Чем мне дорог Физтех?

Отгре­ме­ли радост­ные фан­фа­ры по слу­чаю сто­ле­тия Санкт-Петер­бург­ско­го Физи­ко-тех­ни­че­ско­го инсти­ту­та им. А. Ф. Иоф­фе РАН, осно­ван­но­го в 1918 году выда­ю­щим­ся физи­ком Абра­мом Фёдо­ро­ви­чем Иоф­фе. ТрВ-Нау­ка пуб­ли­ку­ет откли­ки физи­ков раз­ных воз­рас­тов, посвя­щен­ные это­му слав­но­му юби­лею.

Роберт Сурис (cyclowiki.org)
Роберт Сурис (cyclowiki.org)

Роберт Сурис, ака­де­мик РАН, зав. лабо­ра­то­ри­ей ФТИ:

Полу­чи­лось так, что Физ­тех про­шел сквозь всю мою созна­тель­ную жизнь. Мой тесть по мое­му пер­во­му бра­ку и мой пер­вый учи­тель тео­р­фи­зи­ки Борис Нико­ла­е­вич Фин­кель­ш­тейн был аспи­ран­том Я. И. Френ­ке­ля в ФТИ. Яков Ильич был почти про­фес­си­о­наль­ным худож­ни­ком, и каран­даш­ный порт­рет Б. Н., им выпол­нен­ный, висит у меня над сто­лом. Этот рису­нок году в 1994-м пода­рил мне сын Яко­ва Ильи­ча Вик­тор Яко­вле­вич.

Бори­су Нико­ла­е­ви­чу в 1932 году было пору­че­но А. Ф. Иоф­фе орга­ни­зо­вать в Дне­про­пет­ров­ске Физи­ко-тех­ни­че­ский инсти­тут, ори­ен­ти­ро­ван­ный на метал­лур­ги­че­скую про­мыш­лен­ность. В груп­пу физ­техов­цев, вошед­ших в инсти­тут, были моло­дые и, как сей­час гово­рят, кре­а­тив­ные физи­ки, сре­ди кото­рых Г. В. Кур­дю­мов и В. И. Дани­лов. В Дне­про­пет­ров­ске в 1937 году роди­лась моя буду­щая жена Ира, ныне покой­ная. Еще о «лич­ных свя­зях». С сыном Г. В. Кур­дю­мо­ва, Вла­ди­ком, мы учи­лись в одной груп­пе Мос­ков­ско­го инсти­ту­та ста­ли.

Моим сле­ду­ю­щим учи­те­лем был широ­ко извест­ный тео­ре­тик в обла­сти физи­ки полу­про­вод­ни­ков Вик­тор Лео­поль­до­вич Бонч-Бру­е­вич. Я был посто­ян­ным участ­ни­ком руко­во­ди­мо­го им семи­на­ра в МГУ. И хотя фор­маль­но я не был в аспи­ран­ту­ре, он был руко­во­ди­те­лем моей кан­ди­дат­ской дис­сер­та­ции, кото­рую я защи­тил в МГУ в 1964 году. Вик­тор Лео­поль­до­вич часто посы­лал сво­их сотруд­ни­ков и уче­ни­ков в Ленин­град в ФТИ ко Льву Эмма­ну­и­ло­ви­чу Гуре­ви­чу, что­бы тот, послу­шав при­е­хав­ше­го, давал оцен­ку доло­жен­ной рабо­те. Я имел эту в выс­шей сте­пе­ни полез­ную воз­мож­ность два­жды.

Я про­ра­бо­тал 28 лет в двух иссле­до­ва­тель­ских инсти­ту­тах элек­трон­ной про­мыш­лен­но­сти. Годы нача­ла моей науч­ной дея­тель­но­сти при­шлись на зна­ме­ни­тый тогда инсти­тут, назы­ва­е­мый теперь «Пуль­сар». Имен­но здесь раз­ра­ба­ты­ва­лись пер­вые совет­ские тран­зи­сто­ры и иссле­до­ва­лась физи­ка полу­про­вод­ни­ков, для это­го необ­хо­ди­мая. И сло­во­со­че­та­ние «Ленин­град­ский Физ­тех» или «ЛФТИ» слы­ша­лось здесь еже­днев­но.

Это был пери­од боль­шо­го инте­ре­са иссле­до­ва­те­лей, сре­ди про­че­го, к элек­три­че­ским не­устойчивостям в полу­про­вод­ни­ках и по­этому фами­лии тес­но свя­зан­ных с ФТИ кол­лег, Давы­до­ва и Шмуш­ке­ви­ча, дав­ших тео­ре­ти­че­ское опи­са­ние «разо­гре­ва» элек­тро­нов и дырок силь­ным элек­три­че­ским полем в полу­про­вод­ни­ках, были посто­ян­но на слу­ху. По какой-то при­чине в то вре­мя зна­ме­ни­тая рабо­та Бори­са Иоси­фо­ви­ча Давы­до­ва 1938 года, в кото­рой он пред­ста­вил тео­рию выпрям­ле­ния, упо­ми­на­лась очень ред­ко. Насколь­ко пом­ню, в этой свя­зи все­гда зву­ча­ла фами­лия Шок­ли.

В 1964 году моло­дой, толь­ко-толь­ко защи­тив­ший в ФИАНе док­тор­скую дис­сер­та­цию сотруд­ник ЛФТИ Вита­лий Ива­но­вич Ста­фе­ев был назна­чен дирек­то­ром и орга­ни­за­то­ром ново­го иссле­до­ва­тель­ско­го инсти­ту­та в систе­ме элек­трон­ной про­мыш­лен­но­сти. Инсти­тут рас­по­ла­гал­ся в Зеле­но­гра­де под Моск­вой и име­ну­ет­ся ныне Науч­но-иссле­до­ва­тель­ским инсти­ту­том физи­че­ских про­блем им. Луки­на, сокра­щен­но НИИФП. Ста­фе­ев при­гла­сил на рабо­ту в этот инсти­тут неко­то­рых сотруд­ни­ков ЛФТИ и отсо­еди­нив­ше­го­ся от него Инсти­ту­та полу­про­вод­ни­ков. По реко­мен­да­ции В. Л. Бонч-Бру­е­ви­ча В. И. Ста­фе­ев при­гла­сил на рабо­ту в этот инсти­тут и меня. В НИИФП цари­ла свой­ствен­ная Ленин­град­ско­му Физ­те­ху атмо­сфе­ра глу­бо­ко­го поис­ка.

И здесь мне заме­ча­тель­но повез­ло — я начал рабо­тать с пере­ехав­шим сюда из ЛФТИ Рудоль­фом (Руди­ком) Фёдо­ро­ви­чем Каза­ри­но­вым, уче­ни­ком Л. Э. Гуре­ви­ча. Рудик — квинт­эссенция луч­ших тра­ди­ций ЛФТИ: он заме­ча­тель­ным обра­зом соче­тал в себе высо­чай­ший тео­ре­ти­че­ский уро­вень с уди­ви­тель­ной инже­нер­ной инту­и­ци­ей. На про­тя­же­нии мно­гих лет, с 1965 по 1975 год, мы рабо­та­ли вме­сте и опуб­ли­ко­ва­ли мно­же­ство сов­мест­ных работ. Без лож­ной скром­но­сти ска­жу, что это были хоро­шие рабо­ты.

Послед­ний пери­од наше­го сотруд­ни­че­ства, начи­ная с 1971 года, при­шел­ся на вре­мя, когда Рудик вер­нул­ся в Физ­тех. Я и рань­ше часто бывал в ФТИ, но после воз­вра­ще­ния туда Руди­ка я стал посто­ян­но при­ез­жать на семи­на­ры и зна­ме­ни­тые Зим­ние шко­лы ЛФТИ, читая там лек­ции, в том чис­ле и по сде­лан­ным нами сов­мест­ным рабо­там. ЛФТИ посте­пен­но пре­вра­тил­ся в мой «род­ной» инсти­тут. Мно­гие из его сотруд­ни­ков рас­смат­ри­ва­ли меня как «сво­е­го».

У меня воз­ник­ло тес­ное вза­и­мо­дей­ствие с Ж. И. Алфё­ро­вым, про­дол­жав­ше­е­ся мно­го лет и про­дол­жа­ю­ще­е­ся поныне. В сере­дине ­1980-х он стал обсуж­дать со мной идею о моем пере­хо­де в Физ­тех. Вооб­ще-то у нас в стране пере­езд из Моск­вы (а жил я в Москве, хотя и рабо­тал в Зеле­но­гра­де) в дру­гой город, даже и в Санкт-Петер­бург (тогда Ленин­град) рас­смат­ри­вал­ся как нечто экс­тра­ор­ди­нар­ное. Тем не менее в 1988 году, когда Ж. И. Алфё­ров сде­лал­ся дирек­то­ром, по его при­гла­ше­нию я пере­шел в ФТИ на пози­цию заве­ду­ю­ще­го сек­то­ром тео­ре­ти­че­ских основ мик­ро­элек­тро­ни­ки, спе­ци­аль­но для меня орга­ни­зо­ван­ным. И с тех пор сде­лал­ся я сто­про­цент­ным физ­техов­цем.

В ФТИ у меня есть и было мно­же­ство дру­зей, неко­то­рых из них уже нет с нами. Рас­сказ о них занял бы мно­го-мно­го стра­ниц. И это — отдель­ная пес­ня. Но об одном из них я все-таки ска­жу несколь­ко слов. Это, увы, ушед­ший от нас Вла­ди­мир Иде­ле­вич Перель. Он был сим­во­лом тео­ре­ти­ков-твер­до­тель­цев ФТИ, и не толь­ко ФТИ. Он был совер­шен­но заме­ча­тель­ным и муд­рым чело­ве­ком. Я был счаст­лив, когда он согла­сил­ся стать оппо­нен­том на защи­те моей док­тор­ской дис­сер­та­ции. И был счаст­лив иметь его фак­ти­че­ским руко­во­ди­те­лем того отде­ле­ния ФТИ, куда вхо­дил мой сек­тор. И я был счаст­лив, зная, что удо­сто­ен чести счи­тать­ся его дру­гом.

Наде­юсь, всё выше­из­ло­жен­ное мож­но рас­смат­ри­вать (хотя и содер­жа­щим дале­ко не все подроб­но­сти) отве­том на вопрос «Чем мне дорог Физ­тех?».

Александра Калашникова
Алек­сандра Калаш­ни­ко­ва

Алек­сандра Калаш­ни­ко­ва, PhD, ст. науч. сотр., зам. зав. лабо­ра­то­ри­ей физи­ки фер­ро­и­ков ФТИ:

Физ­тех — очень про­ти­во­ре­чи­вое место, и из-за это­го, пыта­ясь отве­тить на вопрос, чем же он дорог, неиз­беж­но заду­мы­ва­ешь­ся и о том, что в Физ­те­хе тебе совсем не доро­го.

Раз этот раз­го­вор при­уро­чен к сто­ле­тию ФТИ, нач­ну с того, чем же он мне дорог. Хотя ФТИ для меня и не alma mater, но имен­но тут, с рабо­ты над диплом­ным про­ек­том в 2002 году, нача­лась моя науч­ная жизнь, да и вся моя «взрос­лая» науч­ная карье­ра, т. е. жизнь после PhD, свя­за­на имен­но с ФТИ. Поэто­му ФТИ мне, без­услов­но, дорог и мне небез­раз­лич­но его буду­щее.

Я не очень верю в «намо­лен­ные» места и в магию стен, пом­ня­щих вели­ких людей, поэто­му самое доро­гое в ФТИ для меня — это мои кол­ле­ги, вме­сте с кото­ры­ми мы борем­ся за место под науч­ным солн­цем. Еще я очень ценю то, что в ФТИ есть регу­ляр­ные семи­на­ры, кото­рые про­хо­дят «как в леген­дах», с жар­ки­ми спо­ра­ми, актив­ны­ми обсуж­де­ни­я­ми бук­валь­но каж­до­го утвер­жде­ния доклад­чи­ка и каж­дой напи­сан­ной им/​ею фор­му­лы. На таких семи­на­рах инте­рес­но при­сут­ство­вать, даже если мало что пони­ма­ешь в обсуж­да­е­мой про­бле­ме. А уж выступ­ле­ние на этих семи­на­рах застав­ля­ет тебя как сле­ду­ет понерв­ни­чать.

В силу сво­е­го харак­те­ра я очень ценю в ФТИ то, что мож­но назвать ака­де­ми­че­ской сво­бо­дой. К сча­стью, мне не при­хо­ди­лось стал­ки­вать­ся с тем, что­бы руко­вод­ство инсти­ту­та откры­то вме­ши­ва­лось в пла­ны науч­ных иссле­до­ва­ний, пре­пят­ство­ва­ло уча­стию в каких-то науч­ных кон­кур­сах. Для иссле­до­ва­ний поис­ко­во­го харак­те­ра такая сво­бо­да необ­хо­ди­ма как воз­дух. Я думаю, что во мно­гом бла­го­да­ря этой сво­бо­де в ФТИ сей­час доста­точ­но мно­го групп, где дей­стви­тель­но кипит науч­ная рабо­та.

Бла­го­да­ря таким груп­пам, у инсти­ту­та, несмот­ря на все слож­но­сти, есть потен­ци­ал стать замет­ной, а может, и лиди­ру­ю­щей науч­ной орга­ни­за­ци­ей меж­ду­на­род­но­го уров­ня. Мы актив­но и, что очень важ­но, на рав­ных участ­ву­ем во внут­ри­рос­сий­ском и меж­ду­на­род­ном сотруд­ни­че­стве. У нас откры­ты базо­вые кафед­ры трех петер­бург­ских уни­вер­си­те­тов, т. е. есть воз­мож­ность бороть­ся за при­вле­че­ние талант­ли­вой моло­де­жи.

Но, увы, эти дости­же­ния актив­ных науч­ных сотруд­ни­ков ФТИ во мно­гом ниве­ли­ру­ют­ся болез­нен­ным стрем­ле­ни­ем к изо­ля­ции, пре­сле­ду­ю­щим нас еще со вре­мен СССР. Воз­мож­но, имея за пле­ча­ми опыт дли­тель­ной рабо­ты в несколь­ких зару­беж­ных уни­вер­си­те­тах, я это ощу­щаю осо­бен­но ост­ро. При­гла­ше­ние ино­стран­но­го кол­ле­ги в ФТИ про­сто для выступ­ле­ния на семи­на­ре пре­вра­ща­ет­ся в запол­не­ние безум­ных бума­жек, а про более дли­тель­ные визи­ты мож­но рас­ска­зы­вать груст­ные анек­до­ты (напри­мер, уга­дай­те, мож­но ли ино­стран­но­му сту­ден­ту-ста­же­ру петь в люби­тель­ском хоре инсти­ту­та?). По этой же при­чине базо­вые кафед­ры ФТИ осте­ре­га­ют­ся при­ни­мать сту­ден­тов без рос­сий­ско­го пас­пор­та, каки­ми бы талант­ли­вы­ми эти сту­ден­ты ни были.

Александра Калашникова в лаборатории ФТИ. Фото пресс-службы Университета ИТМО
Алек­сандра Калаш­ни­ко­ва в лабо­ра­то­рии ФТИ. Фото пресс-служ­бы Уни­вер­си­те­та ИТМО

Недав­но про­изо­шло важ­ное собы­тие, кото­ро­му я была очень рада, — Физ­тех полу­чил пра­во при­суж­дать соб­ствен­ные науч­ные сте­пе­ни! По-мое­му, это очень важ­ный шаг для того, что­бы инсти­тут сохра­нил пози­ции науч­но­го цен­тра все­рос­сий­ско­го и миро­во­го уров­ня. У инсти­ту­та есть всё для того, что­бы наши сте­пе­ни цени­лись, что­бы их было слож­но полу­чить и ими мож­но было гор­дить­ся. Но, увы, ­Физ­тех пошел по пути сохра­не­ния во мно­гом дис­кре­ди­ти­ро­вав­шей себя ваков­ской систе­мы. Не будет при­гла­ше­ний в дис­сер­та­ци­он­ный совет ­спе­ци­а­ли­стов по ­тема­ти­ке каж­дой кон­крет­ной дис­сер­та­ции, что поз­во­ли­ло бы повы­сить про­зрач­ность, весо­мость и слож­ность про­це­ду­ры защи­ты. Нель­зя будет писать и защи­щать дис­сер­та­ции на англий­ском язы­ке, что было бы разум­ным шагом с уче­том того, что боль­шин­ство зна­чи­мых науч­ных резуль­та­тов мы пуб­ли­ку­ем на англий­ском (мы же борем­ся за импакт-фак­то­ры и цити­ру­е­мость!).

При­зрач­ной оста­ет­ся пер­спек­ти­ва при­суж­де­ния двой­ных сте­пе­ней Физ­техом сов­мест­но с силь­ны­ми зару­беж­ны­ми уни­вер­си­те­та­ми, с кото­ры­ми мы актив­но сотруд­ни­ча­ем, в том чис­ле и в под­го­тов­ке аспи­ран­тов. Всё это, по мое­му мне­нию, никак не поспо­соб­ству­ет уси­ле­нию пози­ций Физ­те­ха в наше вре­мя, когда идет насто­я­щая борь­ба за выжи­ва­ние быв­ших ака­де­ми­че­ских инсти­ту­тов и поиск для них места в новой систе­ме рос­сий­ской нау­ки.

Увы, Физ­тех, будучи боль­шим инсти­ту­том со сто­лет­ней исто­ри­ей, стал­ки­ва­ет­ся с серьез­ны­ми про­бле­ма­ми по под­дер­жа­нию име­ю­щей­ся и созда­нию новой инфра­струк­ту­ры. По сути, сей­час каж­дая науч­ная груп­па отве­ча­ет за свой кусо­чек инфра­струк­ту­ры, что явля­ет­ся, навер­ное, обрат­ной сто­ро­ной ака­де­ми­че­ской сво­бо­ды, о кото­рой я с гор­до­стью писа­ла в нача­ле. По­этому было груст­но и обид­но наблю­дать за тем, как в рам­ках под­го­тов­ки к сто­ле­тию ФТИ были потра­че­ны нема­лые силы и сред­ства на ремонт фаса­да (необ­хо­ди­мость в кото­ром была, ска­жем так, неоче­вид­на), да еще и в ущерб теку­ще­му ремон­ту в лабо­ра­тор­ных кор­пу­сах. Для нашей лабо­ра­то­рии, напри­мер, это при­ве­ло к почти полу­го­до­вой задерж­ке запус­ка новой лазер­ной систе­мы. Чест­но при­зна­юсь, после тако­го сто­ле­тия Физ­тех стал мне чуть менее дорог, чем рань­ше.

Михаил Глазов (prof-ras.ru)
Миха­ил Гла­зов (prof-ras.ru)

Миха­ил Гла­зов, чл.-корр. РАН, вед. науч. сотр. ФТИ:

Вес­ной теперь уже дале­ко­го 1995 года я посту­пил в Лицей «Физи­ко-тех­ни­че­ская шко­ла» при Физи­ко-тех­ни­че­ском инсти­ту­те им. А. Ф. Иоф­фе. Тогда мне было две­на­дцать лет. Неслож­ный рас­чет пока­зы­ва­ет, что с нашим Физ­техом я тем самым уже две тре­ти сво­ей жиз­ни. Поэто­му Физ­тех мне дей­стви­тель­но дорог, и дорог в первую оче­редь как близ­кий, с кото­рым про­вел уже мно­го лет.

Дорог сво­и­ми досто­ин­ства­ми (пере­чис­ле­ние кото­рых зай­мет не одну газет­ную поло­су) и недо­стат­ка­ми (как гово­рят и пишут, «несу­ще­ствен­ны­ми, не сни­жа­ю­щи­ми каче­ства, по сво­ей сути — зада­ча­ми на буду­щее»); дорог соче­та­ни­ем исто­рии и совре­мен­но­сти; дорог «акса­ка­ла­ми» — дей­стви­тель­но вели­ки­ми уче­ны­ми, обще­ние с кото­ры­ми бес­цен­но, без кото­рых инсти­ту­та бы не было; дорог и моло­ды­ми кол­ле­га­ми, кото­рых нема­ло и ста­но­вит­ся всё боль­ше, без кото­рых не будет ФТИ. Дорог мне Физ­тех мои­ми близ­ки­ми дру­зья­ми.

В «Вики­пе­дии» ска­за­но, что глав­ное зда­ние наше­го инсти­ту­та постро­е­но в каче­стве убе­жи­ща для пре­ста­ре­лых неиму­щих потом­ствен­ных дво­рян Санкт-Петер­бург­ской губер­нии. Злые язы­ки пого­ва­ри­ва­ют, что оно исполь­зо­ва­лось в каче­стве гос­пи­та­ля для ума­ли­шен­ных сол­дат, поте­ряв­ших рас­су­док на полях сра­же­ний Пер­вой миро­вой вой­ны.

Как бы то ни было, эти сте­ны ока­за­лись исклю­чи­тель­но бла­го­при­ят­ны­ми для колы­бе­ли физи­ки в нашей стране: по-види­мо­му, ФТИ им. А. Ф. Иоф­фе дей­стви­тель­но нахо­дит удач­ный баланс меж­ду муд­ро­стью стар­ше­го поко­ле­ния и, быть может, слег­ка фана­тич­ной пре­дан­но­стью нау­ке моло­дых сотруд­ни­ков.

Я при­хо­жу в наш инсти­тут по буд­ням, а ино­гда и по выход­ным, и иду я туда не как на рабо­ту, а как домой. Вот всем этим мне дорог мой Физ­тех.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
2 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
1 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
2 Авторы комментариев
ЛевБака Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Бака
Бака

Физ­тех няш­ный.

Лев
Лев

Очень горд, что как факуль­та­тив­ный пре­по­да­ва­тель ФТШ был на празд­но­ва­нии – заме­ча­тель­ная атмо­сфе­ра, жаль толь­ко, что в эти же дни скон­чал­ся сотруд­ник ФТИ, заме­ча­тель­ный турист и орга­ни­за­тор туриз­ма, леген­дар­ный бард Борис Полос­кин

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (2 оценок, среднее: 3,50 из 5)
Загрузка...
 
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: