Опыт издания научного электронного журнала

Мария Елифёрова
Мария Елифёрова

Три года назад начал выходить электронный научный иcторико-филологический журнал Valla. Его появление стало событием в медиевистике, он выходил регулярно на протяжении трех лет, за это время был опубликован ряд интересных научных статей и рецензий. Когда-то в издании Vox medii aevi редактор нового тогда еще журнала Мария Елифёрова рассказала о своих намерениях и ожиданиях от реализации данного проекта1. Теперь же журнал был вынужден закрыться в силу неблагоприятных обстоятельств. По просьбе Олега Губарева, одного из авторов, публиковавшихся в Valla, Мария Елифёрова ответила на его вопросы и поделилась опытом издания научного электронного журнала.

— Как вы пришли к мысли издавать научный электронный журнал?

— Изначально я задумывала вовсе не журнал, у меня был план электронной библиотеки статей, которой бы управляли сами ученые на кооперативных началах. Идея была в том, чтобы создать альтернативу как жадности зарубежных научных журналов, требующих десятки долларов за одно скачивание статьи (притом что авторы статей вообще ничего не получают), так и тотальной привычке читателей к пиратству. Я предполагала, что читатели будут платить небольшие разумные деньги, 1−2 долл. за статью, и эти деньги будут идти напрямую авторам. К сожалению, эта идея оказалась нереализуемой с организационной точки зрения, так как не встретила понимания. В результате я остановилась на традиционном формате журнала, хотя не сказать, чтобы меня это радовало. Я однако постаралась сохранить базовую идею — дешевой подписки и вознаграждения авторам в виде отчислений роялти от скачиваний.

— Как к вашим идеям отнеслось научное сообщество?

— В первоначальном формате — кооперативной библиотеки — моя идея была просто не воспринята. Поскольку в силу сложившихся обстоятельств единственным способом получить стартовый капитал был краудфандинг, мне пришлось на ходу придумывать концепцию, которая встретила бы больше понимания. Начальный этап подготовки проекта прошел удачно, мне удалось собрать деньги, организовать редколлегию — для чего нужно было уговорить ученых разных специальностей участвовать в проекте, — запустить сайт. Но когда я выпустила первые номера, ко мне в ЖЖ стали приходить люди из научного сообщества с оскорблениями. Общий смысл был такой, что я, по их мнению, затеяла нечто невероятно глупое, что этот проект никому не нужен и что я слишком много о себе возомнила. Было и такое высказывание: «Посмотрим, сумеет ли она два года продержаться». После этого уже чисто из вредности захотелось продержаться больше двух лет.

Меня также упрекали за платную подписку, обвиняя одновременно в том, что я требую денег за никому не нужный журнал, и за то, что я, дескать, препятствую свободе информации. Хотя, если читателю эти публикации не нужны, то логично просто не платить и не читать, по-моему.

Потом оскорбления сошли на нет, ко мне стали относиться серьезно, но по-прежнему проблемой оставалось отсутствие какой-либо технической и организационной помощи. Единственный человек, который мне хоть чем-то помогал, — Михаил Несин из Санкт-Петербурга, он взял на себя часть работы по взаимодействию с авторами, за что я ему до сих пор благодарна. Но этого было мало, в нормальных условиях такие проекты обслуживает команда специалистов на зарплате. К сожалению, научное сообщество всё еще потребительски относится к журналам и воспринимает их как сервис, который я, издатель, лично им оказываю. Мало кто готов принимать реальное участие в работе, которая не дает немедленной отдачи в виде грантов или наукометрических показателей.

— Насколько сложно было организовать рецензирование?

— Это как раз было наименее сложной частью работы. Не всё, правда, пошло по плану, вначале планировалось, что работа рецензентов будет оплачиваться, но реализовать этот замысел не получилось из-за нехватки бюджета. Так или иначе я старалась обеспечивать всем новым авторам журнала честное слепое рецензирование независимо от их места работы и статуса. То есть рецензенты действительно не знали, чью статью они читают. Исключения могли делаться для работ, написанных по моему персональному заказу или авторами, уже зарекомендовавшими себя. К отрицательным отзывам рецензентов я в большинстве случаев прислушивалась — были лишь один или два случая, когда я приняла решение публиковать текст, потому что сочла оценку рецензента чрезмерно жесткой. Было, к сожалению, несколько случаев, когда рецензенты подводили и не давали отзыва вовремя — тогда я принимала решение ставить текст в печать. Но дело в том, что я осуществляла достаточно строгую предварительную модерацию, отсеивая заведомо малограмотные и слабые статьи.

— Какой коллектив авторов сформировался у журнала и были ли вы довольны качеством присылаемых материалов?

— Довольно неожиданным образом у журнала сформировался коллектив авторов, писавших в основном по отечественной истории. Это меня несколько разочаровало, потому что я видела журнал посвященным европейской культуре в целом — как междисциплинарную площадку для общения русистов и зарубежников. С зарубежной историей и филологией получилось туговато, мало материалов. Вместе с тем я рада тому, что в журнале собрались авторы из полутора десятков различных городов России и зарубежья — я с самого начала поставила задачу избежать превращения журнала в московскую тусовку моих личных знакомых, и эта задача была успешно выполнена. Среди этих авторов есть очень неплохие независимые исследователи, не имеющие формальной аффилиации с научно-образовательными структурами — для меня было важно сделать их более «видимыми» в академическом пространстве.

Что касается качества присылаемых материалов, то, разумеется, в журнал поступали материалы разного уровня, но я не вижу в этом проблемы. Отбор — рутинный процесс. Реально раздражала проблема тематического и профильного несоответствия — большинство авторов, присылавших статьи самотеком, не утруждало себя вообще никакими попытками ознакомиться с содержанием журнала и его политикой. Не все даже понимали, что журнал научный. Одна авторша прислала мне очерк в стиле «Каравана историй». Был вообще неадекватный человек, который прислал какие-то колонки про белочек в лесопарке и, получив отказ, пытался со мной спорить о тематике моего журнала. Но это, правда, единичный случай. Могу сказать, что в основном мне удалось соблюсти заданную планку качества, хотя содержательно журнал получился вовсе не тем, чем я хотела его сделать.

— Насколько такой бизнес может быть успешен с финансовой точки зрения, и что препятствует его развитию?

— К сожалению, в российских условиях, скорее всего, не может. В конце этого года я была вынуждена закрыть журнал, поскольку складывается слишком много обстоятельств, мешающих его издавать. Даже чисто технически — для издания журнала я использовала платформу Open Journal System, в которой модуль подписки работает только через платежную систему PayPal. Но начиная с 2016 года эту платежную систему из России планомерно выдавливали, создавая массу искусственных затруднений для рядовых пользователей. Сейчас ее, похоже, выдавили окончательно. Переделывать всё заново на какой-то другой платформе технически сложно и дорого — когда я только начинала свой проект, отечественный программист запросил с меня четыре тысячи долларов. Я плюнула, обратилась к англичанам и купила готовый сервисный пакет меньше чем за сто фунтов. У нас в России пока плохо развита индустрия массовых стандартных услуг по доступным ценам, хотя за эти три года кое-что и улучшилось (например, с интернет-банкингом).

Вообще, затраты на электронный журнал минимальны, и при отсутствии технических затруднений с платежами можно было бы быстро окупить расходы, если бы не социальный налог. Который у нас платят все предприниматели, даже если они не только не получают прибыль, но де-факто не ведут предпринимательской деятельности. То есть бизнес-процесс еще не запущен, еще ничего продавать не начал, а деньги из своего кармана плати. Причем его еще и повышают, так как он привязан к МРОТ. На раннем этапе много денег также съело обслуживание банковского счета — до того, как появились более бюджетные варианты услуг. В России, к сожалению, крайне свое­образное представление о потребностях и возможностях бизнеса — как у государства, так и у общества.

Идея социального бизнеса в России пока еще туго приживается. В лучшем случае в форме каких-нибудь кружков мягкой игрушки для инвалидов. Но не в науке. Для меня в этом проекте была важна именно попытка создания социального бизнеса в научной сфере, какой-то маленький шажок в сторону повышения автономии науки. Я видела, что запрос на интересный гуманитарный контент в обществе есть и что люди в принципе готовы за него платить, если цена будет в 30−40 раз ниже, чем у какого-нибудь Elsevier. Но построить систему, которая это обеспечивает, — другое дело. Ментальность российской академической среды этого не воспринимает.

Мне кажется, за рубежом такой проект был бы возможен, если бы нашелся кто-то, кто возьмется за его реализацию.

— В заключение: ваши собственные ощущения — что удалось и что не удалось в работе над изданием журнала?

— Мне удалось с нуля создать научный журнал, продержаться три с половиной года и выпустить 17 номеров. Мы опубликовали ряд интересных памятников словесности Средневековья и раннего Нового времени, никогда раньше не переводившихся на русский язык, — испанских, английских, французских. С весны этого года журнал вошел в РИНЦ. Это какой-никакой, а результат.

Не удалось создать то, о чем я мечтала, — независимую междисциплинарную площадку, объединяющую специалистов по разным аспектам истории европейской культуры. В реальности получился «еще один» традиционный исторический журнал с сильным уклоном в отечественную историю. И больше всего огорчает, что не удался сам бизнес-проект, о чем, впрочем, я уже говорила.

— Что вы могли бы посоветовать историкам и культурологам, собирающимся открыть новый электронный журнал по культуре и истории раннего Средневековья?

— Возможно, мой ответ покажется неприятным, но я бы посоветовала забыть об этом, если нет ясного представления о том, как журнал будет функционировать с финансовой точки зрения. В нашей стране есть особое пристрастие делать что-то на энтузиазме, но энтузиазм — затратная вещь; это Илон Маск может себе его позволить, а у историка, живущего на российскую зарплату, он быстро выдыхается. Но, возможно, я неправа, и кому-то удастся сделать то, что не удалось мне. Главное только — достаточная степень кооперации в научном сообществе, желание делать что-то вместе. Вот преодолевать разобщенность я бы посоветовала в любом случае, независимо от того, издаете вы журнал или нет.

Мария Елифёрова
Беседовал Олег Губарев


1 Перепечкин К. Интервью с Елифёровой Марией Витальевной // Vox medii aevi. История. Исторические науки, 1 (12), 2015, сс. CXLVII — CLVII

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
6 Цепочка комментария
46 Ответы по цепочке
8 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
8 Авторы комментариев
Алексей ЛкГЦАлексей В. ЛебедевАлександрOld_Scientist Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев

Очень печальная и поучительная история.
PayPal вероятно задавили по политическим причинам.
И менталитет такой менталитет.

Но в целом была деятельность безусловно в правильном направлении.

Алексей Лк
Алексей Лк

Я как раз вам в соседней ветке писал краудафтинг (до того как прочитал эту статью) — действительно очень поучительный пример. Как видите само научное сообщество и восстало против частного проекта. и еще
«Мало кто готов принимать реальное участие в работе, которая не дает немедленной отдачи в виде грантов или наукометрических показателей»

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев

По этому поводу вспоминается анекдот, как в аду котлы с грешниками разных народов, и у русских у котла нет крышки — если кто-то пытается вылезти, другие тянут его обратно.

Алексей Лк
Алексей Лк

Согласен)

ГЦ
ГЦ

«Честное слепое рецензирование» — это нечто крайне странное… В реальном действительно профессиональном сообществе авторы 100%-но узнаваемы по их произведениям, и нет никакого смысла скрывать их имена. А независимость рецензирования определяется просто пониманием уровня конфликта интересов. Поэтому «слепое рецензирование» представляется некоторой искусственной игрой или, в лучшем случае, способом борьбы с безнадежно непрофессиональными статьями, которые можно легко отвергнуть и не в слепую. Может быть я не понимаю специфики гуманитарных наук… но зачем создавать новые журналы в ситуации такого изобилия уже существующих? Беда же именно в избытке журналов, то есть каждый новый журнал повышает вероятность публикации того, что отвергнуто уже существующими изданиями. И это «вхождение в РИНЦ»… ну как можно вообще произносить РИНЦ без отвращения, это же даже не помойка, а клоака, тяжелейший национальный позор. В сочетании с выражением… Подробнее »

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев

Вот пример помянутого выше менталитета.

>всякий регулярно работающий серьезный специалист всегда имеет этот доступ, если не отказывается от рецензирования.

Вы вообще понимаете, что к абсолютному большинству авторов, а тем более читателей, Elsevier не обращается за рецензированием? Было бы от чего отказываться. Или для вас любой, к кому Elsevier не обращается за рецензированием, не специалист, а быдло?

ГЦ
ГЦ

Смысл слова peer-review именно в том, что одни и те же люди на равных являются авторами, читателями и рецензентами. Это и есть кооперация в научном сообществе. К менталитету разных народов это не имеет никакого отношения, т.к. гражданство и национальность не являются профессиональными признаками. Рецензентов везде не хватает, рецензировать зовут уже не только постдоков, но и аспирантов (и это в принципе хорошо, если не только они рецензируют). Зовет их конкретно Elsevier или другое какое издательство — разумеется зависит от круга журналов той или иной специализации, это не принципиально. Есть еще инструмент членства в научных обществах с доступом к их журналам за символический ежегодный оргвзнос. Случаются, наконец, институтские-университетские подписки. Никому из нас не нужен же доступ ко всем журналам вообще, нам нужен доступ к нашим профильным журналам, иногда к соседским. Если человек интегрирован в сообщество — всегда… Подробнее »

Алексей Лк
Алексей Лк

«Рецензентов везде не хватает, рецензировать зовут уже не только постдоков, но и аспирантов (и это в принципе хорошо, если не только они рецензируют). Зовет их конкретно Elsevier или другое какое издательство — разумеется зависит от круга журналов той или иной специализации, это не принципиально» — вот это поворот, у меня волосы просто дыбом встали!!! Мало того что издательство не платит рецензентам (что почему-то подразумевается как само собой разумеющееся и в порядке вещей, а ведь это труд причем тяжелый), ну ладно — но что еще и аспирантов (суть недоквалифицированных специалистов) привлекаю как рецензентов? И они принимают решения отсеять статью или нет? У них достаточно опыта что бы понять что к чему? Это все равно что давать возможность вчерашнему стажеру принимать участие в приеме на работу в крупную компанию. Как же… Подробнее »

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев

Я лично тоже впервые слышу о такой практике, и по-моему, это неприемлемо. Авторы, отдавая статью в журнал, надеются, что ее будут рецензировать квалифицированные специалисты. Это как минимум обман авторов.

В.П.
В.П.

Мне кажется здесь Вы неправы. Научный авторитет определятся результатами (в виде публикаций), а не корочками. Если аспирант уже известен как ведущий специалист, то почему же ему не быть рецензентом? Я сам когда был аспирантом рецензировал статьи в российских журналах. Моя аспирантка до своей защиты рецензировала статьи в журналах elsevera. В том числе и мои, конечно, указывая на конфликт интересов (в тех журналах куда я посылал статьи бывало от 2 до 5 рецензентов)

Алексей Лк
Алексей Лк

«Мне кажется здесь Вы неправы. Научный авторитет определятся результатами (в виде публикаций), а не корочками» — у аспиранта, по крайней мере в экспериментальных науках в принципе не может быть много результатов, база нарабатывается годами, и к защите аспирант редко имеет больше двух-трех статей, в которых он идет частенько далеко не первым автором. А даже если и первым — такую работу все равно нельзя доверять аспиранту потому что он еще неспециалист, а только готовится им быть. «Если аспирант уже известен как ведущий специалист, то почему же ему не быть рецензентом?» — аспирант и ведущий специалист взаимоисключающие понятия. Как стажера можно сделать ведущим, на каком основании — над ним же как минимум его руководитель? Конечно если речь идет о математике или IT, то там может быть и иная ситуация, математику не надо нарабатывать практику годами… Подробнее »

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев

>Если аспирант уже известен как ведущий специалист, то почему же ему не быть рецензентом? А такое бывает — что аспирант уже известен как ведущий специалист? Что он, больший специалист, чем его научный руководитель? >Я сам когда был аспирантом рецензировал статьи в российских журналах. В российских журналах может что угодно быть, это не показатель. >Моя аспирантка до своей защиты рецензировала статьи в журналах elsevera. В том числе и мои, конечно, указывая на конфликт интересов (в тех журналах куда я посылал статьи бывало от 2 до 5 рецензентов) Это тем более неприемлемо. Редакции в таком случае стоило поискать людей, с которыми нет конфликта интересов. Как минимум, если журнал практикует такие вещи, надо предупреждать авторов на сайте — ваши статьи могут рецензироваться лицами без… Подробнее »

В.П.
В.П.

>А такое бывает — что аспирант уже известен как ведущий специалист? Конечно бывает. Витушкин и Арнольд получили свои результаты по 13й проблеме Гильберта, когда были студентами 2го и 3го курса. Колмогоров обеспечил быструю публикацию результатов. К моменту защиты это были уже весьма известные специалисты. Мне кажется именно на ММФ МГУ из-за специфики советского математического образования таких примеров масса. > Что он, больший специалист, чем его научный руководитель? Тоже бывает. Лично знаю пример, когда аспирант, изучая работы своего руководителя во вполне хороших журналах обнаружил пробелы, построил контрпримеры и по существу обнулил его научный авторитет. Менее очевидных примеров масса, но это только личное впечатление. >Как минимум, если журнал практикует такие вещи, надо… Подробнее »

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев

Ну, против публикующихся аспирантов, да еще и успевших собрать достаточно ссылок на свои статьи, я ничего не имею. Но по-моему, к сожалению, в наше время это редкость, скорее исключение из правила. Мне кажется более вероятной ситуация, когда вместо того чтобы искать нормальных рецензентов, научные руководители или кафедра просто валят на имеющихся аспирантов эту работу как на подневольную рабочую силу. И вот это уже совсем не хорошо. Поэтому, мне кажется, даже если речь идет о хороших специалистах, редакциям лучше подождать пару лет, пока они защитятся, а потому уже обращаться к ним за рецензированием.

Алексей Лк
Алексей Лк

Пример с Арнольдом не очень удачный — таких аспирантов как он несколько за столетие, они погоды не делают — вероятность попасть на рецензию к такому аспиранту околонулевая.

Александр
Александр

Всякие аспиранты бывают — есть такие, что и поквалифицированнее иных докторов будут. :)

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев

>одни и те же люди на равных являются авторами, читателями и рецензентами. Это лишь частично пересекающиеся круги. Есть студенты и аспиранты, еще не являющиеся авторами, но уже являющиеся читателями. Есть авторы, которых не приглашают быть рецензентами, или, например, когда-то приглашали, а теперь нет. Есть рецензенты, чьи статьи в качестве авторов теми же журналами отклоняются. Если вам лично удалось попасть в пересечении всех этих кругов, не стоит проецировать это в духе Марии Антуанетты с пирожными. >Если человек интегрирован в сообщество — всегда найдет у кого попросить прислать единичные статьи, к которым сам не имеет доступа. Найдет без экстравагантной sci-hub сталинистки, причем не потратит особо много времени. Это верно, я обычно так и поступаю. Но так или иначе, это обходные пути. >А создание новых журналов на коленке… Подробнее »

ГЦ
ГЦ

«Свое дело» бывает типа «точу ножи-ножницы», когда у частника и потребителя прямые отношения, и потребитель может сразу оценить качество работы. Журнал не место для частных инициатив, если только это не индустриальная наука (но уж там-то точно есть кому отследить качество). Создание нового успешного журнала фундаментального профиля всегда требует общепризнанно крупной научной личности во главе или группы достаточно опытных научных редакторов, как правило, тематически дополняющих друг друга в команде. Работающих в науке редакторов, а не пенсионеров. Есть конечно журналы-машины, отбирающие рецензентов чуть ли не по ключевым словам и по цитированию, там редакторы другого типа. Но такие журналы обычно постепенно теряют реальный авторитет (хотя импакт могут удерживать и даже наращивать, если большие; вообще размерный эффект тут очень существенен). Приглашать ли рецензировать… Подробнее »

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев

>Журнал не место для частных инициатив А парламент не место для дискуссий? >требует общепризнанно крупной научной личности во главе или группы достаточно опытных научных редакторов… а не пенсионеров. У нас такие личности и группы почти автоматически пенсионеры, советской закалки. Не считая всяких «возвращенцев», которые и так в тепличных условиях. А Мария Елиферова как раз молода, со временем и запалом, о которых вы упоминали. >так никто же не заставлял направлять работу в этот журнал, сами выбрали, попробуйте в другой, в третий. Их немыслимое количество. В конце концов найдете свой круг… Это занимает годы, годы ожиданий и унижений. А жизнь проходит. Гранты проходят. Временные договора проходят. Еще лет 10−15 назад было проще, теперь требования повышаются, прежние «обоймы», если они вообще были, разрушаются. Вы не осознаете своих преимуществ, вот и рассуждаете… Подробнее »

Алексей Лк
Алексей Лк

Полностью согласен с Алексеем Лебедевым, а вообще у меня складывается впечатление что у нас имеется две группы комментаторов — одни, элита, те у кого все хорошо, кто заседает в редакциях журналов и у кого полно связей с тем или иным журналом, позволяющим без проблем печатать свои статьи (любого качества и с одержания), и у кого есть подписка - и все остальные, кто вынужден искать свой журнал, платить 40 евро за статью, кому никто никаких тепличных условий не создавал, и если что не нравится то ему тут же указывают — это твои проблемы, и вообще такова жизнь. Denny только каждый раз забывает упоминать под своими комментариями что он членкорр РАН и его опыт и льготы мягко говоря не распространяются на 95% таких же научных сотрудников, но без статуса академика или около того. И фраза… Подробнее »

ГЦ
ГЦ

Ну что за бред, какая такая элита… было написано про то, как живут в журналах и вокруг них многие сотни людей моей специальности из разных стран. И это не специфично для одной специальности, а типично (в естественных науках по крайней мере). И при чем тут местечковые член/корр звания, когда речь о международных журналах? У меня вот нет никаких званий кроме обычных квалификационных, и административных позиций никогда в жизни не было. Никого эти бантики не интересуют когда речь о конкретной журнальной работе. Тяжелой работе. Безусловно те, кто по каким-то причинам не «вписался» в существующий набор журналов, могут проявлять разные инициативы. Описанная в интервью инициатива довольно нелепа, о чем легко судить по «слепому рецензированию», например, но вдруг кто-то умнее может придумать. Препятствия-то для этих инициатив исходят вовсе… Подробнее »

Алексей Лк
Алексей Лк

'Ну что за бред, какая такая элита… «- вы еще скажите что у научного сотрудника из США и России равные шансы опубликоваться (нет хотя бы из-за разного уровня знания языка), или у кандидата наук и академика такие же равные шансы (нет потому что кандидата наук всегда кому то подчиняется и ему задают список соаваторов, а не он сам). Неравенство лежит в основе системы науки, это ее стержень. Иначе не было бы никаких степеней, все же равны. «И при чем тут местечковые член/корр звания, когда речь о международных журналах?» — местечковые звания на международном уровне не причем, но есть информация что 75% авторов опубликуют за все время научной карьеры одну или две статьи, что составляет 25% общего числа статей (РУКОВОДСТВО ПО НАУКОМЕТРИИ: ИНДИКАТОРЫ РАЗВИТИЯ. НАУКИ И ТЕХНОЛОГИИ. Екатеринбург… Подробнее »

ГЦ
ГЦ

Будет забавно — иск честного российского налогоплательщика к Elsevier. Вот позабавимся-то.

А я точно не буду обсуждать проблемы научных журналов с «налогоплательщиком», это внутренний вопрос, хоть криком кричите — но только внутренний. Я за эти «налоги» преподаю, между прочим, а статьи пишу и журналами занимаюсь в т.н. свободное от преподавания время. Из сугубо профессиональной внутренней потребности.

Алексей Лк
Алексей Лк

«Будет забавно — иск честного российского налогоплательщика к Elsevier. Вот позабавимся-то» — 1) сначала они тебя не замечают, 2) потом они над тобой смеются, 3) потом они с тобой борются…4) а потом ты побеждаешь (Махатма Ганди). Вы сейчас находитесь на втором пункте. «Я за эти „налоги“ преподаю, между прочим, а статьи пишу и журналами занимаюсь в т.н. свободное от преподавания время. Из сугубо профессиональной внутренней потребности» — так вы и должны преподавать, иначе на что же уходят деньги честных налогоплательщиков. А уж в свободное от работы время или нет вы пишите статьи — это вопрос к вашему руководству которое не выделило вам на это нужное время, а не к честному налогоплательщику. PS. На 4 вопроса вы ответили очень лаконично «А я точно не буду обсуждать проблемы научных журналов с „налогоплательщиком“, это внутренний вопрос, хоть криком кричите —… Подробнее »

Алексей Лк
Алексей Лк

И снова воцарилось каменное молчание…

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев

>было написано про то, как живут в журналах и вокруг них многие сотни людей моей специальности из разных стран.

Ну, допустим сотни, во всем мире, это избранные из скольких всего, вы не задумывались?

> И при чем тут местечковые член/корр звания, когда речь о международных журналах? У меня вот нет никаких званий кроме обычных квалификационных, и административных позиций никогда в жизни не было.

У вас позиции члена редколлегий международных журналов, это в каких-то аспектах еще круче местечковых званий.

Когда в обществе существует иерархия, есть позиции, которые в принципе может занимать лишь меньшинство, чем выше, тем меньше, даже не вдаваясь в подробности, честным или нечестным путем, а большинство так или иначе оказывается ниже.

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев

И я не против иерархии, но можно же проявить элементарную эмпатию и умение поставить себя на место другого человека.

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев

>это внутренний вопрос, хоть криком кричите — но только внутренний. Тут возникает экономический парадокс. Допустим, по-вашему. есть какой-то узкий круг, какая-то «внутренняя партия», где все бесплатно пишут, рецензируют и читают статьи друг друга. И есть внешний мир, где никому это не нужно. Как тогда может существовать издательский бизнес, в котором крутятся миллионы долларов и евро? Откуда эти деньги берутся? Не изнутри, очевидно. Значит, они приходят снаружи вашего круга. Если у издательств такие деньги есть, значит, кто-то вынужден их платить. Если на сайте выставлен счет в 40 или сколько-то там евро за статью, значит, кто-то их реально платит, иначе это не имело бы смысла, в бизнесе так не бывает. Можно сказать, что библиотеки платят за подписку, но они не стали бы это делать,… Подробнее »

ГЦ
ГЦ

Безусловно есть читатели «вне круга». Наукоемкие компании, например — там имеются квалифицированные читатели. И там все хорошо понимают, что за доступ к информации надо платить. Часто (в случае индустриальных научных изданий) — гораздо дороже, чем платят вполне демократическим Elsevier или Springer. Библиотеки и научные организации — держатели подписок — это другое, это часть системы организации научного процесса. Так или иначе, система давно сбалансирована, и совершенно бессмысленно ее ругать — она работает. Никто не мешает создавать другую систему, но не вполне ясно кем она будет востребована, и тем более не ясно кто будет ее наполнять реальным содержанием. Что касается «налогоплательщика», который что-то хочет «контролировать» — так пусть он лучше проконтролирует гораздо более крупные статьи госрасходов, если сумеет. Я-то точно такой же «налогоплательщик»,… Подробнее »

Алексей Лк
Алексей Лк

Безусловно есть читатели «вне круга" — уже хорошо, оказывается потребители научных статей это не только библиотеки и научные сотрудники. Демократично платить 40 евро за статью? И тонкий намек что это не предел? а 100 $ за статью в журнале с импактом 2 — это демократично? «И там все хорошо понимают, что за доступ к информации надо платить» — цена должна быть разумной. Вопрос о себестоимости печати статьи и количестве библиотек которые ее отбивают так и остался открытым. Впрочем Молчание это лучший ответ. «Так или иначе, система давно сбалансирована, и совершенно бессмысленно ее ругать» — в сбалансированной системе науки вероятность стать полным профессором в странах запада составляет менее 8% http://www.ascb.org/compass/compass-points/where-will-a-biology-phd-take-you/, в сбалансированной системе науки одна статья стоит 40 евро независимо от импакта и 3 статьи (любой даты и любого журнала) объемом например… Подробнее »

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев

>Приглашать ли рецензировать аспиранта или постдока — это вопрос редактора, отвечающего за свои действия. Перед кем редактор отвечает за выбор рецензентов? Авторы этого не знают, кто рецензирует их работы, читатели тем более, а «издательским клеркам» на это наплевать. Получается произвол, который желательно ограничить хотя бы минимальными формальными требованиями. >В сложных современных экспериментальных работах иногда только соавтор-аспирант понимает все детали, т.к. именно он стоял у станка. И такой рецензент, знающий детали, часто нужен. Потому что махинаций в эксперименте по мере развития технического прогресса становится все больше. Молодые люди обычно очень ответственно относятся к рецензированию, читают дословно SI, пропускают через себя каждую цифру, находят противоречия. У них и времени больше, и запал еще не угас. И что, после защиты все вдруг меняется?… Подробнее »

Denny
Denny

Создать научный журнал «на коленке» не получилось. Тривиальная истина получила очередное подтверждение. Да, я бы посоветовал подумать: для кого создавался журнал? Для писателей или для читателей?

Алексей Лк
Алексей Лк

«Создать научный журнал „на коленке“ не получилось» — Учитывая что у нас тут вскрываются интересные факты вроде рецензентов аспирантов, угрозы обязательного open access для авторов, публикаций чего угодно за деньги, тысячи отозванных статей даже в Nature, кризис воспроизводимости, себестоимость статьи в 5000 $-10 000 $ (Ка УНдрий) для которой open access стоит 3000−4000 $ (ниже себестоимости), 40 евро за одну статью для неподписчиков и прочего прочего — журнал на коленке это еще меньшее из зол, хуже когда журнал от крупного зарубежного издевательства по своей сути оказывается таким же журналом на коленке. А доказать что в крупные издательства не проходят рецензии от аспирантов (следующий этап студенты старшекурснники или ИИ) никто не может. Точнее вот как — вероятность найти настоящего рецензента, а не непонятно кого сродни выигрышу в лотерею. Есть у меня такое подозрение… Подробнее »

Denny
Denny

А что вы хотели? Бизнес есть бизнес. Среда высоко конкурентная, пряников на всех не хватает. Да, процент халтуры, фейка и брака весьма значительный. Фокус в том, что другого регулятора кроме денег, чтобы держать халтуру в каких-то пределах, человечество не придумало. Рынок это худо-бедно регулирует. Если журнал начнет гнать много халтуры — не будут покупать — убыток. Если издатель слишком задерет цены — не будут покупать — убыток. Уйдут приличные авторы, а тогда совсем хана. Такова жизнь вообще. ХУЖЕ ВСЕГО — планово-убыточный журнал для писателей. Который существует на субсидии-дотации, а потому читателем не интересуется от слова совсем. Качеством именно поэтому тоже. Такова аккурат была наша наука. По сравнению с которой так ругаемые издательства — просто царства добра и света. Лишь чуть лучше open access за деньги… Подробнее »

Алексей Лк
Алексей Лк

«А что вы хотели? Бизнес есть бизнес» — Капитал … избегает шума и брани и отличается боязливой натурой. Это правда, но это ещё не вся правда. Капитал боится отсутствия прибыли или слишком маленькой прибыли, как природа боится пустоты. Но раз имеется в наличии достаточная прибыль, капитал становится смелым. Обеспечьте 10%, и капитал согласен на всякое применение, при 20% он становится оживлённым, при 50% положительно готов сломать себе голову, при 100% он попирает все человеческие законы, при 300% нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы. Если шум и брань приносят прибыль, капитал станет способствовать тому и другому. Английский публицист XIX века Томас Джозеф Даннинг (1799—1873) «Среда высоко конкурентная, пряников на всех не хватает. Да, процент халтуры,… Подробнее »

Denny
Denny

Вы не поняли. Open acess за деньги авторов только чуть лучше самого дна.

А самый лучший контроль осуществляет конечный потребитель. Голосуя своими деньгами за оптимальное соотношение цены и качества

На западе живут не светлые эльфы, а обычные люди, умеющие считать деньги. И зарабатывать их. Не без грязи и жулья, ессно.

Что до русских налогоплательщиков — то это их собственные проблемы. Не стоит переваливать их на мировую науку. Надо их решать на уровне своего правительства.

Алексей Лк
Алексей Лк

«А самый лучший контроль осуществляет конечный потребитель. Голосуя своими деньгами за оптимальное соотношение цены и качества» — а во в этом моменте вы Denni как раз радикально ошиблись, так как конечный потребитель это библиотеки университетов, которые подписываются не на один журнал, а на множество совершенно разного качества, причем не одного издательства, а нескольких. А когда главные игроки это библиотеки, а не отдельные покупатели то и правила совсем иные, это уже не рынок, а нечто иное — ближе к плановой экономике ведь библиотеки деньги не зарабатывают, а получают от университетов. «В отличие от других профессионалов ученые не так хорошо разбираются в ценах главным образом потому, что тратят не свои собственные деньги», — Роберт Максвелл. «На западе живут не светлые эльфы, а обычные люди, умеющие считать деньги. И зарабатывать их. Не без грязи и жулья, ессно» — вот на вас и зарабатывают, по 40 евро… Подробнее »

Denny
Denny

«в этом моменте вы Denni как раз радикально ошиблись…» Должен вас разочаровать. Я эти системы знаю на реальной практике. И этим отличаюсь от умствующих дилетантов. Если библиотека формирует подписку без учета интересов ученых — тем хуже для университета. Столь же мимо про умение считать деньги. Грантовая система давно приучила считать деньги. Кто не научился — в пролете. Переквалифицируются в управдомы. А я как-нибудь сам разберусь, куда мне деньги налогоплательщиков тратить. На зарплату своих сотрудников, на оборудование, на плату за публикации в том или ином виде. И перед налогоплательщиками отчитаюсь. А вот тех, кто хочет решать за меня — пошлю в пешее эротическое путешествие. И про налогоплательщиков вы ни бельмеса не поняли. Сократить раз в пять — отличная идея. Я -за. Разогнать бездельников, которые все хотят иметь за бесплатно, а сами ничего сделать не в состоянии —… Подробнее »

Алексей Лк
Алексей Лк

Если библиотека формирует подписку без учета интересов ученых — тем хуже для университета — библиотека ориентируется на импакт, собственно Юджин Гарфилд и придумал этот индекс что бы библиотеки могли ориентироваться среди постоянно растущего количества научных журналов, импакт позволял выбрать наилучшее. Надо ли говорить что эта система давно уже не работает и библиотеки закупают в итоге оптом всю продукцию. Выходит что на рынке все журналы равны — и импактом 40 и импактом 2.5, отличается лишь цена месячной подписки, но видимо не очень значительно. Библиотеки не зарабатывают деньги, и научные сотрудники так же не распоряжаются этими деньгами — рынок здесь присутствует только со стороны издательства, которое назначает библиотекам в одностороннем порядке только ту цену которую оно посчитает нужным. Библиотеки могут поупрямится и отказаться от подписки — но в итоге все… Подробнее »

Алексей Лк
Алексей Лк

PS. «Сократить раз в пять — отличная идея. Я -за. Разогнать бездельников, которые все хотят иметь за бесплатно» — вспомнилось что под схожие лозунги оптимизировали институт Николая Вавилова (и его самого)…

Алексей Лк
Алексей Лк

PS2 «Сократить раз в пять — отличная идея. Я -за. Разогнать бездельников, которые все хотят иметь за бесплатно» — Президент РАН Александр Сергеев признал, что сотрудников научных институтов массово увольняли ради того, чтобы повысить остальным зарплату. Институтам не хватало существующего финансирования, и они часто просто увольняли научных сотрудников.

https://indicator.ru/news/2018/11/12/massovye-uvolneniya-ran/

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев

Ну вот, В.П. выше пишет:

>Меня больше удивляет российская практика. Редколлегия состоит из академиков по 90 лет. Они посылают статьи на рецензию своим знакомым, которым хорошо за 70. У некоторых уже маразм.

Спрашивается — что с этим делать? Один из путей — создавать свои журналы.

Denny
Denny

Да кто ж против? Только это дело серьезное.

Что до российской практики, то это наследие планово убыточной «Науки». Которая издавала журналы для писателей, а не для читателей.

G
G

Поучительное и печальное интервью, конечно.
Но опыт — есть.
Может быть, стоит сделать нечто похожее, но зарегестрировать не в России?

И нечто совсем иное. Очень интересно, как можно решить проблемы с рецензированием: 1. рецензирование требует времени, но насколько я понимаю, редко или почти никогда не оплачивается; 2. если рецензирование оплачивается, это может привести к системе «хорошая» рецензия -> деньги, «плохая» — их отсутствие. 3. рецензирование в узких областях, когда все друг друга знают. В такой ситуации может быть и конфликт интересов…

Denny
Denny

Да нету никакой глобальной проблемы рецензирования. Вполне нормально работает peer-review. Не без брака, разумеется. Но где его нет?

Алексей Лк
Алексей Лк

«Да нету никакой глобальной проблемы рецензирования» — так вам про это и рассказали издательства… Что же тогда статьи отзывают регулярно и кризис воспроизводимости, ведь это все прошло рецензирование. Когда невоспроизводимо 40% статей это уже не спишешь на брак.

Denny
Denny

А зачем мне издательства? Я уже больше двадцати лет пишу, публикую и рецензирую. В разных журналах. Никакое рецензирование в принципе не может дать надежных гарантий. Ибо рецензент воспроизводимость не проверяет. По определению. Процент брака в последние десятилетия действительно возрос резко. И это понятно. Занятие наукой стало массовой профессией. Ессно, что упало среднее качество продукции. Именно поэтому я почти никогда не читаю мусорных журналов. Да и к публикациям в серьезных всегда отношусь со скепсисом.

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев

Ну, сейчас нелегальный доступ ко всем статьям, а допустим, будет легальный доступ ко всем статьям. Каким образом это повысит воспроизводимость, я не понимаю.

Алексей Лк
Алексей Лк

Да нету никакой глобальной проблемы рецензирования. — Никакое рецензирование в принципе не может дать надежных гарантий.

Вполне нормально работает peer-review. Не без брака, разумеется. Но где его нет? — Процент брака в последние десятилетия действительно возрос резко. И это понятно. Ессно, что упало среднее качество продукции.

Мне одному показалось что это взаимоисключающее утверждения?

Old_Scientist
Old_Scientist

Сейчас уже нет необходимости печататься в высокорейтинговых журналах. Нет, если вам необходимо выполнять требования чиновников, руководящих наукой — тогда конечно, нужно зарабатывать рейтинг для себя и для института. Но если вы получили важный новый результат, который будет интересен другим ученым из вашей области науки, тогда достаточно опубликоваться в любом российском переводном журнале и выставить эту публикацию на своей странице на сайте ResearchGate. Причем выставить и русский и английский варианты статьи. Вы удивитесь, как много народа зайдет их почитать. И никто не будет обращать внимания на рейтинг журнала, в котором это было опубликовано.

Denny
Denny

Не факт. Возможно зависит от области. В физиологии и фармакологии очень много людей и статей. А воспроизводимость и качество очень-очень разные. Нужно, чтобы статью вообще нашли. А затем прочитали. А затем приняли в расчет. Если все читать и всему доверять, то работать станет просто невозможно. Даже приличные журналы не дают надежной гарантии. Что уж говорить о прочих!

Так что для меня журнал очень много значит. Хотя и в самых приличных журналах регулярно проскакивает лабуда. Но все же шанс на нее наткнуться куда ниже. А уж российские публикации остаются тем, кто по разным причинам сделать работу на хорошем уровне и опубликовать в хорошем международном издании не может. Читать их — обычно просто потеря времени. А уж доверять тем более нельзя.

И вообще непонятно: если работа стоящая, то почему ее не опубликовать в хорошем журнале?

Denny
Denny

Тем более, что в приличном международном издании публиковать быстрее и проще. При одновременной подаче в иностранном журнале статья выйдет быстрее. Проверено неоднократно. И без всякой бумажной волокиты. А уж ждать, когда выйдет английский перевод русской статьи совсем резона нет. Так ведь его (перевод) еще надо будет делать (или править корявый перевод от издательства). Если же вам как ученому небезразлично мнение рецензентов, помогающих улучшить статью, то только хороший иностранный журнал!

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (4 оценок, среднее: 3,00 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: