Мир в равновесии: древнейшие шумерские заклинания

Первые литературные тексты

Письменность была изобретена в Месопотамии для хозяйственных нужд. В середине IV тыс. до н. э. для учета в хозяйстве использовались глиняные фишки разной формы, обозначающие тот или иной вид продукта, подлежащего учету. Иногда вид продукта обозначала не форма фишки, а выцарапанные на ней идеографические знаки. Позже числа и идеограммы стали записывать на плоских глиняных табличках. К концу IV тыс. до н. э. помимо хозяйственных документов уже вовсю процветает жанр лексических списков и появляются отдельные тексты, которые мы считаем литературными (так мы называем все тексты, которые не относятся к хозяйственным, хотя, конечно, это не совсем терминологически корректно). Среди архаических лексических списков — перечни городов, животных, растений, названий сосудов, профессий. Литературных текстов же буквально несколько штук. Уровень развития письменности таков, что прочесть их практически невозможно, и к литературным текстам их причисляют по внешним признакам: они явно отличаются от хозяйственных текстов, в них наличествуют повторы отдельных кусков (черта и более поздних литературных текстов).

Начало же полноценной письменной литературной традиции мы относим к более позднему периоду, так называемому раннединастическому периоду III (цифра относится к археологической периодизации). Этот период подразделяют на раннединастический период IIIa (2600−2500 до н. э.) и на раннединастический период IIIb (2500−2350 до н. э.). К первому относятся архив Фары (древний город Шуруппак) и чуть более поздний архив Тель-Абу-Салабиха (древнее название поселения неизвестно). Ко второму, в первую очередь, относятся архивы южных месопотамских городов Лагаша и Гирсы, а также архив сирийского города Эблы (см. карту на рис. 1).

Рис. 1. Ближний Восток во второй половине III тыс. до н. э. Исторические периоды: раннединастический, царство Аккада, период III династии Ура («Википедия»)
Рис. 1. Ближний Восток во второй половине III тыс. до н. э. Исторические периоды: раннединастический, царство Аккада, период III династии Ура («Википедия»)

Для иллюстрации жизни шумеров в раннединастический период III мы приводим фотографию Урского штандарта — деревянного ящика с царского кладбища в Уре (сейчас он хранится в Британском музее). По всем четырем сторонам он украшен мозаикой из ракушек и песчаника на лазуритовом поле. Одна сторона демонстрирует жизнь шумеров в мирный период, другая — во время войны (рис. 2−3).

Рис. 2. «Урский штандарт». Мир (britishmuseum.org)
Рис. 2. «Урский штандарт». Мир (britishmuseum.org)
Рис. 3. «Урский штандарт». Война (britishmuseum.org)
Рис. 3. «Урский штандарт». Война (britishmuseum.org)

Хотя раскопки в Фаре проводились уже в начале XX века и первые публикации найденных там текстов относятся к 1920-м годам, литературные тексты были опознаны как таковые лишь в 1950-х годах.

Среди литературных текстов раннединастического периода — пословицы и поговорки, так называемые «Советы Шуруппака своему сыну» (сборник житейской мудрости), гимны, истории о богах, загадки и заклинания. Поскольку дубликаты одних и тех же текстов происходят из разных архивов, можно говорить о единстве литературной традиции того времени.

Рис. 4. Дворцовый архив города Эблы (Сирия), XXIV век до н. э. Таблички хранились на деревянных стеллажах, которые до наших дней, конечно, не дошли (prophetess.lstc.edu)
Рис. 4. Дворцовый архив города Эблы (Сирия), XXIV век до н. э. Таблички хранились на деревянных стеллажах, которые до наших дней, конечно, не дошли (prophetess.lstc.edu)

Большинство текстов из самой Месопотамии написано на шумерском языке1, в архиве города Эблы (рис. 4) множество текстов ­написано на эблаитском диалекте аккадского языка (некоторые лингвисты считают его не диалектом, а самостоятельным семитским языком).

Все тексты сложны для понимания, в первую очередь, из-за дефективной системы письменности. К этому времени уже выработан репертуар силлабограмм, то есть знаков, читающихся фонетически, для обозначения морфемных показателей. Но он еще довольно ограничен, к тому же даже находящиеся в ходу силлабограммы зачастую просто не выписываются. Предложение может состоять из набора ­логограмм без всяких морфемных показателей, где каждая логограмма обозначает слово, причем не всегда понятно какое, поскольку логограммы многозначны. Синтаксические связи между словами в предложении при отсутствии морфемных показателей определить затруднительно. Кроме того, многие литературные тексты из Фары и Тель-Абу-Салабиха написаны с использованием особой орфографии, так называемой орфографии UD.GAL.NUN, криптографии, в которой стандартные знаки заменяются по разным ассоциативным принципам (графическим, фонетическим) на другие знаки. Тексты, написанные с использованием этой орфографии, удалось расшифровать только частично (и часть это небольшая).

Тем не менее, несмотря на все сложности, в целом литературные тексты раннединастического периода поддаются прочтению. Лучше всего поддаются расшифровке тексты, для которых существуют дубликаты из более поздних периодов с полностью выписанными морфемными показателями.

Вот пример загадки из сборника загадок XXIV века до н. э. из шумерского города Лагаша: «Его канал — это X; его божество — это Хендурсанг, великий глашатай Абзу; его рыба — это змеиная рыба; его змея — это змея с ­рогами». Все загадки сборника устроены по такому же принципу, как эта. Отгадками, видимо, являются названия городов.

Или же вот пример зачина некоторых древних текстов, видимо, мифического содержания: «Это случилось в давние дни, в стародавние дни; это случилось в давние ночи, стародавние ночи; это случилось в давние годы, стародавние годы». Такой же зачин характерен и для литературных шумерских текстов более позднего времени.

Я, однако, занимаюсь, не загадками и не мифами, а шумерскими заклинаниями. Так что в следующей части статьи мы подробнее поговорим именно о них.

Сколько найдено табличек с заклинаниями?

До недавнего времени было известно 24 глиняные таблички раннединастического времени с 53 шумерскими заклинаниями на них. Из них 8 табличек с 26 текстами относятся к раннединастическому периоду IIIa. Археологический контекст (когда он известен) демонстрирует, что заклинания, как и другие литературные тексты, происходят из храмовых и дворцовых архивов, где они хранились вместе с хозяйственными текстами, или из зданий, предположительно служащих школами.

Относительно недавно, в 2016 году, были ­опубликованы еще три таблички времени Фары (раннединастический период IIIa) примерно с 20 текстами. Таким образом, количество известных заклинаний этого подпериода увеличилось почти вдвое. Эти три таблички хранятся в частной коллекции в Норвегии (в знаменитой коллекции Скоена). Их происхождение неизвестно. Они были опубликованы в виде фотографий и копий и частично прочитаны.

Я в данный момент работаю над их полной расшифровкой. Две из этих трех табличек содержат так называемые колофоны, которыми снабжены и большинство литературных и лексических текстов этого времени. Колофоны текстов этого периода представляют собой информацию о людях, имеющих какое-то отношение к табличкам или текстам. Часть из них названа писцами, которые «написали эту табличку», о других сказано, что «они держали эту табличку», роль других спорна. Многие предполагают, что речь идет об авторах текстов. До публикации табличек с заклинаниями из коллекции Скоена считалось, что заклинания — особая группа текстов, поскольку известные таблички отличались от прочих литературных текстов отсутствием колофонов. Теперь же у нас есть две ранние таблички заклинаний с колофонами.

Появление новых текстов, часто переворачивающих наши представления об изучаемом периоде, — стандартная ситуация в ассириологии. Источники новых текстов — не только и не столько раскопки, сколько залежи еще никем не обработанных и не каталогизированных табличек в музеях мира или, как в нашем случае, в частных коллекциях.

Что заклинали?

Заклинания — тексты, отражающие религиозные представления жителей Месопотамии. Магия в то время не отделялась от религии, религиозные ритуалы обязательно включали в себя заклинания, и к богам взывали, когда требовалась помощь во время болезни или после укуса животного.

Собственно, заключительная формула древнейших заклинаний, шумерский «аминь», как раз говорит о том, что заклинания относятся к области приложения божественных сил: заклинания — это «слова богини Нингирим», которые заклинатель только повторяет при необходимости. А вводная формула заклинаний, хотя мы и не понимаем ее точное значение, отсылает заклинания к храму, как месту проведения заклинательных ритуалов.

Вводная и заключительная формулы, а также некоторые другие формульные выражения заклинаний выделяют их среди других литературных текстов. К тому же в заклинаниях, как кажется, никогда не используется криптография UD.GAL.NUN, и они обладают особой композицией, сближающей их с заклинаниями из других культур. В идеальном случае заклинание состоит из двух частей, Expositio и Incantatio, хотя обязательной для заклинания является только последняя часть. В первой части, как правило, описывается ситуация, требующая произнесения заклинания: болезнь, демон или змея. Например:

Внутренняя болезнь проникла в его нутро,
в его горло.

(FSB8; Rudik 2015, 131)

На небе поднялся ветер,
На земле поднялась пыль.
Южный ветер поднялся.
Северный ветер поднялся.
Смерч поднялся.
В теле человека он поднялся.

(FSB16; Rudik 2015, 154−155)

Змея поднялась из Подземного мира.

(FSB42; Rudik 2015, 272−273)

Иногда заклинание начинается с мифического зачина:

Энки ехал на барже,
Энки ехал на барже вниз по реке.
Спящему он привез на барже болезнь.

(FSB10; Rudik 2015, 136−137)

Обратите внимание на вредоносную роль бога Энки — одного из важнейших богов шумерского пантеона. Он бог пресных вод, мудрости и магии, но в нем также есть и черты трикстера. Его роль в магической литературе двойственная. Он может навредить, но может и избавить от страданий.

Incantatio представляет собой собственно заклинание. В этой части заклинатель требует, чтобы зло исчезло. Очень часто в этой части используются побудительные формы глагола:

Да зарычишь ты,
как рокочущая святая вода!
Да заставишь ты болезнь выйти,
как будто с помощью произнесенного заклинания!
Да решишь ты его судьбу,
как будто в коровнике!

(FSB6; Rudik 2015, 123−125)

В данном случае переведенные строки являются частью любопытной и характерной для месопотамских заклинаний всех периодов формулы, представляющей собой диалог двух богов. Младший бог, узнав о требующей использования заклинания проблеме, обращается за помощью к старшему богу (в раннединастических заклинаниях это Энлиль). Старший бог дает совет: иногда рассказывает, какой ритуал необходимо совершить, или, как здесь, произносит мотивирующую речь.

Следующий пример — из заклинания для облегчения сложных родов:

Если это девочка, пусть она (богиня) заставит появиться
веретено и заколку.
Если это мальчик, пусть она (богиня) заставит появиться
бумеранг и булаву.
Пусть Нингирим произнесет заклинание!

(FSB57; Rudik 2015, 321−323)

Рис. 5. Заклинание против змей на табличке MS4549/2. Фото приводится с разрешения Скоенской коллекции (MartinSchøyenCollection), Осло и Лондон
Рис. 5. Заклинание против змей на табличке MS4549/2. Фото приводится с разрешения Скоенской коллекции (MartinSchøyenCollection), Осло и Лондон

Все заклинания служат для поддержания мира в равновесии. Некоторые из них являются реактивными, то есть используются для восстановления порядка при его нарушении, другие являются превентивными, то есть работают на поддержание существующего порядка. К реактивным заклинаниям относятся заклинания против различных болезней, демонов, против опасных животных (змей, скорпионов), для облегчения сложных родов. Многие превентивные заклинания, скорее всего, являлись частью сложного ритуального действия. Известны заклинания для поддержания плодородия. Возможно, они использовались при ритуале «священной свадьбы», во время которого правитель-жрец вступал в священный брак с богиней города, чтобы гарантировать его процветание. Другие превентивные заклинания — это заклинания очищения и заклинания, используемые при строительстве. Некоторые превентивные заклинания использовались для того, чтобы предотвратить совершение зла. Таковыми являются заклинания против змей и скорпионов, которые, видимо, следовало произносить до нападения этих животных в ситуации, когда такое нападение считалось вероятным.

В раннединастическое время большинство заклинаний было направлено против болезней. Вторая по величине группа — это, пожалуй, заклинания против змей и скорпионов. Раньше было известно немного заклинаний такого рода, относящихся к данному периоду, но публикация табличек из норвежской коллекции всё изменила. Вот перевод наиболее понятного заклинания против змей на табличке MS4549/2 (рис. 5). Многоточие обозначает несохранившийся текст; квадратные скобки — восстановленный; круглые — мои пояснения; полужирный курсив — высокую степень неуверенности в переводе.

LAK358-nu-ru (начальная формула с неясным значением)

черная [змея] из Абзу
Плевок ядом — ее знак;
пасть широко раскрыта.
Ее пасть — ее святилище.
Она прибыла.
Огромная змея!
Огромный дракон!
С разноцветного поля
святую воду в сосуде Ала

Оно (какое-то божество) ­связало (с помощью этого заклинания) змее пасть для меня!
Оно (какое-то божество) заполнило ее язык маленькими веревочками для меня!
С помощью этого заклинания оно (какое-то божество) изгнало змею со связанной пастью для меня!

Автор Ур-Гибиль,
писарь,
[записал это заклинание]

Сборники заклинаний

Рис. 6. Сборник заклинаний MS4549/1 (лицевая сторона). Фото приводится с разрешения Скоенской коллекции (MartinSchøyenCollection), Осло и Лондон
Рис. 6. Сборник заклинаний MS4549/1 (лицевая сторона). Фото приводится с разрешения Скоенской коллекции (MartinSchøyenCollection), Осло и Лондон

Все раннединастические заклинания записаны на глиняных табличках округлой или прямоугольной формы с закругленными углами (за одним исключением: один текст записан на обломке диорита). Многие таблички содержат по одному заклинанию, но некоторые представляют собой настоящие сборники. Мои исследования показывают, что выбор заклинаний для сборников нельзя назвать случайным, как и их расположение на поверхности табличек. Возьмем для примера два сборника времени Фары: MS4549/1 (рис. 6) и VAT 12 597 (рис. 7).

Как и прочие тексты этого времени, эти таблички поделены на колонки, а колонки на ячейки, каждая из которых содержит предложение или его часть. Мы при работе традиционно располагаем таблички так, чтобы колонки были вертикальными, а ячейки в них горизонтальными строчками, идущими сверху вниз (так написаны более поздние тексты из Месопотамии, которые первыми попали к исследователям). Таким же образом расположена здесь и фотография таблички с заклинанием против змей (рис. 5). Однако, чтобы увидеть, как писали шумеры в III тыс. до н. э., нужно повернуть таблички на 90 градусов вправо так, чтобы колонки стали горизонтальными, а ячейки в них шли бы справа налево (рис. 6 и 7). На это указывает расположение текста на вертикальных монументальных надписях и ориентация рисунков, которые есть на некоторых табличках с текстами.

Рис. 7. Сборник заклинаний VAT 12597. Лицевая сторона. Копия выполнена М. Креберником. Оригинал хранится в Пергамском музее в Берлине. Опубликовано с разрешения М. Креберника
Рис. 7. Сборник заклинаний VAT 12 597. Лицевая сторона. Копия выполнена М. Креберником. Оригинал хранится в Пергамском музее в Берлине. Опубликовано с разрешения М. Креберника

Выбранные для анализа сборники содержат по девять заклинаний. Первые пять заклинаний сборника VAT 12 597 начинают собой колонки, так что первые ячейки первых пяти колонок содержат начальную заклинательную формулу. Несомненно, это не случайно. К сожалению, писцу не удается выдержать этот стройный порядок на всей табличке, поскольку некоторые заклинания не влезают в одну колонку. Автор MS4549/1 придерживается другой тактики при расположении текстов на табличке. Он использует декоративный орнамент, образованный несколько раз выписанным клинописным знаком KAS4, чтобы отделить заклинания друг от друга.

Содержательно, на первый взгляд, заклинания в сборниках лишь частично связаны друг с другом. VAT 12 597 содержит заклинания (в порядке записи) на лицевой стороне: 1) на плодородие, 2) против болезни или змеи, 3) против змеи и скорпиона, 4) и 5) против болезней, вызванных ветром; на обратной стороне: 6) родильное заклинание, 7) против болезни, 8) против боли в ушах, 9) против глазной болезни.

Как кажется, содержательно связаны 2 и 3, 4 и 5, 8 и 9 заклинания. Но в древних текстах важен не только содержательный уровень. Важно не только то, что записано, но и как. На уровне знаков и их значений все заклинания сборников связаны друг с другом по разным ассоциативным принципам. В первом и втором заклинаниях используются три одинаковых знака (но в разных ­значениях). Второй и третий тексты связаны упоминаниями храма и богини Нингирим. Третий и четвертый используют два разных глагола со значением «связывать». Шестое и седьмое заклинания используют выражение a tu6: в первом случае в значении «(бросать) заклинание в воду», во втором — в значении «вода заклинания». В описании ритуалов седьмого и восьмого текстов упоминаются ветки одного и того же растения. Это лишь небольшая часть связей между текстами этого сборника. Подобные же связи объединяют тексты на табличке MS4549/1, которая в основном содержит заклинания против змей и скорпионов, но также заклинание против злых демонов и два заклинания против болезней. Например, восьмое (против болезни) и девятое заклинания (против скорпиона) объединены словом «земля» и двумя разными глаголами со значением «связывать». Кроме того, в четырех из девяти заклинаний встречается глагол sar («прогонять»). В VAT 12 597 таким объединяющим разные тексты глаголом служит глагол ta3"касаться". Он тоже встречается в четырех текстах.

Можно выделить четыре принципа, использующихся для организации заклинаний на табличке:

1) похожее содержание двух соседних заклинаний;
2) использование одинаковых знаков в двух соседних заклинаниях;
3) использование одинаковых выражений;
4) использование знаков с похожим звучанием.

Ассоциативные принципы, применяющиеся здесь для выбора текстов, напоминают принципы, по которым организованы вхождения в лексических списках (графические, по звучанию и пр.). Но для лексических списков принципы их организации неплохо ­изучены. А литературные тексты до сих пор почти никогда не рассматривались с точки зрения, отличной от того, «что написано». А вопросов тем временем множество. Связаны ли между собой только соседние тексты или же можно найти перекрестные связи между всеми текстами? Имеет ли значение количество заклинаний на табличках? (Кажется, что нет, но, с другой стороны, никто это не изучал.) И так далее.

Клинопись vs язык

Я уже упоминала, что система письменности в раннединастический период во многом дефектна. Проблема не только в отсутствии большинства морфемных показателей или в очевидной краткости записи (краткость записи заметна, если есть поздние дубликаты, с которыми можно сравнить ранние тексты), но и в том, что порядок знаков в одной ячейке является произвольным. Проблема отсутствия морфемных показателей касается в основном номинальных цепочек. Глагольные цепочки часто неплохо выписаны. Благодаря этому их чаще всего можно прочесть без проблем, даже если знаки одной глагольной цепочки написаны в произвольном порядке, поскольку мы знаем по поздним текстам, в каком порядке должны стоять морфемы в глагольной цепочке. С номинальными цепочками сложнее. Поэтому изучение принципов порядка знаков в раннединастических текстах остро необходимо. Пока всё ограничивается отдельными наблюдениями. Так, известно, что у нас есть ряд ячеек, которые идут справа налево в горизонтальном столбце (шумерское расположение таблички). Внутри ячейки, как кажется, знаки записываются и читаются сверху вниз и справа налево. То есть если внутри одной ячейки у нас есть несколько вертикальных рядов знаков, то мы читаем самый правый ряд сверху вниз, затем переходим к соседнему левому и так далее. Сложность в том, что минимальной единицей, как кажется, является не знак, а номинальная или глагольная цепочка (синтаксическая единица). Цепочки располагаются уже описанным способом: столбиками сверху вниз и справа налево. Но внутри цепочки порядок знаков свободный. Это, конечно, затрудняет чтение и интерпретацию текстов.

Заключение

Изучение раннединастических текстов, в частности, заклинаний — увлекательнейшее дело. К тому же конца этому изучению не видно. Так, необходимо серьезное изучение порядка знаков в раннединастических текстах на большой выборке текстов. Кроме того, нуждаются в изучении принципы организации текстов на табличке. Что дает нам графика, знаки? Что можно «вытащить» из таблички, помимо содержания текстов? Наконец, очень не хватает списка знаков раннединастического периода. Существующие списки были написаны почти век назад и не отражают современное положение дел. По счастью, диссертация на эту тему как раз пишется сейчас в Йене под руководством одного из самых крупных специалистов по этому периоду Манфреда Креберника. Возможно, на некоторые вопросы могли бы пролить свет новые тексты. Раскопки и груды непрочитанных табличек в музеях мира ждут нас.

Надежда Рудик,
PhD, науч. сотр. университета Гёттингена

  1. Biggs R. D. Pre-Sargonic Riddles from Lagash // The Journal of Near Eastern Studies 32 (1973). 26−33.
  2. George A. R. Mesopotamian Incantations and Related Texts // The Schøyen Collection (CUSAS32). CDL Press, 2016.
  3. Johnson A., Johnson J. C. Contingency and Innovation in Native Transcription on Encrypted Cuneiform // Joshua Englehardt (Ed.). Agency in Ancient Writing. University of Colorado Press, 2012. 165−184.
  4. Krebernik M. Die Beschwörungen aus Fara und Ebla // Untersuchungen zur ältesten keilschriftlichen Beschwörungsliteratur (Texte und Studien zur Orientalistik, Band 2). Hildesheim, Zürich, New York, 1984.
  5. Krebernik M. Die Texte aus Fara und Tell Abu-Salabih // Bauer J./Englund R. K./Krebernik M. (Hrsg.). Mesopotamien. Späturuk-Zeit und Frühdynastische Zeit. Annäherungen 1 (OBO 160/1). Göttingen, 1998. 237−427.
  6. Rudik N. G. Die Entwicklung der keilschriftlichen sumerischen Beschwörungsliteratur von den Anfängen bis zur Ur III-Zeit. Online Publikation: nbn-resolving.de/urn:nbn:de:gbv:27−20 150 717−134 812−0, 2015.

1 Шумерский язык — изолированный агглютинативный эргативный. Что это означает? Во-первых, он не имеет родственников среди других языков Земли. Во-вторых, предложение строится из номинальных и глагольных цепочек, в которых к главному слову «прилепливаются» префиксы и суффиксы, каждый из которых несет свое грамматическое значение. В‑третьих, субъект переходного глагола стоит в особом падеже — эргативе, тогда как субъект непереходного и объект переходного глагола стоят в одном падеже — абсолютиве. — Авт.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
Мир в равновесии: древнейшие шумерские заклинания Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
trackback
Мир в равновесии: древнейшие шумерские заклинания

[…] из самой Месопотамии написано на шумерском языке1, в архиве города Эблы (рис. 4) множество текстов […]

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (5 оценок, среднее: 4,40 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: