Четыре цвета радуги

 

Рис. 1. Борис Кустодиев. Купец, считающий деньги 

(1918)
Рис. 1. Борис Кусто­ди­ев. Купец, счи­та­ю­щий день­ги (1918)

При нояб­ре, при октяб­ре,
При фев­ра­ле и при царе
Все­гда тро­як в зеле­ном коло­ри­те.
Про­верь­те, погля­ди­те — в холод­ном коло­ри­те.

Вик­тор Коваль

Борис Кусто­ди­ев напи­сал кар­ти­ну «Купец, счи­та­ю­щий день­ги» (рис. 1) в 1918 году, когда эти день­ги уже поте­ря­ли свое зна­че­ние: цар­ские бумаж­ки фор­маль­но ниче­го не сто­и­ли, хотя и про­дол­жа­ли обра­щать­ся, а за золо­тые и сереб­ря­ные моне­ты мож­но было полу­чить 10 лет по декре­ту «О спе­ку­ля­ции» от 27 июля 1918 года. Един­ствен­ное, что мож­но было сде­лать с золо­ты­ми моне­та­ми, — сдать их в каз­ну.

Что же это за день­ги? На перед­нем плане две стоп­ки чер­вон­цев (все­го при­мер­но 25) и две стоп­ки пяти­руб­ле­ви­ков (штук 40); подаль­ше — две стоп­ки сереб­ря­ных руб­лей (при­мер­но 25 и 10 монет) и стоп­ка чет­вер­та­ков руб­лей на пять-шесть (кажет­ся, не пол­тин­ни­ков — они были бы боль­ше). Если посчи­тать с рос­сы­пью у ниж­не­го края кар­ти­ны, то полу­чит­ся где-то руб­лей пять­сот.

Под рукой куп­ца шесть сто­руб­ле­вых кре­дит­ных биле­тов (не 500 руб­лей — они были бы дру­го­го цве­та, и не 25 и 50, у них дру­гие соот­но­ше­ния основ­но­го рисун­ка и поля для водя­но­го зна­ка), а рядом — раз­но­цвет­ные бумаж­ки: три, пять и десять руб­лей; зеле­ные, синие и крас­ные.

Декрет Сове­та Народ­ных Комис­са­ров 22.07.1918. О спе­ку­ля­ции

8. Винов­ный в нераз­ре­шен­ных зако­ном сбы­те, скуп­ке или хра­не­нии пла­ти­ны, или сереб­ра, или золо­та в сыром виде, в слит­ках или в моне­те, под­вер­га­ет­ся нака­за­нию лише­ни­ем сво­бо­ды на срок не ниже 10 лет, соеди­нен­ным с при­ну­ди­тель­ны­ми рабо­та­ми, и кон­фис­ка­ци­ей все­го иму­ще­ства. Нака­за­ние это может быть сокра­ще­но по усмот­ре­нию суда, если пред­ме­том пре­ступ­но­го дея­ния явля­ют­ся изде­лия из выше­на­зван­ных метал­лов, пре­вы­ша­ю­щие уста­нов­лен­ный вес.

Поста­нов­ле­ние ВСНХ РСФСР 12.01.1918. Об утвер­жде­нии сек­ции бла­го­род­ных метал­лов В.С.Н.Х. и об уста­нов­ле­нии казен­ной моно­по­лии тор­гов­ли золо­том и пла­ти­ной

10. Вме­сто под­ле­жа­щих пере­хо­ду в соб­ствен­ность госу­дар­ства золо­тых изде­лий вла­дель­цам их раз­ре­ша­ет­ся пред­ста­вить рав­ное по весу коли­че­ство золо­та рос­сий­ской или ино­стран­ной золо­той моне­той. В этом слу­чае вла­дель­цу выда­ет­ся пись­мен­ное раз­ре­ше­ние на пра­во даль­ней­ше­го поль­зо­ва­ния заме­ня­е­мым таким обра­зом золо­той моне­той пред­ме­том.

11. Раз­ре­ша­ет­ся пред­став­лять в каз­ну так­же золо­тые изде­лия, веся­щие менее шест­на­дца­ти золот­ни­ков, для покуп­ки их в соб­ствен­ность госу­дар­ства по цене, ука­зан­ной в ста­тье вто­рой.

При­ме­ча­ние. По этой же цене раз­ре­ша­ет­ся пред­став­лять для пере­хо­да в соб­ствен­ность рос­сий­ские и ино­стран­ные золо­тые моне­ты.

Так было все­гда: пер­вая пяти­руб­ле­вая ассиг­на­ция печа­та­лась на сине­ва­той бума­ге (рис. 2); точ­ный отте­нок менял­ся от выпус­ка к выпус­ку, но все­гда был в этой части спек­тра. Деся­ти­руб­ле­вые ассиг­на­ции почти сра­зу ста­ли крас­но­ва­ты­ми (рис. 3). Появив­ши­е­ся поз­же трех­руб­ле­вые кре­дит­ные биле­ты были зеле­ны­ми (рис. 4), а руб­ле­вые — свет­ло-корич­не­вы­ми (рис. 5). Эта цве­то­вая гам­ма сохра­ня­лась во всех сери­ях начи­ная с 1843 года; меня­лись толь­ко оттен­ки и соот­но­ше­ние основ­ных и сопут­ству­ю­щих цве­тов на лице­вой и обо­рот­ной сто­ро­нах (рис. 6 и 7). Так их и назы­ва­ли, чему мно­же­ство сви­де­тельств в рус­ской лите­ра­ту­ре (см. врез­ку ниже); толь­ко вот руб­ли за жел­то­ва­тый цвет зва­ли еще «кана­рей­ка­ми».

Рис. 2. Государственная ассигнация 5 рублей 

(1794): лицевая сторона (здесь и далее оборотные стороны не приводятся, если на них нет рисунка и надписей)
Рис. 2. Госу­дар­ствен­ная ассиг­на­ция 5 руб­лей (1794): лице­вая сто­ро­на (здесь и далее обо­рот­ные сто­ро­ны не при­во­дят­ся, если на них нет рисун­ка и над­пи­сей)
Рис. 3. Государственная ассигнация 10 рублей (1804)
Рис. 3. Госу­дар­ствен­ная ассиг­на­ция 10 руб­лей (1804)

Аннинь­ка выну­ла из кар­ма­на ста­рень­кий порт­моне и доста­ла отту­да две жел­тень­ких бумаж­ки.

М. Е. Сал­ты­ков-Щед­рин.
«Гос­по­да Голов­лё­вы»

— Что, что! — с ужа­сом возо­пил попут­чик. — Две кана­рей­ки, два руб­ля на все путе­вые издерж­ки, на весь день!

А. В. Дру­жи­нин.
«Замет­ки петер­бург­ско­го тури­ста»

— За рабо­ту выбро­сят тебе зеле­нень­кую — тут и в пир, и в мир.

М. Е. Сал­ты­ков-Щед­рин.
«Мело­чи жиз­ни»

— Послу­шай, голуб­чик, — ска­за­ла Агра­фе­на Пет­ров­на двор­ни­ку, выни­мая зеле­нень­кую бумаж­ку… — Возь­ми на празд­ник.

П. И. Мель­ни­ков-Печер­ский. «На горах»

Он почти нико­гда не при­ни­мал свя­щен­ни­ка или про­сил его петь в пустом зале, куда высы­лал ему синень­кую бумаж­ку.

А. И. Гер­цен. «Былое и думы»

Поли­кей стал рас­ска­зы­вать исто­рию, как дох­то­ру синень­кую мужик дал и тем уво­лил­ся.

Л. Н. Тол­стой. «Поли­куш­ка»

— Док­тор-то гово­рит, а сам всё вре­мя на кулак мне гля­дит: не дам ли синень­кую?

А. П. Чехов. «Тем­но­та»

— Слу­шай. Вот тебе на празд­ник зеле­ну­ха. А удаст­ся мне дело свар­га­нить, крас­на за мной.

П. И. Мель­ни­ков-Печер­ский. «В лесах»

Пора пого­вор­кам о синич­ке да крас­ну­хе дав­но мино­ва­лась; ныне тол­ку­ют толь­ко о беля­ноч­ках (50-руб­ле­вая бумаж­ка), сот­ня­гах да тыс­чон­ках. [Речь идет о взят­ках — М. Г.]

В. И. Даль. «Небы­ва­лое в былом»

Совет­ским бумаж­ным день­гам посвя­щен «Моно­лог зна­то­ка» Вик­то­ра Кова­ля (1986), из кото­ро­го был взят эпи­граф. К сожа­ле­нию, у нас нет воз­мож­но­сти пере­пе­ча­тать его цели­ком, но мы не можем отка­зать себе в удо­воль­ствии про­ци­ти­ро­вать еще хотя бы нача­ло (а цели­ком оно опуб­ли­ко­ва­но тут):

Оце­ни­вая твор­че­ски
Раз­бро­сан­ные оттис­ки,
Я как зна­ток не в силах умол­чать:
Люб­лю, люб­лю завет­ные
Эстам­пы семи­цвет­ные,
Высо­кую орлов­скую печать.

Рис. 4. Депозитный билет 3 рубля (1840)
Рис. 4. Депо­зит­ный билет 3 руб­ля (1840)
Рис. 5. Кредитный билет 1 рубль (1843)
Рис. 5. Кре­дит­ный билет 1 рубль (1843)

Рис. 6. Кре­дит­ный билет 3 руб­ля (1887)

Рис. 7. Кре­дит­ный билет 10 руб­лей (серия 1905 года)

Ту же гам­му на пер­вых порах сохра­ни­ли и Сове­ты: в тра­ди­ци­он­ных цве­тах были выдер­жа­ны кре­дит­ные биле­ты 1918 года с орлом без корон, под­го­тов­лен­ные еще Вре­мен­ным пра­ви­тель­ством (рис. 8), и совет­ские рас­чет­ные зна­ки 1919 года (рис. 9). Одна­ко после­до­вав­шая инфля­ция выну­ди­ла печа­тать день­ги уже сотен­ных и тысяч­ных, а затем и мил­ли­он­ных номи­на­лов, для кото­рых ника­кой тра­ди­ции не было. После дено­ми­на­ции сна­ча­ла на четы­ре поряд­ка в 1922 году, а потом еще на два поряд­ка в 1923 году руб­ли вер­ну­лись в виде так назы­ва­е­мых совзна­ков (рис. 10, 11 и 12). При этом ден­зна­ки 1922 и 1923 годов обра­ща­лись одно­вре­мен­но; мож­но было и запу­тать­ся — но цве­та для новых купюр были выбра­ны тра­ди­ци­он­ные.

Рис. 8. Кре­дит­ный билет 5 руб­лей (1918)

 

 

 

 

 

 

Рис. 9. Рас­чет­ный знак 1 рубль (1919)

Рис. 10. Денеж­ный знак 10 руб­лей (1922). 
Над­пись на обо­рот­ной сто­роне: «Один рубль выпус­ка 1922 г. равен 10.000 руб­лей всех ранее выпу­щен­ных образ­цов и обя­за­те­лен к при­е­му, соглас­но это­го рас­че­та, для учре­жде­ний Рес­пуб­ли­ки и част­ных лиц»

Рис. 11. Денежный знак 3 рубля (1922)
Рис. 11. Денеж­ный знак 3 руб­ля (1922)

Рис. 12. Денеж­ный знак 1 рубль (1923). Над­пись на обо­рот­ной сто­роне: Денеж­ные зна­ки 1923 года обя­за­тель­ны к при­е­му для всех соглас­но рас­че­ту, уста­нов­лен­но­му в отно­ше­нии денеж­ных зна­ков преж­них образ­цов декре­том от 24 октяб­ря 1922 года

Декрет СНК 24.10.22. О выпус­ке в обра­ще­ние денеж­ных зна­ков образ­ца 1923 года

В целях даль­ней­ше­го упро­ще­ния и облег­че­ния сче­та и сче­то­вод­ства Совет Народ­ных Комис­са­ров поста­нов­ля­ет:

1. Выпу­стить в обра­ще­ние денеж­ные зна­ки образ­ца 1923 года с при­рав­не­ни­ем одно­го руб­ля образ­ца 1923 года — одно­му мил­ли­о­ну руб­лей изъ­ятых из обра­ще­ния образ­цов, или ста руб­лей образ­ца 1922 г.

2. Начи­ная с 1-го янва­ря 1923 года все сче­то­вод­ство госу­дар­ствен­ных учре­жде­ний и пред­при­я­тий, а так­же учре­жде­ний и пред­при­я­тий, обя­зан­ных пуб­лич­ной отчет­но­стью, вести в зна­ках 1923 г.

3. Денеж­ные зна­ки 1923 года выпу­стить в досто­ин­ствах:

Копей­ки — 1, 2, 3, 5, 10, 20, 25, 50.

Руб­ли — 1, 2, 5, 10, 25, 50, 100.

4. За зна­ка­ми образ­ца 1922 года сохра­нить сво­бод­ное хож­де­ние и пол­ную пла­теж­ную силу.

Раз­вал денеж­но­го обра­ще­ния в пери­од Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства и Граж­дан­ской вой­ны поро­дил мно­же­ство реги­о­наль­ных выпус­ков. Рису­нок мно­гих был сде­лан по образ­цу цар­ских денег, но, даже если он был ори­ги­наль­ным, худож­ни­ки ста­ра­лись сохра­нить при­выч­ные цве­та. При­ме­ры слиш­ком мно­го­чис­лен­ны, при­ве­дем лишь несколь­ко типич­ных (рис. 13–20).

Рис. 13. Раз­мен­ный билет горо­да Одес­сы, 3 руб­ля (1917)

Рис. 14. Бан­ко­вый раз­мен­ный билет Псков­ско­го ­обще­ства вза­им­но­го кре­ди­та, 1 рубль (1918)

Рис. 15. Кре­дит­ный билет Север­но­го пра­ви­тель­ства, 5 руб­лей (1918). Над­пись на лице­вой сто­роне: «Госу­дар­ствен­ная эмис­сiон­ная кас­са раз­мѣ­ни­ва­етъ кре­дит­ные биле­ты на фун­ты стер­лин­говъ безъ огра­ни­ченiя сум­мы по кур­су 40 руб. = 1 фун­ту стер­лин­говъ»

Рис. 16. Денеж­ный знак без ста­ту­са, Бакин­ская город­ская упра­ва, 5 руб­лей (1918).
Номи­нал обо­зна­чен так­же в араб­ской и армян­ской пись­мен­но­сти

Рис. 17. Бон Чер­но­мор­ской желез­ной доро­ги, 10 руб­лей (1918)

Рис. 18. Чек Архан­гель­ско­го отде­ле­ния госу­дар­ствен­но­го бан­ка, 10 руб­лей (1918)

Рис. 19. Каз­на­чей­ский знак Сибир­ско­го вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства, 3 руб­ля (1919)

Рис. 20. Кре­дит­ный билет Севе­ро­кав­каз­ско­го эми­ра­та, 5 руб­лей (1919)

В тра­ди­ци­он­ных цве­тах пла­ни­ро­ва­лись и вве­ден­ные после денеж­ной рефор­мы и пере­хо­да на золо­той стан­дарт чер­вон­цы (рис. 21), одна­ко в конеч­ном сче­те их гам­ма была непо­сто­ян­ной: ска­жем, три чер­вон­ца были то зеле­ны­ми (рис. 22), то крас­ны­ми (рис. 23). Зато в тра­ди­ци­он­ных цве­тах была реше­на серия бумаж­ных копе­ек 1924 года (рис. 24).

 

Рис. 23. Билет госу­дар­ствен­но­го бан­ка 3 чер­вон­ца (1937)

Рис. 24. 3 копей­ки (1924)

Менял­ся рису­нок, раз­мер и ори­ен­та­ция купюр, но основ­ные цве­та оста­ва­лись неиз­мен­ны­ми (рис. 25, 26); их не затро­ну­ла ни после­во­ен­ная рефор­ма 1947 года (рис. 27), ни дено­ми­на­ция и рефор­ма 1961 года (рис. 29). Вер­нув­ши­е­ся в 1947 году после отме­ны чер­вон­цев деся­ти­руб­ле­вые купю­ры после недол­гой неопре­де­лен­но­сти в серо­ва­тых тонах (рис. 28) ста­ли крас­ны­ми, как им и поло­же­но (рис. 29).

Рис. 25. Каз­на­чей­ский билет 1 рубль (1924)

Рис. 26. Каз­на­чей­ский билет 5 руб­лей (1938)

Рис. 27. Каз­на­чей­ский билет 3 руб­ля (1947)

Рис. 28. Билет госу­дар­ствен­но­го бан­ка 10 руб­лей (1947)

Рис. 29. Билет госу­дар­ствен­но­го бан­ка 10 руб­лей (1961)

В совре­мен­ной Рос­сии эта тра­ди­ция утра­че­на; пере­стро­и­лась и вся систе­ма номи­на­лов: нет боль­ше ни 3, ни 15, ни 20 копе­ек; нет и 3 руб­лей. Если кто пом­нит совре­мен­ные пяти­руб­лев­ки, они были зеле­ны­ми (рис 30); еще попа­да­ю­щи­е­ся ино­гда деся­ти­руб­ле­вые купю­ры напе­ча­та­ны в зеле­ных и корич­не­вых тонах; про круп­ные номи­на­лы и гово­рить нече­го; недав­но выпу­щен­ные двух­ты­сяч­ные банк­но­ты, мяг­ко гово­ря, пест­рень­кие.

Дело опять же в инфля­ции и дено­ми­на­ции: пяти­руб­ле­вая банк­но­та образ­ца 1997 года сохра­ни­ла цвет и рису­нок банк­но­ты номи­на­лом в пять тысяч образ­ца 1995 года (рис. 31), а на пяти­ты­сяч­ные купю­ры ника­кая тра­ди­ция не рас­про­стра­ня­лась. Как и на всё осталь­ное.

Рис. 30. Билет бан­ка Рос­сии 5000 руб­лей (1995)

Рис. 31. Билет бан­ка Рос­сии 5 руб­лей (1997)

М.Г.

Изоб­ра­же­ния банк­нот с сай­та Bank Note Museum (banknote.ws)

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (2 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...
 
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: