Вяткозух и все-все-все

Издательство «Фитон XXI» выпустило книгу о редких в научно-популярной литературе гостях — звероящерах пермского периода, они же тероморфы, терапсиды, зверообразные или зверозубые рептилии.

Книга написана и проиллюстрирована художником и врачом Дмитрием Богдановым. За последние десять лет он стал главным «портретистом» пермского периода и получил большую известность благодаря иллюстрациям в «Википедии».

Богданов сумел изобразить всех или почти всех известных науке наземных позвоночных той эпохи: кроме обширной группы звероящеров это амфибии, парарептилии, рептилии. Стоит появиться описанию нового ящера — вскоре появляется и узнаваемая иллюстрация Богданова.

Его реконструкции востребованы в том числе и в научной среде. Они регулярно появляются в презентациях, в основном у зарубежных палеонтологов. В России их использовали как образцы для создания железных скульптур Парка звероящеров в Пермском крае. Несколько раз они публиковались в бумажных журналах. Наконец вышла книга.

Ее жанр определить сложно. Это и альбом своеобразной живописи, выполненной в наивном стиле, и научно-популярный обзор пермских фаун и экосистем.

По словам Богданова, работа над книгой заняла более двух лет. В числе прочего он сделал около тридцати новых художественных реконструкций, а многие старые переделал с учетом недавних открытий.

В книге более 400 рисунков. Причем на многих изображено не одно, а несколько животных (впрочем, внимательный читатель может найти реконструкции нескольких звероящеров, опубликованные дважды).

По стилю книга напоминает словарь. В ней несколько разделов, которые знакомят читателя с обитателями пермского периода по таксономическому принципу, через призму экологии и палеогеографии.

Художественных отступлений мало, а многие страницы по необходимости выглядят сухими, хотя автор старается подбирать интересные сравнения и понятные аналогии. К примеру, пишет, что знаменитые парейазавры, чьи остатки выкопаны на севере России, были «бегемотами наоборот»: кормились в воде, а отдыхали на берегу.

Звероящера вяткозуха, который отличался массивным телосложением и растопыренными ногами, Богданов сравнивает с «коротко­хвостым волосатым крокодилом». Наших прямых предков цинодонтов сравнивает с землеройками и ежиками, а заросли древних растений пурсонгий — с ивняком и облепихой.

В книге много любопытных гипотез об образе жизни древних животных. Гипотезы базируются в основном на особенностях строения черепов. Так, у амфибий затрахид между ноздрями находится большая дыра. Есть несколько предположений, что это за дыра и какие функции она выполняла. Возможно, там располагалась железа́, выводившая излишки солей (у многих пермских животных был такой орган, связанный с не­обычным составом воды пермских водоемов). Возможно, железа́ в дыре выделяла клейкий секрет для языка, что помогало животному, как лягушке, ловить насекомых. А может быть, в дыре находился мешок, чтобы раздувать его при опасности и отпугивать хищников.

Не зря говорят, что на двух палеонтологов три мнения, потому что один уже успел передумать.

В книге несколько удручает отсутствие латинских названий животных, среди которых есть весьма экзотические формы, о чьей русской транскрипции не знает даже Google. Расстраивает и обычное для оте­чественной научно-популярной литературы отсутствие ссылок на источники. В случае с Богдановым это смягчается тем фактом, что рецензентами книги выступили несколько сотрудников Палеонтологического института РАН, поэтому сведения в ней изложены вполне корректно.

К слову, автору удалось избежать широко распространенной ошибки. Для палеонтологов так же важна разница между словами «остатки» и «останки», как для любого культурного человека между «класть» и «ложить» или «одевать» и «надевать». Это своеобразный маркер культуры и сопричастности. «Останки» остаются после кончины человека и современного животного. «Остатки» относятся в неживой природе: бывают остатки здания или банковского счета. Палеонтологические объекты из-за минерализации и по традиции оказались в «неживом» разделе. Нельзя сказать «останки динозавра» или «останки трилобита». От них сохранились остатки и никак иначе1.

На русском языке аналогов у книги нет, поэтому ее придется включить в библиотеку любителям палеонтологии, особенно тем, кто интересуется звероящерами и другими — как написано на обложке — пермскими монстрами.

Антон Нелихов


1 Редакция, пожалуй, склоняется всё же к «останкам динозавров и австралопитеков», хотя эти споры нам знакомы. Ну и мнение авторов мы, конечно, уважаем. — Прим. ред.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
3 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
3 Авторы комментариев
АлександрAndrey EnyashinAndrew Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Andrew
Andrew

купить-то где?

Andrey Enyashin
Andrey Enyashin

ура! мой вяткозух уже в пути на полку!

Александр
Александр

Редакция может склоняться куда угодно, но от динозавров и австралопитеков «остатки» а не «останки».

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (2 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: