Кому нужен хеттский корпус?

Мария Молина
Мария Моли­на

Извест­но, что насто­я­щий уче­ный спо­со­бен объ­яс­нить ребен­ку, над чем рабо­та­ет, за пять минут про­сты­ми сло­ва­ми. Но на самом деле это такая пси­хо­ло­ги­че­ская ловуш­ка: ты можешь зани­мать­ся очень нуж­ны­ми серьез­ны­ми веща­ми с боль­шим потен­ци­а­лом для буду­ще­го чело­ве­че­ства, но не все­гда иметь ответ на вопро­сы «Что это такое?» и «Кому это нуж­но пря­мо сей­час?». Вот так совер­шен­но теря­ешь­ся, когда спра­ши­ва­ют, зачем изу­чать язы­ки, — не англий­ский или немец­кий, а что-то совер­шен­но не вос­тре­бо­ван­ное при постро­е­нии карье­ры, какой-нибудь там ижор­ский или, допу­стим, язык кас­ков, напа­дав­ших на бед­ных хет­тов 3500 лет назад. Мы и про самих хет­тов-то как сле­ду­ет нача­ли узна­вать все­го 100 лет назад, если не счи­тать ред­ких выдер­жек из Биб­лии. А ведь это была огром­ная могу­ще­ствен­ная Хетт­ская импе­рия, одно из Вели­ких царств брон­зо­во­го века, зани­мав­шая бо́льшую часть совре­мен­ной Тур­ции и Север­ной Сирии, а потом в одно­ча­сье исчез­нув­шая из исто­рии нашей циви­ли­за­ции в нача­ле желез­но­го века.

Возь­ми­те язык одной из малых народ­но­стей Рос­сии, послед­ние носи­те­ли кото­рой вот-вот умрут и язы­ко­ве­ды пыта­ют­ся успеть запи­сать на дик­то­фон их речь, рас­шиф­ро­вать, зафик­си­ро­вать в линг­ви­сти­че­ских кор­пу­сах. Зачем это нуж­но? Лад­но, ска­жут мне, ижор­ский язык — часть оте­че­ствен­но­го куль­тур­но­го насле­дия. Но ведь и хетт­ский — часть наше­го обще­го куль­тур­но­го насле­дия — древ­ней­ший зафик­си­ро­ван­ный в пись­мен­но­сти индо­ев­ро­пей­ский язык, род­ствен­ник англий­ско­му и рус­ско­му. Зна­е­те ли вы, что дву­гла­вый орел на рос­сий­ском гер­бе име­ет самое что ни на есть хетт­ское про­ис­хож­де­ние? От хет­тов он про­шел дол­гую доро­гу, в том чис­ле через Визан­тию, и вошел в нашу госу­дар­ствен­ность. А зна­е­те, какое самое частое сло­во в речи хет­тов? Малень­кое сло­веч­ко «ну», с кото­ро­го начи­на­ет­ся пред­ло­же­ние. Пря­мо как в рус­ском — «ну, я пошел!» — nu paimi (хетт. «я пой­ду»). Эта началь­ная части­ца прак­ти­че­ски ниче­го не озна­ча­ет, кро­ме того, что начи­на­ет­ся новое пред­ло­же­ние, — это фра­зо­вый кон­нек­тор, как гово­рят линг­ви­сты. Она очень похо­жа по сво­им функ­ци­ям на зву­ча­щую точ­но так же рус­скую части­цу.

Пре­ем­ствен­ность тра­ди­ции изоб­ра­жать дву­гла­во­го орла на госу­дар­ствен­ных бума­гах (а хет­ты за отсут­стви­ем бума­ги ста­ви­ли печа­ти на гли­ня­ные кли­но­пис­ные таб­лич­ки) под­твер­жде­на иссле­до­ва­ни­я­ми исто­ри­ков. Так, исто­рик из РГГУ Евге­ний Пче­лов1 целую кни­гу напи­сал о рос­сий­ском гер­бе, где под­чер­ки­ва­ет эту связь вре­мен. Точ­но ли свя­за­ны меж­ду собой рус­ское меж­до­ме­тие «ну» и хетт­ское nu, ска­зать зна­чи­тель­но труд­нее. Вер­нее, по умол­ча­нию линг­ви­сты пола­га­ют, что эти два сло­ва сов­па­да­ют совер­шен­но слу­чай­но. Мож­но ли дока­зать или опро­верг­нуть их гене­ти­че­скую связь, учи­ты­вая, что мы даже не зна­ем, где ста­ви­лось уда­ре­ние в хетт­ской речи? Дело в том, что хет­ты запи­сы­ва­ли свои тек­сты без зна­ков пре­пи­на­ния, спа­си­бо, что хоть про­бе­лы меж­ду сло­ва­ми ста­ви­ли. К сожа­ле­нию, без маши­ны вре­ме­ни мы не в состо­я­нии понять, как и с какой инто­на­ци­ей они гово­ри­ли хет­ты, напри­мер, дела­ли ли, как и мы, пау­зу после «ну». Одна­ко мы все-таки спо­соб­ны узнать кое-что о зву­ча­нии мерт­вых язы­ков, на кото­рых люди не раз­го­ва­ри­ва­ют уже три тыся­чи лет и от кото­рых нам доста­лись лишь облом­ки гли­ня­ных таб­ли­чек, — это при­мер­но как вычис­лить по сле­дам на фото­гра­фи­ях неба, есть ли пла­не­ты у дале­кой звез­ды.

Хеттская клинописная табличка. XIV век до н. э.
Хетт­ская кли­но­пис­ная таб­лич­ка. XIV век до н. э.

Так, что­бы понять функ­ции хетт­ско­го nu, для нача­ла надо най­ти все пред­ло­же­ния, кото­рые оно начи­на­ет, посмот­реть, с какой часто­той встре­ча­ет­ся, что озна­ча­ют окру­жа­ю­щие эту части­цу сло­ва. Но ведь невоз­мож­но пере­смот­реть зари­сов­ки всех кли­но­пис­ных таб­ли­чек на хетт­ском язы­ке толь­ко ради nu — на такую рабо­ту уйдет слиш­ком мно­го вре­ме­ни, и резуль­та­ты слиш­ком незна­чи­тель­ны, что­бы за нее брать­ся. На помощь здесь может прий­ти линг­ви­сти­че­ский кор­пус — база дан­ных, в кото­рой собра­ны все без исклю­че­ния хетт­ские тек­сты (допу­стим, для нача­ла хотя бы тек­сты опре­де­лен­но­го вре­ме­ни или жан­ра). Далее, они долж­ны быть запи­са­ны в транс­ли­те­ри­ро­ван­ной фор­ме — в такой гра­фи­ке, что­бы лег­ко было читать, — напри­мер, лати­ни­цей. Сло­во­фор­мы долж­ны быть оциф­ро­ва­ны и про­ин­дек­си­ро­ва­ны — и тогда мы про­сто набе­рем в интер­фей­се поис­ка иско­мое nu и полу­чим выбор­ку всех кон­тек­стов, в кото­рых оно встре­ча­ет­ся. Зада­ча про­ана­ли­зи­ро­вать зна­че­ние и функ­ции малень­кой части­цы, так напо­ми­на­ю­щей рус­ское началь­ное «ну», ста­но­вит­ся зна­чи­тель­но про­ще. Линг­ви­сты из сек­то­ра ана­то­лий­ских и кельт­ских язы­ков Инсти­ту­та язы­ко­зна­ния РАН уже про­ве­ли пред­ва­ри­тель­ный ана­лиз, пока­зав­ший, что при­мер­но поло­ви­на хетт­ских пред­ло­же­ний начи­на­ет­ся с nu. Пред­ставь­те, что каж­дое вто­рое сло­во в вашем рас­ска­зе будет так начи­нать­ся: «Ну, захо­дит Петя в ком­на­ту; ну, подо­шел к сто­лу; ну, взял ябло­ко; ну, съел его; и тут — ах — и упал замерт­во, ябло­ко-то было отрав­лен­ным!»

Кор­пус хетт­ских кла­уз, кото­рый дела­ют в ИЯз РАН, нужен, разу­ме­ет­ся, не толь­ко для иссле­до­ва­ния nu. С его помо­щью мож­но отве­тить на вопро­сы, к кото­рым иным обра­зом не под­бе­решь­ся. Одно из клю­че­вых направ­ле­ний иссле­до­ва­ния хетт­ско­го син­так­си­са — изу­че­ние поряд­ка слов. Поря­док слов — это когда в язы­ке в опре­де­лен­ной после­до­ва­тель­но­сти встре­ча­ет­ся субъ­ект (под­ле­жа­щее), объ­ект (пря­мое допол­не­ние) и гла­гол (ска­зу­е­мое). Суще­ству­ют язы­ки со сво­бод­ным поряд­ком слов — как рус­ский, в кото­ром мож­но ска­зать и «Маша ела кашу», и «Кашу Маша ела», и «Кашу ела Маша», и «Ела Маша кашу». Ска­зать-то мож­но, да кажет­ся, что зна­че­ние у этих фраз слег­ка отли­ча­ет­ся. Дей­стви­тель­но, воз­ни­ка­ет ощу­ще­ние, что толь­ко пер­вая фра­за про­из­но­сит­ся отно­си­тель­но ров­ным тоном; уже во вто­рой ясно, что гово­ря­ще­му важ­но под­черк­нуть, кто имен­но ел эту самую кашу; в тре­тьей — в зави­си­мо­сти от инто­на­ции — либо кто ел кашу, либо сущ­ность Маши­но­го зав­тра­ка; а чет­вер­тая фра­за как буд­то начи­на­ет исто­рию, в кото­рой Машин зав­трак дол­жен пре­рвать­ся самым неожи­дан­ным обра­зом2. Есть язы­ки, в кото­рых поря­док слов фор­маль­ный и жест­кий, — так, в англий­ском очень важ­но, что­бы пер­вым шло под­ле­жа­щее. Там инто­на­ци­он­ные стра­те­гии могут реа­ли­зо­вы­вать­ся, напри­мер, в выно­си­мых впе­ред фра­зах: A man kissed a woman. — It was a man who kissed a woman. Какой поря­док слов для язы­ка нор­ма­лен, какой поря­док обре­ме­нен каки­ми допол­ни­тель­ны­ми зна­че­ни­я­ми, обыч­но выяс­ня­ет­ся с помо­щью язы­ко­вых экс­пе­ри­мен­тов, через опре­де­ле­ние нега­тив­ных при­ме­ров («так ска­зать нель­зя»).

В хетт­ском язы­ке, как и в неко­то­рых дру­гих древ­них индо­ев­ро­пей­ских язы­ках, самым обыч­ным поряд­ком слов явля­ет­ся SOV — субъ­ект-объ­ект-гла­гол. Но встре­ча­ют­ся и дру­гие поряд­ки слов, чаще все­го OSV — объ­ект-субъ­ект-гла­гол. Так, в одном из ново­хетт­ских писем (напи­сан­ных неза­дол­го до паде­ния Хетт­ской импе­рии) опи­сы­ва­ет­ся ситу­а­ция, когда некто по име­ни Атпа соби­ра­ет­ся отпу­стить залож­ни­ков, но чело­век по име­ни Пия­ма­ра­ду выдал ему бун­тов­щи­ка Сиг­гау­ну и так ему ска­зал: «Бог гро­ма награ­дил тебя. Зачем ты будешь отда­вать награ­ду обрат­но?» И Атпа в ито­ге не отпу­стил залож­ни­ков. Пред­ло­же­ние «Бог гро­ма, мол, награ­дил тебя» зву­чит сле­ду­ю­щим обра­зом: tuk=wa Tarhuntas piyanait, «тебя бог гро­ма награ­дил», т. е. вна­ча­ле кого (объ­ект), потом кто (бог гро­ма), потом гла­гол. Поче­му здесь воз­ник такой поря­док слов? Что он озна­ча­ет? Инто­на­ци­он­ное выде­ле­ние сло­ва «тебя»? Или инто­на­ци­он­ное выде­ле­ние фра­зы «бог гро­ма»? Если мы смо­жем это понять, то фак­ти­че­ски смо­жем про­чи­тать вслух пред­ло­же­ние, кото­рое не зву­ча­ло тыся­че­ле­ти­я­ми. Если мы нач­нем уве­рен­но пони­мать, каки­ми были инто­на­ци­он­ные стра­те­гии хетт­ской речи, воз­мож­но, смо­жем когда-нибудь заста­вить их пес­ни зву­чать — с теми же ого­вор­ка­ми, с кото­ры­ми сей­час уже мож­но читать вслух древ­не­гре­че­ский текст. Воз­мож­но, в нашу куль­ту­ру вой­дет не толь­ко гоме­ров­ский эпос, но и цикл ска­за­ний о боге Кумар­би, заим­ство­ван­ный хет­та­ми у хур­ри­тов и запи­сан­ный на хетт­ском язы­ке. Часть это­го цик­ла рас­ска­зов, ско­рее все­го, рас­ска­зы­ва­лась сти­ха­ми или даже пелась.

Но мы не можем искать нега­тив­ные при­ме­ры в экс­пе­ри­мен­тах с мерт­вым язы­ком — увы, уже дав­но нет тех носи­те­лей, кото­рые мог­ли бы уве­рен­но ска­зать: «На нашем язы­ке так не гово­рят». Един­ствен­ным спо­со­бом про­ве­рять, воз­мож­ны те или иные поряд­ки слов, оста­ет­ся кор­пус­ный ана­лиз: по край­ней мере, мы можем вычис­лить, какие пред­ло­же­ния встре­ча­ют­ся в дошед­ших до нас текстах, а каких нет совсем. Для тако­го кор­пус­но­го экс­пе­ри­мен­та все сло­ва во всех текстах на всех таб­лич­ках в иде­а­ле сле­ду­ет пере­ве­сти в циф­ро­вую фор­му, опи­сать и про­ин­дек­си­ро­вать. Это очень дол­гая и кро­пот­ли­вая рабо­та, но ее пер­вые резуль­та­ты мож­но уже частич­но видеть, если задать поиск по базе дан­ных, выло­жен­ной на сай­те hittitecorpus.ru.

Мария Моли­на, 
науч­ный жур­на­лист, сотруд­ник Инсти­ту­та язы­ко­зна­ния РАН


1 Пче­лов Е. В. Рос­сий­ский госу­дар­ствен­ный герб. Ком­по­зи­ция, сти­ли­сти­ка и семан­ти­ка в исто­ри­че­ском кон­тек­сте. М.: РГГУ, 2005: «О свя­зи орла с цар­ской вла­стью гово­рит­ся в древ­не­хетт­ских риту­а­лах, вос­хо­дя­щих к XVII веку до н.э… далее про­дол­же­ние в том же аре­а­ле — Визан­тии… и в Свя­щен­ной Рим­ской импе­рии».
Его кол­ле­га из Санкт-Петер­бург­ско­го инсти­ту­та исто­рии РАН Геор­гий Вилин­ба­хов в док­тор­ской дис­сер­та­ции 2003 года на тему «Госу­дар­ствен­ная гераль­ди­ка в Рос­сии: тео­рия и прак­ти­ка» напо­ми­на­ет, что изоб­ра­же­ние дву­гла­во­го орла было обна­ру­же­но на камен­ном релье­фе в Ала­д­жа-Хюю­ке (Цен­траль­ная Ана­то­лия), где и до сих пор мож­но его уви­деть: «Поз­же изоб­ра­же­ния дву­гла­во­го орла встре­ча­ют­ся в раз­лич­ных куль­тур­но-исто­ри­че­ских реги­о­нах. На Восто­ке эта тра­ди­ция под­дер­жи­ва­лась в госу­дар­стве Саса­ни­дов в VI веке, в араб­ском мире с XII по XIV век. Появ­ле­ние в Евро­пе дву­гла­во­го орла как гераль­ди­че­ско­го зна­ка обыч­но свя­зы­ва­ют с кре­сто­вы­ми похо­да­ми. Под вли­я­ни­ем Визан­тии дву­гла­вый орел фигу­ри­ро­вал в каче­стве сим­во­ла госу­дар­ствен­но­сти и неза­ви­си­мо­сти в Бол­га­рии, Сер­бии, Чер­но­го­рии, Алба­нии, Румы­нии. В Рос­сии дву­гла­вый орел появил­ся на вели­ко­кня­же­ской печа­ти Иоан­на III Васи­лье­ви­ча в 1490-х».

2 Подроб­нее об инто­на­ци­он­ных стра­те­ги­ях рус­ской речи читай­те в кни­ге Янко Т. Е. Инто­на­ци­он­ные стра­те­гии рус­ской речи в сопо­ста­ви­тель­ном аспек­те. — М.: Язы­ки сла­вян­ской куль­ту­ры, 2008.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (8 оценок, среднее: 4,88 из 5)
Загрузка...
 
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: