Сейсмология вмешается в большую политику?

Михаил Родкин, докт. физ.-мат. наук, гл. науч. сотр. ИТПЗ РАН
Миха­ил Род­кин

Cна­ча­ла крат­кая предыс­то­рия. Зако­но­мер­но­сти, опре­де­ля­ю­щие раз­ме­ще­ние запа­сов угле­во­до­ро­дов (УВ) по пла­не­те, по сути, неиз­вест­ны, но это рас­пре­де­ле­ние очень нерав­но­мер­ное. В основ­ном УВ ока­за­лись скон­цен­три­ро­ва­ны в араб­ских стра­нах и еще в несколь­ких реги­о­нах (Рос­сия, Вене­су­э­ла и др.). Бла­го­да­ря это­му и в свя­зи с огром­ны­ми энер­ге­ти­че­ски­ми потреб­но­стя­ми совре­мен­но­го обще­ства эти стра­ны в тече­ние не одно­го десят­ка лет име­ли­воз­мож­ность осу­ществ­лять кар­тель­ный сго­вор и полу­чать бас­но­слов­ную при­быль. Нефть не была обыч­ным това­ром, цены на кото­рый регу­ли­ру­ют­ся балан­сом спро­са и осно­ван­но­го на себе­сто­и­мо­сти пред­ло­же­ния. Моно­по­лия на жиз­нен­но необ­хо­ди­мый циви­ли­за­ции ресурс дава­ла воз­мож­ность «зала­мы­вать цену», часто более чем на поря­док пре­вы­ша­ю­щую себе­сто­и­мость. Соб­ствен­но, цена часто огра­ни­чи­ва­лась толь­ко воен­но-поли­ти­че­ски­ми рас­кла­да­ми, дабы цены на УВ не пре­вы­си­ли рис­ки и сто­и­мость их воору­жен­но­го захва­та. В резуль­та­те добы­ва­ю­щие УВ стра­ны полу­чи­ли в свое рас­по­ря­же­ние небы­ва­лые финан­со­вые ресур­сы. Это созда­ва­ло во мно­гом лож­ное ощу­ще­ние все­мо­гу­ще­ства. В араб­ских стра­нах оно нало­жи­лось на соци­аль­но сла­бо раз­ви­тое, отста­лое состо­я­ние обще­ства, что поро­ди­ло взры­во­опас­ную смесь раз­ду­то­го само­мне­ния и ком­плек­са непол­но­цен­но­сти. Одним из послед­ствий это­го ста­ло­по­яв­ле­ние ислам­ско­го фун­да­мен­та­лиз­ма и тер­ро­риз­ма, дли­тель­ное вре­мя актив­но под­дер­жи­ва­е­мо­го выс­ши­ми сло­я­ми неф­те­до­бы­ва­ю­щих араб­ских стран — основ­ных бене­фи­ци­а­ров высо­ких цен на УВ. Осо­бен­но урод­ли­вое выра­же­ние фун­да­мен­та­лизм полу­чил в наи­ме­нее раз­ви­тых мусуль­ман­ских стра­нах, осо­бен­но там, где тра­ди­ци­он­ная соци­аль­но-поли­ти­че­ская струк­ту­ра ока­за­лась раз­ру­ше­на актив­ным ино­стран­ным вме­ша­тель­ством (как в Афга­ни­стане).

Тра­ди­ци­он­но добы­ва­е­мые УВ-ресур­сы кон­цен­три­ру­ют­ся в отно­си­тель­но высо­ко­про­ни­ца­е­мых тол­щах. Впро­чем, содер­жат­ся они не толь­ко в этих тол­щах, но и в сла­бо­про­ни­ца­е­мых. В сред­нем про­ни­ца­е­мость зем­ной коры доста­точ­но мала, и по объ­е­му рез­ко доми­ни­ру­ют сла­бо­про­ни­ца­е­мые поро­ды. Соот­вет­ствен­но, запа­сы нетра­ди­ци­он­ных УВ (назы­ва­е­мых обыч­но слан­це­вы­ми нефтью и газом) в разы пре­вы­ша­ют объ­е­мы тра­ди­ци­он­ных УВ-запа­сов. Одна­ко в тече­ние дли­тель­но­го вре­ме­ни добы­ча этих нетра­ди­ци­он­ных ресур­сов была прак­ти­че­ски невоз­мож­ной.

С раз­ви­ти­ем тех­но­ло­гий добы­чи УВ были пред­ло­же­ны, а затем кар­ди­наль­ным обра­зом усо­вер­шен­ство­ва­ны тех­но­ло­гии, направ­лен­ные на искус­ствен­ное повы­ше­ние про­ни­ца­е­мо­сти пла­стов, содер­жа­щих УВ. Соот­вет­ствен­но, всё бо́льшие объ­е­мы нетра­ди­ци­он­ных запа­сов УВ ста­но­ви­лись доступ­ны­ми для ком­мер­че­ской добы­чи. На пер­вом эта­пе это­му спо­соб­ство­ва­ли моно­поль­но мно­го­крат­но завы­шен­ные цены на УВ. Сомни­тель­но, что без это­го зна­чи­тель­но более доро­гие тех­но­ло­гии добы­чи нетра­ди­ци­он­ных (слан­це­вых) УВ смог­ли бы пре­одо­леть исход­ный «потен­ци­аль­ный барьер» и обес­пе­чить ком­мер­че­скую эффек­тив­ность извле­че­ния этих ресур­сов.

В насто­я­щее вре­мя объ­е­мы добы­чи нетра­ди­ци­он­ных УВ обу­слов­ли­ва­ют­ся цена­ми на УВ, кото­рые дик­ту­ют теку­щий уро­вень допу­сти­мой себе­сто­и­мо­сти слан­це­вых неф­ти и газа. Теку­щий уро­вень добы­чи слан­це­вой неф­ти состав­ля­ет око­ло 10% от миро­во­го уров­ня, и эта доля быст­ро рас­тет. При этом общая тен­ден­ция тако­ва, что себе­сто­и­мость слан­це­вой неф­ти и газа вслед­ствие быст­ро­го совер­шен­ство­ва­ния тех­но­ло­гий добы­чи умень­ша­ет­ся. А себе­сто­и­мость тра­ди­ци­он­ных неф­ти и газа вслед­ствие исто­ще­ния ста­рых место­рож­де­ний и необ­хо­ди­мо­сти пере­хо­да на новые, более уда­лен­ные и менее осво­ен­ные тер­ри­то­рии, име­ет тен­ден­цию роста. При­чем в суще­ствен­но боль­шей сте­пе­ни это отно­сит­ся к Рос­сии, чем к стра­нам Ближ­не­го Восто­ка.

Если исхо­дить из выше­ска­зан­но­го, то может сло­жить­ся впе­чат­ле­ние, что ситу­а­ция с моно­по­ли­ей тра­ди­ци­он­ных стран — про­из­во­ди­те­лей неф­ти и газа — без­воз­врат­но ушла в про­шлое. И что нефть ста­но­вит­ся обыч­ным това­ром, сто­и­мость кото­ро­го будет зави­сеть в основ­ном от опре­де­ля­е­мой раз­ви­ти­ем тех­но­ло­гий добы­чи теку­щей себе­сто­и­мо­сти слан­це­вой неф­ти (есте­ствен­но, с воз­мож­ны­ми суще­ствен­ны­ми выбро­са­ми в область более высо­ких цен вслед­ствие фор­сма­жор­ных воен­но-поли­ти­че­ских обсто­я­тельств). В этой ситу­а­ции стра­ны Ближ­не­го Восто­ка (с наи­бо­лее удоб­ны­ми усло­ви­я­ми добы­чи) оста­нут­ся в плю­се (хоть уже и не будут иметь таких, как рань­ше, бас­но­слов­ных при­бы­лей). Хуже ситу­а­ция для Рос­сии, где теку­щая себе­сто­и­мость добы­чи УВ суще­ствен­но выше, чем на Ближ­нем Восто­ке, и не столь уж рез­ко отли­ча­ет­ся от себе­сто­и­мо­сти добы­чи слан­це­вой неф­ти.

Рис. А. Сергеева
Рис. А. Сер­ге­е­ва

Воз­мож­но, одна­ко, что ситу­а­ция с добы­чей слан­це­вой неф­ти и газа и не столь без­об­лач­на, и при­хо­ду эпо­хи слан­це­вой неф­ти угро­жа­ет рост вызван­ной сей­смич­но­сти. Уже доволь­но дав­но выска­зы­ва­лись пред­по­ло­же­ния, что неко­то­рые зем­ле­тря­се­ния, в част­но­сти Газ­лий­ские (серия ката­стро­фи­че­ских зем­ле­тря­се­ний, про­изошедших 8 апре­ля и 17 мая 1976 года и 20 мар­та 1984 года вбли­зи горо­да Газ­ли в Узбек­ской ССР), были вызва­ны тех­но­ген­ны­ми воз­дей­стви­я­ми при добы­че УВ. Счи­та­ет­ся дока­зан­ным опас­ный рост сей­смич­но­сти в свя­зи с добы­чей газа на гигант­ском гол­ланд­ском место­рож­де­ние Гро­нин­ген. Это место­рож­де­ние было откры­то в 1959 году и дли­тель­ное вре­мя явля­лось осно­вой энер­го­снаб­же­ния Нидер­лан­дов и ряда сосед­них стран. Тре­вож­ный зво­нок про­зву­чал в авгу­сте 2012 года, когда здесь про­изо­шло зем­ле­тря­се­ние маг­ни­ту­дой 3,6. Зем­ле­тря­се­ние не силь­ное, но рай­он пола­гал­ся асей­смич­ным, соот­вет­ству­ю­щие анти­сей­сми­че­ские меры при стро­и­тель­стве не при­ни­ма­лись, и даже такое зем­ле­тря­се­ние мог­ло при­не­сти замет­ный ущерб. Уже тогда спе­ци­аль­ная инспек­ция реко­мен­до­ва­ла сни­зить годо­вую добы­чу на место­рож­де­нии. Сла­бые зем­ле­тря­се­ния про­дол­жи­лись, и под дав­ле­ни­ем обще­ствен­но­сти (и под угро­зой исков о воз­ме­ще­нии ущер­ба) к кон­цу 2015 года были при­ня­ты реше­ние об огра­ни­че­нии добы­чи. В самом нача­ле 2018 года слу­чи­лось новое более силь­ное зем­ле­тря­се­ние, и пра­ви­тель­ство Нидер­лан­дов реши­ло вдвое сокра­тить добы­чу на место­рож­де­нии Гро­нин­ген, а потом и вовсе закрыть это неко­гда круп­ней­шее в Евро­пе место­рож­де­ние к 2030 году в целях умень­ше­ния опас­но­сти неболь­ших, но раз­ру­ши­тель­ных зем­ле­тря­се­ний.

Если спро­во­ци­ро­ван­ная добы­чей опас­ная сей­смич­ность воз­ни­ка­ет на обыч­ных УВ-место­рож­де­ни­ях, то тем более сле­ду­ет ожи­дать ее при раз­ра­бот­ке слан­це­вых неф­ти и газа, когда воз­дей­ствие на пласт суще­ствен­но силь­нее. Дей­стви­тель­но, при раз­ра­бот­ке обыч­ных УВ-место­рож­де­ний в боль­шин­стве слу­ча­ев сле­ду­ет ожи­дать изме­не­ний поро­во­го дав­ле­ния в есте­ствен­ном поро-тре­щин­ном про­стран­стве. При добы­че же слан­це­вой неф­ти и газа про­ис­хо­дит обра­зо­ва­ние обшир­ных новых систем тре­щин в исход­но нена­ру­шен­ных сла­бо­про­ни­ца­е­мых поро­дах. В этом слу­чае опас­ность воз­ник­но­ве­ния вызван­ной сей­смич­но­сти суще­ствен­но выше. Мно­гие авто­ры ука­зы­ва­ют на рост сла­бой сей­смич­но­сти в обла­сти добы­чи слан­це­вых неф­ти и газа в США и свя­зы­ва­ют этот рост с про­цес­сом добы­чи. Есте­ствен­но, выска­зы­ва­ют­ся и аль­тер­на­тив­ные мне­ния. Так, ука­зы­ва­ет­ся, что сла­бая сей­смич­ность мог­ла ранее про­сто не фик­си­ро­вать­ся в обла­стях, пола­гав­ших­ся асей­смич­ны­ми, и рост сей­смич­но­сти может быть свя­зан в боль­шой сте­пе­ни с уста­нов­кой новых систем реги­стра­ции зем­ле­тря­се­ний.

Авто­ру дове­лось быть рецен­зен­том ста­тьи, где отсут­ствие свя­зи сей­смич­но­сти с добы­чей слан­це­вой неф­ти аргу­мен­ти­ро­ва­лось и ина­че. В ста­тье отме­ча­лось, что зем­ле­тря­се­ния про­изо­шли в сто­роне от рас­по­ло­же­ния сква­жин и что вре­мя воз­ник­но­ве­ния зем­ле­тря­се­ний не соот­но­сит­ся с режи­мом добы­чи. Эти аргу­мен­ты, одна­ко, не кажут­ся вполне убе­ди­тель­ны­ми. Дей­стви­тель­но, вызван­ные зем­ле­тря­се­ния могут про­ис­хо­дить не непо­сред­ствен­но на обра­зо­ван­ных при раз­ры­ве пла­стов тре­щи­нах, а на сосед­них есте­ствен­ных раз­лом­ных нару­ше­ни­ях, харак­тер тек­то­ни­че­ской нагруз­ки на кото­рых изме­нил­ся в свя­зи с ново­об­ра­зо­ван­ны­ми тре­щи­на­ми. При этом момен­ты этих вызван­ных зем­ле­тря­се­ния могут запаз­ды­вать отно­си­тель­но вызвав­ших их тех­но­ген­ных воз­дей­ствий на неопре­де­лен­ный интер­вал вре­ме­ни, необ­хо­ди­мый для пере­да­чи воз­му­ще­ния и накоп­ле­ния мик­ро­раз­ру­ше­ний.

Если связь зем­ле­тря­се­ний с раз­ра­бот­кой слан­це­вой неф­ти будет дока­за­на, то сто­и­мость потен­ци­аль­но воз­мож­ных исков при­ве­дет к рез­ко­му росту себе­сто­и­мо­сти добы­чи и даже может сде­лать добы­чу слан­це­вой неф­ти нерен­та­бель­ной.

Спи­сы­вать со сче­тов осо­бую роль стран — тра­ди­ци­он­ных про­из­во­ди­те­лей неф­ти и газа — преж­де­вре­мен­но еще и пото­му, что нетра­ди­ци­он­ная слан­це­вая нефть и нефть обыч­ных УВ-место­рож­де­ний име­ет общую при­ро­ду. Отсю­да мож­но ожи­дать, что пер­спек­тив­ные с точ­ки зре­ния добы­чи слан­це­вой неф­ти гео­ло­ги­че­ские фор­ма­ции будут часто ока­зы­вать­ся в рай­о­нах раз­ме­ще­ния обыч­ных УВ-место­рож­де­ний. И дей­стви­тель­но, сре­ди наи­бо­лее пер­спек­тив­ных рай­о­нов добы­чи слан­це­вой неф­ти (кро­ме ряда став­ших уже тра­ди­ци­он­ны­ми рай­о­нов ее добы­чи в США) назы­ва­ют Оман, Сирию, Рос­сию (Запад­ную Сибирь). То есть пер­спек­тив­ны­ми в плане добы­чи слан­це­вой неф­ти ока­зы­ва­ют­ся тра­ди­ци­он­ные стра­ны — про­из­во­ди­те­ли неф­ти.

Автор ранее был одним из пер­вых, кто пре­ду­пре­ждал о паде­нии цен на УВ и о важ­но­сти слан­це­вой неф­ти (жела­ю­щие могут про­ве­рить по архи­вам «Газеты.ру» или вспом­нить обсуж­де­ния нача­ла века в досто­по­чтен­ной «Керо­син­ке», она же Рос­сий­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет неф­ти и газа им. И. М. Губ­ки­на); теперь он ока­зы­ва­ет­ся в чис­ле пер­вых, отме­тив­ших воз­мож­ность зака­та эры слан­це­вой неф­ти. Реша­ю­щее сло­во при этом оста­ет­ся, по-види­мо­му, за сей­смо­ло­ги­ей.

Миха­ил Род­кин, 
докт. физ.-мат. наук, Инсти­тут тео­рии про­гно­за зем­ле­тря­се­ний и мате­ма­ти­че­ской гео­фи­зи­ки РАН,
Инсти­тут про­блем неф­ти и газа РАН

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (6 оценок, среднее: 3,67 из 5)
Загрузка...
 
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: