Гаусс против Эллы Памфиловой

Сергей Шпилькин

Сергей Шпилькин

Приморский край: чудеса второго тура

В единый день голосования 9 сентября в России прошли выборы 22 глав субъектов федерации. Неожиданно для большинства наблюдателей в четырех регионах (Приморский край, Хабаровский край, Хакасия, Владимирская область) действующие губернаторы или и. о. губернаторов не набрали 50% голосов. Таким образом, возникла необходимость второго тура выборов — второй подобный случай после возобновления в 2011 году всеобщих выборов губернаторов (отмененных, напомним, в 2004 году в связи с бесланской трагедией). До этого второй тур состоялся всего один раз — в 2015 году тогдашний губернатор Иркутской области проиграл во втором туре коммунисту Сергею Левченко. Хотя законом на проведение повторного голосования отводится три недели, в Приморском крае избирательная администрация решила (вероятно, из политтехнологических соображений) провести второй тур с участием и. о. губернатора Андрея Тарасенко и занявшего второе место кандидата от КПРФ Андрея Ищенко уже через неделю, 16 сентября. Голосование в два тура — это прекрасная возможность изучить поведение избирателей и избирательной машины, и было бы странно ею не воспользоваться.

Приморский край не относится к числу регионов с устоявшимися традициями выборных фальсификаций. На федеральных выборах в Приморском крае аномалии распределения голосов по явке в разные годы варьировали от минимальных в 2000 году до значительных в 2008 году. В последнем федеральном выборном цикле уровень аномалий был умеренным в 2016 году и практически нулевым в 2018 году.

В итоге первый тур голосования прошел при умеренном уровне аномалий (см. распределение голосов за кандидатов по явке на рис. 1). При официальном результате Тарасенко 46,56% на невысоких явках (в основном пике распределения голосов) доля голосов за него составила 41,5%. Разница в пять процентных пунктов — это вклад предположительных фальсификаций. Следует отметить, что для создания аномалии такого масштаба необходимо было задействовать значительное количество участковых избирательных комиссий (нескольких сотен из 1550 УИК края).

Рис. 1. Распределение голосов за кандидатов по явке в первом туре выборов губернатора Приморского края 9 сентября 2018 года. Заштрихованная площадь показывает непропорциональное повышение доли голосов действующего губернатора относительно других кандидатов на повышенных явках, которое обычно связано с припиской голосов или вбросом бюллетеней в пользу кандидата с административным ресурсом

Рис. 1. Распределение голосов за кандидатов по явке в первом туре выборов губернатора Приморского края 9 сентября 2018 года. Заштрихованная площадь показывает непропорциональное повышение доли голосов действующего губернатора относительно других кандидатов на повышенных явках, которое обычно связано с припиской голосов или вбросом бюллетеней в пользу кандидата с административным ресурсом

Но стоило случиться второму туру — и различия в распределениях голосов за оставшихся двух кандидатов чудесным образом почти исчезли. В распределении, построенном по данным подсчета голосов в 1484 участковых избирательных комиссиях из 1550, опубликованным к вечеру 16 сентября по московскому времени, т. е. к ночи с воскресенья на понедельник по владивостокскому (см. рис. 2), голоса Тарасенко и Ищенко распределены по явке практически одинаково, и Ищенко уверенно выигрывает с перевесом в 22 717 голосов.

Рис. 2. Распределение голосов за кандидатов по явке во втором туре выборов губернатора Приморского края, данные на 16 сентября 2018 года (1484 избирательных участка)

Рис. 2. Распределение голосов за кандидатов по явке во втором туре выборов губернатора Приморского края, данные на 16 сентября 2018 года (1484 избирательных участка)

Однако чудеса на этом не закончились. К утру 17 сентября по Москве данные в системе «ГАС Выборы» (и на сайте www.izbirkom.ru, который служит ее публичным интерфейсом) поменялись. Теперь по результатам голосования на 1537 избирательных участках лидером стал действующий и. о. губернатора Тарасенко. График распределения голосов см. на рис. 3.

Рис. 3. Распределение голосов за кандидатов по явке во втором туре выборов губернатора Приморского края, данные на 17 сентября 2018 года (1537 участков). В области явок свыше 50% добавились дополнительные голоса за губернатора Тарасенко, которые перевешивают выигрыш Ищенко на «нормальных» явках и обеспечивают Тарасенко победу

Рис. 3. Распределение голосов за кандидатов по явке во втором туре выборов губернатора Приморского края, данные на 17 сентября 2018 года (1537 участков). В области явок свыше 50% добавились дополнительные голоса за губернатора Тарасенко, которые перевешивают выигрыш Ищенко на «нормальных» явках и обеспечивают Тарасенко победу

В целом в ночь с 16 на 17 сентября произошло следующее.

  1. Были добавлены результаты голосования по 53 избирательным участкам Арсеньевской, Владивостокской, Находкинской и Уссурийской территориальных избирательных комиссий. При этом результаты добавленных участков Арсеньевской и Владивостокской ТИК никак не выбивались из общего тренда по соотношению голосов кандидатов и явке, а в Находкинской и Уссурийской ТИК часть добавленных участков выглядела обычно, а часть резко выделялась по явке (до 97%) и результату действующего и. о. губернатора. В итоге 18 добавленных «аномальных» участков с явкой более 50% дали 25 006 голосов Тарасенко и лишь 3 911 голосов Ищенко.
  1. Были введены новые версии протоколов по 19 избирательным участкам Артёмовской городской и Уссурийской ТИК, в которых по сравнению с прежними версиями (сохраненными и доступными в «ГАС Выборы») кандидату Тарасенко было добавлено значительное число голосов. При этом на участках Артёмовской ТИК голоса Тарасенко добавляли круглыми сотнями (по 400, 500, 700), а в Уссурийской ТИК еще и отнимали голоса у Ищенко. Это дало Тарасенко еще 14 894 голоса и отняло у Ищенко 954 голоса.

В совокупности все эти действия обеспечили действующему и. о. губернатора перевес над соперником в 7 650 голосов и победу во втором туре. Правда, прожила эта победа недолго. Возмущение общественности и экспертов явными фальсификациями заставило избирательную комиссию Приморского края принять «компромиссное» решение об аннулировании результатов выборов, хотя одного лишь аннулирования в «ГАС Выборы» явно фальсифицированных вторых версий протоколов по 19 избирательным участкам, введенных постфактум, было бы достаточно, чтобы объявить победителем Андрея Ищенко. Теперь в Приморском крае не позднее 16 декабря 2018 года должны состояться новые выборы.

Выборы мэра Москвы: всё по плану

Выборы мэра Москвы 9 сентября 2018 года прошли точно по сценарию мартовских президентских выборов. Все сколько-либо заметные кандидаты, которые могли бы составить конкуренцию действующему мэру, были отсечены еще на этапе регистрации, так что московским властям осталось только одно — обеспечить явку. В этом деле московские власти проявили недюжинное рвение, так что у многих наблюдателей возникли опасения, что административный порыв распространится и на день голосования. К счастью, опасения не оправдались, и подсчет в день голосования, по всей видимости, прошел без существенных нарушений. По крайней мере, распределение голосов избирателей за Собянина и остальных кандидатов в зависимости от явки выглядит традиционно для честно посчитанных выборов в Москве — узкая колоколообразная кривая шириной по явке примерно 6% на половине высоты.

Явка в итоге составила 30,96% — на 1,07% ниже, чем на конкурентных выборах 2013 года, и это несмотря на то, что для ее повышения было принято несколько технических мер.

Во-первых, на выборы мэра распространили механизм голосования по месту пребывания, изначально разработанный как более удобная замена открепительных удостоверений, но по опыту президентских выборов скорее превратившийся в механизм давления на избирателей через работодателей, вынуждавших их голосовать на контролируемых участках. И если на президентских выборах голосование по месту пребывания еще имело какой-то смысл, при голосовании за мэра, ограниченном пределами Москвы, назвать его жизненно необходимым сложно. Было бы интересно узнать, сколько граждан из 161 тыс. просто переместились на соседние участки, контролируемые работодателями, — но, к сожалению, такую информацию избирательные комиссии не раскрывают.

Во-вторых, специальными поправками в московское законодательство была введена возможность создавать избирательные участки за пределами Москвы. Таких участков под предлогом удобства голосования для дачников было создано 204, из них четыре — на территории принадлежащих Москве загородных медицинских учреждений и еще 200 — в предполагаемых местах концентрации дачников. На этих 200 участках зарегистрировалось 121 тыс. человек (в среднем по 600 на участок), а проголосовало в общей сложности около 80 тыс. человек, т. е. по 400 человек на участок.

Наконец, Мосгоризбирком продлил время работы избирательных участков до 22:00 вместо традиционных 20:00.

В общей сложности эти три меры по самым оптимистичным оценкам смогли поднять явку на 3,3−3,8 процентного пункта, а реальный прирост явки, вероятно, составляет где-то половину этой величины.

Итоги выборов оказались вполне предсказуемыми. Сергей Собянин получил 70,17% голосов, выдвинутый КПРФ Вадим Кумин — 11,38% (традиционный уровень для коммунистических кандидатов в Москве), кандидат от «Справедливой России» Илья Свиридов — 7,01%. По сравнению с прошлыми выборами в два с лишним раза улучшил свой результат кандидат от ЛДПР Михаил Дегтярёв — 6,72% (это в полтора раза больше, чем получил в Москве на президентских выборах весной этого года Владимир Жириновский). Самовыдвиженец Михаил Балакин получил 1,87% — меньше, чем оказалось недействительных бюллетеней. Самих недействительных бюллетеней на этих выборах было 2,85% — заметно больше обычного для Москвы показателя 1,5%. Дополнительные 1,35% недействительных бюллетеней, по-видимому, можно отнести на счет кампании по протестному голосованию, к которой призывали сторонники условных «оппозиционных» кандидатов, не допущенных на эти выборы. Если это так, то успешность этой кампании надо признать весьма умеренной. Действительно, лишние 1,35% недействительных бюллетеней — это примерно 30 тыс. избирателей, однако на предыдущих выборах Алексей Навальный и Сергей Митрохин получили примерно 700 тыс. голосов. Таким образом, можно сделать вывод, что на призыв проголосовать «за всех кандидатов» откликнулось менее одной двадцатой потенциальной целевой аудитории.

Что касается условных сторонников Навального и, вероятно, Митрохина — создается впечатление, что на эти выборы они просто не пришли. Поскольку нумерация и нарезка участков в Москве с 2013 по 2018 год практически не изменились, мы можем сравнивать результаты двух выборов мэра непосредственно по участкам. Если сопоставить изменение явки на каждом избирательном участке в 2018 году по сравнению с 2013 годом с долей избирателей, проголосовавших в 2013 году за Алексея Навального и Сергея Митрохина, видно, что снижение явки в 2018 году по сравнению с 2013 годом практически процент в процент следует за ростом доли избирателей Навального и Митрохина среди зарегистрированных избирателей.

Рис. 4. Распределение голосов за Собянина и остальных кандидатов в зависимости от явки на избирательных участках. Невысокий длинный хвост на больших явках обусловлен вкладом 200 «дачных» участков, где явка составила примерно 65%. Небольшое непропорциональное превышение голосов за Собянина в районе явок 35–40% в основном обязано районам Солнцево, Новопеределкино и Внуково, где после открытия в конце августа Солнцевской ветки метро наблюдались повышенная явка и повышенная поддержка Собянина

Рис. 4. Распределение голосов за Собянина и остальных кандидатов в зависимости от явки на избирательных участках. Невысокий длинный хвост на больших явках обусловлен вкладом 200 «дачных» участков, где явка составила примерно 65%. Небольшое непропорциональное превышение голосов за Собянина в районе явок 35−40% в основном обязано районам Солнцево, Новопеределкино и Внуково, где после открытия в конце августа Солнцевской ветки метро наблюдались повышенная явка и повышенная поддержка Собянина

Рис. 5. Оппозиционные избиратели остались дома: явка на избирательных участках Москвы снижалась тем сильнее, чем больше на этих участках была поддержка Навального и Митрохина в 2013 году. Каждая точка соответствует одному избирательному участку

Рис. 5. Оппозиционные избиратели остались дома: явка на избирательных участках Москвы снижалась тем сильнее, чем больше на этих участках была поддержка Навального и Митрохина в 2013 году. Каждая точка соответствует одному избирательному участку

Сергей Шпилькин

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (7 оценок, среднее: 4,71 из 5)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

3 комментария

  • Какой Гаусс сердитый на фотографии!

  • Валерий И. Чурбанов:

    1. С какой гипотезой Эллы Памфиловой не согласился бы Карл Фридрих Гаусс? Жаль, что статья не оправдала своего названия хотя бы в такой степени, как тезисы и лекция Майкла Атьи
    THE RIEMANN HYPOTHESIS
    https://drive.google.com/file/d/17NBICP6OcUSucrXKNWvzLmrQpfUrEKuY/view
    Sir Michael Atiyah: The Riemann Hypothesis [2018]
    https://www.youtube.com/watch?v=oe4Jo4i3w_w
    О которых так отозвались Science и New Scientist:
    — Skepticism surrounds renowned mathematician’s attempted proof of 160-year-old hypothesis.
    https://www.sciencemag.org/news/2018/09/skepticism-surrounds-renowned-mathematician-s-attempted-proof-160-year-old-hypothesis
    — Riemann hypothesis likely remains unsolved despite claimed proof
    https://www.newscientist.com/article/2 180 504-riemann-hypothesis-likely-remains-unsolved-despite-claimed-proof/
    2. C 2007 года С. А. Шпилькин оперирует матрицами веса (голоса) и массы (избиратели) земельных (территории УИК, разряды гистограмм etc.) кандидатских или партийных ячеек, когда о матрице массы известны только строчные суммы.
    При частично эксплицируемых допущениях о свойствах матриц массы и веса, а потому и местной явки электората кандидатов или партий, С.А. Шпилькин, опираясь на презумпцию виновности болельщиков фаворита выборов, корректирует матрицы веса по неописанным процедурам,
    3. Если б М. Аться лекцию читал в духе многих публикаций С.А. Шпилькина, аудитория не отмолчалась бы, а сказала: The proof was not presented.

  • Алексей В. Лебедев:

    Хотелось бы понять, про «снижение явки оппозиционных избирателей» — посчитали и написали об этом по известному (для научных работ) принципу: давайте посчитаем, все, что можно посчитать, и опубликуем - или с каким-то содержательным смыслом?

    По-моему, из приведенных цифр следует, что даже если бы все «оппозиционные избиратели» пришли и проголосовали за Кумина, результат был бы тем же.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com