, к чтению лекций и обновлению учебных программ. В случае Физтеха я бы начал с возвращения нормы расчета учебной нагрузки, по которой час лекций считался за два часа семинаров. Конечно, у преподавателей должны быть развязаны руки и им должны быть предоставлены соответствующие возможности и условия.
  2. Расширение спектра преподаваемых предметов и увеличение часов на классические предметы за счет удаления из программы малоосмысленных предметов. Нужно и развивать курсы, и финансировать новые, особенно уникальные, читаемые специалистами для студентов старших курсов.
  3. Уменьшение зависимости науки и высшей школы от грантов и иных краткосрочных источников финансирования. Помимо бессрочных трудовых договоров у преподавателей должна быть уверенность в том, что они не помрут от голода. Ситуация, когда грант является главным источником доходов, ненормальна, так как, по сути, горизонт планирования ограничивается сроком действия гранта — в самом лучшем (и очень редком) случае это пять лет. Ни о каком развитии и обновлении при столь краткосрочном планировании в высшей школе речь идти не может.
  4. Развитие университетской науки. Но не в традиционном нынче формате «белые люди из лабораторий vs крепостные с кафедр», а поощрение тех, кто занимается наукой, работая в университете в качестве преподавателей. То есть (в случае с ведущими российскими университетами) не столько привлечение внешних специалистов, сколько развитие и поддержка уже действующих школ.
  5. Академические свободы. В частности, внедрение бессрочных контрактов (без которых вообще странно разрабатывать новые курсы: разработал, а потом увольнение, как в случае профессора Балашова?). Усиление роли профессорско-преподавательского состава в управлении вузами, повсеместный возврат выборности ректоров. Освобождение ученых советов от диктата посторонних в академическом сообществе лиц: полицейских, сотрудников ФСБ, священников и т. д.

Впрочем, я отдаю себе отчет в том, что ни один из этих пунктов, скорее всего, никогда не будет реализован. А без этого перспективы у российской высшей школы, фундаментальной и прикладной науки крайне скверные.

Андроник Арутюнов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 См. также:

  • Профсоюз “Университетская солидарность”09.06.2020 17 вопросов министру В пятницу 5 июня министр образования и науки В.Н. Фальков провел "прямую линию", отвечая на различные вопросы. Мы, разумеется, приветствуем этот шаг навстречу академическому сообществу со стороны министерства. Однако, к большому сожалению, были полностью обойдены все по-настоящему острые и важные проблемы, которые имеются в современной высшей школе.
  • Англоязычные программы экономических вузов: недочеты и перспективы21.11.2017 Англоязычные программы экономических вузов: недочеты и перспективы Ведущие российские университеты стремятся к международным рейтингам, однако рейтингами как таковыми не наполнишь учебные программы. В этой статье мне хотелось бы обобщить значительный педагогический опыт, а также наблюдения за коллегами и программами пяти ведущих экономических вузов Москвы.
  • Размышления о проблемах высшего образования на примере МФТИ04.04.2017 Размышления о проблемах высшего образования на примере МФТИ Год назад в МФТИ начались бурные административные преобразования, появились новые структуры — школы, которые объединили некоторые факультеты. Вместе с тем происходили порой не всегда продуманные преобразования и изменения учебных курсов. Неожиданно в результате этой деятельности пострадал классический курс теоретической механики, замененный на двух факультетах некоторым новым курсом.
  • Мария Молина16.06.2020 Заплачет март дистантом С 17 марта этого года многие частные школы перешли на дистанционное образование. Сделали они это без предварительной подготовки: на изменение режима ушли одни выходные. Государственным школам дали на пару недель больше, однако и им пришлось вести онлайн-занятия. Чего это стоило всем участникам процесса и можно ли переводить школу в онлайн, рассуждает лингвист, науч. сотр. Института языкознания РАН, преподаватель школы «Наукоград» Мария Молина.
Подписаться
Уведомление о
guest
237 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Галина Юхманкова
1 год назад

В России возможно все. В 1917 же году же смогли…и кухарки преподавали матанализ и прочие премудрые предметы

Vadim Egudin
1 год назад
В ответ на:  Галина Юхманкова

И в 1917 году совсем не кухарки преподавали все представляемые Вами предметы. Это объективно не возможно.

Мария
Мария
1 год назад
В ответ на:  Галина Юхманкова

Ага, кухарки с мировыми именами. И сколько сил затратили, чтобы «кухаркиных детей» выучить, да вылечить. А теперь эти «кухаркины дети» вообразили себя «хозяевами жизни» и не помнят родства, изображая из себя аристократов. ))

Konstantin Shurygin
Konstantin Shurygin
1 год назад
В ответ на:  Галина Юхманкова

> В 1917 же году же смогли…и кухарки преподавали матанализ и прочие премудрые предметы

Прямо наоборот. Как раз в 1917 году в МГУ были возвращены десятки профессоров, уволившиеся в 1911 в знак протеста году против очередных экспериментов министра просвещения. См. «дело Кассо».
https://ru.wikipedia.org/wiki/Дело_Кассо

Владимир
Владимир
1 месяц назад
В ответ на:  Konstantin Shurygin

Если б только эти вольнолюбивые профессора знали, какая «свобода» их ждет через 7 лет, то они бы предпочли стерпеть поведение Кассо

пролетарий умственного труда
пролетарий умственного труда
1 год назад
В ответ на:  Галина Юхманкова

Хотя бы в «год свиньи» не надо пороть чушь.
Даже если у человека исходный статус был «кухарка», через 5-6 лет обучения он изменится, а уж после защиты кандидатской и подавно.

Nikolay
Nikolay
1 год назад
В ответ на:  Галина Юхманкова

Вы путаете с 1929-1931 годами для Петербурга.
И с репрессиями 1937 года для Москвы.

Леонид Коганов
Леонид Коганов
1 год назад
В ответ на:  Nikolay

Уважаемый N.!
Простите, но что Вы имели в виду, говоря о репрессиях 37-го года прошлого 20-го века «для Москвы»? Если есть ссылки под рукой, то прошу либо вывесить здесь, либо переслать через админа. Заранее признателен.
В качестве предварительного бонуса:
https://www.currenttime.tv/a/prudovsky-vs-fsb/29821001.html?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com
Л.К.

АСМ
АСМ
1 год назад

Если уже на физтехе!

Наталья Пустынникова

о… я думала, что только школьникам грозят онлайн-обучением…

trackback

[…] газете Троицкий вариант вышла статья активного члена нашего профсоюза Андроника […]

Old_Scientist
Old_Scientist
1 год назад

Если у лектора есть свой авторский курс лекций — авторский, оригинальный, неповторимый курс — это замечательно. Но студент должен получать этот курс заранее, перед началом семестра. ЗАРАНЕЕ. Пришел студент со своей флешкой, и скачал. Или с сайта скачал. Студент не должен записывать этот курс на лекциях под диктовку автора! Студент должен приходить на лекцию, уже зная ее материал. Задача лектора в том, чтобы помочь студенту усвоить тот материал, который он прочитал заранее.

Владимир П.
Владимир П.
1 год назад
В ответ на:  Old_Scientist

== Если у лектора есть свой авторский курс лекций — авторский, оригинальный, неповторимый курс — это замечательно. Но студент должен получать этот курс заранее, перед началом семестра. ЗАРАНЕЕ.==
Это в идеале. Это когда курс пропахан-перепахан и по нему есть (желательно) авторский учебник. Реальность данная нам в ощущение заключается в том, что часто такой курс зачастую формируется в ходе его чтения. По крайней мере в первые 2-3 года. А с учетом того, что для чтения спецкурсов часто приглашаются «внешники» и курс может быть в этом году, а потом кануть на год-два, то он может быть довольно радикально переработан за время «спячки» (хотя бы потому что наука не стоит на месте) и обкатывается уже на новой генерации студентов-страдальцев. Я понимаю, что такая практика может довести самого психически устойчивого студента до острого психоза, а преподавателя до шизофрении, но она существует в том заповеднике дикой педагогической природы, который назвается «спецкурсы по выбору».

y.v.
y.v.
1 год назад
В ответ на:  Владимир П.

А как же буржуи с психозом и шизофренией то справляются? Там то «спецкурсы по выбору» — объективная реальность уже десятки лет.

елена
елена
1 год назад
В ответ на:  Old_Scientist

Для целей предварительного знакомства с содержанием предстоящей лекции очень хорошо использовать личный кабинет преподавателя с размещёнными там презентациями лекций, темами практических занятий и пр.

Мария
Мария
1 год назад
В ответ на:  Old_Scientist

Записывая лекцию студент запоминает материал трижды: зрением, слухом и моторикой. Это прочнее откладывается в голове, чем просто чтение с экрана или прослушивание. Древняя практика обучения — самая надёжная.

y.v.
y.v.
1 год назад
В ответ на:  Мария

Да, особенно когда ещё шпоры пишет перед экзаменом. Но вот что он вспомнит через пару лет после окончания — совсем другой вопрос…а что из полученных знаний ему потом пригодится даже в научной работе (если он не будет тот самый курс преподавать новой генерации студентов, или мучить школьников) — третий…

Denny
Denny
1 год назад
В ответ на:  y.v.

Что такое образование? Это то, что остается в голове, когда все выученное забывается.

Александр
Александр
1 год назад
В ответ на:  Denny

Так когда-то было, как и призказка что ВО видно по лицу, а не лацкану пиджака.
Сейчас остаётся диплом, дающий право работать(повышать квалификацию), безотносительно реальных знаний.

Мндэ
Мндэ
1 год назад
В ответ на:  Мария

Как же я устала в свое время слышать от преподавателей подобную глупость. Ладно, в начальной/средней школе это еще можно оправдать тем, что детям нужно развивать скоропись. Но практиковать такое в ВУЗе… Усвоить материал механически? Серьезно? Думаете, что мозг, наша память именно так и работают? Исходя из практики не только я убедилась, что лучшее запоминание материала происходит лишь через его переосмысление, усвоение основных принципов. Через его ПОНИМАНИЕ иными словами. А на какое понимание может оставаться время на самой лекции — когда, пока говорит лектор, твой мозг занят тем, чтобы успеть найти и распознать нужные каракули на доске, затем успеть записать это на бумаге согласно структуре конспекта, не забывая параллельно вылавливать из речи названия заголовков и о чем вообще речь. И все затем, что величина этой замаранной бумаги может повлиять на семестровую оценку. Кто из студентов хранит и перечитывает ее спустя время, а не выбрасывает как хлам по окончанию обучения? Человек не способен делать одновременно несколько вещей качественно. Написание студентом конспекта имеет смысл лишь тогда, когда студенту предлагается после прослушивания части материала время, чтобы переформулировать услышанное и записать в более короткой и удобной для себя форме. Время, повторяю, отдельное от времени на прослушивание материала. Тогда, глядишь, и конспект пригодится И мне плевать… Подробнее »

Максим Борисов
1 год назад
В ответ на:  Мндэ

На самом деле все от конкретного человека зависит. Кому-то это помогает, кому-то и мешает. Кто-то лучше усваивает материал (наверное) со слуха в аудитории, а кому-то лучше заранее что-то прочесть, а в аудитории лишь «разложить по полочкам», вникнуть в тонкости и задать нужные вопросы.

…Я вот только во втором вузе понял, что на конспекты лишь отвлекаюсь, а потом их почти не перечитываю.

Сергей
Сергей
1 год назад
В ответ на:  Мндэ

«Детям нужно развивать скоропись»? При собственноручном написании конспектов задействуется подсознание. Устное восприятие держит в голове только немного самой яркой информации. По важным, тяжелым дисциплинам среди отличников в основном пишушие конспекты, а среди троечноиков — пытающиеся запоминать без конспектов. Исключения бывают лишь при грамотно составленной комбинации раздаваемых заранее конспектов, тестов, задач, практических кейсов, которые многократно обсуждаются в разной форме.

В.П.
В.П.
1 год назад

Идеологи онлайн-обучения упускают из вида, что проверка знаний студентов требует той же квалификации, что и чтение лекций. И, к сожалению, нередко не меньших затрат сил и времени преподавателей. Если очно студенты массово пытаются получить оценку нечестным путём, то ценность диплома по скайпу будет приближаться к купленному в переходе метро.

av
av
1 год назад
В ответ на:  В.П.

А вот это неправда.Хорошую задачу с ответом корень из трех минус один делить на пи проверит каждый

Евгений
Евгений
1 год назад
В ответ на:  av

Угу, ну и выдадут вам эти корень из трех минус один делить на пи и что? Где гарантия, что студент не списал?

Так что в наших реалиях онлайн → тестовые задачи (со всем ворохом проблем aka списывание и фальсификация в промышленных масштабах) → проверка по шаблону без общения со спецами (де факто единственное что ценно) в живую от слова совсем. Ну и нафига такой ВУЗ вообще? Лучше книжку почитать, причём сразу за границей.

Владимир П.
Владимир П.
1 год назад

== Выдающийся ученый, который не является хорошим рассказчиком и вообще гением педагогики, гораздо полезнее для студентов, нежели слабый специалист с хорошо подвешенным языком ==
Я бы сказал, что тут имеет значение степень «нехорошести» специалиста как рассказзчика. В бытность мою студентом мне приходилось сталкиваться с преподавателями, которые будучи крупными учеными, обладали настолько скверными педагогическими способностями, что студенты от них буквально разбегались. Ибо как ни уважаешь имярек за его рекордные индексы цитирования и патриаршее положение, сессию как-то сдавать надо.

Андроник Арутюнов
Андроник Арутюнов
1 год назад
В ответ на:  Владимир П.

Все в меру, разумеется.

Екатерина
Екатерина
1 год назад

Я в восторге от статьи)
Для большинства утверждений есть четкие научные доказательства. Да, виртуальная реальность уничтожает 80% эффекта живой лекции.
Могу только и Вас упрекнуть: не сказали. что БРС вашей кафедры — враг мышления) Тоже легко доказать

Denny
Denny
1 год назад
В ответ на:  Владимир П.

ИМХО, тут вопрос ни в том и не в другом. Не в подвешенном языке и не в индексах цитирования. А в том, что хороший специалист может рассказать студентам то, что им действительно нужно для работы по специальности.

n11
n11
1 год назад

Именно так.

Анонимный преподаватель
Анонимный преподаватель
1 год назад

Спасибо за статью. Я не могу сказать, что разделяю вашу точку зрения. 1. Безусловно, я согласен, что лучше быть красивым и богатым, чем бедным и больным. Очное обучение в коллективе мотивированных людей у лучших специалистов ни с чем не сравнимо по качеству. Но в реальном мире это воздушные замки. Если вы соберёте специалистов желаемого уровня со всей страны и плотно упакуете, их хватит на пяток вузов, не больше. Это оценка сверху. Почти нет хороших школ, почти нет хороших вузов. Ситуация в ближайшее десятилетие не изменится; не появятся тысячи компетентных преподавателей, которые притом согласятся работать за небольшую зарплату в вузах, заполняя притом сотни ненужных бумаг. Я, как и вы, из технарей. У гуманитариев ситуация еще хуже; там с огнём нужно искать человека, который просто немного умеет думать. 2. По моему преподавательскому опыту я знаю, что образование для специалистов очень высокой квалификации (студенты с очень хорошей базовой подготовкой и способностями) не может быть смешиваемо с образованием для большинства. Это неэффективно как для «гениев» так для «середняков». Талантам нужен индивидуальный подход; помочь разобраться в области, дать систему, отобрать хороших книжек и помогать не заплутать. Середняков нужно держать за руку. . Мне кажется, что перевод лекций в онлайн (в виде записей и/или интерактивных курсов)… Подробнее »

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев
1 год назад

>Мне кажется, что перевод лекций в онлайн (в виде записей и/или интерактивных курсов) это единственный реальный путь поднятия уровня _массового_ образования; в свою бытность студентом я бы предпочёл слушать лекции лучших специалистов страны, пусть даже у меня и не вышло бы с ними живого общения.

Практика показывает обратное. Вот пример ДВФУ — https://www.nakanune.ru/articles/114512
Там местные студенты просто не смогли понять лекции «лучших специалистов страны» на видео. Местному преподавателю пришлось все еще раз им растолковывать, тем самым от этих лекций не было никакого толку. Нельзя преподавать без обратной связи, не понимая людей, к которым обращаешься.

В.П.
В.П.
1 год назад

Пример ДВФУ понятен. Например, имеется замечательный курс математического анализа, написанный С.М.Львовским на основе его лекций, прочитанных в НМУ. Сергей Михайлович — блестящий лектор и его онлайн лекции были бы несомненно очень хороши для любителей матанализа. Но я в НГУ не cмог прочитать за 4 семестра тот объём, что Львовский прочитал за 3. Подозреваю, что при внедрении такого онлайн курса на мехмате НГУ к концу первого же семестра лектора понимали бы только отдельные уникумы. Адаптация и коррекция лекций к уровню аудитории всё-таки позволяет менее блестящим преподавателям обучить предмету заметную часть студентов .

Анонимный преподаватель
Анонимный преподаватель
1 год назад
В ответ на:  В.П.

Я согласен с вами. Но стоит быть также честными и сказать что у людей разный уровень на входе в универ (и разные требования к выходному уровню).
При всём уважении к НГУ, в НМУ идут люди в гораздо меньшем количестве и в среднем значительно лучше приспособленные природой (и предшествующей подготовкой) к усваиванию математики в ускоренном темпе и увеличенном объёме. Я, как программист, курс, который С.М. читает в НМУ, мог бы освоить, наверное, года за три (если бы вообще смог) при таком же количестве часов занятий в неделю.

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев
1 год назад

>у людей разный уровень на входе в универ (и разные требования к выходному уровню).

Конечно. Именно в силу совершенно разного уровня в разных местах и других различий (в том числе, социокультурных) нельзя распространять по всей стране одинаковые лекции «лучших специалистов».

Анонимный преподаватель
Анонимный преподаватель
1 год назад

Но можно сделать, скажем, пять-семь курсов высшей математики на всю страну, которые покроют необходимости большинства вузов, и сделают это значительно лучше, чем могут сами работники оных вузов. Аналогично с другими предметами.

Опять же подчеркну, что это не лучшее, что могло бы произойти в теории, но лучшее из того, что реально провернуть на практике.

Анонимный преподаватель
Анонимный преподаватель
1 год назад

Я не могу принять ваш контрпример. В самой статье указаны проблемы реализации подхода:

1. «»»К самим лекциям есть вопросы, например, наш преподаватель по практике говорит, что этот курс предназначен для математиков, а не для инженеров, и что в самом МГУ после него вылетает около 30% студентов. «»»

Курсы математики для инженеров, конечно, должны быть другие, нежели для теоретиков.

2. «»»Но на единственном часе «практики» в неделю решение задач превратилось в разбор теории»»»

Один час практики по математике в неделю! Это же безумие. Конечно, никто ничего не запомнит, не поймёт и не выучит. Консультации и практики должны быть регулярные.

Онлайн лекции не освобождают преподавателей от работы полностью или почти полностью. Но чтобы прояснить непонятные моменты в хорошей лекции требуется меньшая квалификация, тем чтобы эту хорошую лекцию придумать и прочитать. Преподавателей такой квалификации реальнее найти.

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев
1 год назад

Но нет оснований полагать, что в других вузах подобные реформы будут происходить более разумным образом, чем в этом примере. К сожалению, у нас в стране многие нововведения создают ситуацию «обезьяна с гранатой», поэтому я не могу разделить оптимистический взгляд на онлайн-образование.

В.П.
В.П.
1 год назад

Вероятно частично дистанционное образование можно сделать полезным, но для этого нужны серьёзные усилия.
1. Внедрять только после успешных экспериментов.
2. Для того, чтобы онлайн курс имел шанс на успех, его автор должен сначала вживую добиться успеха в обучении студентов именного того уровня, для которых предназначен этот курс.
3. Необходимо внедрять не только лекции, а цельную систему с практическими занятиями, консультациями и системой контроля.
4. Нужно подготовить местные кадры для реализации всех дополнительных к лекциям мероприятий со студентами.

Denny
Denny
1 год назад
В ответ на:  В.П.

Вот с этим я совершенно согласен.

Михаил
1 год назад

Почти нет хороших школ — по сравнению с кем?:) В какой-нибудь Швеции, насколько я понимаю, во всех школах обязаны учить строго одинаково — и никаких кружков нет. А в России все разнообразно, и многих учат таки прилично (что, правда, не исключает некоторых эксцессов).

Denny
Denny
1 год назад

Онлайн курсы всячески поддерживаю. Основная польза — уменьшение горловой нагрузки лекторов, которая мешает из заниматься чем-то более осмысленным, чем многократное повторение. Если после 3-4 таких лекций идет семинар, на котором все это обсуждается и пережевывается в интерактивном режиме, все норм. Всю аргументацию о внедрении дисциплины в четырех стенах считаю порочной изначально. Это не школа. Студент пришел получать высшее образование по собственному желанию. Тут нужна не дисциплина, а самодисциплина. Так называемая «позитивная программа» представляет собой обыкновенное российское преподавательское нытье. Во всем развитом мире основная масса живет на краткосрочных контрактах, так или иначе связанных с грантами, а постоянные позиции — удел немногих очень заслуженных людей. Аккурат привлечение внешних специалистов и их постоянная ротация обеспечивают обновляемость курсов и их постоянную связь с практической работой. Основной порок в модели автора. «Знания составителя курса (т. е. лектора) должны быть достаточно обширными, чтобы он понимал взаимосвязи между различными разделами не только самого курса, но и смежных дисциплин.» Не может быть таких знаний у лектора, который постоянно дерет глотку на лекциях. Хотите иметь в лекторах профессионалов, избавьте их от постоянной горловой нагрузки! В том числе при помощи онлайн курсов. А все крики на самом деле исходят от тех, кто ничего кроме этого делать не может, но хочет… Подробнее »

Михаил
1 год назад
В ответ на:  Denny

Начиная, грубо говоря, с доцента, на «Западе» контракты постоянные. А на временных никто тебе до пенсии просидеть все равно не даст.

Алексей Лк
Алексей Лк
1 год назад
В ответ на:  Denny

«а постоянные позиции — удел немногих очень заслуженных людей» — http://www.socialcompas.com/2014/10/12/utechka-evropejskih-mozgov/. «Только 0,5% получивших докторскую степень (РhD) в Великобритании становятся профессорами. 3,5% удается найти хоть какую-нибудь постоянную работу в науке, около 20% — на производстве. http://www.ascb.org/compass/compass-points/where-will-a-biology-phd-take-you/. Действительно удел очень немногих, только с каких это пор вероятность заниматься любимым делом в 0.5% на протяжении всей жизни стала считаться успехом и достижением? Скорее сродни выигрышу в лотерею. » Аккурат привлечение внешних специалистов и их постоянная ротация обеспечивают обновляемость курсов и их постоянную связь с практической работой.» — справка для Denny (который членкорр РАН) — во внешнем от академической науки мире высокая ротация кадров является признаком крайне неудачного для построения карьеры места (иначе все бы стремились остаться на этом месте а не сбежать из него), и высокая ротация кадров и специалист являются взаимоисключающими понятиями. Специалисты как раз любят вакансии стабильные и способствующие профессиональному росту, который требует много времени (ротация же подразумевает выход во вне а не вверх). «Не может быть таких знаний у лектора, который постоянно дерет глотку на лекциях. Хотите иметь в лекторах профессионалов, избавьте их от постоянной горловой нагрузки! В том числе при помощи онлайн курсов» — вспоминаются мне лекторы Биофака МГУ, которые из лекционного курса делали настоящее искусство, которые воспринимали… Подробнее »

Denny
Denny
1 год назад
В ответ на:  Алексей Лк

1. Обычная пирамида с высоким процентом выбраковки исходного материала.
2. Просто неверно. Сидение на одном месте в одной и той же позиции во всем мире признак неуспеха как человека, так и конторы. Не относится только к дворникам, для которых особой карьеры не предусматривается. А ученый должен развиваться. «Нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте, а чтобы куда-то попасть, надо бежать как минимум вдвое быстрее!»
3. Да, есть талантливые лекторы (те же полпроцента). Такие завлекающие лекции скорее относятся к популяризаторскому направлению. Ничего не имею против. Пусть останутся. Речь ведь не о том, чтобы ВСЕ перевести в интернет. А проповедь проповеди рознь. Если можете каждое воскресенье сказать своей пастве нечто новое — вперед. Но это научный доклад ученого. А вот талдычить еженедельно одно и то же — довольно тупая работа.
4. Не читал, но осуждаю. Это не про меня, а про вас. Я-то как раз читал, видел, слышал в реале. Студентов, профессоров, выпускников, диссертантов и постдоков. И не только в России. Думаю, мой практический опыт многократно больше вашего.

Алексей Лк
Алексей Лк
1 год назад
В ответ на:  Denny

«1. Обычная пирамида с высоким процентом выбраковки исходного материала» — у меня сразу возникла ассоциация с финансовой пирамидой, какая то неудачная прямо скажем аналогия. КПД в 0.5% это провал при любом раскладе. Выбраковка идет по каким критериям — нигде не прописано. Кто оказывается в 0.5% — самый умный или самый умеющий со всеми договариваться? Когда в ВУЗе отчисляют 30% студентов то такой ВУЗ либо меняют либо закрывают, а тут 99.5% за бортом. ‘2. Просто неверно. Сидение на одном месте в одной и той же позиции во всем мире признак неуспеха как человека, так и конторы» — интересно какая же возможна карьера на западе после получения PhD? Ассистент профессора, затем профессор на временном контракте, затем Full профессор на постоянном контракте (годам к 45). Во всех случаях он как был PhD так и остался. Единственный шанс для роста — после получения первого PhD получить свою лабу — и все. Не получил свою лабу — так и будешь на подпевках ходить. А получение своей лабы это и есть сидение на одном месте, и что то Full профессора со своих насиженных мест как то не торопятся уходить. «Нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте, а чтобы куда-то попасть, надо бежать как… Подробнее »

Denny
Denny
1 год назад
В ответ на:  Алексей Лк

Алексей, я совершенно не собираюсь вас опровергать ни по какому вопросу. Я просто рассказываю, к каким выводам меня приводят мой опыт и знания. Если это противоречит вашим выводам — не беда.

Алексей Лк
Алексей Лк
1 год назад
В ответ на:  Denny

Ок

pioneer
pioneer
1 год назад
В ответ на:  Denny

» Но это научный доклад ученого. А вот талдычить еженедельно одно и то же — довольно тупая работа. »

феерично

Ольга
Ольга
1 год назад
В ответ на:  pioneer

Как бы да. Я — не ученый, просто спец, который учит спецов, но даже восемь лекций мне тяжело просто прочитать, если я их никак не обновила, добавив новые знания или приемы. Мозг воспринимает как тупую, скучную работу. Поэтому стараюсь читать реже, когда свой опыт подрастает в промежутке. А целый год читать то же самое — застрелиться.

Александр
Александр
1 год назад
В ответ на:  Ольга

Значит нечего читать по существу

В.П.
В.П.
1 год назад
В ответ на:  Denny

Конечно уменьшение горловой нагрузки это хорошо, многие (и я) предпочитают вообще заниматься наукой и ничего не преподавать. Но в чём тогда недостатки традиционного заочного обучения? Рассмотрим конкретно курс математического анализа. Содержание это курса даже для будущих математиков не содержит ничего неизвестного 100 лет назад. А матанализ для технарей — это математика XIX века. За прошедшее время написано множество учебников разной подробности и доступности. Для любого конкретного лектора, его учебник лучше чем его онлайн лекции: подробнее, лучше продуман, без случайных ошибок. Почему интересно от лекций по таким стандартным курсам не отказались много лет назад?

Denny
Denny
1 год назад
В ответ на:  В.П.

ИМХО, традиционное очное с его горловой нагрузкой и заочное (пусть и с онлайн курсами) это две неоптимальных крайности. Лучше всего было бы иметь семинар после каждых трех онлайн лекций. На котором лектор осуществлял бы столь необходимый для хорошего обучения личный контакт, отвечал бы на вопросы, давал пояснения, дополнения и т.д. И вместе с тем был бы избавлен от постоянного повторения одного и того же. И к работе это готовит студентов лучше. Поработал сам, потом обсудил на общем семинаре — хороший режим.

В.П.
В.П.
1 год назад
В ответ на:  Denny

В Новосибирске уже много лет работает школа Яндекса как дополнительное образование для студентов. Один мой коллега вначале вёл семинары к онлайн лекциям А.М.Райгородского. Теперь и курс лекций читает сам. Не знаю почему, но Яндекс предпочитает традиционный очный метод преподавания курсов.

Denny
Denny
1 год назад
В ответ на:  В.П.

Тут может быть много причин. Онлайн курс — это ведь не волшебная палочка, которой стоит только взмахнуть- и все получится. Простейший момент. Студенты должны быть хорошо мотивированны и готовы работать сами, не нуждаясь в том, чтобы их таскали на лекции и регистрировали присутствие.

Александр
Александр
1 год назад
В ответ на:  Denny

Согласен на 100 % (сам я — сотрудник ак. ин-та, читаю маленький кусочек спецкурса для студентов и аспирантов). Лекции без семинара (ов) — бессмысленны. Более того — я составил контрольную работу (даю на дом, чтобы не тратить золотое учебное время) так, что невозможно списать готовое решение с некоего сайта. Работает. Презентации даю списать всем желающим.

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев
1 год назад
В ответ на:  Александр

>Более того — я составил контрольную работу (даю на дом, чтобы не тратить золотое учебное время) так, что невозможно списать

В таких случаях один или несколько человек решают за себя и за всех остальных.

Александр
Александр
1 год назад

Странно, но за 4 года ни разу такого не было (видно было бы по одинаковым ошибкам). Было другое — попытки списать с одного и того же сайта. Получали свои нули и единицы с резолюцией — «нет ответа на заданный вопрос». Кстати, аспирантам я даю задания попроще, «списываемые» (потому как знаю, что бесполезно) — главное, чтоб с релевантной страницы списали.
Честно говоря, я заметил, что наблюдается значимое падение мотивации в ряду спецшкольник (лицеист) — студент — аспирант. Вот что печально…

pioneer
pioneer
1 год назад
В ответ на:  Denny

» Во всем развитом мире основная масса живет на краткосрочных контрактах, так или иначе связанных с грантами, а постоянные позиции — удел немногих очень заслуженных людей. »

ложь

» Не может быть таких знаний у лектора, который постоянно дерет глотку на лекциях. »

бред

смотрю и здесь кремлеботы шуршат

Denny
Denny
1 год назад
В ответ на:  pioneer

Про кремлеботов забавно. Просто посмотрите на каком нибудь ресурсе Tikhonov DB. Можете найти мой мейл и написать лично.

pioneer
pioneer
1 год назад
В ответ на:  Denny

кремлебот это не программный бот а состояние головного мозга

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев
1 год назад
В ответ на:  Denny

>Не может быть таких знаний у лектора, который постоянно дерет глотку на лекциях. Хотите иметь в лекторах профессионалов, избавьте их от постоянной горловой нагрузки!

Я тоже не согласен с таким заявлением. А опыт, он бывает разный. Вполне допускаю, что у человека, который приходит в преподавание из академической среды, могут быть с этим проблемы. Однако люди, которые с самого начала выросли в преподавании, относятся к этому обычно по-другому.

Именно подготовка к живой лекции и живое общение на ней со студентами побуждает каждый раз переосмысливать материал, вносить в него изменения и дополнения, и совершенствоваться самому. Напротив, наличие готовых онлайн-курсов демотивирует какие-либо изменения, ведет к застою и однообразию. А в случае, если в них допущены какие-то недостатки — к тиражированию этих недостатков.

Кроме того, на студентов так или иначе производит впечатление, что преподаватели тратят на них время и силы, а не отлынивают от работы, и это мотивирует студентов самим тоже тратить время и силы на учебу.

Нельзя исключать из преподавания человеческую природу, психологию, и сводить его к абстрактной передаче информации, как будто от одних роботов другим роботам.

Denny
Denny
1 год назад

Думаю, мы говорим о разном. Я имею в виду, что такие знания у лектора, его возможность переосмысливать материал не могут приходить только от общения со студентами. Они должны приходить из его опыта реальной работы.Из опыта специалиста-профессионала. Который просто не может появиться у преподавателя, заваленного по самое не балуй занятиями и связанными с этим бумажками. И я вовсе не за то, чтобы все перевести в онлайн. Это просто получится заочное обучение со всем известными последствиями. Я говорю о том, чтобы разгрузить преподавателя от самой рутинной части его работы. И дать ему время на самообразование, реальную работу по специальности и все прочее. Ничего нет плохого в том, чтобы в курсе были рутинные лекции онлайн, наряду с материалом, который преподаватель дает лично. Замотанные преподаватели с огромной горловой нагрузкой обычно производят тягостное впечатление. И это имеет еще одну сторону. Многие уже просто ничего другого не могут делать кроме постоянного пересказа одних и тех же лекций. И они часто грудью встают за свои лекции именно по этой причине. У варягов из академсреды иная проблема. ВУЗ и вопросы обучения для них не родные. Мне больше всего симпатична англо-саксонская модель. Много преподавателей с малыми нагрузками. Которые еще и активно наукой занимаются. А потому способны далеко не только… Подробнее »

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев
1 год назад
В ответ на:  Denny

Вопросы онлайн-образования и нагрузки преподавателей — это совершенно разные вопросы. Боюсь, что в российской системе, в тех местах, где преподавателей сильно нагружают, руководство вовсе не заинтересовано давать им возможность меньше преподавать за те же деньги и в том же количестве. Вместо «освобождения от рутины», скорее одних уволят, а других нагрузят до прежнего уровня.

Denny
Denny
1 год назад

Я бы сказал, что «вопросы онлайн-образования и нагрузки преподавателей — это совершенно разные вопросы в нынешней российской системе. Думаю, в значительной степени именно по этой причине преподаватели против. Они вполне резонно боятся, что оптимизаторы их освободят насовсем.

А жаль. Частичный перевод на онлайн мог бы дать возможность людям заниматься еще и наукой наукой за те же деньги. Что помогло бы ВУЗам решать многие проблемы. В частности еще и тем, что научная работа может приносить гранты, то есть деньги. Все бы только выиграли.

Но тут есть вторая проблема, о которой я уже говорил. Многие преподаватели не смогут, даже если дать им время. Ибо умеют только преподавать. Поэтому и держатся за свои лекции. И пытаются из них сделать священную корову.

Андроник Арутюнов
Андроник Арутюнов
1 год назад
В ответ на:  Denny

Это конечно в сильном предположении об адекватном и компетентном начальстве. Которое не решит, что раз уж количество «горловых» часов уменьшилось, можно уменьшить количество преподавателей, а оставшимся сохранить прежнюю нагрузку.

Я на самом деле даже не особо-то спорил бы с Вашими тезисами, Ваш взгляд на онлайн-образование вполне разумен. С одной поправкой. В начале почти каждого Вашего предположения нужно ставить слово «теоретически». Я же в тексте исхожу из практики.

Необходимость сокращать контактную нагрузку — очевидна. Как и то, что по меньшей мере в серьёзных университетах, необходимо стремиться к тому, что бы занятия вели люди связанные с наукой (или приложениями, в случае надлежащего профиля). Только эти вещи не связаны с вопросами онлайн-образования. Заметьте, я специально написал параграф про то, как за счёт всех этих «новаций» хороших преподавателей можно из университетов убирать.

Denny
Denny
1 год назад

Согласен. Можно считать, что «теоретически» в начале каждого абзаца опущено для краткости. Учитывая все пороки нашей системы образования и науки, даже самые благие намерения …

Тонкий и неочевидный баланс в том, чтобы видеть некие стратегические цели и одновременно локальные овражки. С одной стороны, попытка двинуться к цели напрямки явно приводит в лужу. А с другой хотелось бы, чтобы обходя лужи не пришли совсем не в ту степь. В вашем исходном тексте мне такие вещи увиделись. Возможно ошибаюсь.

Артем
Артем
1 год назад
В ответ на:  Denny

Агащаз такой освобожденный наполовину лектор кинется писать статьи в первоквартильные журналы в свободное от лекций время, за ту же зарплату, чтобы в перспективе лет через пять выиграть в грантовую лотерею по изучению инновационного вопроса, по теме которого и клепал эти публикации, да хирш надувал…

Denny
Denny
1 год назад
В ответ на:  Артем

Да все это прекрасно понимают. Ведь именно потому и цепляются за свои лекции руками и ногами.

Зато университеты требуют, чтобы совместители из институтов ставили университетские аффилиации в своих работах, к которым университет ни малейшего отношения не имеет.

Алексей
Алексей
1 год назад
В ответ на:  Denny

«Не может быть таких знаний у лектора, который постоянно дерет глотку на лекциях. Хотите иметь в лекторах профессионалов, избавьте их от постоянной горловой нагрузки! В том числе при помощи онлайн курсов.»

Очень высокомерная позиция, неверная по сути и хамская по форме. Я всю жизнь занимаюсь наукой и читаю лекции. И то и другое, как мне кажется, делаю вполне успешно. Не понимаю почему пара -тройка лекций в неделю должна отрицательно сказаться на профессиональных качествах ученого. (Я как раз замечал обратное — практикующие лекторы гораздо лучше выступают на конференциях и семинарах.)
Многие из моих коллег на западе, будучи признанными специалистами, не чураются чтений лекций.
Это стандартная практика. Возможно по мнению автора и Р. Фейнман был не достаточно профессионален ? :)

Denny
Denny
1 год назад
В ответ на:  Алексей

Прошу прощения, я, наверно, неудачно выразился. Я имел в виду преподавателей, которые настолько загружены преподавательской нагрузкой и сопутствующими бумагами, что у них просто физически не остается времени ни на что больше. Оптимальный вариант на мой взгляд именно в том, чтобы заниматься наукой (или иным делом) и читать пару лекций в неделю. Именно такую стандартную
для западной науки практику я и пропагандирую. К сожалению, наша ВУЗовская система эту практику воспринимает плохо. В том числе и многие профессиональные преподаватели. Которые выросли в этой оторванной от внешнего мира ВУЗовской системе, и уже не могут сочетать преподавание с научной работой. Для них учебные часы — единственный хлеб.

Александр
Александр
1 год назад
В ответ на:  Denny

Глупости, студент пришел чтоб откосить от армии. Получить корочки, чтобы занять теплое место и т.д. Таких много, а при онлайн образовании будет еще больше.

Ольга
Ольга
1 год назад

Пробовала записать онлайн курс , в студи, и оператор хороший и проч.- это мука, без контакта с аудиторией ничего не могла сделать. Очень печальный опыт.

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев
1 год назад

Интересное по видеолекциям.

В ДВФУ ввели видеолекции — студенты жалуются:
https://www.nakanune.ru/articles/114512

А также, обсуждения общего характера в ЖЖ:

https://navlasov.livejournal.com/137991.htm
https://navlasov.livejournal.com/138731.html
https://navlasov.livejournal.com/139049.html

Саид
Саид
1 год назад

Неужели только у нас в вузе лекции абсолютно бестолковые? Зачитывание текста со слайдов, а слайды — выдержки из учебника. Какой авторский курс? Какая актуальная информация? Пустая трата времени.

Владимир Аксайский
Владимир Аксайский
1 год назад

Андроник Арутюнов: Сможет ли кухарка преподавать матанализ…? Сможет, но, похоже, вряд ли захочет. Их сейчас мало, практически все с высшим образованием и в семьях очень состоятельных людей. Поиск в Google по «зарплата кухарки в Москве» или «Повар в семью» показывает ~ 100 тысяч руб/месяц. Это без доплат и подарков-премий. :)

pioneer
pioneer
1 год назад

» Только 0,5% получивших докторскую степень (РhD) в Великобритании становятся профессорами »

For those graduates in UK employment in November 2008, three and a half years after graduating (all disciplines):

First degree graduates with a 1st or 2:1
0.3% were working in HE research occupations, 0.2% were teaching or lecturing in HE
Masters graduates
1.7% were working in HE research occupations, 1.7% were teaching or lecturing in HE
Doctoral graduates
19.2% were working in HE research occupations, 21.6% were teaching or lecturing in HE

http://www.academiccareer.manchester.ac.uk/about/phdandbeyond/chances/

примерно 20 % получивших phd через 3.5 года работают постдоками в универах а постдок это предпрофессорская позиция иначе смысла сидеть на постдоке нет

Алексей Лк
Алексей Лк
1 год назад
В ответ на:  pioneer

«постдок это предпрофессорская позиция иначе смысла сидеть на постдоке нет» — так толку от этой предпрофессорской позиции если шанс через 3 года после первого постдока оказаться на улице/втором постдоке/третьем постодеке/снова на улице составляет 99%. Ну да — занимает постдок временную должность, только тут надо помнить что постдок это человек между 30 и 50 годами, и чем дальше тем сложнее сменить вектор работы постдоку который не умеет ничего кроме предельно узких навыков, написания статей и отчетов по грантам, вот поэтому и сидят эти постдоки и не дергаются — они бы может и рады да только их никто нигде не ждет. 20% еще в индустрию уходит — только в индустрии то же придется конкурировать с людьми из Принстона и Йеля, там такая же мясорубка за свободные вакансии, и все это с учетом того что индустрия еще позавчера плавно перетекла в Индию и Китай. Важен конечный результат — Full профессор на постоянной ставке, имеющий свою лабораторию и делающий то что он считает нужным — а это и есть те самые 0.5%. Собственно в РФ такая же ситуация — на Биофаке МГУ например каждый год выпускается примерно 180 человек — насколько мне известно с нашего курса (выпуск 2010) там осталось работать процентов 5%-10%,и сколько… Подробнее »

Борис Шалютин
Борис Шалютин
1 год назад

Прекрасная статья!

Леонид Коганов
Леонид Коганов
1 год назад
В ответ на:  Борис Шалютин

https://www.znak.com/2017-03-15/professor_boris_shalyutin_vosstanovlen_v_kurganskom_gosuniversitete
Уважаемый господин Шалютин!
Этот материал, случаем, не о Вас? Или же о ком-то из полных типа тезок?
Л.К.

Борис Шалютин
Борис Шалютин
1 год назад
В ответ на:  Леонид Коганов

Обо мне.

Борис Шалютин
Борис Шалютин
1 год назад
В ответ на:  Леонид Коганов

Спасибо, читал. Вот мой сегодняшний коммент в фб на эту тему:
Завтра сдутый опус, означенный именем одного карикатурного персонажа, будет рассматриваться на экспертном совете ВАК. Некоторые коллеги из числа его подчиненных в последние дни высказывали в разговорах определенные надежды в этой связи.
Оставь надежды, всяк на ВАК смотрящий! Сатана там правит бал. Ну, по крайней мере, пока. Так что не очаровывайтесь, да не разочарованы будете. Но, думаю, окончание этой гнусной и позорной истории не за горами. Вспомним классика: Как веревочка не вейся, Все равно укоротят!

Леонид Коганов
Леонид Коганов
1 год назад
В ответ на:  Борис Шалютин
Сергей
Сергей
1 год назад

Я вот поддерживаю «цветовую дифференциацию штанов». Например, по финансам или финансовому менеджменту в РИНЦе более 300 учебников. Все просто переписывают друг у друга и выполняют нормативы на доцента и профессора. Странно что в Диссернете пока нет диссеропедии учебников. В США по корпоративным финансам не более 5 распознаваемых учебников, по общественным финансам — 3, по международным финансам — 3. У них учебники с разноуровневым содержанием, с качественными слайдами, тестами и задачами, хорошо вычитанные и красочно сделанные. Над учебником, помимо нескольких топовых авторов, работает коллектив из сотни человек, которые даже мелким шрифтом в три колонки не помещаются на одну страницу. Написать параграф или кейс в новую редакцию топового учебника считается очень престижным. Каждый университет или колледж США обязан по читаемой дисциплине заявить один из распознаваемых учебников и заплатить за этот учебник для каждого студента. Университет платит не розничную цену в 100-200 долл, а в разы меньше, исходя из customised edition. Учебники выходят тиражами сотни тысяч экземпляров, а большие деньги от их продаж позволяют делать эти учебники качественными. У нас в советские времена также было немного учебников по каждой массовой дисциплине. Учебники тогда были значительно лучше 99% нынешних, с огромными тиражами, а выход каждого нового учебника был событием. «Разум на Земле есть величина… Подробнее »

Александр Теут
Александр Теут
1 год назад

Мне вот искренне интересно — где автор подвергся «диктату полицейских, священников и ФСБ-шников».

Куда чаще и студенты и преподаватели полвргаются диктату влиятельных академических мафий. Но существование блата и очковтирательства, назначение на должности элементарно некомпетентных людей, раздувание индекса цитирования (завлабы пишут по 500 статей за 5 лет, ни разу не появившись в лаборатории) — это, видимо, не проблема,потому что укладывается в академические свободы

Андроник Арутюнов
Андроник Арутюнов
1 год назад
В ответ на:  Александр Теут

Рекомендую ознакомиться с происходящим в МИФИ и МГУ. Или в МФТИ, где в составе учёного совета полковник полиции и фсб-шник в отставке, оба проректоры.

Виктор
Виктор
1 год назад

Размышления по поводу тезиса, что преподаватель повторяет одно и то же, а запись лекций избавит его от нудного повторения.
Если преподаватель повторяет одно и то же, то это плохой преподаватель, потому что хороший преподаватель не повторяет, он на базе своих знаний создает свою лекцию прямо в аудитории, он не повторяет заученный материал, но учит студентов, а студенты каждый раз разные, более того, он учит их думать и учит этому на личном примере.
На мой взгляд, личный пример — лучший способ обучения, причем не только обучения, но и вовлечения студентов в науку. Какая получится лекция, никто не знает, это зависит и от студентов, и от преподавателя.
Бывает, что у меня подряд идет одна и та же лекция в двух потоках студентов. Когда по молодости я наивно думал, что можно будет просто повторить только что рассказанное, я быстро терял контакт с аудиторией, и у студентов пропадало желание меня слушать, и единственный выход, который я нашел, — это забыть, что я уже читал эту лекцию и начать ее с нуля.

Главная ошибка сторонников записанных курсов в следующем:
студент, это не сосуд, который надо заполнить знаниями,
а факел, который надо зажечь.
Сможет ли кто зажечь факел онлайн?
Сильно сомневаюсь.

Denny
Denny
1 год назад
В ответ на:  Виктор

Ваш пафос неуместен. Я, как сотрудник академического института, хорошо знаком с продукцией ВУЗов — с этим самыми факелами. Увы, подавляющее большинство — пустышки, которые вы не удосужились наполнить чем-нибудь толковым и полезным для дела. Тем самым делом, о котором многие профессиональные «зажигатели» вообще не имеют понятия.

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев
1 год назад
В ответ на:  Denny

Мне кажется, тот факт, что к вам в академические институты еще кто-то идет, несмотря ни на что, само по себе удивительно, и это надо ценить, а не принимать как данность, в том числе и вклад в этот факт вузовских преподавателей.

Denny
Denny
1 год назад

Рад бы, но не получается. Идут к нам те, кто хочет работать в науке. Как правило еще до получения степени бакалавра забивают на «зажигательные» лекции и ищут работающую лабораторию, где можно научиться делу. Они фактически к нам из ВУЗов убегают!

Впрочем, не поймите превратно. Не имел в виду катить бочку на вузовских преподавателей без разбору. Там есть много толковых людей, прекрасно понимающих пороки нашей образовательной системы и самоотверженно старающихся как-то это компенсировать. Хотя бы частично. Низко кланяюсь им. Они приводят студентов в лаборатории, приглашают нас, выкраивают время заниматься наукой, что в их условиях часто равнозначно подвигу.

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев
1 год назад
В ответ на:  Denny

>Идут к нам те, кто хочет работать в науке.

В этом и вопрос, почему еще кто-то из молодежи хочет работать в науке, когда в ней все так, как есть, и когда есть много других, более выгодных, возможностей. В том числе это желание создается и поддерживается тем, как его «зажигают», какое представление о науке дают в вузах. Даже если содержательная сторона при этом хромает.

Denny
Denny
1 год назад

Еще разок: нет и нет. Четверть века с лишним опыта показывает, что все, от кого будет толк, из ВУЗов убегают, потому что после пары лет «зажигания» без содержания их уже тошнит. А из тех, кто отсидел пять лет на лекциях, толку в науке уже не будет. Исключения редки, статистически не значимы. В лучшем случае это типичные интеллигенты — с хорошим образованием, но ничего делать не умеют. И когда они приходят туда, где вокруг них уже не танцуют зажигательные танцы, а наоборот, требуют работы, сии факелы начинают вонять и быстро гаснут, пополняя собой большую когорту обиженных на весь мир.

Спору нет, зажигание нужно в какой-то момент. Но это именно момент, пара-тройка популярных выступлений (как правило тоже от ученых, которые знают, о чем говорят). Это как в авто: зажигание длится пару секунд, а потом нужна подача топлива. Никакой факел без него не горит.

Алексей Лк
Алексей Лк
1 год назад
В ответ на:  Denny

‘но ничего делать не умеют. И когда они приходят туда, где вокруг них уже не танцуют зажигательные танцы, а наоборот, требуют работы» — а вот и неправда. Я многократно опрашивал бывших научных сотрудников у себя на работе (в том числе и с хорошим стажем) как их учили во время аспирантуры. Картина на удивление общая — никто из руководителей этих людей пока они были аспирантами ими толком не занимался, их отпускали сразу в свободный полет на годик-полтора, а потом Внезапно!!! требовали хороший результат. А откуда ему взяться — аспирант то сам себе был предоставлен все эти годы. И когда результата не обнаруживалось — аспирант вместо корректировки курса получал ор и крики — и снова на год в свободном полете. А защищаться уже приходилось многим на том что как-то часто случайно было получено, часто от других людей вообще. Доходило до смешного — когда я опрашивал готового новоиспеченно кандидата (из МГУ к слову) о том какие клеточные красители она использовала то получил в ответ каменное молчание. При этом в ее диссертации этим красителям был посвящен хороший кусок. Полагаю что эту часть работы сделал кто то другой, кто не защитился — а результаты в итоге пошли в диссер совсем другого человека. И что новоиспеченный… Подробнее »

Denny
Denny
1 год назад
В ответ на:  Алексей Лк

Все верно отмечено. В этом и порок системы. Смотрите, в ВУЗе работать не научат, ибо там преподаватели, которые сами не умеют. В хорошем случае дадут общую базу, которую еще надо конвертировать в профессиональную подготовку. Если студент или выпускник не попадет в одну из немногочисленных хороших лабораторий, то окажется среди таких же так и не научившихся научной работе. Что дальше? Либо уйдет к вам или еще куда, либо останется чай пить, либо дорастет до завлаба (так и не научившись ничему толком) и будет дальше сам портить молодых. Хорошие лаборатории (как вы понимаете, это некое упрощение для краткости) немногочисленны, хотя и не единичны. Обычно создаются действительно талантливыми людьми, которые ухитряются собрать некий кружок вокруг себя. Мне в свое время повезло в такую попасть. Поэтому так важно для студента вовремя такую лабу найти (если помните, мы как то этот вопрос обсуждали). Почему хороших лабораторий не становится больше? А потому, что они от системы подготовки кадров отрезаны, и распространить свои профессиональные навыки не могут. Максимум, что удается — поддерживать свой островок. Нет обратной связи, при которой хорошие специалисты вовлекались бы образование и могли бы готовить новых хороших специалистов массово. Еще пара слов об обучении аспиранта. Это затратно. Нет смысла вкладываться. Баланс положительный, если берешь… Подробнее »

Алексей Лк
Алексей Лк
1 год назад
В ответ на:  Denny

Для Denny «Смотрите, в ВУЗе работать не научат, ибо там преподаватели» — и да и нет, все опрошенные мной аспиранты кроме одной (та что из МГУ, из института Белозерского) делали свои работы в РАН, в том числе и в сильных институтах типа Института Белка. Так что в РАН как раз часто и не учат. В свою очередь в том же МГУ есть научные лаборатории где как раз работают и публикуются на уровне, таких то же немного. Нельзя привязывать качество подготовки аспиранта к месту его дислокации ВУЗ или РАН, в конечном счете всегда все упирается в человека. — руководителя лаборатории. «Еще пара слов об обучении аспиранта. Это затратно. Нет смысла вкладываться» — это общее мнения подавляющего большинства мной опрошенных научных сотрудников. Но это же тупик. Для Александра. «Знаете, Алексей, я знаю хороших учёных, окончивших на Биофаке МГУ плохие кафедры» — я таких то же знаю очень немало, и не сказал бы что дело в вопреки. Нет плохих кафедр — есть нежелание заниматься научными исследованиями. Кафедра биохимии считается одной из самых престижных на Биофаке МГУ — на нашем курсе в Биохимии (как науке) с этой кафедры осталось меньшинство, а это ведь кпд кафедры. Да и не слышно как то про известных выпускников-биохимиков… Подробнее »

Denny
Denny
1 год назад
В ответ на:  Алексей Лк

«дело не в ВУЗе, плохой или хорошей кафедре — а в самом человеке и в том в какую лабораторию (опять зависит от человека-руководителя) он попадет.»

Совершенно верно. И в ВУЗах все зависит от конкретных людей, и в лабах. И там и там хороших специалистов, которые могут чему-то научить полезному, немного. В большинстве случаев ни там ни там ничему полезному научить не могут. Полезному делу учат там, где этим делом занимаются. Например, в производстве это, насколько я знаю, куда чаще.

«это общее мнения подавляющего большинства мной опрошенных научных сотрудников. Но это же тупик.» Наверно, стоит уточнить. Нет смысла вкладываться, если человек приходит в аспирантуру без исходной подготовки. Поэтому мы берем со студенческой скамьи и вкладываемся. И это тупик только в системе, где ВУЗ реальной подготовки не дает.

Александр
Александр
1 год назад
В ответ на:  Алексей Лк

Знаете, Алексей, я знаю хороших учёных, окончивших на Биофаке МГУ плохие кафедры. С Химфака таких не знаю (обратные примеры — есть). Ну тут надо разобраться с терминологией — почувствовать разницу между словами «благодаря» и «вопреки». -:)

Сергей
Сергей
1 год назад
В ответ на:  Denny

«А из тех, кто отсидел пять лет на лекциях, толку в науке уже не будет» … именно просидел
Проблема в том, что 90% студентов лекции не пишет и не слушает вообще, никак. Это хорошо видно по видеозаписи аудитории с камер сзади, в окошко двери аудитории. Студенты читают ржаки в смартфонах, играются на планшетах, развлекают особей противоположного пола, даже спят. Студент бездельничает на лекции, поскольку кто-то сфоткает их содержание и разошлет на группу. Просидевший без дела на лекции и утомленный своим бездельем, затем приходит на семинар и ничего толком на нем сделать не может.
Преподаватели также опускают руки, поскольку видят отсутствие интереса у подавляющего большинства аудитории. Даже нобелевские лауреаты или добившиеся много бизнесмены не могут побудить большинство бакалавров оторваться от смартфонов и планшетов.
Смартфоны и планшеты у подрастающего поколения хуже алкоголизма 1980-х.

Denny
Denny
1 год назад
В ответ на:  Сергей

Да не в смартфонах проблема. Мы играли на лекциях в крестики-нолики. Дело в том, что большинство лекций реально НЕ НУЖНО, как бы ни старались преподаватели. Части студентов вообще ничего не нужно — и это порок нашей системы, которая учит неизвестно кого неизвестно зачем. А тем, кому нужно — нужно ДЕЛО. И знания-умения, нужные для этого дела. А вот этого-то читатели лекций дать не могут, ибо сами никакого дела не знают.

gsfm
gsfm
1 год назад
В ответ на:  Denny

Ваша реплика насчет ненужности большинства лекций напомнила мне старый анекдот: «К бизнесмену-владельцу некой торговой марки приходит, скажем, приятель и спрашивает:
— Ты знаешь, что только половина рекламы приносит хоть какую-то пользу?
— Да, и что?
— Тогда почему бы тебе не сократить расходы на рекламу наполовину?
— Если бы я знал, какая именно половина приносит пользу, немедленно бы её сократил!»

Denny
Denny
1 год назад
В ответ на:  gsfm

Анекдот зачетный. Спасибо. Фишка именно в том, что не знают. И знать не хотят. И учат чему попало. А потом удивляются, что студенты смартфоны смотрят или вообще с лекций сбегают.

Артем
Артем
1 год назад
В ответ на:  Denny

В студенческую бытность лекторы делились на три типа: 1) не охота идти на лекцию; 2) нормальная лекция 3) нужно сходить, даже принеся что-то в жертву.
Первый тип исключая откровенный треш включал очень умных теоретиков, дающий очень хитрый специальный матан, но в совершенном отрыве от прикладной темы, т.е. возможно слишком рано, либо я дурак и не понимал. Очень сложно вникать в матан, если не видишь цели.
Последний тип был либо представителем вида советских Инженеров либо тем, кто работал в обратной связи с производством (может даже в стенах РАН).

gsfm
gsfm
1 год назад
В ответ на:  gsfm

Выход есть, и довольно очевидный: сократить количество обязательных курсов за счет элективных (с обязательным набором пререквизитов). Причина, по которой на это не идут — как раз отсутствие постоянных контрактов, из-за чего кафедры непрерывно грызутся за нагрузку (ведь большая нагрузка — гарантия сохранения рабочих мест даже каких-то пряников). В результате преподаватели и студенты постоянно перегружены занятиями, необходимость которых сомнительна.

Александр
Александр
1 год назад
В ответ на:  gsfm

Глупость. Пока 99% студентов не собираются работать по специальности, введение элективных курсов приводит к тому, что выбираются наименее «напряжные». Придуманный в МГУ бред с МФК это очень наглядно показывает

gsfm
gsfm
1 год назад
В ответ на:  Александр

И что? Как будто что-то плохое.
А МФК бред потому, что они обязательные.

gsfm
gsfm
1 год назад

Боюсь, многие комментаторы просто не понимают специфики высказываний «топикстартера»: в комментируемом тексте речь идет о преподавании математики, причем на начальном уровне. Какая тут может быть «профессиональная подготовка»? Где «работать» и что «отдавать» может студент, прослушавший даже самый лучший курс матана? Проблема чтения общеобразовательных курсов — не то же самое, что проблема подготовки специалистов в аспирантуре (или даже на старших курсах) и методы её решения сильно отличаются от методов, подходящих для последней. Решение проблемы подготовки научных специалистов вообще задач трансцендентная, алгоритмически, на мой взгляд не разрешимая, особенно, вне контекста положения науки в нашей стране, структуры экономики страны, её места в международном разделении труда и прочее, и прочее. А уж обсуждаемый вопрос (перевод обучения в онлайн) отношение к ней имеет крайне далекое, если не сказать никакого. Ведь даже если все начальные курсы перевести в онлайн режим (с семинарами раз в месяц), это не будет означать, что все высвободившиеся преподаватели немедленно кинутся творить науку и готовить специалистов-профессионалов; даже если их всех уволить нафих, это не приведет к тому, что на их место придут новые-хорошие; даже, если студентов будут идеально готовить в вузах, это не приведет к тому, что все они рванут в науку; даже, если они рванут в науку, это не будет значить,… Подробнее »

Леонид Коганов
Леонид Коганов
1 год назад
В ответ на:  gsfm

Согласен с Вами!
Идея проста «как правда»: оптимизировать все до полнейшего абсурда. Например, как господин Греф оптимизировал (для скорейшего вымирания пенсярофф? — не могу знать! — Л.К.) количество и качество отделений возглавляемого им (имхо, считающегося частным) Сбербанка.
Теперь ходят слухи, что собираются строить еще более навороченный головной офис. И все остальное — так же, и наше бедное во всех возможных смыслах так называемое высшее образование.
Л.К.

Алексей Лк
Алексей Лк
1 год назад
В ответ на:  gsfm

Согласен с gsfm

Denny
Denny
1 год назад
В ответ на:  gsfm

Как изящно вы уходите от проблемы подготовки специалистов! А ведь это основная функция ВУЗа. Поймите, преподавание математики и всего прочего с самых начальных курсов иного смысла, кроме подготовки специалистов не имеет. И весь ВУЗ не имеет смысла, если не решает вопроса подготовки специалистов. В том и беда, что преподавателей (и это видно в данном обсуждении) подготовка специалистов не интересует.

Преподавание математики на начальном уровне — очень сложный вопрос. Для этого надо знать всю программу ВУЗа и представлять себе, что будут делать его выпускники. Только исходя из этого можно создать базовый курс, который будет полезен. Я бы доверил такой курс только высококлассному профессионалу с большим опытом реальной работы. Делать спецкурсы куда легче.

Алексей Лк
Алексей Лк
1 год назад
В ответ на:  Denny

«желание ….. перевести все на онлайн имеет очень маленькое отношение к вопросу о качестве обучения» — но это действительно так, в конце концов уже более 10 лет как оцифрованы и доступны все самые лучшие учебники и любые статьи даже для студентов у которых как известно дефицит бюджета. Информация и знания сейчас доступны как никогда — но качество образования осталось в лучшем случае на прежнем уровне или даже падает. И верно было замечено — книга выложенная в сеть в любом случае даст больше чем любой онлайн-курс даже рассказанный самым лучшим специалистом. Специалиста все таки готовит реальная лаборатория и индустрия, ВУЗ же дает теоретический базис и в лучшем случае самые элементарные навыки практической работы (редко). Я помню нам читали прекрасные спецкурсы — но толку от них если работать по специальности почти негде и не с кем. Но ВУЗ на это точно повлиять не может, в обществе должен быть запрос на специалистов — а его как раз и нет. В каком то смысле с ВУЗами повторилась та же ситуация что и академическими институтами — России достался мощнейший комплекс высшего образования, заточенный на подготовку специалистов которые новой России оказались не нужны. Какой смысл ВУЗу вкладывать материальные затраты на подготовку именно специалиста если ему все… Подробнее »

Алексей Лк
Алексей Лк
1 год назад
В ответ на:  Алексей Лк

PS » книга выложенная в сеть в любом случае даст больше чем любой онлайн-курс даже рассказанный самым лучшим специалистом» — как раз вспомнились лекции по Биохимии которые читались у нас видным специалистом, хорошие лекции были — но!
1) Лектор на самой первой лекции заявил что его лекции охватывают около 10% всго того что нужно знать к экзамену, и скорее служат комментариями к тому что написано в учебнике
2) Для того что бы его лекции понять нужно было действительно к каждой лекции уже иметь представление о том о чем будет читаться материал, а в биохимии на один гликолиз уходит столько времени что мало не покажется. И вот студент пытается понять гликолиз, а лектор уже где то совсем в другой тематике и его не волнует что студенты так быстро скакать от одной фундаментальной темы к другой не могут. Надо ли говорить что к середине семестра на его лекциях присутствовали только немногие. А лектор то был хороший и как спецалист отменный….

Denny
Denny
1 год назад
В ответ на:  Алексей Лк

С оценкой положения дел в России в целом согласен.

«Специалиста все таки готовит реальная лаборатория и индустрия, ВУЗ же дает теоретический базис и в лучшем случае самые элементарные навыки практической работы (редко).»

А вот это верно только в ситуации, когда ВУЗ и наука с индустрией — отдельно. Именно в этом суть проблемы. И этой проблемы нет (или минимальна) , когда лаборатории — часть ВУЗа, завлабы — профессора, а постдоки — ассистенты. Преподавательская нагрузка невелика, передовые реальные знания и навыки передаются в рамках учебного процесса, а студентам никуда не надо бегать, чтобы найти себе лабораторию.

Что до онлайн курсов, то это не панацея, а просто подспорье, позволяющее экономить время. Заменить реальное взаимодействие они не могут.

Алексей Лк
Алексей Лк
1 год назад
В ответ на:  Denny

«А вот это верно только в ситуации, когда ВУЗ и наука с индустрией – отдельно» — к слову это еще советское наследие, где то с временн Хрущева (дат не помню), краем уха слышал что вышло тогда постановление в котором прямо говорилось что работникам НИИ запрещено работать и преподавать в ВУЗах. Я этот закон не искал но было бы интересно посмотреть как это обосновывалось.

Denny
Denny
1 год назад
В ответ на:  Алексей Лк

Но усугубилось в 90е. Наука давала дуба, а преподаванием еще можно было прокормиться.

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев
1 год назад
В ответ на:  Denny

К вашим словам и здесь стоит везде добавлять «теоретически». Мне это напоминает аналогичный разговор на тему, что школа должна учить тому, что пригодится в жизни. Казалось бы, правильный тезис, но дальше выясняется, что во-первых, разные люди имеют совершенно разные представления о том, что пригодится в жизни, во-вторых, объективно разным слоям и категориям пригодится разное, в-третьих, сама жизнь в меняется быстро и непредсказуемо, и что будет дальше, мы точно не знаем. Так что такие разговоры обычно переходят в скандалы. В вашей постановке задачи, никакой «высококлассный профессионал» в индивидуальном порядке решить ее не сможет. Такие люди обычно имеют свои заскоки и предубеждения, будто то, что им лично нравится и чем они лично занимаются, то и есть главное в жизни. Эта вера поддерживает работоспособность и приводит успеху в своем деле безотносительно к тому, насколько она оправдана, но запросто может навредить окружающим. Скорее, тут нужно широкое обсуждение с разными специалистами и потенциальными работодателями, но их пожелания, скорее всего окажутся бестолковыми и противоречивыми, что вероятно опять-таки приведет к скандалу. Что значит — готовить специалиста? К чему его готовить? Если готовить к работе в чистой науке, тогда надо учить самым современным, абстрактным вещам, на переднем крае понимания, где идет борьба на мировом уровне, вещам, которым посвящены… Подробнее »

Denny
Denny
1 год назад

С тем, что все сложно, я полностью согласен. Ессно, в достаточно «телеграфной» дискуссии можно передать только основные тезисы. Конечно, один специалист погоды не сделает. А вот коллектив кафедры или факультета, состоящий из разных специалистов, вполне обладает соответствующим опытом и компетенциями. Чтобы разобраться, какое именно образование нужно выпускникам. Вместо того, чтобы давать «на всякий случай».

Понятно, что все это сложная и небыстрая работа. особенно в российских реалиях. Плохо, что не наблюдается никакого желания вообще двигаться в этом направлении. Зато видно желание отстоять свой замкнутый мирок. А вся «позитивная программа» сводится к разнообразным пожеланиям просто улучшить и упростить жизнь преподавателей. в этом мирке.

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев
1 год назад
В ответ на:  Denny

Если взять, к примеру, мехмат МГУ, где я работаю более 20 лет, здесь за это время не раз происходили разные обсуждения, официальные и неофициальные, как и чему надо учить, и как не надо, и каждый раз это было сопряжено с какими-то спорами, конфликтами и скандалами, и не привело к чему-то существенно лучшему.

>А вот коллектив кафедры или факультета, состоящий из разных специалистов, вполне обладает соответствующим опытом и компетенциями.

Нет, вряд ли. Потому что эти опыт и компетенции относятся к прошлому, а требуется заглянуть в будущее. И потому что у каждого свои заморочки.

>Чтобы разобраться, какое именно образование нужно выпускникам.

Ну вот, если у вас 70% выпускников идет в бизнес, а 30% в науку и образование, причем заранее не известно, кто где зацепится, какое им нужно образование?

Denny
Denny
1 год назад

Извините, но мне это представляется демагогией. Мол, если не возможно точно предсказать, то нет смысла и пытаться. Если нельзя заглянуть в будущее, то нет смысла строить экстраполяции. Словом, кто не хочет делать, ищет причину.

В.П.
В.П.
1 год назад

Строго говоря, это отрицательный опыт мехмата МГУ, а не принципиальная невозможность модернизировать программу обучения. Если 20 лет назад мехмат МГУ бесспорно самым престижным местом для получения математического образования (несчитая штучное образование в НМУ), то теперь он только третий после матмеха СПбГУ и матфака ВШЭ. По крайней мере такой порядок получается по выбору олимпиадников.

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев
1 год назад
В ответ на:  В.П.

Ну да, если считать, что абитуриенты делают разумный выбор, а не являются жертвами пропаганды. Про СПбГУ ничего не берусь сказать, а матфак ВШЭ начинался с того, что собралось несколько специалистов по алгебраической геометрии и стали говорить: не идите на мехмат, идите к нам, именно мы даем лучшее в стране математическое образование! При том, что на тот момент они могли дать лучшее образование только по алгебраической геометрии, и на тот момент у них не было ни одного выпускника в подтверждение этого. За мехмат всегда говорили и говорят факты. Но агрессивная пиар-компания оказывается сильнее фактов. Там есть такой М.Вербицкий, скандально известный в Интернете как Тифарет, он прямым текстом утверждает, что единственная область математики, которой следует заниматься — это алгебраическая геометрия, а матанализ и статистика — это вообще не наука, и то, что мехмате учат брать интегралы — позор. Ну да, в принципе, можно быть успешным ученым в области алгебраической геометрии, теории категорий или еще чего—нибудь в этом роде, печататься в Q1, но при этом не уметь брать интегралы, не знать статистики и т.п. К этому надо готовить или как? Они хвастаются, что от них куча народа уезжает за границу. К чему нужно готовить специалистов — к эмиграции? Вот эти вопросы, которые обсуждаются,… Подробнее »

Леонид Коганов
Леонид Коганов
1 год назад

https://ru.m.wikipedia.org/wiki/Каледин,_Дмитрий_Борисович
Особенно потрясает участие профессора господина Каледина в, имхо, совершенно скандальном типа «проекте» господ Хржановского и Сорокина, если не ошибся, под названием «Дау». Описано госпожой Хохряковой на последней полосе субботнего вчерашнего МК — прошу ни в коем случае не считать какой-либо рекламой!
Л.К.

В.П.
В.П.
1 год назад

Про матфак ВШЭ Вы несколько преувеличиваете. Там с самого начала были специалисты не только по алгебраической геометрии. Например, кафедру алгебры возглавлял Рудаков (но да не по всем основным направлениям математики там были специалисты) У.организаторов матфака был опыт преподавания в НМУ и некоторое количество выпускников. Агрессивная пиар-компания действительно была и у Смирнова в Питере тоже была. Но теперь уже можно сравнивать успехи выпускников. Я почему-то не вижу фактов, которые в пользу нынешнего мехмата МГУ.

gsfm
gsfm
1 год назад
В ответ на:  В.П.

Главная проблема нынешнего мехмата — чрезмерно раздутая и неповоротливая административная система, причем крайне неэффективная и под пристальным контролем администрации университета (шутка ли, факультет почти 15 лет не имеет декана)… При этом вышка привлекла огромное количество хороших преподавателей (в том числе мехматских) на временной/почасовой основе, что позволяет писать красивые отчеты, а в МГУ нанять кого-то даже на полставки — это надо неизвестно, как вывернуться (да и деньги там совсем другие). К тому же мехмат гораздо крупнее, чем вышка (тем более, чем смирновский факультет); так что хорошие работы (а они есть, часто даже те же, что и в вышке, см. предыдущее предложение) теряются на фоне посредственности — делить-то приходится на всех. Ну и вообще, чем больше факультет, тем больше в нем балласта, как среди студентов, так и среди преподавателей — закон Паркинсона все же. Впрочем, насколько я знаю, с ростом факультета на матфаке появляются похожие проблемы…

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев
1 год назад
В ответ на:  В.П.

Как было замечено ниже, среди нынешних преподавателей матфака немало либо выпускников мехмата, либо бывших или действующих преподавателей мехмата, в том числе они обеспечивают хваленое качество образования. Что вроде бы должно говорить в пользу мехмата. Но пропаганда вам (и абитуриентам) об этом не расскажет, как будто матфак к нам с Луны свалился или из-за границы приехал.

В.П.
В.П.
1 год назад

Мне кажется, что Вы неоправданно смешиваете мехмат нынешний и прошлого века. От сотрудников мехматов и матмехов я не раз слышал высказывания типа: мы по этой программе учим N лет и выучили Келдыша, Арнольда, Перельмана (выбрать нужного), зачем же её менять? На самом деле перечисленных людей учили по передовой на тот момент программе. Никому же не придёт в голову возрождать программу и методы обучения времён Эйлера. Хотя новый Эйлер нам даже сейчас будет очень полезен.

gsfm
gsfm
1 год назад
В ответ на:  Denny

Вы пифия? Или другой какой-нибудь оракул, чтобы предсказать, что будут делать выпускники через 6 лет? Тем более — окончившие аспирантуру, то есть через 10+ лет? Вы можете гарантировать хотя бы, что студент не бросит учебу через пару лет и пойдет работать с дипломом о неполном высшем образовании? Или таких людей не надо готовить, вкладываться в их образование не надо, а необходимо все силы бросать на обучение спецов для вашей лаборатории? Кстати, а если, в другой лаборатории — другие требования, что тогда?
Преподавание математики/матана на младших курсах — это пред-пред-пред-фундамент для занятий более/менее любой интеллектуальной деятельностью, связанной с расчетами. Специфика тут не больше, чем та, что есть в названии вуза — и эта специфика учитывается, смею вас уверить. С большей точностью, чем эта, сказать сразу, что из изучаемых предметов человеку понадобится в дальнейшей деятельности, не может никто, даже сам этот человек. Мне, например, из всех изученных курсов наименее пригодились работа на ЭВМ и программирование — самые «прикладные» из них, казалось бы…
Вариант с элективами и минимумом обязательных курсов тоже не идеален, но по крайней мере воспитывает в студентах ответственность за сделанный выбор.

Denny
Denny
1 год назад
В ответ на:  gsfm

Мне кажется (возможно я ошибаюсь) что вы не понимаете ситуацию. Я не оракул и не претендую ни в коем разе. Я просто на основании большого опыта работы с выпускниками последние четверть века вижу и знаю, какие у них пробелы в базовой математике и смежных областях (речь о биологах , биофизиках, фармакологах и биохимиках). Я просто вижу, что эти самые базовые курсы прошли мимо.. И это опыт не одной лаборатории, а опыт довольно распространенных взаимодействий в разных областях. Будучи по образованию университетским физиком, я эти вещи понимаю.

Это просто опыт. конкретных взаимодействий, разнообразного участия в защитах, рецензирования и анализа статей, многочисленных конференций и пр.

gsfm
gsfm
1 год назад
В ответ на:  Denny

Почему-то подробный ответ пропал, поэтому напишу коротко:
1. Вы абсолютизируете свой опыт и свои потребности; людям с другой специальностью от математики необходимо другое, а многим студентам и вовсе нужно, грубо говоря, только умение пользоваться калькулятором.
2. Кроме того, причина, по которой к вам приходят слабо подготовленные выпускники, связана еще и с отрицательным отбором, когда более сильные студенты идут работать в более престижные, чем наука, отрасли.
3. Желание угодить всем завлабам, хотящим получать на выходе, чуть ли не сразу после второго курса, готовых специалистов для работы на себя и «двиганья науки», приводит к превращению программы начальных курсов в сборную-солянку, от которой разумные студенты и преподаватели плюются.
4. Пункт 3, сопряженный с отсутствием постоянных контрактов, приводит к непрерывной грызне кафедр за нагрузку и к хронической перегрузке преподавателей и студентов учебными занятиями.

Denny
Denny
1 год назад
В ответ на:  gsfm

Я отнюдь не абсолютизирую свой опыт. Это опыт в ограниченной области. Для составления нормальной программы обучения нужен совокупный опыт разных специалистов, которые работают с выпускниками по данной специальности. Это отнюдь не только фундаментальная наука.

А имеющийся опыт чтения спецкурсов позволяет оценить навыки студентов независимо от того, куда они потом идут.

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев
1 год назад
В ответ на:  Denny

Теоретически.

В этой связи вспоминается басня Михалкова «Слон-живописец» — https://www.youtube.com/watch?v=hlXn2tDjHGQ

Denny
Denny
1 год назад

Вы путаете роли. ВУЗ — это не собрание свободных художников, творящих сообразно своим вкусам. Это организация, которая существует для того, чтобы удовлетворять спрос потребителей. Повар должен готовить не то, что нравится персонально ему, а то, что понравится посетителям ресторана. Иначе ресторан разорится, и повар потеряет работу.

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев
1 год назад
В ответ на:  Denny

Зачем повару готовить то, что понравится посетителям, если он на ставке, а посетители ничего не платят? Ваша же лаборатория не платит вузу за студентов, которых берет (или не берет), как платят, например, за футболистов. Если бы вся подготовка специалистов шла на основе договоров с разными организациями, в приложениях к ним можно было бы прописать разные условия, чему надо учить. И конечно, тогда бы вслед за рыночным механизмом завертелся бы и административный, и методический, и вопросы бы как-то решались. А так мы лепим выпускников в белый свет, как в копеечку. Никакого разумного механизма нет. Юридически потребителями образования являются студенты, а не их будущие места работы. Так же как, например, потребителями медицинских услуг являются пациенты, а не организации, где они работают (если работают).

Denny
Denny
1 год назад

К сожалению, это совершенно верно.

gsfm
gsfm
1 год назад
В ответ на:  Denny

Извините, но иначе, как абсолютизацией собственного опыта, ваше заявление, что «имеющийся опыт чтения спецкурсов позволяет оценить навыки студентов независимо от того, куда они потом идут,» назвать я не могу.

Denny
Denny
1 год назад
В ответ на:  gsfm

Странно. Любой преподаватель оценивает навыки студентов по тем предметам, которые знает. Независимо от того, куда они потом пойдут.

gsfm
gsfm
1 год назад
В ответ на:  Denny

Тут проблема в том, что на основе ваших оценок навыков знакомых вам студентов (насколько мне известно, на спецкурсы редко ходит больше десяти человек) по знакомым вам предметам (в жизни им знакомые вам предметы могут никогда не понадобиться) вы делаете вывод об уровне преподавания математики в целом.

Denny
Denny
1 год назад
В ответ на:  gsfm

Там, где я читал, на спецкурс ходила группа. И сдавала. У всех знания математики (достаточно элементарной) околонулевые. Так что курс приходилось адаптировать, чтобы всякие формулы-уравнения из него убрать. И мой вывод о качестве преподавания относится, разумеется, именно к этой конкретной ситуации. И аналогичным. В которых я действительно могу судить на основании своего опыта.

Чтобы делать более общие суждения, нужен либо человек с более разносторонним чем у меня профессиональным опытом, либо коллективное мнение разных специалистов. Из науки и индустрии. Я. собственно, именно об этом.

gsfm
gsfm
1 год назад
В ответ на:  Denny

Так это был обязательный спецкурс?
Это многое объясняет: очевидно, далеко не все студенты, приходившие к вам, видели себя в будущем учеными-специалистами по биофизике. Это, по моему опыту, гораздо лучше объясняет плачевное состояние их знаний, чем неправильно составленные курсы или отсутствие онлайн-обучения.

Denny
Denny
1 год назад
В ответ на:  gsfm

Еще разок: совершенно не важно, кем они собирались быть. Важно, что математики не знали.

И еще разок: мое мнение основано на моем опыте. Для более качественной оценки я бы поговорил с теми, кто имеет иной опыт практической работы с выпускниками и студентами.

В.П.
В.П.
1 год назад
В ответ на:  Denny

Когда-то читал биоинформатикам миникурс (кажется 8 занятий) по теории информации. Там есть марковские цепи и матрица условных вероятностей. Чтобы найти предельные вероятности марковской цепи нужно найти собственный вектор этой матрицы. Оказалось, что нужно начинать с напоминания как матрица умножается на вектор. Учили ли этому биоинформатиков на 1м курсе? — несомненно. Но к 4му курсу некоторые студенты успели забыть. Нужно ли менять курс высшей математики для биологов? Я бы задумался как распределить предметы где встречается математика более равномерно по семестрам.

gsfm
gsfm
1 год назад
В ответ на:  В.П.

Совершенно верно; дело не только в том, как и что преподают, важно еще, чтобы студенты знали, что от них потребуется. Поэтому указывать «пререквизиты» для любого курса — вещь совершенно необходимая. К тому же немного непонятно, чем эти студенты занимались с 1 по 4 курс — я не могу представить себе, как можно заниматься какой угодно математической дисциплиной, не пользуясь умножением матриц… Такое ощущение, что после 1 курса математика у них кончилась от слова совсем — началась сплошная биология. Кроме того, если мне тоже позволено апеллировать к своему опыту, то нынешние студенты принципиально не считают нужным запоминать какую бы то ни было информацию — наличие широкополосного доступа в интернет делает не нужным хранить что-то в голове…

Denny
Denny
1 год назад
В ответ на:  gsfm

Пререквизиты для спецкурсов должен понимать тот, кто им читает математику на первых курсах. То есть это должен быть не просто преподаватель математики, а специалист, хорошо знакомый с приложениями математики в биологии.Вот он реально может и программу по математике составить, и студентам объяснить, что и для чего им знать надо.

gsfm
gsfm
1 год назад
В ответ на:  Denny

Вы, очевидно, думаете, что вы — единственный специалист и ваши интересы — единственно-правильные? Во всяком случае, именно так это выглядит со стороны. Потому что во всем мире автор спецкурса сам указывает, что является необходимым для понимания его лекций. А на начальных курсах учатся математике одновременно пара сотен студентов, одним из которых потом потребуется матстатистика, другим — анализ многих переменных, третьим — абстрактная алгебра, а четвертым — вовсе только программирование. Как раз попытки запихнуть все это в один курс приводят к тому плачевному состоянию дел, которое вас так огорчает.

Denny
Denny
1 год назад
В ответ на:  gsfm

Я специалист, знающий требования в своей области. Не больше и не меньше.

«попытки запихнуть все это в один курс приводят к тому плачевному состоянию дел,» — это верно.

Статистика в смысле практических приложений нужна практически всем. Что касается функций многих переменных, абстрактной алгебры и программирования, то это крайне редкие случаи. А вот векторная алгебра, простые дифуры и системы встречаются во многих типах задач.

gsfm
gsfm
1 год назад
В ответ на:  Denny

Не знаю насчет биологов, но лично мне статистика пока ни разу в жизни не понадобилась (тьфу-тьфу)… Абстрактная алгебра (теория групп) нужна любому человеку, сталкивавшемуся своей работе с кристаллическими решетками; многомерный анализ — естественным образом возникает при решении «простых дифуров»; программирование нужно всем ученым, занятым компьютерными расчетами (не все полезные функции уже запрограммированы послушными индийцами)…

Я, конечно, понимаю, что сталкиваясь в своей работе с критерием Стьюдента и прочими Пирсами, вы думаете: «Ах, если бы меня на первом курсе вместо дискриминантов/интегралов по контуру/матанализа учили сразу тому и только тому, что мне понадобится в жизни!» Проблема тут только в том, что это — ваше нынешнее знание. Студенты-первокурсники не должны, а часто и не могут знать, что именно им понадобится в их работе через 6-10 лет (да и не у всех из них личный опыт совпадет с вашим). А вот лектор, ведущий спецкурс, обязан составить список фактов, на которые он будет ссылаться без объяснений, а также курсов, на которых эти факты разъясняются. А студент уже, смотря на этот список, должен решать, какие курсы и с каким усердием он будет изучать.

Алексей Лк
Алексей Лк
1 год назад
В ответ на:  gsfm

«Ах, если бы меня на первом курсе вместо дискриминантов/интегралов по контуру/матанализа учили сразу тому и только тому, что мне понадобится в жизни!» — такой подход в точности совпадает с подходом тех людей что составляют программу математики на биофаке — на выходе мы имеем людей, не знающих ни высшей математики, ни куда как более для биолога полезной статистики. Вот в чем проблема. Вы рассуждаете что высшая математика для биолога может пригодиться — хорошо, только за целый век таких областей в биохимии и физиологии по пальцам руки посчитать где бы это пригодилось. А 99% это рутинная статистика и арифметика. И вот этому то как раз и не могут обучить нормально. А почему? Мне вот реально не понятно. Вот Стентон Гланц почему то решил не выделываться и написал учебник по статистике, понятный людям не знающим высшую математику — и учебник этот считается лучшим в мире (для биологов) и приносит реальную пользу всем ознакомившимся, и примеры там очень понятные и близкие, из реальной медицины. Учитывая что статистика много где в биологии нужна то выходит очень хороший кпд потому что ясно как применять, примеры понятные. Возможно стоило бы подобным образом адаптировать и курс высшей математики, потому что сейчас мы имеем какой то деформированный курс где… Подробнее »

gsfm
gsfm
1 год назад
В ответ на:  Алексей Лк

Вы стучитесь в открытую дверь. Я как раз за то, чтобы сократить общую программу по математике на биофаке до необходимого минимума: основ линала, основ матана (метод поиска экстремумов все же, надеюсь, даже вам пригодился в жизни), элементов теорвера — на уровне поиска вероятности выпадения 4 решек подряд. Интеграл Лебега и правда не очень нужен, а вот формула Ньютона-Лейбница, надеюсь, вопросов не вызывает? Кстати, интеграл Лебега придумали всего лет сто назад… Ну, умение решать элементарные дифуры (а значит все же — чуток многомерного анализа), хотя бы линейные… Я бы еще добавил немного теории групп (чисто для кристаллографии), но это — мое личное мнение. А остальное — спецкурсы, которые студент сам будет выбирать.

Что касается идеи обучать математиков биологии — этого не получится никогда, до тех пор, пока биологи не поймут необходимость доказательств. Нормальный математик просто не сможет оперировать утверждениями, доказательства которых не понимает.

Алексей Лк
Алексей Лк
1 год назад
В ответ на:  gsfm

«метод поиска экстремумов все же, надеюсь, даже вам пригодился в жизни» — не пригодился, как и все остальное. просто откройте любой современный учебник по биохимии или физиологии и найдите там формулы — их немного и они просты. Это просто очень показательный факт. Мне пока ни разу не пригодилось ничего за пределами дробей, даже статистика шла факультативом. Биологи не поймут необходимость доказательств — но тем не менее их заставляют понимать необходимость математических доказательств, хотя для биологов это чуждый материал, никто их не спрашивает нравится им это или нет. «Нормальный математик просто не сможет оперировать утверждениями, доказательства которых не понимает» — биохимия и физиология экспериментальные науки, все концепции в них построены на строгих доказательствах и опыте. Я просто привел пример с биологией для математиков как пример неравенства. Математиков совершенно не интересует что биологи думаю о их предмете — биологов заставляют это учить и точка (помним о кпд). Биологи к сожалению не могут ответить математикам тем же, и получается очень односторонне. Мне кажется я начинаю улавливать что математики считают что биологам нужна математика только потому что так принято считать, это такая традиция видимо — читать высшую математику всем естественникам. Реальных причин ее полезности я не вижу, кроме расширения кругозора. Просто приведите пример биологической… Подробнее »

gsfm
gsfm
1 год назад
В ответ на:  Алексей Лк

М-ммм, я, конечно, не биолог, но мне, почему-то, кажется, что еще лет 150 назад биологам не было нужды знать химию, тем более физику. Неужели до сих пор так? Почему бы не допустить, что со временем и с математикой что-то изменится? И опять вы абсолютизируете собственный опыт, — по-видимому, это характерно для экспериментаторов, — из того, что вам лично не приходилось сталкиваться с экстремумами более сложными, чем записанные в таблицах вашими предшественниками, вы делаете вывод, что метод поиска экстремумов при помощи производных никому не нужен. Ну давайте и я скажу, что, раз мне и моим коллегам никогда не требовались методы матстатистики, то и преподавать их на математических факультетах не нужно, да и изучать — не за чем. Насчет опыта как основы точных наук: вспомнился анекдот про то, как математик с, кхм, скажем, химиком, играли в игру. Они задумывали каждый свое число, открывали бумажки, результат перемножали и, если ответ был четным, математик бил щелбан, а в случае нечетного ответа — щелбан бил химик… Химик очень долго пытался опытным путем установить закономерность. Кстати, я не считаю, что биологам надо понимать доказательства. Бог с вами — вы можете даже считать не уметь (не в обиду будет сказано). Я просто выступаю за то, чтобы желающие… Подробнее »

gsfm
gsfm
1 год назад
В ответ на:  gsfm

На всякий случай уточню: анекдот был приведен как напоминание о том, что далеко не все знания можно обосновать опытным путем, и что далеко не всегда такой способ — самый надежный.

Denny
Denny
1 год назад
В ответ на:  gsfm

Очень много математиков и физиков (вроде меня) работают в биологии. Всем нам пришлось изучать биологию самостоятельно.Что было непросто. Но именно такие люди и делают обсчеты, программы и модели в биологии. Обратные случаи мне неизвестны.

Алексей Лк
Алексей Лк
1 год назад
В ответ на:  Denny

«Но именно такие люди и делают обсчеты, программы и модели в биологии. Обратные случаи мне неизвестны.» — мне то же такие неизвестны, абсолютно согласен.

В.П.
В.П.
1 год назад
В ответ на:  Алексей Лк

Здесь Denny писал, что биоинформатикой занимаются в основном инженеры и программисты по образованию. Мне кажется, что при реализации Вашего радикального подхода к математическому образованию биологов, популяционной генетикой, молекулярной биологией, теорией эволюции и кладистикой будут заниматься тоже в основном инженеры и программисты по образованию. А биологи по образованию будут доминировать разве что в зоопсихологии.

gsfm
gsfm
1 год назад