Ленин: «Опираться на интеллигенцию мы не будем никогда»

Валерий Сойфер, советский и американский биофизик, молекулярный генетик и историк науки, докт. физ.-мат. наук, профессор

Валерий Сойфер

Отношение В. И. Ленина (Ульянова) к людям, получившим образование и работающим не простыми рабочими или «тружениками» в крестьянском хозяйстве, а занятым интеллектуальным трудом (интеллигенции, как эту общественную группу было принято именовать в России), оставалось отрицательным на протяжении всей его политической карьеры. Причем постоянные ленинские утверждения о главной роли пролетариата и беднейшего крестьянства в захвате и удержании власти в России были камуфляжем, имеющим целью прикрыть истинные устремления узкой партийной верхушки во главе с ним самим, совершенно не заботившейся об интересах рабочих и «трудящихся крестьян». И сам Ленин, и его адепты не стеснялись обзывать врагами новой власти любой образованный персонал, занятый в управлении предприятиями и организациями, не могло идти речи о поддержке педагогов всех уровней, ученых, врачей, писателей, музыкантов и композиторов, художников, артистов всех жанров. Зашкаливали злобные выпады, адресованные служителям любой религии.

Происхождение и образование Ульянова (Ленина)

Трудно предположить, откуда у Ленина появилось такое негативное отношение к интеллигенции.

Его отец, Илья Николаевич Ульянов, сын портного и девушки из мещанского сословия (калмычки по национальности), окончил гимназию с серебряной медалью, а затем физико-математический факультет Казанского университета. Он дослужился до звания действительного статского советника («штатского» генерала), что давало право на потомственное дворянство. С 1865 по 1882 год он был награжден двумя царями (Александром II и Александром III) «за отлично-усердную службу и особые труды» орденами Святой Анны 3-й степени (1865), Святого Станислава 2-й степени (1872), Святой Анны 2-й степени (1874), Святого Владимира 3-й степени (1882) и Святого Станислава 1-й степени (1886). Что побуждало царей к столь невиданному дождю высших государственных наград для провинциального чиновника, остается загадкой. Он скончался в январе 1886 года в возрасте 54 лет.

Происхождение матери Ленина — Марии Александровны всячески скрывалось в СССР. Так, не упоминалось вовсе о ее еврейских корнях по отцу — врачу-физиотерапевту (в других источниках хирургу) Александру Дмитриевичу Бланку (1802−1873), произведенному в чин придворного врача при царском дворе, — и матери Анне Иоганновне Гроссшопф — по отцу немке или немецкой еврейке и по матери шведке. Было лишь известно, что Мария Бланк жила до 12 лет в Санкт-Петербурге, обучалась дома, знала с детства три иностранных языка, а в возрасте 28 лет сдала в Самарской гимназии в 1863 году экстерном экзамены, соответствующие полному гимназическому образованию. После смерти мужа она подала прошение в Симбирское губернское дворянское депутатское собрание о причислении ее и детей к дворянству, и 17 июня 1886 года было решено внести «в третью часть дворянской родословной книги вдову действительного статского советника Ильи Николаева Ульянова Марию Александрову и детей их». Это решение было утверждено 6 ноября 1886 года указом императора Александра III. Таким образом, Владимир Ульянов был причислен к потомственному дворянству. Мария Александровна содержала семью на солидную пенсию за умершего мужа и на доходы от принадлежавшего ей имения Кокушкино Казанской губернии.

Владимир Ульянов закончил Симбирскую гимназию с золотой медалью (нельзя исключить, что этому успеху могла поспособствовать позиция отца, который занимал в губернии высшую должность в системе контроля учебных заведений), поступил в том же 1887 году в Казанский университет (один из лучших в России), но проучился в нем только три месяца. Как утверждали в советское время, он был исключен из студентов за политическую деятельность. Утверждения эти, как мне удалось обнаружить 12 сентября 1983 года, не соответствовали действительности.

Документы, выставленные в музее Ленина в Казанском университете, свидетельствовали, что он сам попросил об отчислении из университета. Мое внимание привлекли два письма Ульянова в одной из витрин музея, и я сфотографировал их (позднее музей был закрыт и все экспонировавшиеся в нем материалы уничтожены). Ульянов писал ректору:

«Его превосходительству Господину Ректору Императорского Казанского университета от студента 1-го семестра юридического факультета Владимира Ульянова

Прошение
Не признавая возможность продолжить мое образование в Университете при настоящих условиях университетской жизни, имею честь покорнейше просить Ваше превосходительство сделать надлежащее распоряжение об изъятии меня из числа студентов Императорского Казанского университета.

Студент 1-го семестра
юридического факультета
Владимир Ульянов.
Казань, 5 декабря 1887 года"

Рядом экспонировалось обязательство, подписанное В. Ульяновым (сохранена орфография оригинала):

«Я, нижеподписавшийся, обязуюсь не состоять членом и не принимать участия в каких-либо сообществах, как, например, в землячествах и т. п., а равно не вступать членом даже в дозволенных законом общества без разрешения на то в каждом отдельном случае ближайшего начальства.

2 сентября 1887 года
Студент Императорского Казанского университета
юридического факультета 1-го семестра
Владимир Ильич Ульянов".

Ниже были помещены свидетельства сокурсников Ленина и, в частности, такое: «Мне частенько приходилось слышать среди студентов имя Владимира Ильича как рьяного работника в студенческих революционных кружках. В. Друри».

Таким образом, уже в студенческие годы он запросто шел на обман и пренебрегал данными им же самим обязательствами.

Хотя Ленин не получил систематического образования, он сумел сдать в 1891 году экстерном экзамены за полный курс обучения на юридическом факультете Петербургского университета, получив диплом юриста. Но не стал заниматься адвокатской практикой, переключившись целиком на деятельность заговорщика-революционера. Осенью 1895 года он создал в Петербурге кружок, названный «Союз борьбы за освобождение рабочего класса», просуществовавший недолго. В ночь с 8 на 9 декабря (по старому стилю) того же года Ленина и его соратников по этой организации арестовали, и более года он находился в тюрьме, откуда 29 января 1897 года был выслан в Восточную Сибирь под гласный надзор полиции на три года.

Ленин с семьей (В. И. Ленин, Н. К. Крупская, А. И. Елизарова, М. И. Ульянова, Д. И. Ульянов и Г.Я.Лозгачев) в кремлевской квартире В. И. Ленина. Москва, осень 1920 года ("Википедия")

Ленин с семьей (В. И. Ленин, Н. К. Крупская, А. И. Елизарова, М. И. Ульянова, Д. И. Ульянов и Г. Я.Лозгачев) в кремлевской квартире В. И. Ленина. Москва, осень 1920 года («Википедия»)

Первоначальные взгляды на интеллигенцию

В ссылке он укрепился в мысли, что демократически настроенная интеллигенция — это союзник буржуазии. Он заявляет: «материальные интересы интеллигенции… привязывают ее к абсолютизму, к буржуазии, заставляют ее… продавать свой оппозиционный и революционный пыл за казенное жалованье или за участие в прибылях или дивидендах». «Кто не знает, как легко совершается на святой Руси превращение интеллигента-радикала, интеллигента-социалиста в чиновника императорского правительства — чиновника, утешающегося тем, что он приносит „пользу“ в пределах канцелярской рутины, чиновника, оправдывающего этой „пользой“ свой политический индифферентизм, свое лакейство перед правительством кнута и нагайки?»

В пору надежд на победу грядущей революции 1905 года Ленин замечал, что неплохо бы привлечь интеллигентов к пересказу идей Маркса в удобочитаемой форме, совсем неплохо воспользоваться их материальным вспомоществованием для нужд партии. В письме к А. А. Богданову от 10 января 1905 года он писал: «Помощь в первые месяцы нужна дьявольски… не забывайте этого и тащите (особенно с Горького) хоть понемногу». Однако он обвинял образованных людей в «интеллигентских глупостях», в том, что они «грешат одним и тем же интеллигентским неверием в силы пролетариата, в его способность к организации вообще, к созданию партийной организации, в частности, в его способности к политической борьбе».

В 1905 году Ленину казалось, что революция в России вот-вот победит, царизм будет свергнут и он со сторонниками захватит власть в стране: «…К нам перейдут неминуемо многие непоследовательные (с партийной точки зрения) люди, даже некоторые христиане, может быть, даже мистики. У нас крепкие желудки, мы твердокаменные марксисты. Мы переварим этих непоследовательных людей».

Однако вскоре ситуация сменится, надежды на победу революции 1905 года рухнут, речи пророка придется сменить молчанием, надо будет скрываться в Европе, ни о каком «переваривании» интеллектуалов «крепкими желудками» речи уже быть не могло. Понадобится более десяти лет, чтобы создать фактически новую партию, вести ее к захвату власти. И в эти годы отзывы об интеллигенции постоянно носили пренебрежительно уничижительный смысл.

В сентябре 1917 года в ставшей знаменитой работе «Государство и революция» Ленин определил параметры будущей диктатуры большевиков, «власти, не разделяемой ни с кем и опирающейся непосредственно на вооруженную силу масс». Он заявил, что «вполне возможно немедленно, с сегодня на завтра, перейти к тому, чтобы, свергнув капиталистов и чиновников, заменить их в деле контроля за производством и распределением, в деле учета труда и продуктов вооруженными рабочими, поголовно вооруженным народом». «Не надо смешивать вопрос о контроле и учете с вопросом о научно образованном персонале инженеров, агрономов и пр.; эти господа работают сегодня, подчиняясь капиталистам, будут работать еще лучше, подчиняясь вооруженным рабочим. Когда большинство народа начнет проводить самостоятельно и повсеместно такой учет, такой контроль за капиталистами (превращенными теперь в служащих) и за господами интеллигентиками, сохранившими капиталистические замашки, тогда этот контроль станет действительно универсальным, всенародным, тогда от него нельзя будет никуда уклониться, „некуда будет деться“. Всё общество будет одной конторой и одной фабрикой с равенством труда и равенством платы».

Жесткий контроль за интеллигенцией и расправы с инакомыслящими после октября 1917 года

После захвата власти в России 25 октября 1917 года Ленин не раз обвинял интеллигенцию в продажности тем, кто платит им зарплату, а несколькими годами позже заявил, что «специалисты науки, техники все насквозь проникнуты буржуазным миросозерцанием», что «они воспользовались своим образованием для того, чтобы сорвать дело социалистического строительства, открыто выступили против трудящихся масс». Он заключил: «опираться на интеллигенцию мы не будем никогда, а будем опираться только на авангард пролетариата».

За интеллигенцией был установлен жесткий контроль, инакомыслящих ждала расправа. Через пару дней после взятия власти в стране был учрежден Военно-революционный комитет по борьбе с контрреволюцией и саботажем (саботажниками стали именовать образованных специалистов — «старорежимных спецов», напуганных карательными мерами новых властителей и прекративших сотрудничать с ними). Вскоре комитет был преобразован постановлением СНК РСФСР от 7 (20) декабря 1917 года во Всероссийскую чрезвычайную комиссию, часто именовавшуюся ЧК. Через три месяца — «в феврале 1918 года ВЧК было дано право, наряду с передачей дел в трибунал, непосредственно расстреливать шпионов, диверсантов и других активных врагов революции». Была установлена «красная диктатура». Вместо равенства и братства вдруг пришел «военный коммунизм». Против этих действий возразили многие, и даже ранее много лет помогавший лично Ленину деньгами «буревестник революции» — Максим Горький. Не менее определенно выражал чувства писатель В. Г. Короленко: «Трагедия России идет своей дорогой… ленинский народ производил отвратительные мрачные жестокости. У Плеханова (больного) три раза произвели обыск» (запись от 13 ноября 1917 года). «Одно из непосредственных последствий большевизма — обеднение России интеллигенцией» (31 мая 1920 года).

Обвинения в том, что новая власть установила террор против интеллигенции, Ленин отвергал: «Если бы мы „натравливали“ на „интеллигенцию“, нас следовало бы за это повесить». Он вменял в вину интеллигенции трудности на хозяйственном фронте. Отсюда вытекали его требования к тактике не только работников госбезопасности, а всех представителей советской власти по отношению к специалистам: «Лозунг момента — уметь использовать поворот среди них в нашу сторону… худших представителей буржуазной интеллигенции выкинуть вон, заменить их интеллигенцией, которая вчера еще была сознательно враждебна нам и которая сегодня только нейтральна, такова одна из важнейших задач теперешнего момента».

Избиение кадров интеллигенции продолжалось и позже. Только за 1918-й и первую половину 1919 года лишь в 20 губерниях России ВЧК (без учета всевозможных армейских, рабочих и прочих трибуналов, ячеек, специальных отрядов, карательных групп и т. д.) расстреляла 8389 человек. Опубликовавший эти цифры крупный чин ЧК М. И. Лацис (псевдоним Я. Ф. Судрабса) отметил: «Цифры, представленные здесь, далеко не полны». Арестовано, по его мнению, за это время было 87 тыс. человек, раскрыто контрреволюционных организаций — 412, подавлено крестьянских восстаний — 344. При этом крупный чекистский начальник не просто так отмечал, что приведенные им цифры «далеко не полны», казненных могло быть во много раз больше, а после смерти Ленина (при следующем большевистском правителе) число жертв произвола и беззакония возросло во много тысяч раз. Но этот террор был заложен в основу государства при Ленине.

Всего же в Российской империи было 78 губерний, 22 области на правах губерний и 2 округа. При этом на всей территории страны ВЧК зверствовала не менее люто, в то время как данные по 20 губерниям содержат статистически высоко значимое число казней, что позволяет с высокой вероятностью оценить число казней по всей стране и показать, что оно превысило 38,5 тыс. за полтора года. Для сравнения можно заметить, что за 80 лет царского правления (с 1826 по 1906 год, включая кровавый разгром революции 1905 года) смертную казнь применили 894 раза. Ленинская власть осуществляла казни в 2 200 раз чаще.

Привлечение «старорежимных» интеллектуалов в органы государственного управления

Тем не менее острая необходимость привлечения «старорежимных» интеллектуалов в органы государственного управления вскоре стала очевидной и Ленину. Хотя он сохранял уверенность, что по мере перехода к коммунизму государство и классы быстро отомрут, эта наивная идея испарилась, и обойтись без интеллигенции старой выучки большевикам, разумеется, не удалось. Среди преданных ему сторонников обученных кадров оказалось ничтожно мало.

Поэтому со второй половины 1918 года Ленин начал новую кампанию: стал ратовать за привлечение старой интеллигенции в ряды строителей коммунизма. 27 ноября 1918 года он выступил с большой речью на собрании партийных работников Москвы. Уместно заметить, что эта речь оставалась неопубликованной при его жизни и была предана огласке лишь в 1929 году. Он заявил: «Мы должны брать эту интеллигенцию, ставить ей определенные задачи, следить и проверять их выполнение… Мы строим власть из элементов, оставленных нам капитализмом. Мы не можем строить власть, если такое наследие капиталистической культуры, как интеллигенция, не будет использовано».

Но, следуя, как всегда, политике кнута и пряника, он добавил: «У нас еще очень немало осталось „примазавшихся“ к Советской власти худших представителей буржуазной интеллигенции; выкинуть их вон, заменить их интеллигенцией, которая вчера еще была сознательно враждебна нам и которая сегодня только нейтральная, такова одна из важнейших задач теперешнего момента…»

Попутно в этой речи он делает попытку оправдать и подправить историю, представить красный террор после захвата власти как меру ответную и неохотно принимавшуюся. «Если нам приходилось с ней (интеллигенцией. — В. С.) беспощадно бороться, то к этому нас не коммунизм обязывал, а тот ход событий, который всех „демократов“ и всех влюбленных в буржуазную демократию от нас оттолкнул».

Здесь снова и, возможно, невольно у Ленина прорывается мотив, который всегда звучал раньше: он выдвигает жесткие требования относительно поведения тех, кто не соблаговолит выполнять нужную большевикам работу: «Если вы действительно согласны жить в добрососедских отношениях с нами, то потрудитесь исполнять те или другие задания, господа кооператоры и интеллигенты. А если не исполните — вы будете нарушителями закона, нашими врагами, и мы будем с вами бороться. А если вы стоите на почве добрососедских отношений и исполните эти задания — этого нам с избытком достаточно. Опора у нас прочная. В вашей дряблости никогда не сомневались. Но что вы нам нужны — этого мы не отрицаем, потому что вы являлись единственным культурным элементом».

Через месяц, выступая на II Всероссийском съезде Советов народного хозяйства 29 декабря 1918 года, он даже стращал работников совнархозов карами за плохое использование специалистов: «Мы будем спрашивать с каждого товарища, работающего в совнархозе, что вы, господа, сделали для того, чтобы привлечь к работе… специалистов, которые должны работать у вас нисколько не хуже, чем они работали у каких-нибудь Колупаевых и Разуваевых? Пора нам отказаться от прежнего предрассудка и призвать всех нужных нам специалистов к нашей работе».

Он в очередной раз требовал от карательных органов пристально следить за каждым шагом профессионалов-интеллектуалов: «Мы ими должны пользоваться во всех областях строительства, где, естественно, не имея за собой опыта и научной подготовки старых буржуазных специалистов, сами своими силами не справимся. Мы… пользуемся тем материалом, который нам оставил старый капиталистический мир. Старых людей мы ставим в новые условия, окружаем их соответствующим контролем, подвергая их бдительному надзору… Только так и можно строить… Тут необходимо… насилие прежде всего… Им надо поручать работу, но вместе с тем бдительно следить за ними, ставя над ними комиссаров и пресекая их контрреволюционные замыслы. Одновременно надо учиться у них. При всем этом — ни малейшей политической уступки этим господам, пользуясь их трудом всюду, где только возможно».

О том, какие методы надлежало применять для претворения на практике этого неусыпного контроля, дает некоторое представление инструкция, составленная для осведомителей ЧК.

«Задания секретным уполномоченным на январь 1922 года

  1. Следить за администрацией фабрик и интеллигентными рабочими, точно определять их политические взгляды и обо всех антисоветских агитациях и пропаганде доносить.
  2. Следить за всеми сборищами под видом картежной игры, пьянства (но фактически преследующими другие цели), по возможности проникать на них и доносить о целях и задачах их и имена и фамилии собравшихся и точный адрес.
  3. Следить за интеллигенцией, работающей в советских учреждениях, за их разговорами, улавливать их политическое настроение, узнавать о их месте пребывания в свободное от занятий время и о всем подозрительном немедленно доносить.
  4. Проникать во все интимные кружки и семейные вечеринки господ интеллигентов, узнавать их настроение, знакомиться с организаторами их и целью вечеринок.
  5. Следить, нет ли какой-либо связи местной интеллигенции, уездной, центральной и за границей, и о всем замеченном точно и подробно доносить».

«Задания» подобного рода отражали требования Ленина: «Организационная творческая дружная работа должна сжать буржуазных специалистов так, чтобы они шли в шеренгах пролетариата, как бы они ни сопротивлялись и ни боролись на каждом шагу».

Чтобы переманить на свою сторону максимальное число специалистов, оказавшихся к тому же в тяжелейшем материальном положении в условиях разрухи и голода, Ленин совместно с народным комиссаром труда В. В. Шмидтом разработал план увеличения заработной платы работникам интеллектуального труда. При сложившихся обстоятельствах Ленин не видел другого выхода: «Иного средства поставить дело мы не видим для того, чтобы они (специалисты. — В. С.) работали не из-под палки, и пока специалистов мало, мы принуждены не отказываться от высоких ставок».

Отношение к ученым

К ученым большевики проявили особо негативное отношение. В принятую Программу большевистской партии был включен пункт, написанный крайне агрессивным языком: «Наука есть… орудие организации производства и всего хозяйства. А в обществе классовая наука есть, кроме того, орудие господства высших классов, орудие социальной борьбы и победы классов поднимающихся».

Чтобы следить особо за деятельностью ученых и управлять финансированием науки, в дополнение к чекистам был учрежден еще один орган — Социалистическая Академии общественных наук, учрежденная 1 октября 1918 года ленинским декретом. Хотя в названии фигурировали слова об общественных науках, с самого начала было решено, что эта организация будет вести контроль и финансировать естественные, а не только общественные науки (впрочем, вначале большевикам представлялось гораздо более важным контролировать науки общественные). Академия получала целевым образом средства на высшее образование и науку и распределяла их по своему усмотрению. Еще одной функцией академии стало спешное обучение (вначале в срок, не превышавший года) партийных функционеров, и уже к началу 1919 года в ней «обучалось» 2743 слушателя.

Главой академии был назначен М. Н. Покровский (1868−1932) — большевик, близкий к Ленину, именовавший себя историком, который «поддался искушению превратить науку в служанку партийной политики».

Покровский взял в свои руки также и контроль за направлением научных исследований в стране. С этой целью он провел через советское правительство решение о передаче функций контроля за научными исследованиями, ведущимися в стране, специально созданному по решению ВЦИК в начале 1919 года Государственному ученому совету под его руководством (похожему по функциям на пресловутое ФАНО).

К чему могли привести такие действия? Не пирровой ли победой оборачивался разгром интеллигенции?

«…Я обязан с горечью признать, — писал Горький в марте 1918 года, — большевизм — национальное несчастье, ибо он грозит уничтожить слабые зародыши русской культуры в хаосе возбужденных им грубых инстинктов».

«Бесшабашная демагогия большевизма, — продолжал он через две недели, — возбуждая темные инстинкты масс, ставит рабочую интеллигенцию в трагическое положение чужих людей в родной среде. Надо что-то делать, необходимо бороться с процессом физического и духовного истощения интеллигенции, надо почувствовать, что она является мозгом страны, и никогда еще этот мозг не был так нужен и так дорог, как в наши дни».

Горький в 1919 году направил письмо и лично Ленину, в котором заявил, что образованные люди — это «мозг нации». Ленин ответил ему 15 сентября 1919 года (попутно охарактеризовав в этом письме В. Г. Короленко исключительно грубо: «А какая гнусная, подлая, мерзкая защита империалистской войны, прикрытая слащавыми фразами! Жалкий мещанин, плененный буржуазными предрассудками, и так высказался об интеллигентахНет. Таким „талантам“ не грех посидеть недельки в тюрьме, если это надо сделать для предупреждения заговоров… Интеллектуальные силы рабочих и крестьян растут и крепнут в борьбе за свержение буржуазии и ее пособников, интеллигентиков, лакеев капитала, мнящих себя мозгом нации. На деле это не мозг, а г…»

Столь же определенно он высказался в статье «О значении воинствующего материализма»: «Профессора философии в современном обществе представляют из себя в большинстве случаев на деле не что иное, как „дипломированных лакеев поповщины“… начиная хотя бы с тех, которые были связаны с открытием радия, и кончая теми, которые теперь стремятся уцепиться за Эйнштейна, — чтобы представить себе связь между классовыми интересами и классовой позицией буржуазии, поддержкой ею всяческих форм религии и идейным содержанием модных философских направлений».

Поразительно, что неудачи в руководстве хозяйством страны не только не меняли тон Ленина в отношении представителей интеллигенции, но и ужесточали претензии к ней; всё чаще он характеризовал «представителей буржуазной интеллигенции» как «беспощадных врагов советской власти», предупреждал о возможном утяжелении их жизни в моральном и физическом плане, если только интеллигенция не станет послушной.

Преследования не могли оставить представителей интеллигенции безучастными. В 1922 году и в Петрограде, и в Москве возникают очаги неповиновения и даже открытого протеста. В январе 1922 года профессора МВТУ отказались вести занятия со студентами до тех пор, пока не будет восстановлена университетская автономия, существовавшая до этого в России. Аналогичные требования выдвинули преподаватели многих вузов страны. В ответ 21 февраля 1922 года Ленин обращается с предложением «уволить 20−40 профессоров обязательно. Они нас дурачат. Обдумать, подготовить и ударить сильно».

Насильственное выдворение из страны видных интеллектуалов

Репрессивная политика новой власти создала крайне негативную репутацию Советам на Западе. В ответ Ленин был вынужден видоизменить форму террора. Его «осеняет» новая идея: заменить физические расправы с оппонентами их высылкой за рубеж без права на возвращение.

12 марта 1922 года появляется программная статья Ленина «О значении воинствующего материализма», в конце которой он сообщает, что критиков надо изгнать из страны. Ранее за «антигосударственную преступную деятельность» (на самом деле за критические замечания в адрес властей) был введен расстрел. Теперь Ленин решил вместо лишения жизни лишать критиков родины. Он требует дополнить Уголовный кодекс правом «замены расстрела высылкой за границу по решению президиума ВЦИКА (на срок или бессрочно)», а также «добавить расстрел за неразрешенное возвращение из-за границы».

Для выполнения ленинского распоряжения 160 известных интеллектуалов были вызваны в мае 1922 года в ЧК, где их заставили расписаться под заявлениями, что они будто бы сами хотят добровольно покинуть страну. Их немедленно обязали (под угрозой расстрела за отказ) оплатить билеты на пароходы, и 29 сентября и 16 ноября 1922 года под присмотром вооруженных патрулей чекистов их посадили на два пассажирских судна и выслали в Германию. Затем несколько групп видных интеллектуалов были выставлены из страны поездами. В целом 225 человек были подвергнуты этому наказанию летом и осенью 1922 года. Практика высылки оставалась в арсенале большевиков еще некоторое время и была применена к многим интеллектуалам по всей стране.

В результате страна потеряла выдающихся специалистов и в их числе наиболее видных философов: Бердяева, Булгакова, Франка, Кирсавина, Лосского, Питирима Сорокина, который стал отцом новой науки — социологии, основателем кафедры социологии в Гарвардском университете. Только из этого, далеко не полного перечня, можно видеть, как много потеряла Россия из-за ленинских действий.

Надежды Ленина на спешное обучение «красных спецов»

Ленин сформулировал задачу немедленного рекрутирования пусть недостаточно образованных, но выражавших лояльность к новым властям «выдвиженцев». По-видимому, он искренне верил, что для получения профессиональных знаний много времени не понадобится. Он сам проучился в университете всего три месяца, а затем повторил способ, использованный матерью, получившей права домашней учительницы, сдав экстерном экзамены по курсу гимназии (не обучаясь). Сын получил университетские «корочки» также экстерном, профессионалом-юристом стать не сумел и этим ограничил свое формальное образование. Это, видимо, давало себя знать, когда он стал требовать создать сеть учебных заведений, где можно было хотя бы примитивно подучить людей, «близких по своему умонастроению к большевикам», и надеялся, что эти люди смогут полноценно управлять любыми государственными органами, профессиональными учреждениями, заводами, фабриками, больницами и школами: «Надо поучиться у них, у наших врагов, нашим передовым крестьянам, сознательным рабочим на своих фабриках, в уездном земельном отделе у буржуазного агронома, инженера и пр., чтобы усвоить плоды их культуры».

Он горячо радовался возможности «собрать здесь несколько сот рабочих и крестьян, дать им возможность заняться систематически несколько месяцев, пройти курс советских знаний, чтобы двинуться отсюда вместе, организованно, сплоченно, сознательно для управления, для исправления тех громадных недостатков, которые еще остаются».

Формы обучения, объем и содержание предметов, именуемых странным термином «курс советских знаний», не были даже примитивно обсуждены и очерчены, все эти разговоры демонстрировали зыбкость исходных задач и утопичность надежд на подобное обучение. Были организованы краткосрочные школы и некоторым из них присвоены громкие названия «университеты» — Коммунистический университет имени Свердлова в Москве (открыт в июне 1919 года), Зиновьевский университет в Петрограде, Университет народов Востока и т. д. В 1921 году при Коминтерне (центре, созданном в 1919 году и существовавшем до 1943 года) появились Коммунистический университет нацменьшинств Запада им. Ю. Мархлевского, Коммунистический университет трудящихся Востока и Коммунистический университет трудящихся китайцев. Под патронажем ГПУ и ГРУ (Главного разведывательного управления армии) функционировали специальные курсы, приписанные к Коминтерну, готовившие шпионов-связистов и шифровальщиков (одна такая школа базировалась в Кунцево под Москвой).

Такая же наивная вера в скороспелую подготовку кадров была избрана и для становления учеными. Было решено создать Институты красной профессуры для массированного и быстрого получения армий ученых разных специальностей. Для реализации на практике этой идеи был использован все тот же Покровский. Он подготовил проект указа об учреждении Института красной профессуры (ИКП) и дал его подписать Ленину 11 февраля 1921 года. Указ гласил:

  1. Учредить в Москве и Петрограде Институт по подготовке красной профессуры для преподавания в высших школах Республики теоретической экономики, исторического развития общественных форм, новейшей истории и советского строительства.
  2. Установить число работающих в Институте красной профессуры для Москвы в 200 и для Петрограда 100.
  3. Поручить Народному комиссариату по просвещению приступить в срочном порядке к организации указанных институтов.
  4. Обязать все советские учреждения оказывать всемерное содействие Народному комиссариату по просвещению в деле скорейшей организации указанных институтов.

Затем институты красной профессуры стали расти как грибы — появились ИКП советского права, экономический, аграрный, литературы и т. п., а позже почти в каждой области были сформированы собственные (региональные) Институты красной профессуры, где срок обучения также был близок всего к одному году. Вскоре в таких университетах наряду с гуманитарными и социально-политическими специализациями были основаны и программы для наук естественно-научного профиля.

Задача воспитания новой, преданной большевистской партии интеллигенции была названа Лениным центральной на II Всероссийском съезде профсоюзов в январе 1919 года. Ленин принижал роль образованных кадров и ободрял «красных спецов-выдвиженцев», призывал их не бояться сложностей на командном поприще: «Если вы искренний сторонник коммунизма, беритесь смелее за эту работу, не бойтесь новизны и трудности ее, не смущайтесь старым предрассудком, будто эта работа посильна только тем, кто превзошел казенное образование. Это неправда. Руководить работой строительства социализма могут и должны во все большем числе рядовые рабочие и крестьяне труженики».

Программа политехнизации средней школы

В речи 31 июля 1919 года Ленин признал, что новой власти не удалось найти общий язык с учителями и что учительство представляло собой социальную группу «в громадном большинстве, если не целиком, стоящую на платформе, враждебной Советской власти».

Позже то же самое было сказано о медиках: «Представители медицинской профессии были также пропитаны недоверием к рабочему классу, когда-то и они мечтали о возврате буржуазного строя«1. Была коренным образом порушена установленная в России десятилетиями едва ли не лучшая в Европе система гимназий и реальных училищ. Понижение уровня среднего образования, несомненно, несло стране огромный вред в стратегическом плане.

Главный упор был сделан на том, чтобы за счет сокращения времени преподавания научных знаний усилить внедрение в умы молодежи большевистской идеологии и перепрофилирования средней школы на сообщение главным образом прикладных сведений.

«В период диктатуры пролетариата, т. е. в период подготовки условий, делающих возможным полное осуществление коммунизма, школа должна быть не только проводником принципов коммунизма вообще, но проводником идейного, организационного, воспитывающего влияния пролетариата на полупролетарские и непролетарские слои трудящихся масс в целях воспитания поколения, способного окончательно осуществить коммунизм.

Ближайшими задачами на этом пути являются в настоящее время:

  1. проведение бесплатного и обязательного общего и политехнического (знакомящего в теории и на практике со всеми главными отраслями производства) образования для всех детей обоего пола до 16 лет;
  2. осуществление тесной связи обучения с общественно-производительным трудом;
  3. снабжение всех учащихся пищей, одеждой и учебными пособиями за счет государства;
  4. усиление агитации и пропаганды среди учительства;
  5. подготовление кадров нового учительства, проникнутого идеями коммунизма;
  6. привлечение трудящегося населения к активному участию в деле просвещения (развитие Советов народного образования, мобилизация грамотных и т. д.);
  7. всесторонняя помощь советской власти самообразованию и саморазвитию рабочих и трудовых крестьян (устройство библиотек, школ для взрослых, народных университетов, курсов лекций, кинематографов, студий и т. п.);
  8. развитие самой широкой пропаганды коммунистических идей».

Несмотря на решительность написанных Лениным требований, большинство из них не могло быть выполнено в силу их полной нереальности и смысловой утопичности. Он, видимо, совершенно не представлял себе масштабы сложности и многообразности политехнического образования, когда требовал, чтобы учащиеся средней школы смогли получить и «общие знания» (а что это такое?), и теорию и практику «всех главных отраслей производства». Еще более нереальными были надежды на массовое «самообразование и саморазвитие рабочих и трудовых крестьян через устройство библиотек, школ для взрослых, народных университетов, курсов лекций». При этом он надеялся совместить повседневную деятельность рабочих заводов и фабрик и крестьян на селе (их «общественно-производительный труд») с обучением. Столь же утопическим было обещание переложить на государство задачу «снабжения всех учащихся пищей, одеждой и учебными пособиями». Этого никогда не удалось осуществить, потому что у государства не было ресурсов для этого ни тогда, ни в последующие десятилетия. По той же причине такая надежда вообще не была претворена в жизнь ни в одном государстве в мире.

Следует обратить внимание на пункты четвертый и пятый в ленинской программе — подготовку тех, кто будет способен сместить учителей с их позиций в школе. Он считал, что большинство учителей не поддерживают драконовские порядки, установленные большевиками, и потому предлагал внести в Программу РКП (б) специальный пункт «о необходимости дальнейшего развития самодеятельности рабочих и трудящихся крестьян в области просвещения, при всесторонней помощи советской власти» и даже выделить в качестве самостоятельной задачи «окончательное овладение не только частью или большинством учительского персонала, как сейчас, а всем персоналом в смысле отсечения неисправимо буржуазных контрреволюционных элементов и обеспечения добросовестного проведения коммунистических принципов политики».

В целом все восемь пунктов, перечисленных Лениным в его программе, были далеки от практического внедрения. Он, видимо, не понимал, что задача создания «красных специалистов» гораздо труднее, чем всё, что удалось сделать молодому коммунистическому правительству до сих пор, но был непоколебимо убежден в том, что эта задача будет решена в отводимые им для этого сроки: «Мы абсолютно уверены в том, что если мы в два года решили труднейшую военную задачу, то мы решим в 5−10 лет задачу еще более трудную: культурно-образовательную и просветительную».

Требования коренного изменения высшей школы

Ленин также ставит задачу коренного изменения приема студентов в университеты. Хотя в популярном лозунге коммунистов было обещано «каждому по способностям», вместо того, чтобы призвать учиться в университетах всех, проявлявших наибольшие к этому способности, Ленин потребовал изменить правила приема в вузы. В проекте «О приеме в высшие учебные заведения РСФСР» он пишет 2 августа 1918 года: «Комиссариату народного просвещения подготовить немедленно ряд постановлений для того, чтобы… были приняты самые экстренные меры, обеспечивающие возможность учиться для всех желающих, и никаких не только юридических, но и фактических привилегий для имущего класса не могло быть. На первое место безусловно должны быть приняты лица из среды пролетариата и беднейшего крестьянства, которым будут предоставлены в широком размере стипендии».

В тот же день Совет народных комиссаров принимает ленинский проект как постановление, обязательное к исполнению в стране. Через четыре дня его публикуют «Известия ВЦИК». То, что среди детей имущих граждан и представителей интеллигенции могли оказаться юные платоны и быстрые разумом ньютоны, способные принести пользу и прославить свое отечество, благо это и их отечество, а не только рабочих и крестьян, новую власть не волновало.

При этом Ленин не переставал указывать подчиненным, что тех, кто получает зарплату от государства, нужно непрерывно проверять, не являются ли они скрытыми антиподами властям: «Вероятно, немалая их часть получает у нас даже государственные деньги и состоит на государственной службе для просвещения юношества, хотя для этой цели они годятся не больше, чем заведомые растлители годились бы для роли надзирателей в учебных заведениях для младшего возраста», — пишет он.

В речи «Задачи союзов молодежи» он, правда, примитивно делал упор лишь на одном достижении технической мысли — электричестве: «Коммунистического общества нельзя построить, если не возродить промышленности и земледелия… на современной, по последнему слову науки построенной основе. Вы знаете, что этой основой является электричество, что только когда произойдет электрификация всей страны, всех отраслей промышленности и земледелия, когда вы эту задачу освоите, только тогда вы для себя сможете построить то коммунистическое общество, которого не сможет построить старое поколение… Без привлечения всей массы рабочей и крестьянской молодежи к этому строительству коммунизма вы коммунистического общества не построите».

Он убеждал слушателей, что до коммунизма рукой подать, каких-нибудь 10−20 лет. В частности, заканчивая свою речь на III съезде Коммунистического союза молодежи, он заявил: «Тому поколению, представителям которого теперь около 50 лет, нельзя рассчитывать на то, что оно увидит коммунистическое общество. До тех пор это поколение перемрет. А то поколение, которому сейчас 15 лет, оно и увидит коммунистическое общество, и само будет строить это общество. И оно должно знать, что вся задача его жизни есть строительство этого общества… И вот, поколение, которому теперь 15 лет и которое через 10−20 лет будет жить в коммунистическом обществе, должно все задачи своего учения ставить так, чтобы каждый день в любой деревне, в любом городе молодежь решала практически ту или иную задачу общего труда, пускай самую маленькую, пускай самую простую».

Хотя в этой речи Ленин утверждал, что полпути до коммунизма уже пройдено (вспомним более поздние аналогичные словоговорения Н. С. Хрущёва), он отчетливо понимал, что одной «критикой буржуазии», одним «развитием в массах ненависти к ней» грядущие полпути не одолеть: «Вы должны построить коммунистическое общество. Первая половина работы во многих отношениях сделана, старое разрушено… Расчищена почва, и на этой почве молодое коммунистическое поколение должно строить коммунистическое общество».

Этими призывами «кремлевский мечтатель», как его метко назвал Герберт Уэллс, подхлестывал «энтузиазм» плохо образованных «выдвиженцев». Но мечтателям и мстителям не удалось построить коммунизма.

Валерий Сойфер,
советский и американский биофизик,
молекулярный генетик и историк науки,
докт. физ.-мат. наук, профессор


1 Надо заметить, что Ленин не жаловал и врачей-большевиков. Так, в ноябре 1913 года, когда у него еще были добрые взаимоотношения с Горьким, жившим на Капри (Горький активно помогал деньгами Ленину в ту пору), он послал из Кракова письмо Горькому с такими строками: «Дорогой Алексей Максимыч! Известие о том, что Вас лечит новым способом „большевик“, хотя и бывший, меня ей-ей обеспокоило. Упаси боже от врачей-товарищей вообще, врачей-большевиков в частности! Право же, в 99 случаях из 100 врачи-товарищи „ослы“, как мне раз сказал один хороший врач. Уверяю Вас, что лечиться (кроме мелочных случаев) надо только у первоклассных знаменитостей. Пробовать на себе изобретения большевика — это ужасно! Только вот контроль профессоров неапольских… если эти профессора действительно знающие… Знаете, если поедете зимой, во всяком случае заезжайте к первоклассным врачам в Швейцарии и Вене — будет непростительно, если Вы этого не сделаете!»


Цитированная литература

  1. Первоначально анализ отношения Ленина и Сталина к интеллигенции был проведен в работе, выполненной при изучении всех томов их собраний сочинений (4-е издание для Ленина и 1-е издание сочинений Сталина). В результате в конце 1970-х годов была написана работа «Как Ленин и Сталин любили нашу интеллигенцию», тщательно оберегавшаяся от КГБ. Краткий очерк работы вошел в главу 6 книги автора «Власть и наука» (изд. «Эрмитаж», Tenafly, N. J., США, 1989), а затем в статью автора «Ленин и интеллигенция», журнал «Проблемы Восточной Европы», Вашингтон (США), 1990, № 29−30, стр. 240−277.
  2. Ленин В. И. Задачи русских социал-демократов. Полное собрание сочинений в 55 томах (ПСС), 5-е изд., М.: Издательство политической литературы, 1967, т. 2, стр. 439−440.
  3. Ленин В. И. По поводу одной газетной заметки. ПСС, т. 2, стр. 425−430.
  4. Там же, стр. 452−453, 453−454 и 456.
  5. Ленин В. И. Соловья баснями не кормят. ПСС, т. 9, стр. 161.
  6. Ленин В. И. Проекты резолюций III съезда РСДРП. Резолюция 4. Резолюция об отношениях между рабочими и интеллигентами в социал-демократической партии. Сочинения, 4-е изд., М.: ОГИЗ-Политиздат, т. 8, стр. 170.
  7. Ленин В. И. Письмо А. А. Богданову 10 января 1905 года, ПСС, 5-е изд., т. 47, стр. 6.
  8. Ленин В. И. О хороших демонстрациях пролетариев и плохих рассуждениях некоторых интеллигентов. ПСС, т. 9, стр. 142.
  9. Ленин В. И. Партийная организация и партийная литература. Там же, т. 12. стр. 102.
  10. Ленин В. И. Государство и революция. Там же, т. 33, стр. 89.
  11. Там же, стр. 26.
  12. Там же, стр. 101.
  13. Там же.
  14. Бухарин Н. И. Речь на траурном заседании Пленума Моссовета памяти тов. Дзержинского. Газета «Известия», 24 июля 1926 года, № 168 (2799), стр. 2.
  15. Ленин В. И. Успехи и трудности советской власти. 1919. Цит. по: Молотов В. М. О высшей школе. Журнал «Вестник АН СССР», 1938, № 5, стр. 8. См. также ПСС, т. 38, стр. 54.
  16. Ленин В. И. Речь на I Всероссийском съезде по просвещению 28 августа 1918 года. ПСС, т. 37, стр. 77.
  17. Ленин В. И. Собрание партийных работников Москвы 27 января 1918 года. ПСС, т. 37, стр. 221.
  18. Ленин В. И. VIII съезд РКП (б) 18−23 марта 1919 года. Отчет Центрального комитета 18 марта. ПСС, т. 38, стр. 145.
  19. Рагинский М. Ю. Всероссийская чрезвычайная комиссия. Большая советская энциклопедия (БСЭ), 3-е изд., М., 1971, т. 5, стр. 456.
  20. Лацис (Судрабс) М. И. Два года борьбы на внутреннем фронте. М.: Гос. изд., 1920.
  21. Против смертной казни. Сборник под ред. Гернета. СПб, 1907; Загоскин Н. П. Очерк истории смертной казни в России, СПб, 1892; см. также его лекцию: Известия и ученые записки Казанского университета, 1892, № 1; Кистяковский. О смертной казни. 2-е изд., СПб, 1896.
  22. Горький М. К демократии. Газета «Новая жизнь», 7 (20) ноября 1917 года, № 174. Цит. по: Горький М. Несвоевременные мысли, статьи 1917−1918 гг. (составление, введение и примечания Г. Ермольева). Editions de la Seine, Paris, 1971, стр. 102−104.
  23. Горький М. Несвоевременные мысли. Газета «Новая жизнь» 19 декабря 1917 года (1 января 1918 года), № 205. Цит. по: Горький М. Несвоевременные мысли, статьи 1917−1918 гг. см. прим. (18), стр. 134.
  24. Короленко В. Г. Из дневников 1917—1921 гг. Перепечатано в сб.: Память. Исторический сборник. Вып. 2, Москва 1977 — Париж 1979, YMCA-Press, 1979, стр. 376−410.
  25. Опубликовано в газете «Голос России» 18 апреля 1922 года. Цит. по: Мельгунов С. П. Красный террор в России. Нью-Йорк: изд. Brandy, 1979, стр. 89.
  26. Ленин В. И. Проект Программы РКП (Б). Отчет Центрального Комитета. ПСС, т. 38, стр. 143.
  27. Ленин В. И. Задачи Союзов молодежи. Речь на III Всероссийском съезде Российского коммунистического союза молодежи 2 октября 1920 года. ПСС, т. 41, стр. 305.
  28. Маркс К., Энгельс Ф. Избранные произведения в двух томах, 1948, стр. 479.
  29. Ленин В. И. Собрание партийных работников Москвы 27 ноября 1918 года. I. Доклад об отношении пролетариата к мелкобуржуазной десократии. ПСС, т. 37, стр. 222−223.
  30. Ленин В. И. Ценные признания Питирима Сорокина, ПСС, т. 37, стр. 196.
  31. См. (29), стр. 221.
  32. Там же.
  33. Там же, стр. 222.
  34. Ленин В. И. Речь на II съезде Советов народного хозяйства 25 декабря 1918 года, т. 37, стр. 400.
  35. Ленин В. И. Заседание Петроградского совета 12 марта 1919 года. ПСС, т. 38, стр. 6.
  36. Ленин В. И. VIII съезд РКП (б). 3. Доклад о партийной программе 19 марта. ПСС, т. 38, стр. 167.
  37. Ленин В. И. О значении воинствующего материализма. ПСС, т. 45, стр. 33.
  38. Ленин В. И. О кандидатуре М. И. Калинина на пост председателя ВЦИК. ПСС, т. 38, стр. 211.
  39. Ленин В. И. Заседание Петроградского совета. Ответ на записки. ПСС, т. 29. стр. 18.
  40. Горький М. Несвоевременные мысли, газета «Новая жизнь» 22 марта (4 апреля) 1918 года, № 59 (274).
  41. Ленин В. И. Речь на I Всероссийском съезде по просвещению, 28 августа 1918 года. ПСС, т. 37, стр. 77.
  42. Дукельский М. П. Открытое письмо специалиста. Цит. по статье Ленина «Ответ на открытое письмо специалиста». ПСС, т. 38. стр. 218−219.
  43. Там же.
  44. Там же.
  45. Ленин В. И. Великий почин (О героизме рабочих в тылу. По поводу «коммунистических субботников»). ПСС, т. 39, стр. 19.
  46. Ленин В. И. Ценные признания Питирима Сорокина. ПСС, т. 37, стр. 195−196.
  47. Дегтярев. О высшей школе. Газета «Правда», 1 декабря 1918 года, № 261, стр. 2.
  48. Ленин В. И. Речь на I Всероссийском съезде по просвещению. ПСС, т. 37, стр. 77.
  49. Ленин В. И. Собрание партийных работников Москвы 27 ноября 1918 года. I. Доклад об отношении пролетариата к мелкобуржуазной десократии. ПСС, т. 37, стр. 221.
  50. Цит. по: Залесский К. А. Империя Сталина. Биографический энциклопедический словарь. М.: Вече, 2000.
  51. Горький М. Несвоевременные мысли. Газета «Новая жизнь» 22 февраля (9 марта) 1919 года, № 48 (263). Цит. по: Горький М. Несвоевременные мысли, см. прим. (22), стр. 173.
  52. Горький М. Там же, 9 апреля (27 марта) 1918 года, № 62 (277). Цит. по: Горький М. Несвоевременные мысли, см. прим. (22), стр. 193.
  53. Горький М. Там же, 1 июня (19 мая) 1918 года, № 105.
  54. Ленин В. И. Письмо А. М. Горькому, см.:. ПСС, т. 51. стр. 48. См также стр. 205.
  55. Ленин В. И. О значении воинствующего материализма. Там же, т. 45, стр. 24.
  56. Ленин В. И. Письмо Н. П. Горбунову 21 февраля 1922 года. ПСС, т. 54, стр. 286.
  57. Коган Л. А. «Выслать за границу безжалостно» (новое об изгнании духовной элиты). Журнал «Вопросы философии». 1993. № 9, стр. 61−84. В примечании 127 к 45-му тому Полного собрания сочинений Ленина указано, что он работал над дополнениями к Уголовному кодексу несколько дней.
  58. Ленин В. И. О значении воинствующего материализма. Журнал «Под знаменем марксизма», 12 марта 1922 года, № 3. См. также ПСС, т. 45, стр. 201−210.
  59. Ленин В. И. ПСС, т. 45, стр. 286.
  60. Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства, М., 1922, № 15, 1 июня, ст. 153, стр. 202−239.
  61. Цит. по: Ленин В. И. ПСС, т. 45, стр. 189.
  62. Цит. по: kmkspb.ru/content/view/200/123/
  63. Цит. по фрагменту из книги воспоминаний М. А. Осоргина (Ильина) (1878−1942) «Времена», Париж, 1955, стр. 180−185. Фрагмент включен в кн.: Хрестоматия по истории России. 1917−1940 (под ред. проф. М. Е. Главатского), М.: изд. АО «Аспект Пресс», 1994, под названием «Как нас уехали», стр. 265−268.
  64. Цит. по: Орлов А. С., Георгиев В. А., Георгиева Н. Г. Хрестоматия по истории России, изд. «Велби», 2002, стр. 266.
  65. Ленин В. И. Речь на объединенном заседании ВЦИК, Московского совета и Всероссийского съезда профессиональных союзов 17 января 1919 года, ПСС, т. 37, стр. 424.
  66. Ленин В. И. Успехи и трудности советской власти. ПСС, т. 38, стр. 59.
  67. Ленин В. И. Государство рабочих и партийная неделя. ПСС, т. 39. стр. 226.
  68. Ленин В. И. Речь перед слушателями Свердловского университета, отправляющимися на фронт, 24 октября 1919 года. ПСС, т. 39, стр. 239.
  69. Ленин В. И. VII Всероссийский съезд Советов. 3. Речь в организационной секции 8 декабря. ПСС, т. 39, стр. 431.
  70. См.: Бобренев В. За отсутствием состава преступления, М.: АСТ «Олимп», 1998, стр. 230.
  71. Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и крестьянского правительства № 2. 21 февраля 1921 года. ПСС, стр. 83.
  72. Ленин В. И. Речь на I Всероссийском съезде работников просвещения и социалистической культуры 31 июля 1919 года, ПСС, т. 39, стр. 132.
  73. Ленин В. И. Речь на II Всероссийском съезде работников медико-санитарного труда 1 марта 1920 года. ПСС, т. 40, стр. 188−189.
  74. Впервые напечатано в 1934 году в Ленинском сборнике. Цит. по: ПСС, т. 48, стр. 224.
  75. См. прим. (73).
  76. Ленин В. И. Проект Программы РКП (б). В области народного просвещения. ПСС, т. 38, стр. 431−432.
  77. Там же, стр. 118.
  78. Ленин В. И. Речь на III Всероссийском совещании заведующих внешкольными подотделами губернских отделов народного образования 25 февраля 1920 года. ПСС, т, 40, стр. 165.
  79. Ленин В. И. О приеме в высшие учебные заведения РСФСР. ПСС, т. 37, стр. 34.
  80. Ленин В. И. Задачи союзов молодежи (Речь на III Всероссийском съезде Российского коммунистического союза молодежи 2 октября 1920 года). ПСС, т. 41, стр. 305.
  81. Там же, стр. 307.
  82. Там же, стр. 317.
  83. Там же.
  84. Ленин В. И. Итоги партийной недели в Москве и наши задачи. ПСС, т. 39, стр. 233.
  85. Ленин В. И. В 39-м томе 5-го издания Полного собрания сочинений Ленина такая характеристика интеллигентов встречается около 30 раз.
  86. Ленин В. И. VIII Всероссийская конференция РКП (б). Политический доклад Центрального Комитета 2 декабря 1919 года. ПСС, т. 39. стр. 342−363
  87. Ленин В. И. Проект тезисов о роли и задачах профсоюзов в условиях новой экономической политики. Постановление ЦК РКП (б) от 12 января 1922 года, раздел «Профсоюзы и спецы». ПСС, т. 44, стр. 350−351.
  88. Ленин В. И. Задачи союзов молодежи. Речь на Всероссийском съезде Российского коммунистического союза молодежи 2 октября 1920 года. ПСС, т. 41, стр. 312.
  89. Ленин В. И. Речь на II Всероссийском съезде работников медико-санитарного труда. ПСС, т. 40, стр. 189.
  90. Ленин В. И. Речь на сессии ВЦИК IX созыва 31 октября 1922 года. ПСС, т. 45, стр. 251.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (12 оценок, среднее: 3,00 из 5)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

26 комментариев

  • Алексей Лк:

    «специалисты науки, техники все насквозь проникнуты буржуазным миросозерцанием» — а что не так, это не соответствует действительности?

    «они воспользовались своим образованием для того, чтобы сорвать дело социалистического строительства, открыто выступили против трудящихся масс» — то же самое, разве это не так? Интеллигенция активно поддерживала Ленина?

    Он заключил: «опираться на интеллигенцию мы не будем никогда, а будем опираться только на авангард пролетариата» — и правильно Ленин сделал что не стал опираться на интеллигенцию, потому что иначе он бы проиграл.

    PS. Интеллигенции в лице Родзянко, Гучкова (оба активно участвовали в свержении Николая Второго), Керенского был дан шанс направить историю по собственному усмотрению. Как они им воспользовались всем известно. Ленин же собрал страну из ничего, выдержал противостояние множества враждебных сил от Белого движения до Антанты. Летом 1917 армия как боеспособная единица в России не существовала, Ленин собрал ее заново в предельно сжатые сроки. Собрал заново государство на грани распада. Ленин гений. Это исторический факт.

    • Людмила М.:

      Да, Ленин — гений, эпохальная личность! И как же он прав и прозорлив был в отношении интеллигенции! В итоге именно продажная интеллигенция и развалила Советский Союз.

  • Владимир Аксайский:

    Статья понравилась — мощный эмоциональный выплеск глубоко чувствующей, планетарно мыслящей личности. Похоже, по другому и не бывает — геохимическая активность и интеллектуальные масштабы пишущего и описываемого должны быть близкого порядка. Особенно понравился раздел «Программа политехнизации средней школы». 8 пунктов, как и 10 заповедей рассчитаны на тысячелетия — не исключено, существуют природные ограничения на их выполнение в более сжатые сроки — это так же, как пытаться уменьшить продолжительность вынашивания плода — хотя многие с этим не согласятся. :)

  • Георгий:

    Это все дела давно минувших дней.
    Грозный не любил бояр…
    Петр I стрельцов…
    Ленин священников и философов и «прочих интеллигентов».
    Ну, надо быть объективным «ученых не любит Голливуд», они все сплошь сумасшедшие.
    А Наполеон по-своему любил…
    Автор умалчивает, как любил интеллигентов Н.С. Хрущев.
    Или Дж. Буш мл.

    Правда в том, что многие образованные люди не приняли революцию.
    И объективно были противниками «вождя мирового пролетариата» или сторонниками его политических противников.

    Сейчас все это интересно и важно как позапрошлогодний снег.

    Сегодня в РФ у ученых нет проблем, кроме тех, что остались от Ленина…

  • n11:

    Можно подумать Ленин хорошо относился к пролетариям. Или крестьянам. Или к другим революционерам, включая своих собственных однопартийцев. Труднее найти хоть кого-нибудь, к кому Ленин действительно относился хорошо. Пожалуй, только к членам своей семьи.

  • Leonid:

    Слабо и тенденциозно. надергать фраз из различных статей или выступлений не сложно. без учета ситуации, времени, поголовной безграмотности населения тогдашней России. я меньше всего поклонник большевиков, но не стоит забывать какой им досталось страна. позади годы бессмысленной войны, разруха, безвластие. российская интеллигенция, немногочисленная, растеряная, бестолковая. страшное время, но менялся и режим. вспомним НЭП.огромное несчастье для страны, что к власти, после смерти Ленина, пришел мерзавец Сталин. это действительно худшее, что могло произойти со страной.

  • Алексей Лк:

    Программа политехнизации средней школы

    Ближайшими задачами на этом пути являются в настоящее время:

    1) ВЫПОЛНЕНО: проведение бесплатного и обязательного общего и политехнического (знакомящего в теории и на практике со всеми главными отраслями производства) образования для всех детей обоего пола до 16 лет;

    В октябре 1918 года введено положение «О единой трудовой школе РСФСР», которое вводило бесплатное и совместное обучение детей школьного возраста[2]. 26 декабря 1919 был подписан декрет о том, что всё население страны в возрасте от 8 до 50 лет, не умевшее читать или писать, обязывалось обучаться грамоте на родном или русском языке — по желанию[3].

    Всего к 1920 году удалось обучить грамоте 3 млн человек[5]. Перепись 1920 года на территории Советской России зафиксировала умение читать у 41,7% населения в возрасте от 8 лет и старше[6].

    В борьбе с неграмотностью были достигнуты значительные успехи, всего в 1917—1927 годах было обучено грамоте до 10 миллионов взрослых (подробнее смотрите в статье «Ликбез»). Перепись населения СССР 1926 года выявила 56,6% грамотного населения в возрасте от 9 до 49 лет (80,9 среди городского и 50,6 сельского)[3]. В целом, в этот период значительно увеличилось количество учащихся и учителей.

    2) ВЫПОЛНЕНО: осуществление тесной связи обучения с общественно-производительным трудом;

    В основу деятельности внешкольных учреждений были заложены общие принципы коммунистического воспитания и образования: бесплатность образования, воспитание в коллективе и через коллектив, непрерывность процесса воспитания, связь с жизнью, с практикой коммунистического строит-ва, научность воспитания, учёт возрастных и индивидуальных особенностей, развитие инициативы и самодеятельности. Например, организованный в 1923 году детский клуб «Юный ленинец» города Томска включал в себя переплётную, столярную, сапожную мастерские, кинотеатр, пионерский драматический театр, стрелковый тир, радиомастерскую, техническую станцию и техническую библиотеку, фотокружок, кружки моделирования и рисования[46]

    На начало 1971 года в СССР действовали 4403 дворца и дома пионеров и школьников, свыше 7000 детских секторов при дворцах и домах культуры, 1008 станций юных техников, 587 станций юных натуралистов, 202 экскурсионно-туристические станции, 155 детских парков, 38 детских железных дорог, около 6000 детских хореографических, художественных и музыкальных школ, 7600 детских библиотек, а также пионерлагеря, лагеря труда и отдыха, дома отдыха санаторного типа для детей и так далее.[47]

    3) НЕ ВЫПОЛНЕНО: снабжение всех учащихся пищей, одеждой и учебными пособиями за счет государства; не выполнено ни в одной крупной стране за всю историю.

    6) ВЫПОЛНЕНО: привлечение трудящегося населения к активному участию в деле просвещения (развитие Советов народного образования, мобилизация грамотных и т. д.);

    В Советском Союзе, с целью обеспечить доступность образования для всех категорий граждан, впервые в мире была создана система заочного образования, охватывающая все образовательные уровни и до настоящего времени не имеющая мировых прецедентов.[48]

    8) ВЫПОЛНЕНО: всесторонняя помощь советской власти самообразованию и саморазвитию рабочих и трудовых крестьян (устройство библиотек, школ для взрослых, народных университетов, курсов лекций, кинематографов, студий и т. п.);

    В 1922/23 учебном году в СССР насчитывалось 248 вузов (216,7 тыс. студентов)[14].
    В 1931/32 учебному году, количество вузов в СССР достигло 701 (405,9 тыс. студентов)[14].

    За два года, в 1918—1919 гг. было создано 33 крупных для того времени научно-исследовательских института, в числе которых такие известные, как Центральный аэрогидродинамический институт (ЦАГИ), Физико-технический институт им. А. Ф. Иоффе РАН, Государственный оптический институт (ГОИ), Институт изучения мозга и психической деятельности, Рентгенологический и радиологический институт, Институт по изучению Севера. К 1923 году количество исследовательских институтов в стране достигло 55, а к 1927 году их стало более 90[13].

    Пункты которые можно можно объединить в один.
    4) ВЫПОЛНЕНО: усиление агитации и пропаганды среди учительства;
    5) ВЫПОЛНЕНО: подготовление кадров нового учительства, проникнутого идеями коммунизма;
    7) ВЫПОЛНЕНО: развитие самой широкой пропаганды коммунистических идей".

    К слову когда СССР рухнул в школах среди учителей была развернута такая же дикая пропаганда идей капитализма. Так что пункты 4,5,7 справедливы при любой новой власти, разница толко в названиях.

    Современные исследователи отмечают: «Коммунистическая атака на систему распределения научных статусов началась в 1918 году. Дело заключалось не столько в «перевоспитании буржуазной профессуры», сколько в установлении равного доступа к образованию и уничтожении сословных привилегий, к числу которых относилась и привилегия быть образованным"[8].

    Взято отсюда: https://ru.m.wikipedia.org/wiki/Образование_в_СССР

    PS. По данным ЮНЕСКО в 1990 году система образования СССР, созданная Лениным, занимала третье место в мире. Во так вот.

  • Макс1:

    Ленин писал о материальных интересах интеллигенции. Дореволюционная интеллигенция была привилегированным слоем общества с высоким доходом. Большинство представителей интеллигенции, как и большинство священников, отрицательно отнеслись к власти большевиков. Репрессии проводились против противников власти, а не против всей интеллигенции. Были и случайные жертвы красного и белого террора. Антибольшевистские настроения большинства интеллигенции были причиной, а не следствием, репрессий.
    Корректно сравнивать политические репрессии со стороны большевиков во время Гражданской войны не с репрессиями со стороны царской власти в мирное время до революции, а с репрессиями со стороны белых во время Гражданской войны. Точных данных здесь нет, но есть основания считать, что число жертв красного и белого террора примерно одинаково. Земсков оценивал их примерно в 100 тысяч человек с каждой стороны.
    Слова Ленина «г… нации» относятся не к интеллигенции вообще, а к тем ее представителям, которые обвиняли большевиков в развязывании Гражданской войны, но молчали об ответственности царской власти за Первую мировую войну.
    Большевики отрицательно относились к философам-идеалистам и выслали их из страны. Точно так же отрицательно относилась дореволюционная власть к философам-материалистам, большинство из которых были вынуждены жить в эмиграции.
    Нет никаких оснований считать утопичным создание новой советской интеллигенции. Наука в СССР достигла ряда успехов и финансировалась значительно лучше, чем в современной России. Были и отрицательные явления, включая административный контроль. Низкооплачиваемые бюджетники сейчас вовсе не являются привилегированным социальным слоем, в отличие от дореволюционной интеллигенции, у нее другие интересы, и переносить конкретную ситуацию в определенное историческое время на сегодняшний день нет оснований.

  • математик:

    Боже мой, какие же убогие комментарии… За одним-единственным исключением:

    Можно подумать Ленин хорошо относился к пролетариям. Или крестьянам. Или к другим революционерам, включая своих собственных однопартийцев. Труднее найти хоть кого-нибудь, к кому Ленин действительно относился хорошо. Пожалуй, только к членам своей семьи…

    Все остальные комментарии — какое скудоумие… просто тоску наводит… И это ещё народ, который читает ТрВ, что ж говорить о прочих…

  • Garrik:

    Спасибо, важный аспект освещен. Не знал, что Ленин, по сути, не имел образования.

  • vibbtwo:

    Отношение В. Ленина к интеллигенции как к социальному слою представляется вполне разумным и обоснованным. И ее слабости — неустойчивость взглядов, продажность, приверженность любому модному дискурсу, стремление пожить спокойно и богато среди нищеты, о которых он писал в своих статьях, вполне реальны и их можно видеть ежедневно. Естественно, ни один разумный политик никогда не пытался опораться на интеллигенцию, так что Ленин в этом не одинок. Просто он высказывал свои мысли вполне открыто, что для политиков крайне необычно.

  • Александр Денисенко:

    Редкое явление — критика Ленина на фоне антисталинского потока. Но как антисталинская пропаганда привела к фантастическому росту рейтинга Сталина, так сейчас возможен рост и проленинских настроений.
    Может, сразу перейти к Ивану Грозному? Тоже ведь есть что припомнить.
    А может не тревожить лихо, пока оно тихо? Вокруг мало героев, достойных обсуждения/осуждения?

    • Ричард:

      А может вообще не тревожить историю, химию и особенно гравитацию?

      • Александр Денисенко:

        Главное сегодня, по-моему скромному мнению, чтобы на страницах ТрВ не началось обсуждение украинской автокефалии… со всеми вытекающими и сопутствующими проблемами. Уж лучше гравитация.

        • Ричард:

          Как говорил упомянутый Вами деятель: «Оба хуже». Тем паче, что с гравитацией совсем плохо--см. развитие трагедии из отсутствия тени SgrA*! Это же форменный «Сумбур вместо музыки"(А.А. Жданов).

    • Владимир П,:

      == Но как антисталинская пропаганда привела к фантастическому росту рейтинга Сталина, ==
      Да где Вы видите фантастический рост рейтинга Сталина? Фантазмы …
      == так сейчас возможен рост и проленинских настроений.==
      Причиной роста «проленинских» настроений (трудновато понять что это значит, «проленинских», но предположу что левых, прокоммунистических, социалистических) приводит никак не антиленинская пропаганда, а реально происходящая на видимом людям моего поколения историческом интервале трансформация общества (в США, бСССР, Европе) к структуре, близкой к предшествующей эпохе великих социальных потрясений, своего рода второе издание бель эпок. Это когда 1% владеет более чем половиной общественного богатства, а половина общества не владеет вообще ничем, кроме своих [цепей] долгов. В таких условиях деклассируемый интеллигент все чаще будет окладывать в сторону Бернштейна с Каутским и все чаще почитывать Ленина. Ибо «бытие определяет сознание» :)

      • Леонид Коганов:

        Уважаемый Владимир П.
        Согласен с Вами принципиально в этом и следующем комментарии. Хочу, однако, заметить, что Ленина читать будут вряд ли, как и, скорее всего в силу невладения немецким, Бернштейна с Каутским (душеприказчики К. Маркса, если кто не знал! — Л.К.).
        А вот «Номенклатуру» М.С. Восленского прочтут всенепременнейше, как говаривал «вождь и учитель».
        Вот еще заметка на полях из Сети:
        https://blog.classic.newsru.com/article/30oct2018/komsomol
        Л.К.
        Заинтересовала первая фраза Вашего первого по хронологии коммента, очень прошу перевести.
        К.

        • Александр Денисенко:

          Уважаемый Леонид! В школьные годы после прочтения не без труда трёх томов Капитала с досадой обнаружил, что Каутский изложил все это в небольшой книжечке. Думаю, его всё же будут читать. Как и Плеханова. Из экономии времени.

        • Владимир П.:

          == Заинтересовала первая фраза Вашего первого по хронологии коммента, очень прошу перевести. ==
          «Ой вей из мир» — «О горе мне». (идиш). Выражение разочарования и удрученности.

      • Александр Денисенко:

        Рейтинг обнаружен при выборе имени России на телевидении. Удалось правда подправить на Невского. Но лидировал все же известно кто.

  • Владимир П.:

    !!! אוי וויי איז מיר
    «И тут же в один вечер, кажется, всё написал, всех изумил … легкость необыкновенная в мыслях …»
    Ну нельзя же так, Валерий Николаевич.

    Я понимаю, что надо к дате обличить, то-сё, но помилте, так насиловать статистику террора, дабы подтвердить свой тезис, так усердно забывать об историческом контексте, и так с мясом рвать цитаты, вообще так интеллектуально небрежничать в обсуждении довольно-таки болезненной темы — не-хо-ро-шо. Должны ж быть приличия и в борьбе с почившими диктаторами (к коим впрочем Ленина в силу краткости и коллегиальности его правления отнести можно с сильной натяжкой). Поскольку обсуждение ляпсусов потребует написания статьи сравнимого или большего масштаба, воздержусь, благо толковых статей на тему белого и красного террора, написанных профессионалами — полно.

  • Иван Фёдорович:

    На комментарий математика: Боже мой! Какой же у Вас богатый, пышный, роскошный, шикарный комментарий! Какой же у Вас богатый, щедрый, обильный ум, в отличие от других, у которых ум-то, право, СКУДНЫЙ! А главное Ваш комментарий вызывает-таки бодрость, оживлённость, радость, энтузиазм, так и зажигает как огонь!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com