Ежедневные салюты в честь Уинклера

Ольга Орлова
Оль­га Орло­ва

В новом науч­но-попу­ляр­ном про­ек­те Laba.media выхо­дят под­ка­сты по исто­рии нау­ки «Науч­но-спи­ри­ти­че­ский сеанс „Не верь­те лор­ду Кель­ви­ну“». В этом цик­ле науч­ный жур­на­лист Оль­га Орло­ва пред­ла­га­ет дей­ству­ю­щим уче­ным «пого­во­рить» с умер­ши­ми пред­ше­ствен­ни­ка­ми, сооб­щить им важ­ные ново­сти, задать инте­ре­су­ю­щие вопро­сы. В этом выпус­ке науч­но-спи­ри­ти­че­ско­го сеан­са канд. физ.-мат. наук, зам. дирек­то­ра МИЭМ НИУ ВШЭ Алек­сандр Костин­ский «ожив­ля­ет» Джо­на Уин­кле­ра.

Саша, с кем бы тебе хоте­лось пого­во­рить из умер­ших пред­ше­ствен­ни­ков?

— Мне очень хоте­лось бы пого­во­рить с чело­ве­ком, кото­рый сде­лал выда­ю­ще­е­ся откры­тие совсем недав­но и с кото­рым я не успел встре­тить­ся, — это Джон Рэн­дольф Уин­клер.

Александр Костинский и Джон Уинклер
Алек­сандр Костин­ский и Джон Уин­клер. youtube.com/watch?v=gbljRS86Me8

Историческая справка

Джон Рэн­дольф Уин­клер (John R. Winckler) — аме­ри­кан­ский физик-экс­пе­ри­мен­та­тор, открыв­ший спрай­ты. Родил­ся в 1916 году в Нью-Джер­си, а умер в 2001-м в Мин­не­со­те.

Чем он тебе инте­ре­сен?

— Исто­рия и судь­ба Уин­кле­ра пока­зы­ва­ет, как рабо­та­ет совре­мен­ная нау­ка. Это насто­я­щий науч­ный подвиг, кото­рый гово­рит о том, что выда­ю­ще­е­ся откры­тие мож­но сде­лать в любом воз­расте, имея индекс Хир­ша 11 и общее цити­ро­ва­ние 172.

Но ведь совре­мен­ная нау­ка дела­ет став­ку на моло­дых.

— Да, вер­но, а вот Уин­кле­ру было 73 года, когда он открыл явле­ние, кото­рое было пред­ска­за­но за 65 лет до него и забы­то. В исто­рии нау­ки XX века я не знаю дру­го­го слу­чая, когда вели­кое пред­ска­за­ние нобе­лев­ско­го лау­ре­а­та — а это был Чар­лз Том­сон Виль­сон — было забы­то так надол­го. В XX и тем более в XXI веке нау­ка раз­ви­ва­ет­ся очень дина­мич­но. И такие лаку­ны, кото­рые закры­ва­ют­ся так мед­лен­но, — боль­шая ред­кость.

О каком же пред­ска­за­нии Виль­со­на идет речь?

— Речь идет об эффек­те, кото­рый порож­да­ет самая обыч­ная мол­ния. Мы дума­ем, что, если видим мол­нию мно­го раз в сво­ей жиз­ни, то всё про нее пони­ма­ем. А это совсем не так. Исто­рия была такая. В июле 1989 года Джон Уин­клер был уже пен­си­о­не­ром NASA, спе­ци­а­ли­стом по авро­раль­ным явле­ни­ям (север­ные и южные сия­ния). И вот одна­жды он рабо­тал у себя в ого­ро­де в Мин­не­со­те… А надо ска­зать, что то место, где он жил, нахо­ди­лось на доста­точ­ной высо­те, поэто­му на гро­зы, кото­рые шли в долине ниже, он мог смот­реть свер­ху и ино­гда видеть, что про­ис­хо­дит над гро­зо­вым обла­ком. Идут уда­ры мол­нии. Он под­ни­ма­ет голо­ву и видит, что высо­ко над обла­ком про­ис­хо­дят стран­ные объ­ем­ные вспыш­ки и они под­ни­ма­ют­ся вверх. Он как глу­бо­кий спе­ци­а­лист по авро­раль­ным явле­ни­ям мгно­вен­но пони­ма­ет, что это не север­ные сия­ния и не мол­нии. Дога­ды­ва­ет­ся, что видит какие-то гигант­ские, неопи­сан­ные раз­ря­ды над мол­нией. Он бежит в биб­лио­те­ку и пыта­ет­ся разо­брать­ся, но ниче­го не нахо­дит.

Полу­ча­ет­ся, что никто не видел такие вспыш­ки рань­ше, а он уви­дел?

— Виде­ли и рань­ше, конеч­но, но не пони­ма­ли, что они видят, не мог­ли отли­чить от север­ных сия­ний… Посколь­ку в Мин­не­со­те про­дол­жа­ет­ся сезон дождей и гроз, он идет к дека­ну факуль­те­та физи­ки и аст­ро­но­мии мест­но­го уни­вер­си­те­та в Мин­не­со­те и пыта­ет­ся убе­дить его, что уви­дел уди­ви­тель­ное явле­ние, кото­рое длит­ся несколь­ко мил­ли­се­кунд и его необ­хо­ди­мо запи­сать на ско­рост­ную каме­ру. Поэто­му надо вос­ста­но­вить име­ю­щу­ю­ся у него спи­сан­ную каме­ру. Тогда в 1989 году почи­нить эту ско­рост­ную каме­ру и сде­лать к ней обвес, систе­му запус­ка, сто­и­ло 7 тыс. долл. И он уго­ва­ри­ва­ет дека­на дать ему эти день­ги. Он быст­ро ремон­ти­ру­ет эту каме­ру и сидит в заса­де, ждет оче­ред­ной гро­зы, и ему везет. Он запи­сы­ва­ет эти вспыш­ки. Когда он при­хо­дит в уни­вер­си­тет, где ему раз­ре­ши­ли поль­зо­вать­ся тех­ни­кой, про­яв­ля­ет плен­ку и нахо­дит эти вспыш­ки, то по при­мер­но­му рас­сто­я­нию до гро­зы оце­ни­ва­ет рас­сто­я­ние до этих вспы­шек и их высо­ту. И тогда пони­ма­ет, что сде­лал откры­тие. Он снял несколь­ко вспы­шек в тече­ние все­го июля, пока были мощ­ные гро­зы и ура­ган Хью­го. А затем опуб­ли­ко­вал резуль­та­ты в веду­щем гео­физическом жур­на­ле — Geophysical Research Letters (далее — GRL), потом в самом Science.

Главная статья Уинклера

Franz R. C., Nemzek R. J., Winckler J. R. Television image of a large upwardelectrical discharge above a thunderstorm system /​/​ Science, 1990, doi: 10.1126/science.249.4964.48

Хва­ла жур­на­лу Science, если веду­щий науч­ный жур­нал берет ста­тью пен­си­о­не­ра из Мин­не­со­ты

— Ну, во-пер­вых, это уже после пуб­ли­ка­ций в GRL. Дело в том, что у него до это­го уже были заслу­жен­ные пуб­ли­ка­ции по авро­раль­ным явле­ни­ям. Он не был чело­ве­ком с ули­цы. Пуб­ли­ка­ции вызва­ли шок, удив­ле­ние и недо­уме­ние кол­лег, кото­рые не пони­ма­ли, как мож­но пуб­ли­ко­вать такие непро­ве­рен­ные ста­тьи. Было несколь­ко писем от серьез­ных уче­ных, кото­рые зани­ма­ют­ся атмо­сфер­ным элек­три­че­ством, на тему «Как это мож­но было опуб­ли­ко­вать в Science, когда есть толь­ко одна рабо­та. Может быть, это арте­факт каме­ры». И тут Уин­клер дела­ет гени­аль­ный адми­ни­стра­тив­ный ход — идет к руко­вод­ству NASA со сво­и­ми ста­тья­ми и пишет «теле­гу» о том, что «в обла­сти, где взле­та­ют раке­ты, мною обна­ру­же­ны огром­ные элек­три­че­ские раз­ря­ды, при­ро­да кото­рых неиз­вест­на. Они могут повре­дить раке­ты, само­ле­ты, даль­нюю связь, пото­му что это точ­но плаз­ма, и это опас­но». Офи­ци­аль­но заре­ги­стри­ро­ван­ная «теле­га» начи­на­ет жить сво­ей жиз­нью. Вынуж­де­ны соби­рать­ся боль­шие началь­ни­ки и уче­ные, часть из кото­рых кри­ти­ко­ва­ла Уин­кле­ра. Боль­шие началь­ни­ки реша­ют, что опас­ность нель­зя игно­ри­ро­вать и необ­хо­ди­ма про­вер­ка резуль­та­тов Уин­кле­ра. И вот через три года близ фор­та Кол­линз (штат Коло­ра­до) соби­ра­ет­ся боль­шая экс­пе­ди­ция, рас­став­ля­ет­ся мно­го камер, тра­тит­ся мно­го денег, при­мер­но раз в 15 боль­ше, чем затра­тил Уин­клер. И за один вечер уда­лось снять боль­ше 240 вспы­шек!

Камера Уинклера
Каме­ра Уин­кле­ра

И это были те самые вспыш­ки, кото­рые заснял Уин­клер?

— Да, это явле­ние полу­чи­ло имя — «спрай­ты», посколь­ку физи­ки любят вся­кие шут­ли­вые назва­ния. Назва­ли так, пото­му что спрайт — весе­лый пер­со­наж шекс­пи­ров­ской коме­дии, лег­кий, как дух. Эти вспыш­ки появ­ля­ют­ся, как «духи мол­нии».

А как назы­вал Уин­клер это явле­ние?

— Он ему не дал назва­ния. Он был уже пожи­лой чело­век и совсем не думал про пиар. Потом уже были дру­гие пуб­ли­ка­ции о спрай­тах в 1993, 1994 годах.

Но как он понял, что это новый тип раз­ря­да?

— Пото­му что он был хоро­ший про­фес­си­о­нал в сво­ем деле, знал абсо­лют­но всё про север­ные сия­ния. Дело в том, что север­ное сия­ние лег­ко рас­по­знать, оно обыч­но длит­ся дол­го — мину­ты и часы. Но не все­гда. Быва­ют корот­кие вспыш­ки, быва­ют пуль­си­ру­ю­щие, ред­ко воз­ни­ка­ю­щие север­ные сия­ния. Более того, они быва­ют и в низ­ких широ­тах. Ведь Мин­не­со­та дале­ко от север­но­го полю­са, одна­ко изред­ка север­ные сия­ния быва­ют и там. Напри­мер, по леген­де, когда был убит Юлий Цезарь, север­ные сия­ния дошли до Ита­лии. Так вот, Уин­клер настоль­ко хоро­шо знал свой­ства всех север­ных сия­ний, пони­мал их фор­му, цвет, что сра­зу опре­де­лил: он име­ет дело с дру­гим явле­ни­ем. Те уче­ные, что до Уин­кле­ра виде­ли подоб­ные явле­ния, спи­сы­ва­ли их на поляр­ные сия­ния. Более того, NASA запус­ка­ло спут­ни­ки, кото­рые сни­ма­ли из кос­мо­са ско­рост­ны­ми каме­ра­ми явле­ния над обла­ка­ми на про­тя­же­нии трид­ца­ти лет. Когда под­ня­ли из архи­вов эти ста­рые запи­си, то нашли эти спрай­ты.

То есть на самом деле эти раз­ря­ды фик­си­ро­ва­ли, не пони­мая, что у них дру­гая физи­че­ская при­ро­да? Но поче­му?!

— Это частая в нау­ке вещь. Видим мы не гла­за­ми — видим мы моз­га­ми. Пока ты не понял, что в прин­ци­пе дол­жен уви­деть, то ниче­го и не уви­дишь. Люди виде­ли спрай­ты, но не обра­ща­ли на них вни­ма­ния. Когда ты про­смат­ри­ва­ешь огром­ное коли­че­ство плен­ки, ты дол­жен знать, что искать. Напри­мер, запи­си из кос­мо­са: вспы­хи­ва­ют мол­нии, засве­чи­ва­ют­ся огром­ные обла­сти обла­ков, горят на зем­ле фона­ри и на их фоне надо отыс­кать не такие яркие вспыш­ки, да еще и пони­мать, что это не бли­ки на опти­ке каме­ры и т. д. Поэто­му люди обыч­но ищут то, что они в состо­я­нии осо­знать и понять. К откры­тию нуж­но быть зара­нее гото­вым, часто не зная об этом. Поэто­му, на мой взгляд, абсо­лют­но слу­чай­ных откры­тий не быва­ет.

А после того, как боль­шая экс­пе­ди­ция заре­ги­стри­ро­ва­ла в шта­те Коло­ра­до 240 вспы­шек за один вечер, насту­пил ли три­умф Уин­кле­ра?

— Вот даль­ше начи­на­ет­ся груст­ная исто­рия из обла­сти ско­рее науч­ной социо­ло­гии и пси­хо­ло­гии. Я посмот­рел пуб­ли­ка­ции о спрай­тах 1995, 1997, 2001, 2003 годов. Заме­чу, что Уин­клер умер в 2001 году. Так вот, на его пуб­ли­ка­ции ссы­лок мало, а в неко­то­рых рабо­тах про­сто нет. Хотя с ним кон­суль­ти­ро­ва­лись перед экс­пе­ри­мен­та­ми, его офи­ци­аль­но не вклю­чи­ли ни в один боль­шой про­ект. Его дело про­дол­жи­ли люди, кото­рые дали спрай­там назва­ния. Но в соав­то­ры они его не взя­ли, оста­вив на обо­чине.

Чарлз Томсон Вильсон
Чар­лз Том­сон Виль­сон

Но ведь появ­ле­ние спрай­тов пред­ска­зал Виль­сон. Ссы­ла­лись ли они на Виль­со­на?

— Да, конеч­но. Ссы­ла­ясь на Виль­со­на, неко­то­рые кол­ле­ги посчи­та­ли воз­мож­ным не ссы­лать­ся на Уин­кле­ра. Логи­ка была такая: «Да чего ты там открыл, парень? Ведь всё дав­но было пред­ска­за­но!» Рабо­та Тома­са Виль­со­на была опуб­ли­ко­ва­на в 1924 году в рам­ках дис­кус­сии об иони­за­ции атмо­сфе­ры в Proceedings of the Physical Society of London, где он пред­ска­зал это явле­ние1. Было най­де­но еще несколь­ко работ, где упо­ми­на­лись непо­нят­ные вспыш­ки над обла­ка­ми.

То есть то, что они нашли это пред­ска­за­ние, дало воз­мож­ность выбро­сить Уин­кле­ра из этой цепоч­ки?

— Его не выбро­си­ли, это не был заго­вор про­тив Уин­кле­ра, на нем про­сто не акцен­ти­ро­ва­ли вни­ма­ние. Тем более, что сра­зу после это­го нача­ла раз­во­ра­чи­вать­ся целая новая физи­ка раз­ря­дов в сред­ней атмо­сфе­ре. Были сде­ла­ны новые откры­тия. Дело в том, что после спрай­тов эти явле­ния полу­чи­ли назва­ние transient luminous events, то есть пере­ход­ные све­то­вые явле­ния. Были откры­ты новые явле­ния, были откры­ты ELVES (Emission of Light and Very Low Frequency perturbations due to Electromagnetic Pulse Sources). По-рус­ски — эль­фы, огром­ные рас­хо­дя­щи­е­ся кру­ги на высо­те над Зем­лей око­ло 100 км. Чуть поз­же были откры­ты дже­ты, потом гигант­ские дже­ты, кото­рые под­ни­ма­лись с верх­ней кром­ки обла­ка. Если пред­ста­вить гру­бо обла­ко, у него есть два боль­ших заря­да — поло­жи­тель­ный ввер­ху, отри­ца­тель­ный вни­зу — и неболь­шой поло­жи­тель­ный ниже отри­ца­тель­но­го. Мол­нии, кото­рые бьют в зем­лю, в основ­ном отри­ца­тель­ные, и при этом боль­шой отри­ца­тель­ный заряд пере­но­сит­ся на зем­лю. Если у вас диполь­ный заряд (один плюс, дру­гой минус), то элек­три­че­ское поле пада­ет обрат­но про­пор­ци­о­наль­но кубу рас­сто­я­ния. А дав­ле­ние пада­ет экс­по­нен­ци­аль­но, т. е. гораз­до быст­рее, подоб­но гео­мет­ри­че­ской про­грес­сии. Если, напри­мер, мол­ния раз­ря­ди­ла часть одно­го из заря­дов обла­ка, то у вас дру­гой заряд оста­ет­ся почти неиз­мен­ным, и поле начи­на­ет падать квад­ра­тич­но, а его абсо­лют­ная вели­чи­на на высо­те рез­ко воз­рас­та­ет. Таким обра­зом, когда в зем­лю бьет мощ­ная мол­ния, у вас рез­ко воз­рас­та­ет заряд обла­ка, види­мый в сред­ней атмо­сфе­ре, и, соот­вет­ствен­но, воз­рас­та­ет элек­три­че­ское поле — настоль­ко, что пре­вы­ша­ет порог про­боя на дан­ной высо­те, и у вас воз­ни­ка­ет элек­три­че­ский раз­ряд. Это и есть спрай­ты.

Гигантский джет (динамика). H. T. Su et al. (Nature, vol 423, 26 June 2003)
Гигант­ский джет (дина­ми­ка).
H. T. Su et al. (Nature, vol 423, 26 June 2003)

Так рож­да­ют­ся спрай­ты?

— Да, нам на поверх­но­сти Зем­ли для про­боя нуж­но элек­три­че­ское поле 30 кВ/​см. А высо­ко над обла­ка­ми может хва­тить все­го несколь­ких вольт на сан­ти­метр, пото­му что плот­ность моле­кул очень мала и элек­трон успе­ва­ет разо­гнать­ся, что­бы иони­зо­вать ато­мы. Поэто­му у нас воз­ни­ка­ют усло­вия для обык­но­вен­но­го раз­ря­да. Как в труб­ках газо­раз­ряд­ных ламп, кото­рые горят над нами в ком­на­те сей­час, напря­же­ние же в сети 220 В, а не 30 кВ. Поче­му они горят? Пото­му что внут­ри лам­по­чек очень низ­кое дав­ле­ние. Фак­ти­че­ски, там в мезо­сфе­ре про­ис­хо­дит то, что про­ис­хо­дит в обык­но­вен­ных газо­раз­ряд­ных лам­поч­ках, толь­ко мезо­сфе­ра «заправ­ле­на» не арго­ном и рту­тью, а воз­ду­хом низ­ко­го дав­ле­ния. При низ­ком дав­ле­нии не нуж­но высо­кое напря­же­ние.

А Виль­сон имен­но вот так опи­сал физи­че­скую при­ро­ду спрай­тов?

— Да, он при­бли­зи­тель­но так и пред­ска­зал физи­че­скую при­ро­ду этих раз­ря­дов и пред­ска­зал, что они могут воз­ни­кать при раз­ря­де мол­нии. Но Уин­клер, как и все совре­мен­ные ему уче­ные, не знал про рабо­ту Виль­со­на, поэто­му у него не было цели под­твер­дить его пред­ска­за­ние.

Ну а что бы ты хотел рас­ска­зать Уин­кле­ру? Ведь он умер не так дав­но, в 2001 году. Нам есть, что рас­ска­зать ему после смер­ти? Какие есть для него хоро­шие ново­сти?

— Дело в том, что изу­че­ние тран­зи­ен­тов — пере­ход­ных плаз­мен­ных явле­ний в атмо­сфе­ре — было на пике, когда он умер. Он умер пожи­лым чело­ве­ком, ему было 85 лет. Но через год после его смер­ти физи­ки Вик­тор Пась­ко и Умран Инан откры­ва­ют гигант­ские дже­ты…

Статья Пасько — Инана

Pasko V. P., Stanley M. A., Mathews J. D., Inan U. S. & Wood T. G. Electrical discharge from a thundercloud top to the lower ionosphere /​/​ Nature 416, 152–154 (2002)

Ока­за­лось, что суще­ству­ют раз­ря­ды, стар­ту­ю­щие с вер­ши­ны обла­ка на высо­те 15–20 км и непре­рыв­но рас­про­стра­ня­ю­щи­е­ся вплоть до ниж­ней ионо­сфе­ры. Это не спрай­ты, не меха­низм Виль­со­на, это новый тип раз­ря­да во вре­мя гро­зы. Уин­клер был бы пора­жен, что такие раз­ря­ды суще­ству­ют. Ста­тья была опуб­ли­ко­ва­на в Nature, и все осо­зна­ва­ли, что это новое заме­ча­тель­ное откры­тие.

Затем Уин­кле­ру было бы инте­рес­но узнать, как были откры­ты и под­твер­жде­ны ком­пакт­ные внут­ри­об­лач­ные раз­ря­ды, и мы до сих пор не зна­ем, что это такое. Мы зна­ем, что есть фан­та­сти­че­ской мощ­но­сти радио­из­лу­че­ние внут­ри обла­ка, кото­рое на поря­док боль­ше, чем излу­че­ние на этих часто­тах обыч­но­го гро­зо­во­го обла­ка. Раз­ря­ды, судя по излу­че­нию, ком­пакт­ные, но како­ва их при­ро­да, у нас нет ясно­го пред­став­ле­ния, толь­ко гипо­те­зы. Боль­ше все­го он бы обра­до­вал­ся тому, что была откры­та тон­кая струк­ту­ра спрай­тов. Он заснял боль­шие све­тя­щи­е­ся вспыш­ки. А аспи­рант­ка Ина­на — Лиза Гер­кин, моло­день­кая девуш­ка-аспи­рант­ка, ей еще не было 20 лет, — напра­ви­ла про­стень­кий теле­скоп схе­мы Доб­со­на диа­мет­ром 400 мм на спрай­ты, фик­си­руя изоб­ра­же­ние ско­рост­ной каме­рой. И она уви­де­ла тон­кую струк­ту­ру спрай­тов. Ока­за­лось, что это гигант­ские стри­ме­ры, те самые, кото­рые воз­ни­ка­ют, когда гудят про­во­да высо­ко­вольт­ных линий, малень­кие, тон­кие шипя­щие голу­бые иго­лоч­ки. Ока­за­лось, что в верх­ней атмо­сфе­ре при низ­ком дав­ле­нии эти иго­лоч­ки пре­вра­ща­ют­ся в гигант­ские стол­бы диа­мет­ром 10–100 м. Весь спрайт вни­зу состо­ит из гигант­ских стри­ме­ров, а ввер­ху он более или менее одно­ро­ден. Это пря­мое про­дол­же­ние работ Уин­кле­ра. Он же очень хоро­шо пони­мал, как раз­ви­ва­ют­ся в элек­три­че­ских и маг­нит­ных полях север­ные сия­ния, кото­рые порож­да­ют­ся сол­неч­ны­ми про­то­на­ми и элек­тро­на­ми. Поэто­му ему такие ново­сти были бы очень важ­ны, пото­му что это про­дол­же­ние его работ.

А что бы тебе хоте­лось у Уин­кле­ра спро­сить?

— Я очень жалею, что при жиз­ни не пого­во­рил с ним. Я знал об откры­тии спрай­тов, читал тео­ре­ти­че­ские рабо­ты моих кол­лег, напри­мер Миха­и­ла Шней­де­ра, но я не знал судь­бу это­го чело­ве­ка. Я бы хотел у него спро­сить, как он дога­дал­ся и понял, что это не авро­раль­ные явле­ния. Как, на каком осно­ва­нии он исклю­чил все воз­мож­ные дру­гие вари­ан­ты. Все-таки про­сить 7 тыс. долл., ста­вить на кон свою науч­ную репу­та­цию, убеж­дать дека­на нуж­но иметь муже­ство. Он очень настой­чи­вый чело­век. С одной сто­ро­ны, по отно­ше­нию к нему посту­пи­ли неспра­вед­ли­во, но на самом деле он счаст­ли­вец! Мно­гим ли вез­ло открыть у себя над голо­вой совер­шен­но новые явле­ния? В честь Уин­кле­ра салю­ты взмы­ва­ют каж­дую секун­ду — это спрай­ты отда­ют ему долж­ное. Если бы была такая воз­мож­ность, то я бы хотел устро­ить встре­чу на тро­их — я бы еще Чар­лза Том­со­на Виль­со­на при­гла­сил. Тот из 1924 года, и этот из 1989-го. Я пред­став­ляю, как Виль­сон реа­ги­ро­вал бы, узнав, что совер­шил откры­тие в гео­фи­зи­ке на кон­чи­ке пера. Им бы было, о чем пого­во­рить.

А часто ли такое быва­ет в гео­фи­зи­ке?

— Нет, в гео­фи­зи­ке это быва­ет очень ред­ко. Как ни стран­но, физи­ка вокруг нас, до кото­рой мы порой можем дотя­нуть­ся паль­цем, ино­гда слож­нее, чем физи­ка явле­ний, про­ис­хо­дя­щих через мик­ро­се­кун­ды после рож­де­ния Все­лен­ной. Поэто­му в гео­фи­зи­ке чаще быва­ет, как в слу­чае Уин­кле­ра, что вна­ча­ле фик­си­ру­ют что-то, что людей пора­жа­ет, а потом мы нахо­дим, что кто-то, может быть, и пред­ска­зал это явле­ние. Есть обла­сти нау­ки, где тео­рия без экс­пе­ри­мен­та — это про­сто при­клад­ная мате­ма­ти­ка по моти­вам физи­ки. И боль­шин­ство уче­ных в этих обла­стях чита­ет такие тео­ре­ти­че­ские рабо­ты одним гла­зом, не вни­кая. Такая область — физи­ка мол­ний, физи­ка высот­ных атмо­сфер­ных раз­ря­дов. И в этом смыс­ле, может быть, напри­мер, лабо­ра­тор­ная кван­то­вая физи­ка при всей сво­ей безум­но­сти и кра­со­те в чем-то про­ще. Более того, вот мы сей­час раз­го­ва­ри­ва­ем, а сто раз над нами гре­мит мол­ния, обыч­ная линей­ная мол­ния. И у нас нет обще­при­знан­ной каче­ствен­ной тео­рии зарож­де­ния мол­нии в обла­ках.

Тогда в какой совре­мен­ный про­ект хоро­шо было бы Уин­кле­ра позвать?

— Занять­ся тео­ри­ей про­ис­хож­де­ния мол­ний. Чело­ве­ку, кото­рый так хоро­шо знал физи­ку плаз­мы верх­ней атмо­сфе­ры, я уве­рен, было бы что нам под­ска­зать.

Это был науч­но-спи­ри­ти­че­ский сеанс «Не верь­те лор­ду Кель­ви­ну» на Laba.media. Его про­во­ди­ли Оль­га Орло­ва и Алек­сандр Костин­ский. Они пыта­лись пого­во­рить с физи­ком-экс­пе­ри­мен­та­то­ром Джо­ном Уин­кле­ром.

Под­каст:
laba.media/materials/fizika-bez-vozrasta-kak-perevernut-nauku-na-pensii


1 iopscience.iop.org/article/10.1088/1478–7814/37/1/314/meta

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (3 оценок, среднее: 3,67 из 5)
Загрузка...
 
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: