«Мы выступаем за вариативность аспирантуры»

На прошлой неделе в РАН состоялись слушания по развитию аспирантуры в России, в которых приняли участие президент Академии наук Александр Сергеев и его коллеги, а также представители Министерства науки и высшего образования и Рособрнадзора. С докладом о предложениях по развитию научной аспирантуры России выступил член-корреспондент РАН Юрий Ковалев [1, 2].

— 1 ноября в Академии наук прошли общественные слушания о научной аспирантуре. Каков главный итог состоявшейся дискуссии, на ваш взгляд?

— Мне кажется, был достигнут консенсус: мы категорически не можем позволить, чтобы произошла очередная болезненная и тяжелая реформа аспирантуры. При этом научная аспирантура должна быть организована так, чтобы было удобно научным и образовательным организациям, аспиранты вместе со своими руководителями могли заниматься именно наукой, а российские дипломы кандидатов наук признавались в мире.

— Идея, предложенная Советом по науке, чтобы существовали как научные, так и научно-педагогические аспирантуры, многими коллегами была отвергнута. Большинство высказалось только за научные аспирантуры…

— Год или полтора назад, когда мы начали заниматься этим вопросом в Совете по науке прошлого Министерства образования и науки, я тоже говорил о том, что нужна только научная аспирантура. Однако обсуждение этого вопроса с чиновниками Минобрнауки привело к пониманию, что помимо значительного числа организаций с серьезной научной компонентой есть не менее значительное число образовательных организаций, которым аспирантура нужна для доучивания своих магистров до уровня, необходимого для работы преподавателем в вузах. Для них крайне важно иметь возможность в рамках аспирантуры дать выпускникам магистратур дополнительные знания, необходимые для работы преподавателем. В рамках современных федеральных государственных образовательных стандартов (ФГОС) таким аспирантурам работается хорошо, но аспирантам, стремящимся к научной работе, и их научным руководителям в этой системе неудобно. Поэтому мы предлагаем вариант, который направлен на вариативность и существование двух путей развития аспирантуры.

Первый — научно-педагогическая аспирантура. Если уровень подготовки магистров недостаточен и организации нужно доучить человека, то ей можно пойти по пути научно-педагогической аспирантуры. Тогда большое количество учебных часов, которые запланированы в рамках ФГОСов, будут организации в помощь. Может быть, организация захочет еще больше часов на лекции и семинары. Логично, если после завершения подобного обучения люди будут получать дипломы об окончании аспирантуры и с этими дипломами смогут преподавать. Тогда не нужно будет пытаться «лепить» слабых кандидатов наук, если у молодых коллег нет цели работать в науке.

Второй путь — научная аспирантура. На слушаниях в РАН как раз обсуждалось, чтó сегодня мешает научной аспирантуре. Обязаловка по «палкам» большого количества учебных часов приводит к тому, что наши аспиранты сидят на не очень нужных им занятиях. В рамках научной аспирантуры должно быть минимальное количество учебных курсов — только то, которое необходимо для сдачи кандидатских минимумов. И это всё! Остальное время наши аспиранты должны заниматься научной работой: учиться и выполнять исследовательскую работу.

Мы считаем, что научная аспирантура должна заканчиваться защитой диссертации. Соответственно, в ее рамках мы должны готовить кандидатов наук. Хочу заметить, что пожелание заканчивать научную аспирантуру именно защитой диссертации не должно привести к требованию 100% защит по окончании аспирантуры. Иначе в этом случае далеко не все диссертации будут на необходимом высоком уровне.

Вариативность, которую мы предлагаем, можно реализовать в рамках существующего закона об образовании изменением ФГОСов. Это как раз и позволит вузам и научным организациям выбирать, по какому пути в рамках аспирантуры они хотят пойти. Замечу, что существуют и другие пути решения данной задачи. Они обсуждались нами и коллегами на общественных слушаниях.

— Воспринимаются ли ваши идеи Министерством науки и высшего образования?

— Да, у нашей рабочей группы есть взаимопонимание с министерством о том, как идеи, связанные с научной аспирантурой, претворить в жизнь. Но следующий шаг сейчас должна сделать Академия наук по результатам состоявшихся общественных слушаний. Как было сказано во время заключительного слова президента РАН А. М. Сергеева и вице-президента РАН А. Р. Хохлова, будет подготовлен результирующий документ, который должен отразить консенсусное мнение, сформированное в ходе этого обсуждения. И этот документ будет направлен в Министерство науки и высшего образования.

Теперь вопрос в том, какой документ подготовит Академия наук и как на него отреагирует министерство. У меня позитивные ожидания. Мне кажется, что на слушаниях мы все, при существующей разнице в деталях, говорили об одном и том же. Нам вместе с чиновниками необходимо принять решение о том, как наиболее оптимально с точки зрения закона и наиболее эффективно и безболезненно для научно-образовательных организаций, аспирантов и их научных руководителей реализовать решение обсуждаемых выше задач.

Видеозапись общественных слушаний, 1 ноября 2018

1. Видеозапись дискуссии.

2. Презентация Ю. Ковалева, Е. Шеваля и др. участников рабочей группы.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (2 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

23 комментария

  • Andrew:

    Чиновники создали проблему 4 года назад, доблестно «реформируя» бывшие институты РАН, а теперь с умным видом возвращают всё назад. Главное, бюджет попилен, и смысл чиновьего существования оправдан.

  • Denny:

    ИМХО, это принципиально неверный шаг. И так наши ВУЗовские преподаватели мало знакомы с наукой и вообще с каким-либо реальным делом. А в случае деления аспирантуры это будет официально закреплено. И специалистов в ВУЗах будут готовить люди, которые сами специалистами не являются. Это вообще нонсенс. Выпустили студентов, доучили у себя в аспирантуре, и они стали в свою очередь преподавать. Получается замкнутый цикл функционирования преподавателей, совершенно оторванный от реальной деятельности. Выпускники вообще будут ни на что не годны. И так студентов приходится фактически забирать из ВУЗов, чтобы на месте в лаборатории обучить хоть чему-нибудь полезному.

    А стоило бы двигаться ровно в обратном направлении. В сторону создания базовых кафедр, в сторону привлечения реальных специалистов к преподаванию и т. д. Это к вопросу о том, как реформировать науку и образование.

    • Алексей В. Лебедев:

      Я думаю, это будет касаться гуманитарных специальностей, так что не стоит беспокоиться.

    • Илья:

      Вы из другой реальности, сударь. Вузовские преподаватели в провинции вынуждены вести по 11−14 пар в неделю (норматив 12 студентов на преподавателя, подушевое финансирование, полное отсутствие финансирования науки, теперь только конкурс в рамках госзадания) и писать по 3 и более статьи в приличных журналах на 22 т.р. в месяц (зарплата доцента, к.ф.-м.н.), иначе их не аттестуют, в то время как сотрудники московских НИИ получают большую зарплату и отчитываются публикациями, сделанными в университетах и региональных филиалах. И выживают только за счёт грантов. Это реальная картина для многих областей физики, химии и биологии. НИИ не вкладываются в студентов, а хотят, чтобы им отдали лучшее за так и при этом строят из себя элиту. Совершенно ясно, что если вуз учит кроме физиков, химиков и биологов ещё и школьных учителей физкультуры, искусствоведов, переводчиков, воспитателей садов, инженеров-прикладников и психологов, то среднее число статей WoS будет в нём на человека ниже, чем в НИИ. Вот только если вы возьмёте естественно-научные факультеты Томских вузов (обоих), ННГУ, НГУ или Казани (или даже Ростова, Саратова или Воронежа), то получите в расчёте на сотрудника (аспирантов не берём) показатели выше, чем у НИИ второй категории.

      • Denny:

        Я полностью в курсе этих проблем. И полагаю, что двигаться надо в сторону снижения педагогической нагрузки на сотрудников ВУЗов, чтобы они имели больше времени заниматься наукой (или другим практическим делом). Сделать это можно за счет привлечения к преподавательскому процессу сотрудников НИИ. Для которых может быть стимулом зачет преподавательской работы в госзадание. Тогда преподавательская нагрузка и научная работа были бы более равномерно распределены. И противоречие между ВУЗами и НИИ было бы в значительной мере снято.

        Я работаю в питерском НИИ и точно знаю, что выпускников для нас никто не готовит. Приходится вкладываться в студентов самим. Неофициально. А можно было бы тоже самое дело вполне легально в рамках работы экспериментальных базовых кафедр и лекций. Разгрузив от части этой работы сотрудников ВУЗов, мы бы дали им возможность заниматься научной деятельностью полноценно. ИМХО, все бы только выиграли.

        А дальнейшее обособление ВУЗов за счет создания своей модели аспирантуры я считаю шагом в неправильном направлении.

        • Алексей В. Лебедев:

          В случае провинциальных вузов рядом может не быть никаких НИИ или не быть подходящих по специальностям.

          • Denny:

            Может. Но тогда не очень понятно, для кого и для чего сей провинциальный ВУЗ готовит специалистов. Ведь тут не обязательны именно НИИ. Опытные врачи могут многому научить студентов-медиков. Инженеры — инженеров. Юристы — юристов, и т. д. Поинт в том, что специалистов должны готовить специалисты, а не пересказыватели учебников. Афонюшкин Василий именно это ниже написал.

            • Алексей В. Лебедев:

              Верно ли, что всякий специалист в своем деле способен подготовить специалиста? По-моему, чтобы учить, тоже нужны какие-то знания и умения в области преподавания, а не только знания и умения в своем деле.

              Если исходить из того, чтобы специалисты готовили специалистов, тогда вузы вообще не нужны. Это схема средневековых ремесленников, мастеров и подмастерьев.

              • Denny:

                «Верно ли, что всякий специалист в своем деле способен подготовить специалиста? «Что за странный вопрос? Разумеется — НЕТ. Но те, кто готовит специалистов, сами должны быть из числа специалистов. И совершенно очевидно, что для подготовки хирурга мало одного хирурга. В подготовке должны также участвовать специалист-физиолог, специалист-биохимик и много других. Организацией этого сложного процесса и занимаются ВУЗы.

                «В любом случае, если вуз готовит не ученых для НИИ, то и научная аспирантура (с научными исследованиями и защитой диссертации) ему не обязательна.» Совершенно верно. Тем, кто готовит врачей, не обязательна аспирантура с защитой (большинству из них). Но им нужен опыт врачебной работы, понимание сути этой работы, ее особенностей и тонкостей. А часть должна иметь и реальную практику научной работы. Для того, чтобы во врачебном деле появлялись и внедрялись новые научные разработки.

                Мне даже как-то неудобно повторять такие элементарные вещи…

                • Алексей В. Лебедев:

                  Вы совершенно правильно говорите, что аспирантам нужна реальная практика. И практика должна быть в учебном плане аспирантуры по любому. Но практика и научная работа над диссертацией — разные вещи.

                  • Denny:

                    С этим совершенно согласен. Всегда утверждал, что значение диссертаций у нас невероятно переоценено по сравнению с реальной пользой от них. Отсюда, кстати, и массовость фейков. Многим для дела она не нужна, а ее наличие требуют. Там же, где диссертация является нормальным следствием работы (у тех, кто наукой занимается) фейковых диссеров почти нет.

            • Алексей В. Лебедев:

              В любом случае, если вуз готовит не ученых для НИИ, то и научная аспирантура (с научными исследованиями и защитой диссертации) ему не обязательна.

  • Алексей Лк:

    «И так наши ВУЗовские преподаватели мало знакомы с наукой и вообще с каким-либо реальным делом»

    «Выпускники вообще будут ни на что не годны»

    «А стоило бы двигаться ровно в обратном направлении»

    «Я думаю, это будет касаться гуманитарных специальностей, так что не стоит беспокоиться»

    Однажды Лебедь, Рак, да Щука
    Везти с поклажей воз взялись,
    И вместе трое все в него впряглись;
    Из кожи лезут вон, а возу все нет ходу!
    Поклажа бы для них казалась и легка:
    Да Лебедь рвётся в облака,
    Рак пятится назад, а Щука тянет в воду.
    Кто виноват из них, кто прав, — судить не нам;
    Да только воз и ныне там.

    «Это к вопросу о том, как реформировать науку и образование» Denny.

  • Сергей:

    В признании аспирантуры третьей ступенью образования не стоит забывать про армию, точнее про мотив легального откоса от армии.
    В посредственных вузах этот мотив «аспирантов» находит консенсус с мотивом руководства вузов хоть что-то заработать на платных аспирантах и дать своим преподавателям средне-бездельные 50 часов в год в нагрузку. В прежние времена, закончившие аспирантуру и не защитившие кандидатскую стыдливо скрывали сей факт, а сейчас за аспирантуру дают отдельный диплом. Прежний Минобр просто «отвоевывал» клиентуру у Минздрава и Минобороны, повышая «ценность» диплома аспиранта официальным признанием ненужности защиты кандидатской.
    В условиях ужесточения процедур и критериев защит диссертаций, выделения ведущих вузов с правом самостоятельного присуждения степеней получить качественных аспирантов для сотен посредственных вузов практически невозможно. Необходимо просто продолжить практику зачищения советов и лишать посредственные вузы аккредитации их аспирантских программ при небольшом количестве защит.

  • Андрей:

    Почему только два вида аспирантуры? Надо больше! Научно-практическая аспирантура, медико-педагогическая аспирантура, гуманитарная аспирантура, естественная аспирантура, отдельные аспирантуры для троечников, хорошистов и отличников. Зачем останавливаться? Можно ещё сделать различные аспирантуры с разным уровнем требований для разных регионов — должны же мы учитывать часовые пояса!

  • Андрей:

    В предложении создать два типа аспирантуры я вижу некоторую недоработанность. Почему только два? Надо сделать научно-производственную аспирантуру (и, отдельно, производственно-научную), медицинско-педагогическую, сельскохозяйственную обязательно. Нужны отдельные виды аспирантуры для отличников, хорошистов и троечников. Наконец, нельзя забывать, что у нас несколько федеральных округов со своей спецификой, в каждом из которых есть несколько часовых поясов. Все это тоже заслуживает особого подхода. А вот необходимость защищать диссертацию после аспирантуры — это пережиток прошлого. Достаточно справки об обучении для военкомата. Опять-таки, многочисленные чиновники из Минобрнауки успешно защитили диссертации (несколько вторичные, ну так что ж) безо всякой аспирантуры.

  • Афонюшкин Василий:

    смущает необходимость для преподавания обучения в аспирантуре. Например, студент медвуза. сразу отучившись в аспирантуре получает право преподавать хирургию… а вот опытнейший хирург отработавший лет 5−10 и достигший многого в своей профессии — нет. Так что-ли? Кстати доводилось уже видеть ситуации когда какого-нибудь очень крутого инженера, специалиста мирового уровня. который решил попреподавать просто ради повышения квалификации студентов попросили уйти ибо аспирантуры он в свое время не окончил.
    На мой взгляд, на наших ВУЗов наличие молодых преподавателей послевыпускного возраста должно снижать баллы, равно как и отсутствие профильных специалистов из практики или науки…
    Люди отстаивающие научно-педагогическую аспирантуру это весьма странные люди.

  • Каштанов:

    Институт аспирантуры в нынешнем виде давно устарел. За три года в экспериментальной науке в России хорошую работу сделать нельзя. Особенно с учетом кандидатских минимумов, которые только отвлекают от работы. Аспирант должен приходить на готовые методики и три года набирать материал. Именно по этому показателю его надо и оценивать через три года. А потом переводить на ставку научного сотрудника и еще два года на минимумы и диссертацию. Это и будет полноценной аспирантурой.

    • Сергей:

      В желании реформировать или удлинить аспирантуру не следует забывать про фактическое удлинение обучения за счет магистратуры и вариативность этой магистратуры.
      В магистратуре есть научные семинары, хорошая магистерская диссертация составляет 2/3 посредственной кандидатской, без портфолио конференций и статей в магистратуру на бюджет в престижный вуз не поступить. Если молодой человек пошел в магистратуру по своей же специализации бакалаврита, на совесть выполнил всю программу и получил красный диплом, ему вполне можно уменьшить обучение в аспирантуре до двух лет за счет именно учебной компоненты. В Британии слушатели программ MPh и PhD учатся вместе первые два года, затем первые заканчивают и вторые продолжают заниматься именно наукой и немного ведут семинары за своими научными руководителями.
      Доучивать в аспирантуре приходится в основном тех, кто после бакалавриата круто сменил свою даже не специализацию, а специальность. Если человек 4 года в бакалавриате учился на инженера и потом в магистратуру пошел на экономиста (или наоборот), то за два года он вряд ли дотянет до приличного уровня хотя бы попытки немного удивить своими научными идеями в аспирантуре.

      • Сергей:

        Еще следует помнить про удлинение учебы за счет 10−11 классов школы, когда подготовка на высокобальника ЕГЭ или призера олимпиады I уровня требует погружения в предмет, увлечение им. Увлеченные сильные бакалавры уже на 2−3 курсе демонстрируют задатки аспирантов, нужно лишь грамотно эти задатки развивать за счет научных семинаров, сильных научных руководителей ВКР и портфолио.

  • res:

    А на западе аспирантуры нет даже в сильных научных центрах. Только в университетах. О как))

  • Замкадыш:

    Реформирование аспирантуры можно сравнить с хаотическим лечением пациентов различными лекарствами без всякой последовательности, даже не дожидаясь проявления эффектов от их приема. При таком подходе вопрос только в том, как скоро пациент умрет. Желание чиновников от образования и науки постоянно что-то реформировать, нужно законодательно ограничивать. Мотивы этой реформаторской деятельности не связаны с попытками улучшить функционирование аспирантуры — реформы им нужны просто ради самих реформ как предлога для расхищения бюджетных средств. Постоянные реформы только ухудшают работу аспирантуры. Поэтому также обязательно нужно ввести ответственность за принимаемые решения и их последствия. Срок ограничения на реформаторские развлечения должны быть не менее 10 лет — только за такой срок можно оценить эффективность принятых ранее решений. Если прошла реформа, то следующая не ранее чем через 10 лет. При оценке решений по аспирантуре нужно оценивать все последствия. Например, повышение требований к организациям, где может быть создана аспирантура в перспективе должно привести к тому, что вся подготовка научно-педагогических кадров будет сосредоточена только в Москве и Санкт-Петербурге. Фактически все принимаемые в последние годы решения ведут к тому, чтобы все население России съехалось в два этих города. Видимо это необходимо, чтобы очистить от населения остальную территорию страны? Дальше, наверное, планируется подарить/продать очищенную землю соседним странам. Все это делается под предлогом повышения эффективности подготовки научных кадров и тому подобными благовидными выдумками.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com