Топим за хюгге, или «Словарь перемен 2015–2016»

телегония

ватникиукропы

лонгрид.

лонгридина

вейп.моноколесом,

шапка, шуба, юбка, ботинкиботины

. Бодишейминг, виктимблейминг, лукизмhateхейтерхейтеритьхейтить, хейтерствохейтерский.

уют. И не случайно очарование маленького домашнего мира особенно ценится в холодных краях, будь то Россия или Скандинавия; зимняя сказка особенно прекрасна за окном, на которое смотришь из уютной кухни или постели.

…Самое интересное — это не , а действительно новые , новые образования, новые ответы на вечный вопрос «Откуда берутся слова?». Правда, часть новых образований явно относится к «медийному», а не «языковому», то есть они и родились, и использовались исключительно в СМИ. Например, сыроцид. Хотя, конечно, «медийное» и «языковое» не разделены жесткими границами. Например, импортозамещение, лексический продукт политических пиарщиков, было иронически подхвачено и, в общем, вошло в . Как тут не вспомнить тоже полюбившиеся нашему народу нанотехнологии.

Новых образований, как и должно быть, мало, заметно меньше, чем заимствований, почти все они экспрессивны, явно тоже эфемерны и скоро канут в лету, если уже не канули. Но всё равно это показатель живой силы, если угодно, потенции конкретных словообразовательных моделей.

Ну, во-первых, упомянутого выше «собирательно-пренебрежительного» суффикса —ота, обсуждавшегося в летнем номере 255 (статья «Доброта, милота, админота, политота, или Новая жизнь старого суффикса») — с ним зафиксированы целых два образования: крипота (из молодежного жаргона: картинки и истории, соответствующие англ. creepy —«жуткий», «мерзкий») и подписота, то есть собирательно о подписчиках блога. Оба образования скорее шутливые, чем пренебрежительные.

А вот в тоже собирательном урбанина плещет ненависть. Суффикс, ее выражающий, тоже интересен, он приклеен к невинному корню урбан как клеймо, как «ответка» на довольно формальный термин урбанистика.

А ведь экспрессивных образований с этим вообще-то многозначным и продуктивным суффиксом — по крайней мере, из оставшихся в современном словаре — всего три: всячина, мешанина и писанина. Особой уничижительности в них явно нет. Более того, всячина и мешанина в древнерусском языке, видимо, были нейтральными. Псковская летопись упоминает в XV веке, как враги принялись «Всячину у псковичь грабити». То есть слово означало «всё подряд». Мешанина — «что-либо, замешанное на воде», например «толокно мешанина». Здесь суффикс имеет собирательное и вещественное значения, ср. окраина, убоина; пренебрежительная коннотация «прилипла» к собирательному -ина, видимо, от лексического значения корней, что позволило образовать уже сразу экспрессивное писанина, а теперь вот и урбанина, с интенсивной уничижительной экспрессией.

В «Словаре перемен» отмечено только неодушевленное и узкое значение этого слова: «московские новостройки, реконструированные центральные улицы Москвы или периодически заполняющие их праздничные конструкции». В общем-то, это московский жаргон, отражающий конфликты и недовольство мэрией. Загадочен вопрос авторства. Судя по словарю, впервые слово фиксируется 23 июля 2016 года в тексте Станислава Яковлева «О Собянине после Капкова» в разделе «Мнения» АПН, но через два дня, 25 июля, Иван Давыдов пишет у себя в «Фейсбуке»: «Придумал слово „урбанина“ — это материальное воплощение московской мэрией урбанистических идеек арт-бюро „Стрелка“». Видимо, начало слова — это всегда некоторая загадка, даже если ему несколько лет, а не тысячелетий.

Следующее слово, хоть один из его корней и неприличен, экспрессивно скорее в положительном смысле, и до поры существовало весьма латентно в фитнес-сленге. Это название упражнения на ягодицы: горижоп. Надо признать, очень выразительное, созданное по древней модели: ср. горицвет.

А вот последствия для девушки, сделавшей слово известным, оказались печальными. «В Иркутской области депутат, приседавшая на фоне гробов, лишилась всего» — такие заголовки появились в ноябре 2016-го. Любительница фитнеса и местная глава фракции «Единой России» руководила предприятием «Ритуальные услуги», и ролик с приседаниями записала прямо на рабочем месте. А после выкладывания его в сеть под неприличным названием лишилась как членства в партии, так и работы. Несправедливо, считаю.

…Помимо новых образований, новые слова могут появляться на свет и путем появления у старых слов новых значений и последующего изменения сочетаемости. Такая произошла со старым глаголом топить, превратившимся в новый глагол топить за, то есть «поддерживать, агитировать за кого-то или что-то». История слова — очень извилистая, включающая несколько переходов из жаргона в жаргон и несколько семантических переходов, — регулярно привлекает внимание любителей языка и, возможно, заслуживает отдельной статьи. По мнению составителя словаря, именно к 2015–2016 годам слово стало частью общего интернет-сленга и начало использоваться в СМИ.

Как много из того недалекого времени уже успело забыться. Но теперь мы сможем взять с полки словарь и окунуться в атмосферу тех дней.

,
научный сотрудник лаборатории социолингвистики РГГУ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

См. также:

Подписаться
Уведомление о
guest
1 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Алексей Мельников
Алексей Мельников
2 года (лет) назад

Слова хоть и новые пришли в язык, но не свежие они какие-то. Как будто уже кем-то жеванные и выброшенные. Какая жизнь, такие и слова? А может наоборот: какие слова, такая и жизнь…

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (5 оценок, среднее: 4,40 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: