В тени Николая Пржевальского

Полузабытый путешественник по Центральной Азии генерал-майор М. В. Певцов (1843–1902)

Портрет М. В. Певцова (1895)
Порт­рет М. В. Пев­цо­ва (1895)

Иссле­до­ва­ния Цен­траль­ной Азии во вто­рой поло­вине XIX века состав­ля­ют одну из заме­ча­тель­ных стра­ниц исто­рии нашей нау­ки и стра­ны. Орга­ни­за­ция мно­го­чис­лен­ных экс­пе­ди­ций в этот тогда прак­ти­че­ски неизу­чен­ный, таин­ствен­ный и под­час опас­ный реги­он не была слу­чай­ной. Она опре­де­ля­лась не столь­ко науч­ны­ми, сколь­ко эко­но­ми­че­ски­ми, воен­но-стра­те­ги­че­ски­ми и гео­по­ли­ти­че­ски­ми инте­ре­са­ми Рос­сий­ской импе­рии. Поэто­му Импе­ра­тор­ское Рус­ское гео­гра­фи­че­ское обще­ство (ИРГО) тес­но сотруд­ни­ча­ло с Гене­раль­ным шта­бом, а мно­гие экс­пе­ди­ции полу­чи­ли назва­ние воен­но-гео­гра­фи­че­ских.

В их зада­чи вхо­ди­ло опи­са­ние неиз­вест­ных обшир­ных тер­ри­то­рий и выяс­не­ние удоб­ных сухо­пут­ных путей к Тибе­ту и Гима­ла­ям. Путь с юга кон­тро­ли­ро­вал­ся Бри­тан­ской импе­ри­ей, кото­рая рев­ни­во сле­ди­ла за успе­ха­ми Рос­сии и вся­че­ски пре­пят­ство­ва­ла ей в Цен­траль­но-Ази­ат­ском реги­оне. Сопер­ни­че­ство обе­их импе­рий полу­чи­ло назва­ние Боль­шой игры (The Great Game). Наря­ду с сек­рет­ны­ми опе­ра­ци­я­ми и дипло­ма­ти­ей для дости­же­ния целей исполь­зо­ва­лись и науч­ные экс­пе­ди­ции.

По моим под­сче­там, в Цен­траль­ной Азии начи­ная с 1870-го (1-е путе­ше­ствие Н. М. Прже­валь­ско­го) по 1916 год было про­ве­де­но более 80 рос­сий­ских экс­пе­ди­ций, из них 19 ста­ли широ­ко извест­ны­ми и даже зна­ме­ни­ты­ми. Сре­ди геро­ев-путе­ше­ствен­ни­ков, дол­гое вре­мя будо­ра­жив­ших вооб­ра­же­ние рус­ско­го обще­ства, пер­вое место зани­мал Н. М. Прже­валь­ский (1839–1888), неоспо­ри­мая сла­ва кото­ро­го дожи­ла до наших дней. Сре­ди его уче­ни­ков наи­бо­лее зна­ме­нит П. К. Коз­лов (1863–1935). Осталь­ные же участ­ни­ки цен­траль­но-ази­ат­ской эпо­пеи оста­лись как бы в тени вели­ко­го Прже­валь­ско­го.

В эту бле­стя­щую пле­я­ду ныне, увы, полу­за­бы­тых пер­во­про­ход­цев вхо­дит Миха­ил Васи­лье­вич Пев­цов (1843–1902), чей 175-лет­ний юби­лей со дня рож­де­ния мог бы заслу­жен­но широ­ко празд­но­вать­ся в Рос­сии в этом году. К сожа­ле­нию, это­го не слу­чи­лось.

Буду­щий воен­ный путе­ше­ствен­ник родил­ся в мае 1843 года в Нов­го­род­ской губер­нии в небо­га­той семье. У его отца было неболь­шое име­ние воз­ле села Город­ки в Устю­жин­ском уез­де. О дет­стве Пев­цо­ва извест­но мало. В семь лет маль­чик оси­ро­тел, и его взял на вос­пи­та­ние даль­ний род­ствен­ник, бед­ный чинов­ник в Санкт-Петер­бур­ге.

Не имея средств для опла­ты обу­че­ния, юно­ша несколь­ко лет учил­ся воль­но­слу­ша­те­лем в 1-й Петер­бург­ской гим­на­зии. Окон­чив ее, так­же воль­но­слу­ша­те­лем в тече­ние года посе­щал Импе­ра­тор­ский Санкт-Петер­бург­ский уни­вер­си­тет. Одна­ко тяже­лое мате­ри­аль­ное поло­же­ние заста­ви­ло бро­сить заня­тия и посту­пить на воен­ную служ­бу в 39-й Том­ский полк, сто­яв­ший в горо­де Тула.

Отту­да Пев­цов был направ­лен в Воро­неж­ское юнкер­ское учи­ли­ще. Здесь он хоро­шо успе­вал, про­яв­ляя осо­бый инте­рес к исто­рии, гео­гра­фии и мате­ма­ти­ке. Юнкер полу­чал жало­ва­нье в 1 рубль 60 копе­ек каж­дые четы­ре меся­ца, к кото­рым еже­ме­сяч­но добав­лял еще 1 рубль, про­да­вая сахар и чай из сво­е­го пай­ка. День­ги тра­тил на кни­ги.

Отпуск моло­дой Пев­цов про­во­дил в Нов­го­род­ской губер­нии, где целы­ми дня­ми бро­дил с охот­ни­ка­ми по дре­му­чим лесам. ­Неболь­шо­го роста и ­тще­душ­но­го вида, он, тем не менее, обла­дал хоро­шим здо­ро­вьем. При­учая себя к лише­ни­ям, юно­ша гото­вил­ся к даль­ним путе­ше­стви­ям, о кото­рых дав­но меч­тал.

В 1862 году окон­чил учи­ли­ще с отли­чи­ем, став пер­вым сре­ди выпуск­ни­ков, и полу­чил чин пра­пор­щи­ка. Пер­вые годы служ­бы про­шли в Вар­шав­ском воен­ном окру­ге. В 1868 году Пев­цов посту­пил в Ака­де­мию Гене­раль­но­го шта­ба (Санкт-Петер­бург) на общее отде­ле­ние. Поми­мо это­го, учил­ся на гео­де­зи­че­ском отде­ле­нии. Изу­чал так­же есте­ствен­ные нау­ки, посе­щая уни­вер­си­тет, где при­об­рел навы­ки, необ­хо­ди­мые для нату­ра­ли­ста-кол­лек­то­ра в экс­пе­ди­ци­ях. В 1872-м окон­чил ака­де­мию, пока­зав успе­хи по всем нау­кам, но сла­бые зна­ния по ино­стран­ным язы­кам, и был направ­лен в штаб Семи­па­ла­тин­ской обла­сти.

В Семи­па­ла­тин­ске Пев­цов про­жил три года. Здесь он занял­ся гео­гра­фи­ей При­ир­тыш­ских сте­пей и этно­гра­фи­ей, изу­чая быт каза­хов и казах­ский язык, начал осва­и­вать араб­ский, а затем гео­гра­фию и исто­рию Китая. В 1875-м был пере­ве­ден в Омск. Пер­во­на­чаль­но Пев­цов пре­по­да­вал гео­гра­фию в воен­ной гим­на­зии и напи­сал учеб­ник по физи­че­ской гео­гра­фии (1881).

16 (28) мая 1876 го­да капи­тан Гене­раль­но­го ­шта­ба Пев­цов в сопро­вож­де­нии топо­гра­фа отпра­вил­ся в свое пер­вое путе­ше­ствие в Джун­га­рию. Пово­дом ста­ло сна­ря­же­ние боль­шо­го, более 600 вер­блю­дов, хлеб­но­го кара­ва­на в китай­ский город Гучен (Цитай). Началь­ни­ком каза­чьей сот­ни для его охра­ны был назна­чен Пев­цов. Стран­ствие во мно­гом про­хо­ди­ло по незна­ко­мой мест­но­сти. Обрат­но Пев­цов вер­нул­ся на Зай­сан­ский пост 10 (22) сен­тяб­ря 1876 года. На реке Урун­гу 20 авгу­ста (1 сен­тяб­ря) Пев­цов и его четы­ре спут­ни­ка чуть не погиб­ли, когда их плот попал в мощ­ный водо­во­рот.

В ходе экс­пе­ди­ции были обсле­до­ва­ны река Урун­гу, озё­ра Улюн­гур и Бага­ну­ур, восточ­ная часть Тар­ба­га­тая и окон­ча­тель­но уста­нов­ле­но, что меж­ду Южным Алта­ем и Тянь-Шанем нахо­дит­ся обшир­ная рав­ни­на, а не гор­ный хре­бет, пока­зан­ный на кар­тах.

В 1876 году Пев­цов был избран дей­стви­тель­ным чле­ном ИРГО. В мае ­1877-го в Омске был учре­жден Запад­но-Сибир­ский отдел это­го обще­ства. Пев­цов был избран пра­ви­те­лем дел и фак­ти­че­ски стал душой орга­ни­за­ции. По его ини­ци­а­ти­ве (1878) были созда­ны биб­лио­те­ка и музей.

Лагерь экспедиции на урочище Тохта-хон в горах Куэнь-луня (Певцов, 1895)
Лагерь экс­пе­ди­ции на уро­чи­ще Тох­та-хон в горах Куэ­нь-луня (Пев­цов, 1895)

В 1878 году под­пол­ков­ник Пев­цов вновь ока­зал­ся в Джун­га­рии. Куп­цы из Бий­ска реши­ли отпра­вить кара­ван из горо­да Коб­до (Ховд, Мон­го­лия) для про­да­жи мара­льих рогов в Куку-хото (Хух-Хото, Китай). Гене­раль­ный штаб для про­ве­де­ния топо­гра­фи­че­ских иссле­до­ва­ний в местах, неиз­вест­ных евро­пей­цам, отко­ман­ди­ро­вал Пев­цо­ва, двух воен­ных топо­гра­фов и кон­вой из шести каза­ков. 3 (15) авгу­ста они поки­ну­ли ста­ни­цу Алтай­ская и через три неде­ли были в Коб­до. Отсю­да, дви­га­ясь вдоль южных отро­гов Хан­гая и через пусты­ню Гоби, при­бы­ли в Куку-хото. Далее Пев­цов отпра­вил­ся в город Кал­ган (Чжанц­зя­коу), где встре­тил новый, 1879 год. Затем кара­ван­ной доро­гой он через Ургу (Улан-Батор) и Уля­су­тай в июне вер­нул­ся в Рос­сию (село Кош-Агач).

В ходе экс­пе­ди­ции были откры­ты Доли­на озер в Мон­го­лии и круп­ный мас­сив пес­ков, уточ­не­ны систе­ма гор­ных хреб­тов и направ­ле­ние ряда рек. Были при­ве­зе­ны кол­лек­ции по бота­ни­ке, зоо­ло­гии, гео­ло­гии, собра­ны све­де­ния по этно­гра­фии и тор­гов­ле. В 1879-м Пев­цо­ва награ­ди­ли Малой золо­той меда­лью ИРГО.

В 1882–1883 годах Пев­цов руко­во­дил уста­нов­ле­ни­ем рос­сий­ско-китай­ской гра­ни­цы на Семи­па­ла­тин­ском участ­ке. В 1883-м вышел его «Очерк путе­ше­ствия по Мон­го­лии и север­ным про­вин­ци­ям внут­рен­не­го Китая», за кото­рый ИРГО при­су­ди­ло медаль име­ни гра­фа Ф. П. Лит­ке (1885). Путе­ше­ствен­ни­ка награ­ди­ли так­же орде­ном Св. Вла­ди­ми­ра 4-й сте­пе­ни.

С 1885 года Пев­цов испол­нял долж­ность началь­ни­ка шта­ба Сибир­ско­го воен­но­го окру­га. В нача­ле 1887-го назна­чен дело­про­из­во­ди­те­лем Ази­ат­ской части Глав­но­го шта­ба в Санкт-Петер­бур­ге. После 12 лет жиз­ни в Омске он навсе­гда поки­дал этот город, теп­ло про­во­жа­е­мый сослу­жив­ца­ми.

В 1888 году в самом нача­ле сво­ей пятой экс­пе­ди­ции неожи­дан­но скон­чал­ся Н. М. Прже­валь­ский. В янва­ре 1889 года ее новым началь­ни­ком назна­чи­ли Пев­цо­ва. Его помощ­ни­ка­ми ста­ли пору­чик В. И. Робо­ров­ский и под­по­ру­чик П. К. Коз­лов, уже имев­шие опыт путе­ше­ствий по Цен­траль­ной Азии, а так­же гео­лог К. И. Бог­да­но­вич. В состав экс­пе­ди­ции вошли так­же пере­вод­чик, пре­па­ра­тор, 12 каза­ков кон­воя, два про­вод­ни­ка и несколь­ко погон­щи­ков-кир­ги­зов. Огром­ный кара­ван состо­ял из 88 вер­блю­дов, 22 лоша­дей, 100 овец (на еду) и несколь­ких сто­ро­же­вых собак.

Вид на Тибетское нагорье с перевала к югу от озера Даши-куль (Певцов, 1895)
Вид на Тибет­ское наго­рье с пере­ва­ла к югу от озе­ра Даши-куль (Пев­цов, 1895)

Пев­цов изме­нил пер­во­на­чаль­ный план. Вме­сто похо­да к запрет­ной Лха­се и на юго-запад Тибе­та с захо­дом в Ладак (Запад­ные Гима­лаи, Индия) было реше­но обсле­до­вать лишь север Тибе­та. В зада­чи экс­пе­ди­ции вхо­ди­ло так­же изу­че­ние про­хо­дов внутрь Тибе­та для буду­щих путе­ше­ствий.

Тибет­ская экс­пе­ди­ция для Пев­цо­ва ока­за­лась самой про­дол­жи­тель­ной. Начав­шись 13 (25) мая 1889-го, она завер­ши­лась 3 (15) янва­ря 1891 года (Зай­сан­ский пост). В 1889–1890 годах отряд пре­одо­лел Тянь-Шань (хре­бет Кок­ша­ал), спу­стил­ся на Каш­гар­скую рав­ни­ну и достиг ста­рин­но­го оази­са Яркенд. Затем, прой­дя оази­сы Хотан и Керия, зимо­ва­ли в оази­се Ния. Из селе­ния Кара­сай Пев­цов под­нял­ся на необи­та­е­мое Тибет­ское наго­рье, обсле­до­вал хреб­ты Алтын­таг и Прже­валь­ско­го (Арка­таг), после чего вер­нул­ся в Каш­га­рию и через Тур­фан­скую впа­ди­ну и город Урум­чи дви­нул­ся в Джун­га­рию, а отту­да — на Зай­сан в Рос­сию.

Резуль­та­ты Тибет­ской экспеди­ции были опуб­ли­ко­ва­ны в трех частях (1892–1896), содер­жа­щих общий отчет руко­во­ди­те­ля (Пев­цов, 1895), отче­ты само­сто­я­тель­ных марш­ру­тов В. И. Робо­ров­ско­го и П. К. Коз­ло­ва (1896), а так­же гео­ло­ги­че­ский отчет К. И. Бог­да­но­ви­ча (1892).

Тибет­ская экс­пе­ди­ция ока­за­лась для путе­ше­ствен­ни­ка послед­ней. Сле­ду­ю­щие десять лет он про­жил в Санкт-Петер­бур­ге, зани­ма­ясь пре­иму­ще­ствен­но гео­де­зи­ей. М. В. Пев­цов пло­хо пере­но­сил нев­ский кли­мат и часто хво­рал. В янва­ре 1902 года он тяже­ло забо­лел. 25 фев­ра­ля (10 мар­та) в 9 часов утра М. В. Пев­цов скон­чал­ся на руках любя­щей жены. Похо­ро­ни­ли его на Смо­лен­ском клад­би­ще; моги­ла не сохра­ни­лась.

У М. В. Пев­цо­ва был свой стиль рабо­ты в путе­ше­стви­ях, отли­чав­ший его от Н. М. Прже­валь­ско­го. В отли­чие от реко­гнос­ци­ро­вок послед­не­го, Пев­цов пред­по­чи­тал более глу­бо­кие и деталь­ные поле­вые иссле­до­ва­ния. Он, как и Г. Н. Пота­нин, зна­чи­тель­но боль­ше вни­ма­ния уде­лял этно­гра­фии. В его Тибет­ской экс­пе­ди­ции, наря­ду с воен­ны­ми, впер­вые участ­во­вал штат­ский иссле­до­ва­тель (гео­лог).

Лев Боркин. Омск, ул. Певцова. Фото С. Н. Литвинчука, 2016 год
Лев Бор­кин. Омск, ул. Пев­цо­ва. Фото С. Н. Лит­вин­чу­ка, 2016 год

М. В. Пев­цов был гораз­до глуб­же под­го­тов­лен в вопро­сах гео­де­зии. Он не толь­ко опуб­ли­ко­вал серию ста­тей в этой важ­ной обла­сти, но даже раз­ра­бо­тал свой метод опре­де­ле­ния гео­гра­фи­че­ской широ­ты по высо­там пары (север­ной и южной) звезд, кото­рый полу­чил назва­ние спо­соб Пев­цо­ва. Ряд его пуб­ли­ка­ций посвя­щен кли­ма­ту и баро­мет­ри­че­ским изме­ре­ни­ям высо­ты.

Будучи сдер­жан­ным и акку­рат­ным чело­ве­ком, Пев­цов внешне мог казать­ся замкну­тым и даже суро­вым. Одна­ко был добр и отзыв­чив, охот­но при­хо­дил на помощь ко всем, кто к нему обра­щал­ся. Лишен­ный често­лю­бия, доволь­ство­вал­ся малым и все­це­ло пре­да­вал­ся науч­ным иссле­до­ва­ни­ям. В выс­шей сте­пе­ни скром­ный, при­вет­ли­вый, доб­ро­душ­ный, иде­аль­но чистая душа и тру­же­ни­че­ская жизнь — тако­вы отзы­вы о нем П. К. Коз­ло­ва.

Вклад Пев­цо­ва в изу­че­ние Цен­траль­ной Азии еще при его жиз­ни был достой­но оце­нен в Рос­сии и за рубе­жом. Пик офи­ци­аль­но­го при­зна­ния при­шел­ся на 1891 год: золо­тая Кон­стан­ти­нов­ская медаль (выс­шая награ­да ИРГО), про­из­ве­ден в гене­рал-май­о­ры и назна­чен в чис­ло четы­рех гене­ра­лов, состо­я­щих при началь­ни­ке Глав­но­го шта­ба, пожиз­нен­ная пен­сия 500 руб. в год, орден Св. Вла­ди­ми­ра 3-й сте­пе­ни. В апре­ле 1891-го его избра­ли почет­ным чле­ном Коро­лев­ско­го гео­гра­фи­че­ско­го обще­ства в Лон­доне.

По мне­нию извест­но­го путе­ше­ствен­ни­ка, гео­ло­га и писа­те­ля В. А. Обру­че­ва, в исто­рии изу­че­ния Цен­траль­ной Азии почет­ное место рядом долж­ны занять три рус­ских путе­ше­ствен­ни­ка: Г. Н. Пота­нин, Н. М. Прже­валь­ский и М. В. Пев­цов.

Кни­ги Пев­цо­ва с опи­са­ни­я­ми его путе­ше­ствий не раз пере­из­да­ва­лись (1949, 1951, 2010, 2015). Име­ют­ся так­же две неболь­шие кни­ги о нем самом. В 1967 году Омский отдел Гео­гра­фи­че­ско­го обще­ства СССР учре­дил пре­мию име­ни Пев­цо­ва. 

Лев Бор­кин,
Центр гима­лай­ских науч­ных иссле­до­ва­ний Санкт-Петер­бург­ско­го сою­за уче­ных

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...
 
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: