«Я у мозга дурачок». Языковая проблема популяризации нейронаук

Александр Поддьяков
Александр Поддьяков

«Мозг творческих людей мешает им зарабатывать», «Как мозг заставляет нас делать глупости», «Как гены и мозг мешают нам бороться с соблазнами» — мы постоянно сталкиваемся с такими заголовками научно-популярных книг и статей по нейробиологии. Нередко это в высшей степени достойные тексты, не зря попадающие, например, в лауреаты или шорт-листы премии «Просветитель». Бывает, что под заголовками такого типа состряпан и научпоп-мусор. Но целесообразнее ориентироваться на лучшие образцы.

Для разминки возьмем заголовок вроде «Как мозг понимает намерения других людей». Вчитаемся и задумаемся: какие другие люди с их намерениями? Хочется, чтобы авторы были последовательнее: назвали статью либо «Как человек понимает намерения других людей», либо «Как мозг понимает намерения других мозгов». Но вряд ли хороша и понятна предлагаемая смесь.

Рис. М. Смагина
Рис. М. Смагина

За формулировкой «Мозг заставляет меня…» стоит не всегда осознаваемое противопоставление человека и его мозга. Есть, получается, я и мой мозг, который мешает мне что-то делать. («О-о-о, мой мозг, поверить не могу!..») Задумаемся: кто тогда этот я, отдельный от мозга настолько, что мозг мне (моему «я») мешает? Плохому танцору мешают ноги, мне — мой мозг, я не дружен с головой. Но это не страшно. Из научно-популярных описаний нейроисследований мы узнаём: дело обстоит вот как — мозг уже принял решение, а я еще нет. Я могу вообще не знать, что он там решил, но это не важно — решает-то он. Мой мозг лучше меня понял происходящее и, помешав мне сделать глупость, тем самым мне помог. «Я у мозга дурачок» — несформулированный девиз этого направления. Мозг всё видит, слышит и понимает лучше, чем я. Вот и приходится ему мне мешать. Мучается, конечно, ужасно, с этой дополнительной и ненужной для решений нагрузкой.

Этому, скажем мягко, несколько упрощенному подходу противостоит другой. В нем исследователи стремятся показать невысокую разумность сведения личности к мозговым структурам и процессам ее обладателя. В книге «Brainwashed. The Seductive Appeal of Mindless Neuroscience» (русский перевод: Сэйтл С., Лилиенфельд С. Вынос мозга. Чарующее обаяние бездумной нейронауки. — М.: Изд-во «Э», 2017) есть параграф под пародийным названием «Моя миндалина заставила меня!» (имеется в виду миндалевидное тело в мозге). Сама книга посвящена объяснению, каковы реальные возможности современной нейробиологии, откуда возник миф о господстве мозга над личностью, и другим важным проблемам нейронаук и психологии.

Я не собираюсь в этой заметке обсуждать самоё «трудную проблему сознания» или «еще более трудную проблему сознания» — «почему в нашем теле находимся именно мы»1. Сложность этих и связанных с ними научных проблем предопределяет и трудности их научно-популярного представления. Но кажется, что разумные читатели выиграют как раз от показа реальной сложности, пусть и научно-популярными средствами. Вспомним высказывание Альберта Эйнштейна: «Всё следует упрощать до тех пор, пока это возможно, но не более того». Из известных мне наиболее ранних примеров успешного научно-популярного представления сложности проблемы «мозг — сознание» я бы выбрал старый роман Станислава Лема «Мир на Земле». Там даетсяописание от первого лица ощущений и размышлений жертвы дистанционной каллотомии (перерезания пучка нервных волокон, соединяющих полушария мозга) и того, как этот персонаж вынужденно занялся самообразованием в области нейронаук. Вполне в духе этого романа можно было бы продолжить рассуждения главного героя: «Мозг все-таки мой? Или он сам по себе? А я тогда чей? Мозга?» Из современных книг — краткое понятное (насколько возможно на данном этапе) обсуждение в книге «Homo Deus. Краткая история будущего» Ю. Н. Харари. Из коротких текстов — серия на Monocler о свободе воли и нейронауках: интервью Д. Волкова «Способность поступать иначе»2 и др. (список не исчерпывающий).

«Мозг читателя и мозг автора» или «личность читателя и личность автора»?

Возникает интересный парадокс: авторы текстов под названиями типа «Как мозг заставляет нас» (вариант — «мешает нам») нередко дают читателям советы и списки рекомендаций. А именно: авторы советуют читателям, как управлять собой, чтобы не поддаваться тем или иным мозговым импульсам. Уважаемые авторы таких рекомендаций! Здесь появляется вопрос: к кому вы обращаетесь? К мозгу? Но ведь вы сами знаете, мозг читателя всё равно всё перерешит. Вы обращаетесь к личности читателя, способной поступать иначе, чем «заставляет мозг», и обладающей свободой воли? Но ведь ни личности, ни свободы воли, судя по этим текстам, почти нет — так, выхлоп, эпифеномен.

Или личность читателя все-таки есть? Ася Казанцева в книге «Как мозг заставляет нас делать глупости» обращается, по-видимому, к личности читателя, когда пишет: «Если бы у вас действительно была настоящая серьезная клиническая депрессия, то вы бы всё свободное время лежали лицом к стенке, а не читали научно-популярные книжки. Ну или по крайней мере вы героическая личность — тоже хорошо».

Эти слова — неосознаваемая манипуляция мозга автора с мозгом читателя? Автор вряд ли с этим согласится. Тогда здесь нельзя не привести цитату из книги «Вынос мозга»: «Курьезно, что многие исследователи, заявляющие о намерении продемонстрировать эфемерность сознательного мышления, дают испытуемым инструкции, которые требуют полного осознания. Таким образом, исследователи полагаются на те самые способности, которые они пытаются дискредитировать».

Далее я возьму важную содержательную цитату из книги Ирины Якутенко «Воля и самоконтроль: как гены и мозг мешают нам бороться с соблазнами». Но прежде небольшое отступление и вопрос — отчасти не только к ней, но и к себе. Если кто заглянет в эту книгу, он увидит, что я там — один из двух научных рецензентов, психолог. Книга мне чрезвычайно понравилась, я и сейчас решительно подписываюсь под резюме своей рецензии: «Книга написана очень интересно и профессионально, с показом сложности изучения воли и самоконтроля, а также сложности их направленного воспитания, формирования. Несмотря на объективную сложность материала, примеры, иллюстрации, объяснения даны на уровне, доступном заинтересованному читателю — неспециалисту». Я полагаю (если не так, Ирина опровергнет), она стоит на той же позиции, что и нейропсихолог Майкл Газзанига. Он сказал о себе: «Конечно, я исследователь людей, а не мозгов. Я же разговариваю с вами, а не с вашим мозгом. То есть да, наши мозги разговаривают друг с другом, но мы общаемся как личности«3. Что-то произошло за два года — возможно, я перечитался заголовков «Как мозг заставляет нас…». Для созревания хлесткого девиза «Я у мозга дурачок» понадобились время и критическая масса начитанной и просмотренной научной и научно-популярной литературы в этой области — как pro, так и contra.

Вернемся к цитате из книги Ирины Якутенко: «Благодаря ей (новой коре. — А. П.) мы думаем, разговариваем, воспринимаем себя как личность, творим, анализируем, считаем, планируем и изобретаем. И где-то там, в глубине мозга, на пересечении его новых и старых областей скрыта наша способность (с переменным успехом) держать в узде порывы, подчиняя древние простые желания сложным современным целям».

Здесь, строго говоря, остается неясным, кто держит в узде порывы. Чьи древние простые желания? А чьи сложные современные цели? Объяснение можно найти в книге «The idiot brain» (в русском переводе: Бернетт Д. Идиот­ский бесценный мозг. Как мы поддаемся на все уловки и хитрости нашего мозга. — М.: Изд-во «Э», 2017).Одна из ее главных тем — конфликтные отношения древнего мозга и новой коры, рассматриваемые и в книге «Воля и самоконтроль». Но в приведенной цитате из книги Ирины Якутенко таится коллизия, ярче всего представленная в статье А. Алексенко «Поиски души внутри попугая»4: «„Прошедших дней очарованья, мне вас душе не возвратить“, — писал Антон Антонович Дельвиг, и некоторых читателей эта фраза способна всерьез озадачить. Сначала вы начинаете разбираться, кто именно кому и что не может возвратить. Но, даже добравшись до конца квеста, вы останетесь в недоумении: автор — его „я“ — не может возвратить очарованья прошедших дней его же, автора, „душе“. Очевидно, „я“ и „душа“ — совершенно разные вещи. Притом что у Антона Антоновича Дельвига были еще и „воспоминанья“, „стремленья“, „желанья“, „очарованья“ и т. п. — возникает соблазн нарисовать на салфетке схему, показывающую, как же на самом деле был устроен внутри этот замечательный поэт. Примерно такие проблемы и решают современные нейрофизиологи».

Довесок к проблеме — предпочтения переводчиков и редакторов

К названию книги «The idiot brain» в русском переводе добавлено расширение — «Как мы поддаемся на все уловки и хитрости нашего мозга». Вот зачем это добавлено? Автор же этого не написал. Он вряд ли не знает всех-всех этих «Как мы поддаемся на все уловки и хитрости нашего мозга». Англоязычные редакторы тоже, конечно, знали про эти уловки и хитрости — но не стали двигаться в этом направлении. Другой пример: заголовок российской заметки «Мозг творческих людей мешает им зарабатывать»5. Это пересказ англоязычной научно-популярной статьи под более приличным названием «Why are artists poor? New research suggests it could be hardwired into their brain chemistry»6 («Почему творческие люди бедны? К этому может располагать химия их мозга»). Исходная же научная публикация называется так, что обычному англоязычному человеку вряд ли понять — «Reactivity of the reward system in artists during acceptance and rejection of monetary rewards»7. Переделать такое название требовалось, это правда. К самому факту поиска популяризаторами захватывающих слов и заголовков нет претензий. Вопрос, что́ находят.

Похоже, первым, кто обнаружил с помощью физиологических методов фундаментальный факт, вокруг которого сейчас так много построено в нейронауках, был О. К. Тихомиров, психолог, на которого ссылался нобелиат Герберт Саймон. Полвека назад Тихомиров показал, что решения человеку могут приходить раньше их осознания. При решении творческой мыслительной задачи наблюдается скачок кожно-гальванической реакции (регистрировавшейся на ладони — не в мозгу и не на поверхности черепа, поскольку проще было с ладонью). Скачок наблюдается до того, как решающий осознал решение и дал словесный отчет о нем (крикнул или прошептал: «Ага, я понял!»). Тихомиров интерпретировал это упреждение как эмоциональную реакцию на уже найденное, но пока не осознанное решение. Он ввел представление о неосознаваемом эмоциональном наведении в процессе мышления и о невербализованных (неоречевленных) операциональных смыслах поисковых действий в ходе решения. При этом он ни разу не написал чего-то в таком духе, что, мол, мозг всё понял и осмыслил раньше человека. Но я не знаю, что вышло бы в научно-популярном пересказе этих исследований для их более яркой подачи. Предлагаемые заголовки: «Поверхность ладони помогает нам думать», «Наша ладонь всё знает раньше нас», «Тайна нашего мышления раскрыта — она на ладони».

Заключение

И сугубо научные, и научно-популярные тексты в обсуждаемой области позволяют предположить, что сам язык данного подхода пока недостаточно сформирован. Здесь не может быть претензий: выработка работающего научного языка — дело, требующее времени, интеллектуальных и творческих усилий, диалога. А также, среди прочего, языковых провокаций. Моя провокация — сформулированный девиз «Я у мозга дурачок». Он обозначает «вот это вот всё» — «мозг меня заставил», «мозг мне помешал» и т. п. (Не всё же напыщенно и непонятно выражаться — «брейн-редукционизм».) Хочется, чтобы к нему выразили отношение специалисты, заинтересованные в этой теме. Помимо этого запроса на выражение общего отношения, есть вопрос о прогнозе. Куда идем (развитие самого подхода): имеет ли шансы появиться научная статья «Как мозги братьев Райт заставили их изобрести самолет»?

Александр Поддьяков,
докт. психол. наук, профессор НИУ ВШЭ, гл. науч. сотр. ИП РАН

1 Roberts T. The even harder problem of consciousness // NeuroQuantology. 2007, 5 (2), 214−221.

2 monocler.ru/interviu-s-dmitriem-volkovym/

3 corpus.ru/press/majkl-gazzaniga-beseda-colta.htm

4 snob.ru/entry/163 627

5 knife.media/art-brain/

6 news.artnet.com/art-world/why-are-artists-poor-research-suggests-it-could-be-hardwired-1 310 147

7 doi.org/10.1080/10 400 419.2018.1 414 994

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
10 Цепочка комментария
23 Ответы по цепочке
3 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
7 Авторы комментариев
ГайдукАлександр ДенисенкоМихаил РодкинАлександр ПоддьяковАлексей В. Лебедев Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Александр Поддьяков
Александр Поддьяков

Будет интересно узнать, какие смысловые акценты в этой лекции:
«Мы — это не только наш мозг: по следам предсказания И.М. Сеченова»
Александр Яковлевич Каплан — доктор биологических наук
http://mba.hse.ru/our_news/?ELEMENT_ID=2288

Александр Денисенко
Александр Денисенко

Сегодня в вышке лекция Каплана. Там и выясним.

Александр Денисенко
Александр Денисенко

Думаю, скоро появится видеозапись лекции в вышке 2 марта 2019. Акцентов там несколько. Во-первых, довольно неожиданная связь — Сеченов и Чернышевский с Герценым. Как-то сразу вспоминается связь в нашей литературе между студентом-вивисектором и бомбистом. Это наш отечественный Юджин Ной Харари (вроде). Во-вторых, признание лектора о том, что надо и деньги зарабатывать, занимаясь наукой. Много интересного для научной молодёжи, даже менеджеров вышки. Слушатели были внимательны и довольно активны. Содержательно — в конце и вскользь про изделие Нейрочат. Это неинвазивный сбор активности коры. Немного фантастичные результаты, которые хочется воспроизвести. Прибор в коробке продаётся и даётся в аренду от 10 000 р в месяц. Утверждается, что можно усилием воли набирать буквы со скоростью 1 символ за 6−8 минут. И какие-то скорее намёки на инвазивное вживление пластин в височные… Подробнее »

Александр Поддьяков
Александр Поддьяков

Спасибо, очень интересно то, что Вы написали. А почему лекции было предпослано название «Мы — это не только наш мозг»? Мы — это что еще, помимо мозга?

Александр Денисенко
Александр Денисенко

Мы, кроме мозга (по Сеченову) -это ещё тело, то есть костно-мышечная ткань, железы, рецепторы. Реакция мозга — всегда мышечная активность по Сеченову. У Каплана это прозвучала немного вскользь (может я что прохлопал). Но про Сеченова вообще надо бы сказать побольше. Лектор, впрочем, ограничен аудиторией вышки, так что надо было побольше про социальные дела (дело Чернышевского, бегство диссидента Сеченова в Германию от царской охранки, смена заголовка статьи по возвращении на Родину и пр.), а также про деньги, рынок, нобелевки-шнобелевки конечно для драйва слушателей. В наши дни надо набраться мужества, чтобы промолчать про Ивана Павлова. Правда, по-прежнему у Сеченова в учениках как бы и не было ни Введенского, ни Ухтомского (неважно, что в штатах про Доминанту монография вышла). Возможно, это ещё и завуалированная реакция на миллиардный… Подробнее »

Александр Поддьяков
Александр Поддьяков

Большое спасибо за то, что Вы рассказали. У Сеченова и Павлова, вроде, сложные отношения были. Сеченов, как рассказывал кто-то из историков науки, не ссылался на Павлова — но боюсь здесь наврать.

Александр Денисенко
Александр Денисенко

Сложные отношения были у Павлова с Ухтомским. А к Павлову у многих была неприязнь как сегодня к Ковальчуку — он почти все деньги академии в голодный 21 год бухнул в свою Башню молчания где собачек резал. Даже Крылов ехидно просил его пристроиться к нему собакой. А по существу вражда была с Ухтомским. Иногда кажется, что Павловская сессия ВАСХНИЛ ещё сегодня шлейфом идёт. А в штатах пара серьезных монографий про Ухтомского вышла совсем недавно. Но даже биофизики сегодняшнего физтеха из выпускников не знают ничего про работы Ухтомского, как и не все педиатры слышали про его ученика Илью Аршавского и разгром его лаборатории в Пущино.

Александр Поддьяков
Александр Поддьяков

Спасибо, не знал про эти коллизии.

Александр Денисенко
Александр Денисенко

Хорошее слово — коллизии. Между Вавиловым и Лысенко они носили во многом вненаучный характер. А среди школы Павлова — как раз в рамках методологии экспериментальной нейрофизиологии. Прессе и широкой публике это менее интересно. Про эти споры — монография нашего замечательного научного публициста Семёна Резника (ныне — в США) — «Против течения» об Ухтомском, там же про Павлова и Сеченова, Введенского замечательным русским языком и вполне научно.

Галина Юхманкова
Галина Юхманкова

«Мозг творческих людей мешает им зарабатывать». В точку.

Alex
Alex

Поскольку противопоставление «я» и «мой мозг» очевидно неверно, ирония по этому поводу выглядит неглубокой, а провокация излишней. Поскольку же некие явления, тем не менее, имеют место, я думаю, какие-нибудь более конкретные соображения о том, что реально происходит в мозгу, были бы более полезны, чем ирония и провокация.
Суть вот в чём: «выработка работающего научного языка —» это отнюдь не «дело, требующее времени, интеллектуальных и творческих усилий, диалога», это дело, требующее исследования и понимания того, что есть на самом деле.

Александр Поддьяков
Александр Поддьяков

Противопоставление «я» и «мой мозг» представляется очевидным и верным множеству авторов статей и книг под заголовками типа тех, что я привел. Погуглите на мозг заставляет и мозг мешает без кавычек и убедитесь.

Как работает мозг и как связаны «я» и «мой мозг», не знает никто. Это так называемая «трудная проблема сознания» https://ru.wikipedia.org/wiki/Трудная_проблема_сознания, над которой бьются биологи, физиологи, медики, психологи, философы. Ее осмысливают в современном искусстве http://ramt.ru/plays/play-6124/, https://ru.wikipedia.org/wiki/Трудная_задача.

Цель моей заметки — показать, что ее решение не там, где полагают само собой разумеющимся авторы указанных заголовков. А где? Мы узнаем это позже, чем, может быть, могли бы, если примем предлагаемый ход — «мозг нас заставил» (и т.п.).

Alex
Alex

«Мы узнаем это позже, чем, может быть, могли бы, если примем предлагаемый ход — „мозг нас заставил“ (и т.п.).»

Отнюдь не очевидно. Фраза «мозг нас заставил» хотя бы означает, что есть проблема — как такое может быть. Ответ «такого быть не может» формально верен, но он же как бы подразумевает, что проблема надуманная; так обращаться с трудными проблемами не следует.
Приведу пример: деление личности на Я, Сверх-Я и Оно, а последнего в свою очередь на Эрос и Танатос взято прямо с потолка, но это не означает, что на этом, формально бессмысленном, языке нельзя ставить осмысленные проблемы, типа «как взаимодействуют Я и Сверх-Я» или «что такое Танатос и откуда он берётся».

Александр Поддьяков
Александр Поддьяков

Не надо писать про мозг как целое — насильник над «я». А критикуемые заголовки располагают именно к такому пониманию. Писать можно (и примеры имеются) о конфликтах между функциями разных мозговых структур и связанных с ними переживаемыми конфликтами в мотивационной, эмоциональной, когнитивной сферах. В случае отсутствия конфликта можно описать согласованную работу разных уровней психики и мозга. «Я» — вещь не более понятная, чем мозг. Научный журналист Андрей Константинов, выпускник факультета психологи МГУ, пишет примерно следующее (пересказываю его мысль своими словами). Когда-то модным словом «подсознание» («ид»), сейчас в научпопе заменили слово «мозг». Проблема есть, и ее решение никоим образом не очевидно. А где в заметке написано, что решение очевидно? Чего-то не заметил. Но постановка проблемы «мозг (как целое) мешает „я“» — это чрезмерное упрощение… Подробнее »

Alex
Alex

Некоторые места из Вашего комментария показались мне весьма загадочными:) но не суть. Ибо «не поймите меня правильно», я не занимаю по поводу Вашей статьи какую-то особо принципиальную позицию, просто высказал своё мнение; делайте с ним что хотите.

Михаил Родкин
Михаил Родкин

Интересная заметка, большое спасибо автору. Взвешенная. Давно хотел подобную прочитать. Ну и пара соображений на тему. Кто-то будет отрицать, что мозг древнее сознания, и что в ходе эволюции отобраны быстрые мозговые решения весьма разных задач, многие из которых уже не актуальны, но используются тем не менее для обработки иных современных ситуаций? А также, что ранее обработка информации проводилась НЕ словесно, не на основе языка? Но тогда не является ли почти следствием этих — вполне убедительных — соображений, что некое НЕ СЛОВЕСНОЕ «предрешение» задачи часто возникает раньше словесно оформленного понимания ее решения? Иначе, по-видимому, происходит только в специфических задачах, не имеющих «доцивилизационного» аналога — скажем, при сложных вычислениях. Например, есть ли указания, что мозг «знает ответ» до того, как я - сознательно — в столбик — сложил несколько цифр?… Подробнее »

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев

>Лично мне «с эволюционной точки зрения» казалось бы странно, что мой мозг меня бы дурачил — наносил бы мне вред.

У разных сущностей, базирующихся в мозгу, могут быть разные представления о том, что общему организму во вред, а что на пользу, так же как это бывает при обсуждениях в каком-то коллективе, организации или стране.

Михаил Родкин
Михаил Родкин

Так ведь довольно прозрачно — как с «эгоистичным геном» - должно способствовать (хотя бы «по идее») выживанию и размножению

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев

Для выживания и размножения, даже по идее, могут быть разные стратегии поведения, разный горизонт планирования и т. д.

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев

Например, ведь у человека и его родителей могут быть разные взгляды на то, как ему лучше жить и с кем размножаться.

Михаил Родкин
Михаил Родкин

Мозг ориентируется, надо полагать, не на мнение родителей … а на суммарный опыт праотцов. Но конечно, стратегии могут быть разные: «много сеять» или «заботливо ухаживать» например (известные типы стратегии в экологии). Я к тому, что мозг подсказывает нам решения, которые ранее эволюционно были эффективны. Сознание более поздняя надстройка, работает медленнее, но пригодно в новых условиях. И мы вольны не соглашаться с подсказками мозга.

Александр Поддьяков
Александр Поддьяков

Об этих двух системах мышления — хорошая книга психолога Канемана, нобелиата по экономике «Думай медленно… решай быстро». Коротко — в Википедии https://goo-gl.ru/4Y0F, введение к его книге — https://www.psychologos.ru/articles/view/dumay-medlenno-reshay-bystro-d.-kaneman.
Возникает вопрос о динамике соотношения этих систем. По мере роста возможностей технологий человек может начать целенаправленно и существенно трансформировать свой мозг, его морфологию и особенности процессов.

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев

Стоило бы вспомнить в этой связи также о таком явлении как «ложная слепота».

В общем, можно сделать вывод, что кроме «я», в мозгу живет и нечто «другое» или «другие», которые не менее, а может и более, чем «я», способны воспринимать и обрабатывать информацию, принимать рациональные решения, а затем манипулировать «я». При этом «я» может и сопротивляться манипуляциям со стороны «других», в этом нет никакого противоречия. С нехваткой языковых средств здесь проблема, поскольку тема довольно жуткая и интуитивно отторгается «я» (возможно, под воздействием «других», которые не хотят, чтобы о них говорили).

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев

На тему «других» есть недавний мультфильм «Головоломка» и старый комедийный сериал «Голова Германа».

На тему «ложной слепоты» есть одноименный НФ-роман, где люди встретили высоко разумных инопланетян, не имеющих «я».

Александр Поддьяков
Александр Поддьяков

Спасибо за ссылки, не знал об этих прооизведениях.

Александр Поддьяков
Александр Поддьяков

Вот 5-минутный фрагмент из материалов к фильму «Мозг. Вторая Вселенная»
https://www.youtube.com/watch?v=gzycxrw2hq8&fbclid=

В кадре Мария Фаликман — профессор, руководитель Департамента психологии НИУ ВШЭ, доктор психологических наук, и Михаил Лебедев — нейрофизиолог, физик, научный руководитель Центра биоэлектрических интерфейсов НИУ ВШЭ, старший научный сотрудник Центра нейроинженерии Университета Дьюка (США).
О фильме — http://brain-film.ru/evolution/

Александр Поддьяков
Александр Поддьяков

…правильное название фильма — «Мозг. Эволюция» http://brain-film.ru/evolution/

Александр Поддьяков
Александр Поддьяков

Нашел интересную статью по теме:
Писарев А. Пинки и Брейн опять захватывают мир: генеалогия и приключения церебрального субъекта // Логос, 2018, № 5. http://www.intelros.ru/readroom/logos/l5−2019/37 635-pinki-i-breyn-opyat-zahvatyvayut-mir-genealogiya-i-priklyucheniya-cerebralnogo-subekta.html

Александр Поддьяков
Александр Поддьяков

М. Эпштейн https://snob.ru/profile/27 356/blog/150 845 «В американских и британских книжных магазинах, как правило, соседствуют два раздела: «Популярная наука» (Popular science) и «Изобретательное мышление» (Smart thinking). В первом — книги о том, как устроен физический, биологический и психический мир, как привести все к одному знаменателю — материи, клеткам, мозгу. Во втором — как развить в себе способности инновационного мышления, как творить, выходить за рамки рутины, как воспитывать свою волю, как работать со своим «я». Но какое же «я», если его нет, согласно первому разделу? В первом торжествует «оно», третье лицо, во втором — «я». Вот я и пытаюсь, как активный читатель, соединить эти две подхода, два книжных раздела, — понять, как первое и третье лицо, «мир» и «я» переходят друг в друга. Чувства, восприятия, мысли всегда возникают в форме… Подробнее »

Гайдук
Гайдук

Проблема не столько языковая, сколько концептуальная. Воспринимая «я» исключительно как некое понятие, существующее внутри сознания, мы неизбежно с этой проблемой сталкиваемся. Между тем, стоит лишь изменить концепцию «я», и никакой проблемы не будет. Предлагаю впредь воспринимать «я» как совокупность всего, что можно назвать «моим». Я = моё сознание (т.е., весь информационный продукт, производимый мозгом) + моё тело (включая мозг как орган) + мой мир (т.е., всё, что дано мне в ощущения). Мистики добавляют к этой троице ещё четвёртую инстанцию — т.н. «душу» — но в рамках научного дискурса говорить о ней не принято, а потому обойдёмся пока тремя вышеперечисленными компонентами. Очевидно, что ни один из них, сам по себе, не может называться «я». Именно это я и имею в виду, когда… Подробнее »

Alex
Alex

«стоит лишь изменить концепцию „я“, и никакой проблемы не будет»

Вопрос в том, что мы от этого выиграем. Можно предположить, что таким способом — изменив при необходимости смысл употребляемых слов — можно справиться вообще с любой проблемой.

Гайдук
Гайдук

Что выиграем? Ну. во-первых, перестанем насиловать обиходный язык, впихивая в него концепцию «я», которая в него не лезет. Просто примем ту концепцию «я», которая в языке уже существует. И спокойно будем говорить «мой мозг», «мой разум», даже «моё „я“», как все обычные люди обычно говорят. Не воспринимая это как парадокс или абсурд, не отбрасывая как нелогичное или ненаучное, а просто пытаясь понять, почему так говорят и какой в этом смысл.

Александр Поддьяков
Александр Поддьяков

«Свобода Воли: иллюзия или реальность?»: лекция проф. Данила Разеева (Danil Razeev), который расскажет о современном взгляде философов на эту проблему в свете достижения нейробиологии.

лекция на АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ

Данил Разеев — доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой философии науки и техники философского факультета Санкт-Петербургского государственного университета, стипендиат фонда Александра фон Гумбольдта — продолжительное время работал в Гейдельбергском и ряде других европейских университетах.

19 апреля 2019 г., 18:10
НИУ ВШЭ, Мясницкая 20, ауд. 513 (пятый этаж)

Если Вам нужен пропуск в ВШЭ, необходимо указать ФИО в форме ниже, придти заранее (бюро пропусков работает до 18−00) и получить пропуск, с собой необходимо иметь паспорт
https://docs.google.com/document/d/1uN_SuCcVGhtSUL3QylX_hx6Zmgkvxg0F-69ZSHCOIpg/edit?fbclid

Источник: https://www.facebook.com/photo.php?fbid=10 156 298 992 211 404&set=a.10 150 346 646 991 404&type=3

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (5 оценок, среднее: 4,40 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: