Популяризация науки по-китайски

Музей науки и технологий в Шанхае. Источник: Arcadis

Музей нау­ки и тех­но­ло­гий в Шан­хае. Источ­ник: Arcadis

Александра Борисова

Алек­сандра Бори­со­ва

18 сен­тяб­ря на засе­да­нии Пре­зи­ди­у­ма РАН, посвя­щен­ном попу­ля­ри­за­ции и про­па­ган­де нау­ки, доклад­чи­ки часто обра­ща­лись к китай­ско­му опы­ту. О том, как орга­ни­зо­ва­на попу­ля­ри­за­ция нау­ки в Китае и что мож­но почерп­нуть из китай­ско­го опы­та, рас­ска­зы­ва­ет Алек­сандра Бори­со­ва, иссле­до­ва­тель науч­ной ком­му­ни­ка­ции, стар­ший пре­по­да­ва­тель Уни­вер­си­те­та ИТМО и пре­зи­дент Ассо­ци­а­ции ком­му­ни­ка­то­ров в сфе­ре обра­зо­ва­ния и нау­ки (АКСОН).

О Китае часто вспо­ми­на­ют, тре­буя от рос­сий­ских уче­ных повы­ше­ния пуб­ли­ка­ци­он­ной актив­но­сти (прав­да, в Китае пере­шли на сле­ду­ю­щую сту­пень раз­ви­тия этой систе­мы и уже борют­ся со зло­упо­треб­ле­ни­я­ми [1]). На опыт Китая в воз­рож­де­нии нау­ки ссы­ла­ют­ся, когда гово­рят о мега­гран­тах [2]. Такие парал­ле­ли вполне осмыс­лен­ны: и Рос­сия, и Китай пере­жи­ли пери­од упад­ка нау­ки, хотя и в раз­ное вре­мя и раз­ной сте­пе­ни тяже­сти. И Рос­сия, и Китай в ито­ге ока­за­лись «дого­ня­ю­щи­ми», встра­и­ва­ясь в меж­ду­на­род­ную систе­му науч­ных пуб­ли­ка­ций, дей­ству­ю­щую в Евро­пе и США.

Китай учит­ся науч­ной ком­му­ни­ка­ции у демо­кра­ти­че­ских стран, при­ме­няя их опыт для реше­ния задач сво­ей одно­пар­тий­ной систе­мы. Далее я при­во­жу выжим­ку из про­ра­бо­тан­ной мной науч­ной лите­ра­ту­ры о систе­ме попу­ля­ри­за­ции нау­ки в Китае, не пре­тен­дуя, впро­чем, на абсо­лют­ную истин­ность или завер­шен­ность. Эта ста­тья — не вывод, а при­гла­ше­ние к обсуж­де­нию.

Пер­вое, что бро­са­ет­ся в гла­за, когда чита­ешь о Китае, — это орга­ни­зо­ван­ность и мас­штаб­ность. Тако­вы про­грам­мы раз­ви­тия нау­ки, и попу­ля­ри­за­ция не отста­ет. В Китае (как и в Индии) серьез­ность наме­ре­ний госу­дар­ства в сфе­ре попу­ля­ри­за­ции нау­ки закреп­ле­на в спе­ци­аль­ных зако­нах уже несколь­ко деся­ти­ле­тий. Нико Пит­рел­ли, иссле­до­ва­тель из Три­е­ста, в 2005 году писал о пла­нах Китая по раз­ви­тию попу­ля­ри­за­ции, исполь­зуя тер­мин «китай­ская меч­та» [3]. Науч­ной ком­му­ни­ка­ции в осу­ществ­ле­нии этой меч­ты отво­ди­лась очень серьез­ная роль.

Цен­траль­ный и самый мас­штаб­ный про­ект — стро­и­тель­ство Цен­тров нау­ки и тех­ни­ки (ЦНТ). Это интер­ак­тив­ные науч­ные музеи, где нет экс­по­на­тов в пря­мом смыс­ле сло­ва, обра­зо­ва­тель­ные цен­тры, где объ­ек­ты мож­но и нуж­но тро­гать. В Рос­сии таких цен­тров очень мало, и это в основ­ном част­ная ини­ци­а­ти­ва — «Экс­пе­ри­мен­та­ни­ум» в Москве, «Нью­тон Парк» в Крас­но­яр­ске, «Квар­ки» в Ниж­нем Нов­го­ро­де. В Китае сеть ЦНТ стро­ит­ся за госу­дар­ствен­ный счет, и она огром­на. Меж­ду 2004 и 2008 годом коли­че­ство ЦНТ вырос­ло более чем вдвое — с 185 до 380 цен­тров [4]. Даже если учи­ты­вать раз­ни­цу в чис­лен­но­сти насе­ле­ния Рос­сии и Китая, ста­ти­сти­ка вну­ши­тель­ная.

Пла­но­вое раз­ви­тие попу­ля­ри­за­ции обес­пе­чи­ва­ет ее связь с осталь­ны­ми частя­ми инно­ва­ци­он­ной эко­си­сте­мы. ЦНТ объ­еди­не­ны в еди­ную струк­ту­ру и жест­ко инте­гри­ро­ва­ны в пра­ви­тель­ствен­ную про­грам­му обще­ствен­но­го обра­зо­ва­ния. Дан­ные про­грам­мы под­держ­ки осве­дом­лен­но­сти насе­ле­ния о нау­ке в Китае вооб­ще силь­но скон­цен­три­ро­ва­ны на обра­зо­ва­нии, а так­же на эко­но­ми­че­ском раз­ви­тии и пре­одо­ле­нии соци­аль­но­го нера­вен­ства, заме­ча­ют иссле­до­ва­те­ли, срав­ни­ва­ю­щие Австра­лию, Бра­зи­лию, Китай и Вели­ко­бри­та­нию [5].

Сле­ду­ет отме­тить, что струк­ту­ра ЦНТ заро­ди­лась и раз­ви­лась на Запа­де. Пер­вым ЦНТ счи­та­ют «Экс­пло­ра­то­ри­ум» в Сан-Фран­цис­ко, открыв­ший­ся еще в 1960-е, а самым извест­ным в Евро­пе мож­но счи­тать «Немо» в Амстер­да­ме. ЦНТ в совре­мен­ном виде воз­ник­ли в пери­од осво­бож­де­ния все­го и вся: в них нау­ка вышла за сте­ны лабо­ра­то­рий и пере­шла от отно­ше­ния к экс­по­на­там как к свя­ты­ням к игре с ними. ЦНТ, таким обра­зом, осво­бо­ди­лись от не усып­но­го кон­тро­ля уче­ных и сосре­до­то­чи­лись на посе­ти­те­лях, их лич­ном опы­те и вос­при­я­тии. Воз­мож­но, это та самая ситу­а­ция, когда Китай взял отра­бо­тан­ную тех­но­ло­гию, меха­низм и поста­вил на служ­бу сво­им соб­ствен­ным зада­чам, вло­жив ресур­сы, кото­рых у кол­лек­тив­но­го авто­ра тех­но­ло­гии не было и не мог­ло быть. Для рабо­ты над созда­ни­ем китай­ских ЦНТ при­вле­ка­лись зару­беж­ные спе­ци­а­ли­сты [6]. В созда­нии само­го попу­ляр­но­го науч­поп-сай­та [7] исполь­зо­ва­лась вполне меж­ду­на­род­ная схе­ма: он был создан груп­пой энту­зи­а­стов, объ­еди­нив­ших­ся в ассо­ци­а­цию, а затем полу­чил госу­дар­ствен­ную под­держ­ку как про­ект соци­аль­но­го пред­при­ни­ма­тель­ства.

Всё это наво­дит на мысль, что Китай не копи­ру­ет, а обсто­я­тель­но раз­би­ра­ет и рекон­стру­и­ру­ет име­ю­щи­е­ся реше­ния. Это пред­по­ла­га­ет нали­чие соб­ствен­ной, а не пере­не­сен­ной науч­ной базы. Дей­стви­тель­но, в Китае функ­ци­о­ни­ру­ет Науч­но-иссле­до­ва­тель­ский инсти­тут попу­ля­ри­за­ции нау­ки (China Research Institute for Science Popularization — CRISP), где пер­вые кан­ди­дат­ские дис­сер­та­ции по этой теме были защи­ще­ны в усло­ви­ях отсут­ствия в стране уни­вер­си­тет­ских обра­зо­ва­тель­ных про­грамм. Это потре­бо­ва­ло под­го­тов­ки за рубе­жом и спо­соб­ство­ва­ло обме­ну опы­том меж­ду китай­ски­ми и ино­стран­ны­ми спе­ци­а­ли­ста­ми.

Китай и сей­час про­дол­жа­ет участ­во­вать в раз­но­об­раз­ных евро­пей­ских про­ек­тах по изу­че­нию науч­ной ком­му­ни­ка­ции. Конеч­но, китай­ские цен­тры не могут полу­чать евро­пей­ское финан­си­ро­ва­ние, но им, судя по все­му, это и не нуж­но: их доля опла­чи­ва­ет­ся из китай­ско­го бюд­же­та, и кон­фе­рен­ции по евро­пей­ским про­ек­там ино­гда про­во­дят­ся и в Китае. Инте­рес­но, что участ­ву­ет Китай (в лице того же CRISP) и в про­ек­тах, кажет­ся, доволь­но экзо­ти­че­ских для китай­ской дей­стви­тель­но­сти, — напри­мер, иссле­до­ва­ни­ях в сфе­ре RRI (responsible research and innovation, см., напри­мер, [8]). Это дви­же­ние, пред­по­ла­га­ю­щее глу­бо­кое вовле­че­ние обыч­ных граж­дан в про­из­вод­ство науч­но­го зна­ния вплоть до уча­стия мест­ных сооб­ществ в поста­нов­ке задач для науч­ных иссле­до­ва­ний. Чис­ло работ по науч­ной ком­му­ни­ка­ции в Китае очень вели­ко: 1795 работ, опуб­ли­ко­ван­ных с 2002 по 2007 год [4]. В 2014 году на англий­ском язы­ке вышла кни­га „Communication and popularization of science and technology in China“ [9], пол­но­стью под­го­тов­лен­ная китай­ски­ми авто­ра­ми и редак­то­ра­ми. Судя по синоп­си­су, кни­га охва­ты­ва­ет все аспек­ты отрас­ли: исто­рию, при­о­ри­те­ты, кон­цеп­цию и пла­ны, связь с науч­ной гра­мот­но­стью, оцен­ку эффек­тив­но­сти и инстру­мен­ты под­держ­ки. Суще­ство­ва­ние такой лите­ра­ту­ры — несо­мнен­ный при­знак боль­шой и про­фес­си­о­наль­но раз­ви­той отрас­ли.

Под­во­дя итог это­му корот­ко­му обзо­ру, я могу пред­по­ло­жить, что из этой систе­мы при­го­ди­лось бы Рос­сии. Целе­по­ла­га­ние? Вряд ли нам подой­дут китай­ские цели: к сча­стью, насе­ле­ние Рос­сии не нуж­да­ет­ся в лик­ви­да­ции науч­ной без­гра­мот­но­сти в тех мас­шта­бах, как в Китае. Одна­ко для выстра­и­ва­ния систе­мы цель жиз­нен­но необ­хо­ди­ма, имен­но она опре­де­ля­ет мето­ды и под­хо­ды. На мой взгляд, при­мер, кото­ро­му сто­ит после­до­вать, — про­фес­си­о­на­ли­за­ция отрас­ли и ака­де­ми­че­ские иссле­до­ва­ния.

В Рос­сии сей­час дей­ству­ет все­го одна маги­стер­ская про­грам­ма по науч­ной ком­му­ни­ка­ции — в Уни­вер­си­те­те ИТМО. Там же ведут­ся иссле­до­ва­ния неболь­шо­го мас­шта­ба. Социо­ло­ги­ей науч­ной ком­му­ни­ка­ции зани­ма­ют­ся цен­тры социо­ло­гии нау­ки в НИУ ВШЭ и Евро­пей­ском уни­вер­си­те­те. Та же Выш­ка ведет мони­то­ринг инно­ва­ци­он­но­го пове­де­ния насе­ле­ния, куда отча­сти вхо­дят вопро­сы науч­ной гра­мот­но­сти. Но это­го кри­ти­че­ски недо­ста­точ­но: мы крайне мало зна­ем об эффек­тив­но­сти пред­при­ни­ма­е­мых шагов (напри­мер, фести­ва­ля нау­ки NAUKA 0+). У попу­ля­ри­за­ции XXI века долж­ны быть кон­крет­ные, ося­за­е­мые зада­чи и изме­ри­мые пара­мет­ры, по кото­рым мож­но оце­нить, реше­ны ли они.

В общем, мож­но ска­зать, что попу­ля­ри­за­ции нау­ки в Рос­сии нуж­на систе­ма и ресур­сы. Если мы ори­ен­ти­ру­ем­ся на Китай, то попу­ля­ри­за­ция нау­ки не долж­на оста­вать­ся про­сто хоб­би уче­ных и обще­ствен­ной нагруз­кой уче­ных сек­ре­та­рей НИИ — это не та сила, на кото­рую мож­но поло­жить­ся в реше­нии задач госу­дар­ствен­но­го мас­шта­ба.

Алек­сандра Бори­со­ва

1. China sets a strong example on how to address scientific fraud.
2. Каба­нов А. Нано­ме­ди­ци­на про­тив рака.
3. Pitrelli N. The new «Chinese dream» regards science communication. Jcom, 2005
4. Schiele B., Claessens M., Shi S. Science Communication in the World Practices, Theories and Trends
5. Bultitude K., Cheng D., Durant G., Jackson R., Massarani L. (2012) Comparison of national strategies: documentary analysis for Australia, Brazil, China and the United Kingdom. In: (Proceedings) Public Communication of Science and Technology Conference. 
6. Science centre Chief Executive exports expertise to China.
7. www.songshuhui.net
8. www.nucleus-project.eu
9. Ren F., Zhai J. Communication and popularization of science and technology in China

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (2 оценок, среднее: 3,50 из 5)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , ,

 

Один комментарий

  • Влад:

    Глав­ное, что з/​п уче­ных в Китае в разы боль­ше рос­сий­ски ана­ло­гов.
    Вот и вся попу­ля­ри­за­ция.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com