Строить мосты

Александр Кабанов
Алек­сандр Каба­нов

Новым пре­зи­ден­том RASA — Ассо­ци­а­ции рус­ско­го­во­ря­щих уче­ных в Аме­ри­ке — стал про­фес­сор ­Алек­сандр Вик­то­ро­вич Каба­нов, дирек­тор Цен­тра нано­тех­но­ло­гий для достав­ки лекарств Уни­вер­си­те­та Север­ной Каро­ли­ны в Чапел-Хил­ле. В интер­вью ТрВ-Нау­ка он рас­ска­зал о мис­сии ассо­ци­а­ции, рабо­те с Рос­си­ей и куль­тур­ном коде рос­сий­ских уче­ных с миро­вым име­нем. Бесе­до­ва­ла Алек­сандра Бори­со­ва.

Как вы опре­де­ля­е­те для себя целе­вую ауди­то­рию ассо­ци­а­ции, ее порт­рет?

Александра Борисова
Алек­сандра Бори­со­ва

— Во-пер­вых, мы отнюдь не пред­став­ля­ем всю рос­сий­скую науч­ную диас­по­ру, в прин­ци­пе и не пре­тен­ду­ем на то, что­бы гово­рить от ее име­ни. Но мы пред­став­ля­ем людей, кото­рые доб­ро­воль­но, по соб­ствен­но­му жела­нию собра­лись в ассо­ци­а­цию Russian-American Science Association (RASA). Сей­час она корот­ко назы­ва­ет­ся RASA-America1, а начи­на­лась как RASA-USA. Назва­ние изме­ни­ли, пото­му что мы при­ни­ма­ем в свои ряды уче­ных из Латин­ской Аме­ри­ки и Кана­ды. Наша ассо­ци­а­ция доста­точ­но репре­зен­та­тив­на по науч­но­му дис­ци­пли­нам и по обще­му коли­че­ству чле­нов. Кро­ме того, мы часть более широ­кой меж­ду­на­род­ной сети. RASA изна­чаль­но воз­ник­ла как нефор­маль­ное объ­еди­не­ние уче­ных из раз­ных стран, кото­рые хоте­ли вза­и­мо­дей­ство­вать друг с дру­гом. А потом были офи­ци­аль­но заре­ги­стри­ро­ва­ны юри­ди­че­ски само­сто­я­тель­ные реги­о­наль­ные орга­ни­за­ции: в Евро­пе (Париж), в Аме­ри­ке (Бостон) и в Азии (Син­га­пур). Плюс недав­но воз­ник­ла актив­ная груп­па рус­ско­языч­ных уче­ных в Япо­нии. Эти орга­ни­за­ции объ­еди­ня­ет меж­ду­на­род­ный коми­тет, его пред­се­да­те­лем явля­ет­ся очень круп­ный уче­ный с серьез­ной репу­та­ци­ей — Игорь Ефи­мов, декан факуль­те­та био­ме­ди­цин­ской инже­не­рии в Уни­вер­си­те­те Джор­джа Вашинг­то­на, где при­ни­ма­ли нашу кон­фе­рен­цию в этом году. Игорь был пер­вым пре­зи­ден­том RASA в Аме­ри­ке.

Мы в сво­их стра­нах вполне состо­яв­ши­е­ся люди, хоро­шо инте­гри­ро­ва­ны в мест­ную жизнь. Но нас инте­ре­су­ет обще­ние друг с дру­гом, нас объ­еди­ня­ет общий куль­тур­ный код и ощу­ще­ние интел­лек­ту­аль­но­го един­ства. Посколь­ку мы исход­но про­дукт дру­гой куль­ту­ры, то, несмот­ря на глу­бо­кую адап­та­цию в новых стра­нах, у нас оста­ют­ся сво­бод­ны­ми важ­ные «куль­тур­ные валент­но­сти», оста­ют­ся неза­пол­нен­ны­ми неко­то­рые «куль­тур­ные орби­та­ли». Фак­ти­че­ски, когда мы соби­ра­ем­ся вме­сте, эти «куль­тур­ные орби­та­ли» мы и запол­ня­ем — это нас свя­зы­ва­ет и тянет друг к дру­гу. В этом смыс­ле для нас важ­но соби­рать­ся вме­сте, и мне лич­но тако­го обще­ния без ассо­ци­а­ции не хва­та­ло. Мы смот­ре­ли одни и те же филь­мы, чита­ли одни и те же кни­ги, сме­ем­ся над теми же шут­ка­ми. У нас есть ана­ло­гич­ные под­хо­ды к реше­нию самых раз­ных науч­ных про­блем. Я счи­таю, что меж­дис­ци­пли­нар­ный под­ход, о кото­ром я чуть ниже ска­жу, по-сво­е­му был все­гда силен в Рос­сии, и исто­ри­че­ски он нам бли­зок. При том что мы ува­жа­ем уче­ных все­го мира, у нас есть общие науч­ные авто­ри­те­ты — люди, кото­рых мы про­сто в силу сво­е­го про­ис­хож­де­ния боль­ше зна­ем. И Л. Д. Лан­дау, и С. П. Коро­лёв, и Д. И. Мен­де­ле­ев (хотя Дмит­рий Ива­но­вич изве­стен каж­до­му уче­но­му в мире — по край­ней мере, каж­до­му хими­ку точ­но), и П. Л. Капи­ца — все эти люди ста­ли частью наше­го вос­пи­та­ния и куль­ту­ры. Да еще боль­шое коли­че­ство уче­ных роди­лись в Рос­сии, но в послед­ние сто лет пере­ез­жа­ли и успеш­но рабо­та­ли в Аме­ри­ке и дру­гих стра­нах. О них, в силу тур­бу­лент­но­сти исто­рии нашей стра­ны, мы зна­ем гораз­до мень­ше. А когда узна­ем об их жиз­ни и судь­бах, мы «узна­ем в них кусо­чек себя». У нас воз­ни­ка­ет есте­ствен­ное чув­ство сбли­же­ния с эти­ми уче­ны­ми про­шло­го, пото­му что, думая о дру­гих, про­еци­ру­ем ситу­а­цию на себя. Мы в каком-то смыс­ле сами явля­ем­ся про­дол­же­ни­ем рус­ской куль­ту­ры и исто­рии — ведь нау­ка явля­ет­ся частью куль­ту­ры. Мы объ­еди­ня­ем­ся, что­бы сохра­нить эту часть куль­ту­ры в исто­ри­че­ской пер­спек­ти­ве. Вот поэто­му ассо­ци­а­ция пол­но­стью вне поли­ти­ки, это не инстру­мент про­дви­же­ния Рос­сии или кого-то еще. Ассо­ци­а­ция суще­ству­ет в инте­ре­сах ее чле­нов, кото­рые несут в себе общий куль­тур­ный код.

Како­вы ваши пла­ны как пре­зи­ден­та ассо­ци­а­ции?

— Во-пер­вых, я буду раз­ви­вать общие хоро­шие идеи, кото­рые воз­ник­ли до меня, — в этом смыс­ле я «опи­ра­юсь на пле­чи гиган­тов» и сво­их дру­зей. Это преж­де все­го еже­год­ная кон­фе­рен­ция RASA-America2. Для Аме­ри­ки она доволь­но уни­каль­на — в высо­кой сте­пе­ни меж­дис­ци­пли­нар­ная, при этом обла­да­ет ста­биль­но высо­ким науч­ным уров­нем, и в этом ее без­услов­ная цен­ность. В этом году про­грамм­ный коми­тет воз­глав­лял Вла­ди­мир Шиль­цев. Непо­сред­ствен­но перед нашей обыч­ной кон­фе­рен­ци­ей Аме­ри­кан­ский уни­вер­си­тет в Вашинг­тоне про­вел спе­ци­аль­ную сес­сию, посвя­щен­ную пере­ми­рию в Пер­вой миро­вой войне и Рос­сий­ской рево­лю­ции. На самой кон­фе­рен­ции, про­хо­див­шей в Уни­вер­си­те­те Джор­джа Вашинг­то­на, кро­ме тра­ди­ци­он­ной исто­ри­че­ской сек­ции об уче­ных диас­по­ры (в этом году посвя­щен­ной пио­не­ру теле­ви­де­ния Вла­ди­ми­ру Зво­ры­ки­ну), была очень силь­ная сек­ция по соци­аль­ным нау­кам, эко­но­ми­ке — это в допол­не­ние к тра­ди­ци­он­ным химии, физи­ке, био­ло­гии, нау­кам о мате­ри­а­лах. Для нас как уче­ных воз­мож­ность послу­шать силь­ных спе­ци­а­ли­стов тако­го широ­ко­го спек­тра обла­стей — без­услов­ная цен­ность: в Аме­ри­ке подоб­ные меро­при­я­тия, как пра­ви­ло, не при­ня­ты, и я отно­шу меж­дис­ци­пли­нар­ное обще­ние к цен­но­стям рус­ской науч­ной куль­ту­ры. Вот эту меж­дис­ци­пли­нар­ность в кон­фе­рен­ци­ях я как пре­зи­дент буду раз­ви­вать и укреп­лять, рас­ши­ряя новы­ми фор­ма­та­ми — круг­лы­ми сто­ла­ми, «моз­го­вы­ми штур­ма­ми», дис­кус­си­я­ми. Сле­ду­ю­щая кон­фе­рен­ция будет про­хо­дить в моем горо­де, в Чапел-Хил­ле (штат Север­ная Каро­ли­на). Кро­ме мое­го уни­вер­си­те­та, в окру­ге еще несколь­ко силь­ных вузов, в том чис­ле Уни­вер­си­тет Дью­ка и Уни­вер­си­тет шта­та Север­ной Каро­ли­ны в Роли, а так­же круп­ный кла­стер иссле­до­ва­тель­ских ком­па­ний Research Triangle Park. И вез­де рабо­та­ет мно­го выход­цев из Рос­сии и быв­ше­го СССР. Поэто­му я ожи­даю, что эта кон­фе­рен­ция будет полез­на в том чис­ле и для наше­го мест­но­го рус­ско­языч­но­го сооб­ще­ства.

Еще одна важ­ная тра­ди­ция — пре­мия име­ни Гамо­ва3. Это начи­на­ние, идея кото­ро­го при­над­ле­жит Роаль­ду Саг­де­е­ву и ряду дру­гих чле­нов RASA-America, мы тоже будем раз­ви­вать. Пре­мия вру­ча­ет­ся с 2015 года. Нынеш­нее поло­же­ние гла­сит, что она может быть выда­на любо­му уче­но­му диас­по­ры. По фак­ту же боль­шин­ство полу­чив­ших — пока из США. С одной сто­ро­ны, пре­мия отра­жа­ет тот факт, что в корот­кий исто­ри­че­ский пери­од в США появи­лась вол­на уче­ных из быв­ше­го СССР. С дру­гой сто­ро­ны, она долж­на учи­ты­вать осо­бен­но­сти нынеш­ней ситу­а­ции. Мир уже не такой закры­тый. Уче­ные, рабо­та­ю­щие здесь, в США, могут спо­кой­но ехать домой или дру­гие стра­ны, гра­ни­цы не закры­ты. Круп­ные уче­ные диас­по­ры рабо­та­ют по все­му миру. Сохра­ни­лись глу­бо­кие свя­зи с роди­ной. Не было рево­лю­ций, как в нача­ле про­шло­го века, — тогда про­ли­лось мно­го кро­ви, из-за это­го воз­ник куль­тур­ный и физи­че­ский, а так­же поли­ти­че­ский барьер. Иссле­до­ва­ние Все­мир­но­го бан­ка, о кото­ром рас­ска­зы­вал на нашей кон­фе­рен­ции Евге­ний Куз­не­цов, пока­зы­ва­ет, что науч­ные диас­по­ры игра­ют огром­ную роль в раз­ви­тии нау­ки и в сво­их стра­нах. Воз­вра­ща­ясь к пре­мии Гамо­ва: ее полу­чил, напри­мер, Артём Ога­нов. Он сыг­рал боль­шую роль в ста­нов­ле­нии и рабо­те RASA-America, а потом вер­нул­ся в Рос­сию. Думаю, что в буду­щем лау­ре­а­ты пре­мии Гамо­ва будут не толь­ко из США. Пре­мия будет раз­ви­вать­ся, отра­жая эво­лю­цию мира диас­по­ры, ее един­ство. В любом слу­чае мне бы хоте­лось, что­бы эта пре­мия вру­ча­лась все­гда «по гам­бург­ско­му сче­ту», самым достой­ным, и про­дол­жа­лась после того, как я уйду на пен­сию, когда меня уже не будет. Ины­ми сло­ва­ми, хоте­лось бы, что­бы пре­мия была инсти­ту­ци­о­на­ли­зи­ро­ва­на. Поэто­му важ­но таким обра­зом постро­ить ее, что­бы сде­лать абсо­лют­но неза­ви­си­мой, обес­пе­чить меха­низм ее при­суж­де­ния достой­ным людям не толь­ко сей­час, но и на длин­ной дистан­ции. Нам надо поучить­ся у дру­гих круп­ных пре­мий, как это дела­ет­ся.

— А что хочет­ся изме­нить?

— Воз­мож­но, не изме­нить, а вер­нуть­ся к исто­кам. Пом­ню, когда про­хо­ди­ла пер­вая кон­фе­рен­ции RASA, в кото­рой я участ­во­вал (это было четы­ре года назад, в 2014 году в Бостоне), вокруг было доволь­но мно­го моло­де­жи. Сей­час — гораз­до мень­ше. А рань­ше была даже моло­деж­ная сек­ция RASA, кото­рая актив­но рабо­та­ла. Нам надо понять, поче­му про­изо­шло это сокра­ще­ние и как это мож­но изме­нить и испра­вить. Что для это­го делать? Совер­шен­но ясно, что моло­де­жи нуж­но пред­ло­жить нечто для них важ­ное — мы дума­ем над этим. Кро­ме того, как и любое науч­ное сооб­ще­ство, RASA обла­да­ет экс­перт­ным потен­ци­а­лом, и нам надо понять, как на нынеш­нем эта­пе этот потен­ци­ал исполь­зо­вать наи­луч­шим обра­зом, напри­мер в обла­сти науч­ной экс­пер­ти­зы. Вопрос науч­ной экс­пер­ти­зы (не меж­ду­со­бой­чи­ка, а имен­но экс­пер­ти­зы по боль­шо­му сче­ту) исклю­чи­тель­но важен. Уче­ные Рос­сии это пони­ма­ют — взять тот же «Дис­сер­нет», это очень пра­виль­ная орга­ни­за­ция, кото­рая под­ни­ма­ет про­бле­мы пла­ги­а­та и дру­гих зло­упо­треб­ле­ний. Думаю, что мы как диас­по­ра можем спо­соб­ство­вать улуч­ше­нию каче­ства науч­ной экс­пер­ти­зы: это явля­ет­ся частью нашей ака­де­ми­че­ской дея­тель­но­сти.

Но и сей­час мно­гие уче­ные диас­по­ры высту­па­ют как экс­пер­ты в гран­то­вых фон­дах в Рос­сии. Что ново­го вы хоти­те орга­ни­зо­вать?

— В этом году в Вашинг­тоне у нас была доволь­но глу­бо­кая дис­кус­сия о том, как диас­по­ра в прин­ци­пе может улуч­шить каче­ство рос­сий­ской науч­ной сре­ды, в част­но­сти в пуб­ли­ка­ци­он­ном поле, в плане под­держ­ки и раз­ви­тия рос­сий­ских науч­ных жур­на­лов. Сей­час со сто­ро­ны орга­ни­за­ций и фон­дов, финан­си­ру­ю­щих рос­сий­ских уче­ных, ока­зы­ва­ет­ся боль­шое дав­ле­ние на этих уче­ных, что­бы они пуб­ли­ко­ва­ли ста­тьи в высо­ко­рей­тин­го­вых науч­ных жур­на­лах. С одной сто­ро­ны, это пра­виль­но и соот­вет­ству­ет миро­вой тен­ден­ции гло­ба­ли­за­ции нау­ки, конеч­но, если дав­ле­ние не чрез­мер­ное. Чрез­мер­ное дав­ле­ние может при­ве­сти к про­ти­во­по­лож­но­му резуль­та­ту. Надо пони­мать, что в Рос­сии сохра­ни­лись соб­ствен­ные науч­ные жур­на­лы, кото­рые пере­во­дят­ся и попа­да­ют в элек­трон­ные базы досту­па наравне с луч­ши­ми миро­вы­ми изда­ни­я­ми, в первую оче­редь через систе­му SpringerLink. Ведь сего­дня мы ищем ста­тьи не по жур­на­лам, а по элек­трон­ным базам дан­ных, исхо­дя из тем, кото­рые нас инте­ре­су­ют. Ска­жем, ста­тьи в «Вест­ни­ке Мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та», кото­рые в годы моей моло­до­сти были пол­но­стью «похо­ро­не­ны» для миро­вой науч­ной обще­ствен­но­сти, сего­дня «выска­ки­ва­ют» в поис­ке наря­ду со ста­тья­ми в луч­ших жур­на­лах. Я не хочу вда­вать­ся в дета­ли изда­тель­ской дея­тель­но­сти, кото­рая широ­ко сей­час обсуж­да­ет­ся; хочу ска­зать, что сам факт суще­ство­ва­ния пере­вод­ных (по сути — меж­ду­на­род­ных!) рос­сий­ских жур­на­лов в этой кол­лек­ции огром­ная цен­ность, и важ­ный фак­тор для под­дер­жа­ния рос­сий­ской науч­ной эко­си­сте­мы. Как мега­грант­ник я хоро­шо знаю, что мно­гие уче­ные, рабо­та­ю­щие сего­дня в Рос­сии в раз­ных обла­стях, не уме­ют писать хоро­шие ста­тьи по-англий­ски, да и вооб­ще не уме­ют писать ста­тьи, как поло­же­но, в меж­ду­на­род­ные жур­на­лы. Совер­шен­но оче­вид­но, что если закрыть все рос­сий­ские жур­на­лы или каким-нибудь дру­гим спо­со­бом загу­бить сло­жив­шу­ю­ся эко­си­сте­му, то боль­шо­му коли­че­ству рос­сий­ских уче­ных, в том чис­ле моло­дым, про­сто негде будет пуб­ли­ко­вать­ся. Сра­зу появит­ся боль­шое коли­че­ство «липо­вых» жур­на­лов, пуб­ли­ку­ю­щих всё что угод­но за день­ги. И это будет лже­на­у­ка, а не нау­ка. Бла­го­да­ря меж­ду­на­род­ным рос­сий­ским науч­ным жур­на­лам уче­ные могут пуб­ли­ко­вать свои рабо­ты, делая их доступ­ны­ми для миро­во­го науч­но­го сооб­ще­ства наравне с луч­ши­ми миро­вы­ми изда­ни­я­ми. И поэто­му, счи­таю, наря­ду со сти­му­ли­ро­ва­ни­ем пуб­ли­ка­ций в пре­стиж­ных высо­ко­им­пакт­ных меж­ду­на­род­ных жур­на­лах, надо улуч­шать каче­ство отбо­ра и экс­пер­ти­зы, пере­ни­мать прак­ти­ки луч­ших пере­вод­ных науч­ных жур­на­лов и тем самым учить рос­сий­ских уче­ных играть на миро­вом науч­ном поле. Мне кажет­ся, в этом рос­сий­ская науч­ная диас­по­ра может помочь рос­сий­ским уче­ным. Рос­сия, в отли­чие от неко­то­рых дру­гих стран, — стра­на с раз­ви­той науч­ной сре­дой, и нам сто­ит сохра­нять и уси­ли­вать то, что у нас еще оста­лось. В том чис­ле не сбра­сы­вать со сче­тов свои силь­ные сто­ро­ны и «разыг­ры­вать свою силу», как гово­рят в Аме­ри­ке.

А есть ли пла­ны на рабо­ту вне Рос­сии?

— Как я уже ска­зал, «боль­шая» RASA объ­еди­ня­ет уче­ных со все­го мира. И одна из моих задач как пре­зи­ден­та RASA-America — на сего­дня самой силь­ной реги­о­наль­ной орга­ни­за­ции — под­дер­жать эту миро­вую соци­аль­ную сеть. На сего­дня мне кажет­ся, что аме­ри­кан­ская орга­ни­за­ция — наи­бо­лее зре­лая, луч­ше орга­ни­зо­ва­на. Поэто­му мы хотим взять на себя роль лиде­ров, ока­зать помощь дру­гим уче­ным в постро­е­нии наше­го свя­зан­но­го гло­баль­но­го рус­ско­го науч­но­го мира. Мир меня­ет­ся. За 8–10 лет, про­шед­шие с момен­та, когда я полу­чил мега­грант и открыл рос­сий­скую лабо­ра­то­рию, суще­ствен­ные изме­не­ния про­изо­шли в рос­сий­ском науч­ном кли­ма­те. Я наблю­дал их непо­сред­ствен­но, как мега­грант­ник. Так­же про­изо­шли очень боль­шие изме­не­ния на меж­ду­на­род­ной арене. Но вре­ме­на изме­нят­ся сно­ва, а мы игра­ем вдол­гую, в том смыс­ле, что нас объ­еди­ня­ет наш общий куль­тур­ный код, о кото­ром я уже гово­рил. Мы дума­ем о буду­щем и сохра­ня­ем нашу сеть, нашу иден­тич­ность для него. Мир сей­час силь­но поля­ри­зо­ван, все нахо­дят точ­ки для кон­флик­та и раз­де­ле­ния. А мы пред­по­чи­та­ем искать то, что нас свя­зы­ва­ет.

Кто будет реа­ли­зо­вы­вать эти пла­ны?

— Ядром ассо­ци­а­ции RASA-America явля­ет­ся ее коор­ди­на­ци­он­ный коми­тет. На послед­ней кон­фе­рен­ции в допол­не­ние к деся­ти чле­нам мы избра­ли четы­рех новых. Я очень рад, что это Кон­стан­тин Сонин, с кото­рым я, меж­ду про­чим, позна­ко­мил­ся через сов­мест­ную дея­тель­ность в Сове­те по нау­ке Мино­бр­на­у­ки РФ и кото­рый отве­чал на нашей кон­фе­рен­ции за очень инте­рес­ную сес­сию по эко­но­ми­че­ским нау­кам. И это три жен­щи­ны-уче­ных — теперь в коми­те­те пять жен­щин. У нас уже были Еле­на Ато­чи­на-Вас­сер­ман (Пен­силь­ван­ский уни­вер­си­тет), вице-пре­зи­дент по общим вопро­сам, и Любовь Вар­ти­ков­ская (Наци­о­наль­ные инсти­ту­ты здо­ро­вья). А теперь в коми­тет вошли Татья­на Тата­ри­но­ва (Уни­вер­си­тет Ла-Вер­на), Кари­на Кар­де­нас (Наци­о­наль­ный инсти­тут рака) и Татья­на Бро­нич (Меди­цин­ский центр уни­вер­си­те­та Небрас­ки в Ома­хе). Я очень рас­счи­ты­ваю на под­держ­ку сво­их това­ри­щей и в этой под­держ­ке уве­рен. 

Алек­сандр Каба­нов
Бесе­до­ва­ла Алек­сандра Бори­со­ва

Конференция RASA в Вашингтоне. В центре — лауреаты премии имени Гамова Андрей Линде и Евгений Кунин. Фото с сайта rasa-usa.org
Кон­фе­рен­ция RASA в Вашинг­тоне.
В цен­тре — лау­ре­а­ты пре­мии име­ни Гамо­ва Андрей Лин­де и Евге­ний Кунин. Фото с сай­та rasa-usa.org

Пол­ный состав КК RASA


1 rasa-usa.org

2 rasa-usa.org/category/2018/

3 rasa-usa.org/george-gamow-award/

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

4 комментария

  1. Не хочу нико­го ни в чем обви­нять, но я отно­шусь к RASA с боль­шим подо­зре­ни­ем, хотя я и пом­ню афо­ризм Ежи Леца: «некра­си­во подо­зре­вать, если вполне уве­рен». При­ве­ду лишь одну фото­гра­фию с упо­мя­ну­той Каба­но­вым кон­фе­рен­ции RASA в Бостоне 2014 года:
    http://www.rasa-usa.org/app/uploads/2018/01/RASA-Conference-Boston-2014.jpg
    Сам я на кон­фе­рен­ции не был, так как боль­шое подо­зре­ние к RASA испы­ты­вал уже тогда. Так вот, 5м спра­ва от экра­на сто­ит тогдаш­ний посол РФ в США Кис­ляк. Тем, кто не живет в Шта­тах, это имя может ниче­го не гово­рить, но мы здесь наслы­ша­ны о нем за послед­ние пару лет, даль­ше неку­да. Каж­дый может про­честь о нем мно­го инте­рес­но­го в англо­языч­ной wiki (в рус­ско­языч­ной wiki эти све­де­ния начи­сто отсут­ству­ют).
    Бостон, США

  2. Пусть будет RASA, навер­ное, вре­да мень­ше чем поль­зы. Поль­за в том, что их с нами » объ­еди­ня­ет наш общий куль­тур­ный код». Все хоро­шо, но есть гро­мад­ная про­бле­ма.
    Напри­мер, куда подать­ся тол­ко­во­му «бота­ни­ку» после ВУЗа. В мест­ный НИИ (на 10–15т.р.), в Моск­ву (на те же 10 т.р + гран­ты), или сра­зу- «за бугор» (на 1.5 тыс. у.е). К баб­ке не ходи- «за бугор», в RASA.
    А кто будет раз­ви­вать рос­сий­скую часть нау­ки?? Мол­чит нау­ка…
    Теперь о печа­ти. Вот остал­ся чудак в РФ, вырос до кан­ди­да­та, вро­де есть пер­спек­ти­ва. А куда писать? Наши жур­на­лы до сих пор по уши «в бума­ге». И акты им пода­вай, и вся­кие там дого­во­ра автор­ства, и про­чее (по пол­го­да на рецен­зи­ро­ва­ние и еще год на опуб­ли­ко­ва­ние). А за бугор писать- » у вас пло­хой англий­ский, да и ссы­лок мало­ва­то (на нас-рецен­зен­тов-люби­мых)».
    Где реше­ние?? Да на виду:
    1) усиль финан­си­ро­ва­ние самих уче­ных, а не «нау­ки в целом». Стар­туй опла­ту тру­да с 30–40 т.руб. для аспи­ран­та и 50–60 т.р. для кан­ди­да­та, 2) Затем усиль про­це­ду­ру атте­ста­ции науч­но­го соста­ва, отфиль­труй «спо­кой­ных» (1 ста­тья в 1–2 года) от «буй­ных» (2−3 ста­тьи в год). Пла­ти по тру­ду. Для это­го уста­но­ви 7 уров­ней науч­ных сте­пе­ней, и при­бав­ляй по 20т.р. за каж­дый уро­вень. 3) Уста­но­ви жест­кий режим пуб­ли­ка­ции: рецен­зии за 2–3 неде­ли, выпуск ста­тьи – за 2–4 мес. после при­ня­тия, уста­но­ви опла­чи­ва­е­мый автор­ский пере­вод ста­тьи, что­бы ее чита­ли (автор сам обра­тит­ся за помо­щью, если надо). 4) Упро­сти фор­маль­но­сти с биб­лио­мет­ри­ей. Весь «авто­ри­тет» учен­но­го опре­де­ля­ет­ся по его уче­ной сте­пе­ни (ведь он ее защи­тил на сове­те). 5) Создай в каж­дом НИИ фонд опла­ты пуб­ли­ка­ций и фонд уча­стия в кон­фе­рен­ци­ях (мож­но по кво­там -1оплата в год на уче­но­го).
    И моло­дой уче­ный народ проч­но ося­дет в РФ. Рас­хо­дов для стра­ны -1%ВВП, види­мо, – в 2–3 раза мень­ше, чем на «рено­ва­цию» ста­рья. А поль­зы – в 10 раз боль­ше. Это же наш науч­ный капи­тал, наша тех­но­ло­гия, наша кре­пость. Про­сто бюд­жет надо счи­тать «по уму».
    А если все не так, как напи­са­но , то «это кому-то надо». Види­мо «враг не дрем­лет».
    Спа­си­бо за вни­ма­ние.

  3. Постро­е­ние гло­баль­но­го рус­ско­го науч­но­го мира?

    Рус­ский мир… Где-то я уже это слы­шал…

    Изви­ни­те, това­ри­щи, но я не с вами. Ско­рее, про­тив вас. Так и доло­жи­те вверх по вер­ти­ка­ли.

  4. Уведомление: Строить мосты

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (2 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...
 
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: