С юридической точки зрения

Илья Шаблинский, Александр Верещагин, Андрей Заякин. Скриншот с видеозаписи Н. Деминой
Илья Шаб­лин­ский, Алек­сандр Вере­ща­гин, Андрей Заякин. Скрин­шот с видео­за­пи­си Ната­лии Деми­ной

Про­дол­жа­ем пуб­ли­ко­вать докла­ды кон­фе­рен­ции «Про­бле­мы каче­ства науч­ной рабо­ты и ака­де­ми­че­ский пла­ги­ат», состо­яв­шей­ся 26 сен­тяб­ря в РГГУ. В дан­ном номе­ре — выступ­ле­ние про­фес­со­ра Выс­шей шко­лы эко­но­ми­ки И. Г. Шаб­лин­ско­го и после­до­вав­шая дис­кус­сия, с неболь­ши­ми сокра­ще­ни­я­ми.

Нача­ло см. в ТрВ-Нау­ка № 264 от 9 октяб­ря 2018 года.

Моде­ра­тор (Андрей Заякин): Сло­во предо­став­ля­ет­ся про­фес­со­ру Выс­шей шко­лы эко­но­ми­ки Илье Геор­ги­е­ви­чу Шаб­лин­ско­му. Мы попро­си­ли его про­ком­мен­ти­ро­вать вот какой кейс на реаль­ных мате­ри­а­лах, с реаль­ны­ми доку­мен­та­ми.

До 2017 года Пре­зи­ди­ум ВАКа соби­рал­ся, вклю­чая в себя пред­ста­ви­те­лей всех науч­ных отрас­лей. Надо пояс­нить, что Пре­зи­ди­ум ВАКа раз­де­лен на четы­ре науч­но-отрас­ле­вые сес­сии: обще­ствен­но-гума­ни­тар­ную, есте­ствен­но-науч­ную, меди­ко-био­ло­ги­че­скую и сек­рет­ную. Они соби­ра­ют­ся раз в неде­лю. Поми­мо это­го, есть чле­ны ВАКа, кото­рые не при­над­ле­жат ни к одной из сес­сий Пре­зи­ди­у­ма, и весь ВАК в сво­ей пол­но­те, так­же раз­го­вор­но-кулу­ар­но назы­ва­е­мый пле­ну­мом ВАКа, соби­ра­ет­ся два раза в год. Зако­но­да­тель, точ­нее пра­ви­тель­ство, отнес­ло к функ­ци­ям, к пол­но­мо­чи­ям Пре­зи­ди­у­ма всё то же самое, что может решать ВАК.

Так вот, мы сего­дня с вами слу­ша­ли с утра пре­крас­ный доклад ака­де­ми­ка Васи­лье­ва, кото­рой я сего­дня уже вспо­ми­нал. Но, навер­ное, не все пом­нят исто­рию… как преды­ду­щее руко­вод­ство ВАКа и преды­ду­щее руко­вод­ство мини­стер­ства выгна­ло с науч­но-отрас­ле­вой сес­сии, посвя­щен­ной нау­кам о чело­ве­ке и обще­стве, пред­ста­ви­те­лей дру­гих науч­ных спе­ци­аль­но­стей — био­ло­гов и мате­ма­ти­ков. В чис­ле изгнан­ных был и про­фес­сор Гель­фанд, и ака­де­мик Васи­льев, и ака­де­мик Нови­ко­ва, и про­фес­сор Бер­шиц­кий, и ряд дру­гих весь­ма достой­ных кол­лег, кото­рые чрез­вы­чай­но успеш­но ино­гда боро­лись с теми зло­упо­треб­ле­ни­я­ми, кото­рые тогда во мно­же­стве про­цве­та­ли. Вот это реше­ние об изгна­нии, корот­ко будем его так назы­вать, мате­ма­ти­ков с социо­гу­ма­ни­тар­ной сес­сии я попро­сил Илью Геор­ги­е­ви­ча про­ком­мен­ти­ро­вать с точ­ки зре­ния его соот­вет­ствия той сово­куп­но­сти нор­ма­тив­но-пра­во­вых актов, что нахо­дят­ся в сфе­ре тако­го регу­ли­ро­ва­ния дея­тель­но­сти пуб­лич­но-пра­во­вых госу­дар­ствен­ных орга­нов: его разум­ность, его пра­во­мер­ность, его фор­маль­ную непро­ти­во­ре­чи­вость.

Шаб­лин­ский: Ува­жа­е­мые кол­ле­ги, меня этот вопрос заин­те­ре­со­вал, пото­му что он свя­зан с науч­ной эти­кой в пол­ном смыс­ле это­го сло­ва. Обо мно­гом Андрей сей­час ска­зал. Но надо себе хоро­шо пред­став­лять, что это не Пре­зи­ди­ум раз­де­лен на четы­ре груп­пы, меж­ду кото­ры­ми барье­ры, это рабо­та Пре­зи­ди­у­ма вет­вит­ся на четы­ре направ­ле­ния. И, дей­стви­тель­но, в поло­же­нии о поряд­ке орга­ни­за­ции рабо­ты Пре­зи­ди­у­ма гово­рит­ся, что есть вот такие науч­но-отрас­ле­вые сес­сии. Не Пре­зи­ди­ум, а его рабо­та вот так делит­ся на эти четы­ре направ­ле­ния. И в этом же поло­же­нии была такая нор­ма, соглас­но кото­рой все чле­ны Комис­сии, все чле­ны ВАКа име­ют пра­во при­ни­мать уча­стие в засе­да­ни­ях Пре­зи­ди­у­ма Комис­сии. На осно­ва­нии это­го поло­же­ния, даже без него, на засе­да­ния всех этих четы­рех сес­сий ходи­ли все чле­ны Комис­сии — все, кто хотел. А как ина­че, если есть поста­нов­ле­ние пра­ви­тель­ства, в кото­ром утвер­жде­но поло­же­ние вооб­ще о всей Комис­сии, о ВАКе, где вво­дят­ся такие прин­ци­пы: откры­тость, соблю­де­ние норм про­фес­си­о­наль­ной эти­ки?! Конеч­но, это преж­де все­го озна­ча­ет пуб­ли­ка­цию всех доку­мен­тов ВАКа на сай­те, в печа­ти, т. е. мак­си­маль­но широ­кую пуб­лич­ность доку­мен­тов, но пред­ставь­те, как может быть реа­ли­зо­ван прин­цип откры­то­сти, если чле­ны Комис­сии не впра­ве участ­во­вать в ее засе­да­нии?

Они участ­во­ва­ли до это­го инци­ден­та, кото­рый на меня про­из­вел впе­чат­ле­ние. Это, конеч­но, на мой взгляд, может поко­ро­бить. Дей­стви­тель­но, полу­чи­лось, что несколь­ко ува­жа­е­мых уче­ных — Миха­ил Гель­фанд, Вик­тор Васи­льев и Ната­лья Нови­ко­ва (в част­но­сти, они потом обра­ща­лись в про­ку­ра­ту­ру) — были не допу­ще­ны на засе­да­ние Пре­зи­ди­у­ма под угро­зой физи­че­ской силы. Это про­ник­но­ве­ние куль­та силы во все сфе­ры жиз­ни — оно и рань­ше тре­во­жи­ло, но это еще одна такая веш­ка. Пони­ма­е­те? Как какая-то веха, веш­ка в ака­де­ми­че­ской сре­де. Это обык­но­ве­ние, вот этот прин­цип — культ силы, он вро­де как не про­ни­кал. Но вот тут эти ува­жа­е­мые уче­ные столк­ну­лись имен­но с этим. Но их бы, да, их не пусти­ли, их бы выки­ну­ли, навер­ное, там мог­ло дой­ти дело до руко­при­клад­ства. Я имею несколь­ко опи­са­ний этой сце­ны, есть мно­го сви­де­те­лей.

Поче­му это про­изо­шло? Пото­му что одну фра­зу из это­го поло­же­ния о поряд­ке орга­ни­за­ции рабо­ты Пре­зи­ди­у­ма мини­стер­ство акку­рат­но и тихо убра­ло. Но потом оно про­ин­фор­ми­ро­ва­ло чле­нов ВАКа. Вот эту фра­зу, что все чле­ны Комис­сии име­ют пра­во при­ни­мать уча­стие в засе­да­ни­ях Пре­зи­ди­у­ма Комис­сии. Она исчез­ла.

С точ­ки зре­ния юри­ди­че­ской, на самом деле исчез­но­ве­ние этой фра­зы абсо­лют­но ниче­го не изме­ни­ло. И в этом вы лег­ко убе­ди­тесь, если про­сто возь­ме­те на себя труд почесть про поря­док орга­ни­за­ции рабо­ты Выс­шей атте­ста­ци­он­ной комис­сии. Вы пред­став­ля­е­те себе, что в каж­дом уче­ном сове­те есть спе­ци­а­ли­сты по опре­де­лен­ным спе­ци­аль­но­стям. Рань­ше всё функ­ци­о­ни­ро­ва­ло с уче­том того, что внут­ри каж­до­го сове­та было по 5–7 док­то­ров наук по опре­де­лен­ной спе­ци­аль­но­сти. Дис­сер­та­ция мог­ла быть защи­ще­на, если по ее спе­ци­аль­но­сти при­сут­ство­ва­ли эти 5–7 док­то­ров наук. А дру­гие име­ли пра­во участ­во­вать в обсуж­де­нии? Они слу­ша­ли сво­их кол­лег, голо­со­ва­ли. В общем, тут тот же прин­цип на самом деле рабо­тал.

Пред­ставь­те, что у нас был уче­ный совет, где рабо­та­ли спе­ци­а­ли­сты по кон­сти­ту­ци­он­но­му пра­ву и уго­лов­но­му пра­ву. Кон­сти­ту­ци­он­ное и уго­лов­ное. Это раз­ные отрас­ли. Мы при­шли на засе­да­ние, где обсуж­да­ют дис­сер­та­цию по уго­лов­но­му пра­ву, но мне и Миха­и­лу Алек­сан­дро­ви­чу [Крас­но­ву] гово­рят: так, стоп. Тут охран­ник у нас сто­ит — стоп, стоп, стоп, тут у нас сей­час «уго­лов­ни­ки» обсуж­да­ют тему. Вы постой­те в кори­до­ре, постой­те, постой­те. Они обсу­дят, потом вас при­гла­сят — нет, при­гла­шать всё рав­но нель­зя. Вот при­мер­но эта ана­ло­гия совер­шен­но умест­на.

Так вот, в этом поло­же­нии всё рав­но оста­лись нор­мы, кото­рые поз­во­ля­ют всем чле­нам Комис­сии участ­во­вать в рабо­те любой сес­сии. В 17-м пунк­те поло­же­ния гово­рит­ся о том, что засе­да­ние Пре­зи­ди­у­ма Комис­сии в рам­ках каж­дой науч­но-отрас­ле­вой сес­сии счи­та­ет­ся пра­во­моч­ным, если на нем при­сут­ство­ва­ло не менее 50% от чис­лен­но­сти чле­нов Пре­зи­ди­у­ма по соот­вет­ству­ю­щей науч­но-отрас­ле­вой сес­сии. А дру­гие могут быть по дру­гим сес­си­ям.

Сергей Зенкин (РГГУ), Андрей Заякин («Диссернет»), Ольга Павленко (РГГУ), Александр Безбородов (РГГУ), Александр Логунов (РГГУ), Павел Шкаренков (РГГУ), Виктор Васильев (РАН), Игорь Мацкевич (ВАК)
Сер­гей Зен­кин (РГГУ), Андрей Заякин («Дис­сер­нет»), Оль­га Пав­лен­ко (РГГУ), Алек­сандр Без­бо­ро­дов (РГГУ), Алек­сандр Логу­нов (РГГУ), Павел Шка­рен­ков (РГГУ), Вик­тор Васи­льев (РАН), Игорь Мац­ке­вич (ВАК)

Или тут есть такое поло­же­ние… 18-й пункт поло­же­ния: реко­мен­да­ции Пре­зи­ди­у­ма счи­та­ют­ся при­ня­ты­ми, если за них про­го­ло­со­ва­ло боль­шин­ство чле­нов Комис­сии, участ­во­вав­ших в засе­да­нии. Чле­нов Комис­сии, а не про­сто Пре­зи­ди­у­ма. Это всё юри­ди­че­ские нюан­сы, но… для той ситу­а­ции они были прин­ци­пи­аль­но важ­ны. В общем, разу­ме­ет­ся, ника­ких пра­во­вых и юри­ди­че­ских во всех смыс­лах это­го сло­ва — в адми­ни­стра­тив­ном, под­за­кон­ном смыс­ле это­го сло­ва — осно­ва­ний для того, что­бы не пус­кать чле­нов Пре­зи­ди­у­ма, закреп­лен­ных за одной сес­си­ей, к засе­да­нию в рам­ках дру­гой сес­сии, не было.

С моей точ­ки зре­ния, это очень важ­ный вопрос. В чем смысл меж­дис­ци­пли­нар­ных свя­зей, меж­дис­ци­пли­нар­ных кон­так­тов? А в том, что уче­ные долж­ны обме­ни­вать­ся мне­ни­я­ми, если, ска­жем, обсуж­да­ет­ся на засе­да­нии вопрос, свя­зан­ный с науч­ной эти­кой. То, о чем мы сей­час гово­ри­ли, это в основ­ном про­бле­ма­ти­ка науч­ной эти­ки… Вот тут меж­дис­ци­пли­нар­ное сотруд­ни­че­ство важ­но. Кри­ти­че­ски важ­но.

Оче­вид­но, кто-то в руко­вод­стве Комис­сии, в руко­вод­стве ВАКа понял, что эти раз­го­во­ры о науч­ной эти­ке, о пла­ги­а­те мож­но бло­ки­ро­вать, если исклю­чить вот это меж­дис­ци­пли­нар­ное обще­ние… Оно тут неудоб­но, непри­ят­но, оно тут чре­ва­то для них неко­ей науч­ной соли­дар­но­стью внут­ри ака­де­ми­че­ско­го сооб­ще­ства, чего надо избе­гать. Толь­ко так я это могу объ­яс­нить. Тако­ва моя пози­ция каса­тель­но пра­во­вых осно­ва­ний лише­ния чле­нов Пре­зи­ди­у­ма опре­де­лен­ных прав. Но еще раз ска­жу, что тот инци­дент, в кото­ром дове­лось, при­шлось участ­во­вать ува­жа­е­мым кол­ле­гам Васи­лье­ву, Гель­фанду и Нови­ко­вой, он очень пока­за­те­лен. На самом деле, очень непри­я­тен. И его остав­лять без послед­ствий в мораль­ном, в эти­че­ском плане, конеч­но, нель­зя. Всё, спа­си­бо.

Моде­ра­тор: Про­дол­жая мысль и это обсуж­де­ние, я бы хотел задать вопрос о соот­но­ше­нии в этой ситу­а­ции двух норм раз­ной юри­ди­че­ской силы. Та нор­ма, прав­ка в кото­рую вно­си­лась, — это нор­ма, назы­ва­ю­ща­я­ся «Поря­док рабо­ты ВАК» и утвер­жда­е­мая при­ка­зом мини­стра. В то же вре­мя те поло­же­ния, кото­рые оста­лись и кото­рые Илья Геор­ги­е­вич сей­час цити­ро­вал, где напря­мую ска­за­но, что реше­ния при­ни­ма­ют­ся не узким кру­гом спе­ци­а­ли­стов, а боль­шин­ством голо­сов имен­но чле­нов ВАКа, не дан­ной науч­но-отрас­ле­вой сес­сии, а имен­но ВАКа, — они сохра­ни­лись. И они сохра­ни­лись на уровне поло­же­ния о ВАКе, утвер­жда­е­мом пра­ви­тель­ством. С дру­гой сто­ро­ны, чле­ны ВАКа вме­сте с их пол­но­мо­чи­я­ми, пра­ва­ми и обя­зан­но­стя­ми утвер­жда­ют­ся тоже пра­ви­тель­ством. Мож­но ли здесь еще гово­рить о том, что подоб­ное огра­ни­че­ние прав чле­нов ВАК — это до извест­ной сте­пе­ни попыт­ка вме­ша­тель­ства нор­ма­тив­но-пра­во­вых актов более низ­кой юри­ди­че­ской силы в те пра­ва и обя­зан­но­сти, кото­рые вве­де­ны пра­во­вы­ми акта­ми более высо­кой юри­ди­че­ской силы?

Шаб­лин­ский: Еще раз под­черк­ну, я согла­сен дей­стви­тель­но с Андре­ем Вик­то­ро­ви­чем в том, что пра­ва и обя­зан­но­сти чле­нов Выс­шей атте­ста­ци­он­ной комис­сии уста­нов­ле­ны поста­нов­ле­ни­ем пра­ви­тель­ства. Вот эта фра­за, о кото­рой шел спор, исклю­че­на была при­ка­зом мини­стра. Да, это нор­ма­тив­ные акты раз­ной юри­ди­че­ской силы. Поста­нов­ле­ние пра­ви­тель­ства, конеч­но, силь­нее… Но я-то акцен­ти­ро­вал вни­ма­ние на том, что всё оста­ет­ся в силе даже без этой фра­зы исклю­чен­ной — «все чле­ны Комис­сии име­ют пра­во при­ни­мать уча­стие в засе­да­ни­ях Пре­зи­ди­у­ма»… В том же поло­же­нии о поряд­ке орга­ни­за­ции есть нор­мы, кото­рые гаран­ти­ру­ют им это. И, конеч­но, в самом поло­же­нии о Выс­шей атте­ста­ци­он­ной комис­сии мы можем най­ти нор­мы, кото­рые пред­по­ла­га­ют, что все чле­ны Комис­сии могут участ­во­вать в засе­да­ни­ях Пре­зи­ди­у­ма… в рам­ках раз­ных его сес­сий. Таких поло­же­ний несколь­ко. Я про­сто не хотел пере­гру­жать доклад юри­ди­че­ски­ми дета­ля­ми. Но, в сущ­но­сти, я хочу это под­твер­дить. Дей­стви­тель­но, пра­во­вым актом более высо­кой юри­ди­че­ской силы, поста­нов­ле­ни­ем Пра­ви­тель­ства, закреп­лен ряд поло­же­ний, кото­рые, конеч­но, по сво­ей юри­ди­че­ской силе выше, силь­нее, чем при­каз мини­стра…

Еще раз хочу отме­тить, что… в нашей ака­де­ми­че­ской, науч­ной иерар­хии [ВАК] — это выс­ший науч­ный орган. У нас есть еще Ака­де­мия наук, у нее тоже есть Пре­зи­ди­ум… Да, это, в общем, такой выс­ший науч­ный орган, кото­рый впра­ве при­ни­мать некие реше­ния, каса­ю­щи­е­ся ква­ли­фи­ка­ции дру­гих уче­ных. Лишать чле­нов Пре­зи­ди­у­ма [ВАКа] пра­ва общать­ся меж­ду собой, встре­чать­ся на раз­ных сес­си­ях, на засе­да­ни­ях в рам­ках раз­ных сес­сий Пре­зи­ди­у­ма — это абсурд, это про­сто абсурд. Да, мы гово­рим о юри­ди­че­ской сто­роне дела, но есть, зна­е­те ли, какая-то такая надъ­юри­ди­че­ская сто­ро­на. Уче­ным нель­зя запре­тить общать­ся.

Моде­ра­тор: Боль­шое спа­си­бо. И мы пере­хо­дим к сле­ду­ю­ще­му докла­ду. Корот­ко.

Ната­лия Деми­на, газе­та «Тро­иц­кий вари­ант — Нау­ка»: А ска­жи­те, пра­виль­но я вас поня­ла, что если эти трое кол­лег пода­дут в суд — на кого там они могут подать в суд? — то они его выиг­ра­ют и могут добить­ся пра­ва посе­щать эти засе­да­ния, как рань­ше?

Шаб­лин­ский: Я думаю, да. Тео­ре­ти­че­ски, да. Они обра­ти­лись в про­ку­ра­ту­ру. Про­ку­ра­ту­ра что сде­ла­ла с их жало­бой? Как вы дума­е­те? Спу­сти­ла ее в Минобр… Минобр, как ни уди­ви­тель­но, не нашел ника­ких про­ти­во­ре­чий в при­ка­зе мини­стра с поло­же­ни­ем о ВАК… Они мог­ли обра­тить­ся в суд… Я пред­по­ла­гаю, я допус­каю, что суд дол­жен был бы при­нять реше­ние в их поль­зу. Что мы зна­ем сей­час и можем ска­зать о наших судах, если им при­хо­дит­ся раз­би­рать спор одно­го власт­но­го ведом­ства и трех граж­дан, пусть даже док­то­ров наук и ака­де­ми­ков? Тут есть нюан­сы.

Видео­за­пись

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

2 комментария

  1. Пояс­ни­те, пожа­луй­ста, а что за дис­сер­та­ции утвер­жда­лись на том засе­да­нии? Пола­гаю, вопрос имен­но в этом. Без пояс­не­ния это­го вопро­са сюжет не кажет­ся доста­точ­но ясным. Геро­ев в сту­дию !

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...
 
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: