«Две минуты солидарности» на V Международном конгрессе переводчиков

Святой Иероним (покровитель переводчиков) вынимает занозу из лапы льва. Колантонио (XV век)

Свя­той Иеро­ним (покро­ви­тель пере­вод­чи­ков) выни­ма­ет зано­зу из лапы льва. Колан­то­нио (XV век)

«Лите­ра­тур­ный пере­вод как сред­ство куль­тур­ной дипло­ма­тии» — девиз V Меж­ду­на­род­но­го кон­грес­са пере­вод­чи­ков, кото­рый про­хо­дил в Москве с 6 по 8 сен­тяб­ря. Акция «Две мину­ты соли­дар­но­сти» ста­ла лич­ным откли­ком рос­сий­ских пере­вод­чи­ков и их ино­стран­ных кол­лег на поли­ти­че­скую ситу­а­цию в нашей стране. Кон­гресс открыл­ся на 117-й день голо­дов­ки Оле­га Сен­цо­ва, в день рож­де­ния нахо­дя­ще­го­ся под домаш­ним аре­стом Кирил­ла Сереб­рен­ни­ко­ва, в раз­гар про­цес­сов Юрия Дмит­ри­е­ва, «Ново­го вели­чия», Оюба Тити­е­ва. Мно­гие участ­ни­ки из Рос­сии и запад­ных стран затра­ги­ва­ли эти темы преж­де, чем при­сту­пить непо­сред­ствен­но к докла­дам. Вот что полу­чит­ся, если собрать эти голо­са в еди­ный хор.

Испол­ни­тель­ный дирек­тор Меж­ду­на­род­но­го ПЕН-клу­ба Кар­лес Тор­нер обра­тил­ся с при­вет­ствен­ным пись­мом к участ­ни­кам кон­грес­са, где выра­зил соли­дар­ность с полит­за­клю­чен­ны­ми в Рос­сии, кото­рые «ока­за­лись за решет­кой исклю­чи­тель­но за мир­ное выра­же­ние соб­ствен­но­го мне­ния и за пра­во­за­щит­ную дея­тель­ность». К сожа­ле­нию, оно не было зачи­та­но на пле­нар­ном засе­да­нии, одна­ко было разо­сла­но участ­ни­кам.

Далее мы пуб­ли­ку­ем в сокра­ще­нии репли­ки доклад­чи­ков.

Вера Миль­чи­на: «Мы здесь собра­лись в госте­при­им­ной биб­лио­те­ке в сол­неч­ный день и очень рады видеть друг дру­га. Но в это же самое вре­мя каких-то людей пыта­ют, какие-то люди сидят совер­шен­но без при­чи­ны под домаш­ним аре­стом или в тюрь­ме. Это очень страш­но, и мы, к сожа­ле­нию, ниче­го не можем с этим сде­лать. Но мы по край­ней мере долж­ны об этом пом­нить, когда зани­ма­ем­ся тем, что мы уме­ем делать, — пере­во­дим или дела­ем об этом докла­ды».

Кри­сти­ане Кёр­нер (Гер­ма­ния): «Я глу­бо­ко убеж­де­на в том, что пере­вод лите­ра­ту­ры немыс­лим без этих сво­бод, что имен­но нам, людям, рабо­та­ю­щим со сло­вом, с язы­ком, надо их защи­щать. По-мое­му, Юрий Дмит­ри­ев зани­мал­ся самым ува­жа­е­мым делом, какое толь­ко мож­но при­ду­мать: най­дя место мас­со­во­го рас­стре­ла вре­мен ста­лин­ских репрес­сий, он дал этим жерт­вам моги­лы, а их род­ствен­ни­кам — место памя­ти. Кро­ме того, он как исто­рик иссле­до­вал про­шлое этой стра­ны. Я лич­но уве­ре­на, что ника­кое обще­ство не может бла­го­по­луч­но суще­ство­вать без того, что­бы смот­реть сво­е­му про­шло­му в гла­за, каким бы оно ни было. Ина­че полу­ча­ет­ся соци­аль­но-пси­хи­че­ская язва. И иссле­до­ва­ние исто­рии осо­бен­но нуж­да­ет­ся в прав­ди­во­сти и в сво­бо­де мыш­ле­ния. Давай­те не забу­дем судь­бы людей, кото­рых пре­сле­ду­ют толь­ко за их убеж­де­ния, и пока­жем им свою соли­дар­ность».

Ната­лья Мавле­вич: «Мы собра­лись для наших пре­крас­ных ака­де­ми­че­ских бесед в доволь­но страш­ное вре­мя. Я не буду пере­чис­лять все име­на и дела. При­ве­ду один, но сим­во­ли­че­ский при­мер: 25 авгу­ста, в день 50-й годов­щи­ны выхо­да на Крас­ную пло­щадь семе­рых дис­си­ден­тов, про­те­сто­вав­ших про­тив втор­же­ния совет­ских тан­ков в Чехо­сло­ва­кию, были на том же месте задер­жа­ны три чело­ве­ка, кото­рые осме­ли­лись раз­вер­нуть пла­ка­ты поли­ти­че­ско­го содер­жа­ния. В Рос­сии сего­дня обе­ля­ет­ся ста­ли­низм, про­цве­та­ют пыт­ки, уни­что­жа­ет­ся ина­ко­мыс­лие, не суще­ству­ет пра­во­су­дия. Мы мало что можем реаль­но сде­лать в таких усло­ви­ях, но не можем мол­чать. Поэто­му я обра­ща­юсь к вам, людям, любя­щим и зна­ю­щим нашу стра­ну как никто: во имя этой люб­ви рас­про­стра­няй­те прав­ди­вую инфор­ма­цию о том, что тут про­ис­хо­дит. Рос­сии нуж­на прав­да, глас­ность и сво­бо­да».

Веро­ник Патт (Фран­ция): «Четы­ре года назад, когда мно­гие кол­ле­ги (и я в том чис­ле) под­пи­са­ли пети­цию про­тив вой­ны на Укра­ине, пере­до мной сто­ял выбор: при­сут­ство­вать ли на кон­грес­се пере­вод­чи­ков в Москве. И тогда, и сей­час я выбра­ла уча­стие, счи­тая, что защи­та куль­ту­ры и лите­ра­ту­ры — тоже спо­соб защи­щать мир вез­де, где мир нахо­дит­ся под угро­зой».

Оль­га Дро­бот: «Пост­мо­дер­нист­ская куль­ту­ра нераз­ли­че­ния добра и зла к дипло­ма­тии не спо­соб­на и не стре­мит­ся. В Рос­сии назре­ла необ­хо­ди­мость мораль­ной рево­лю­ции, когда доб­ро будет назва­но доб­ром, а зло — злом. Я уве­ре­на, что в исто­рии Рос­сии нынеш­ние кам­па­нии в защи­ту ина­ко­мыс­ля­щих сыг­ра­ют такую же очи­ща­ю­щую роль, как уси­лия Коро­лен­ко в деле Бей­ли­са. Быва­ет, что моло­дой пере­вод­чик ста­ра­ет­ся „улуч­шить“ полю­бив­ше­го­ся авто­ра, но это нико­гда не рабо­та­ет, и эта так­ти­ка не сра­бо­та­ет и с ими­джем стра­ны. Улуч­шать надо не имидж, а поряд­ки. Мы пере­вод­чи­ки, наш инстру­мент — сло­во, поэто­му наше дело — сви­де­тель­ство­вать, назы­вать вещи сво­и­ми име­на­ми и тре­бо­вать сво­бо­ды сло­ва и осво­бож­де­ния заклю­чен­ных, смяг­че­ния зако­нов, нра­вов и гуман­но­сти».

Любовь Сумм отме­ти­ла четы­рех вра­гов сво­бо­ды сло­ва: госу­дар­ствен­ное наси­лие, иска­же­ние смыс­лов, «от кото­ро­го схо­дишь с ума», инфор­ма­ци­он­ную бло­ка­ду и про­па­ган­ду: «Мы гово­ри­ли: да, мы напи­шем о сво­ей пози­ции в фейс­бу­ках, пома­шем пла­ка­та­ми, но это же мы друг перед дру­гом, до стра­ны не досту­чать­ся. Но теперь надо в ноги покло­нить­ся Оле­гу Сен­цо­ву: он пока­зал нам, что на самом деле инфор­ма­ци­он­ная бло­ка­да про­ры­ва­ет­ся. Опрос Лева­да-цен­тра 23–30 авгу­ста пока­зы­ва­ет, что 51% респон­ден­тов из репре­зен­та­тив­ной все­рос­сий­ской выбор­ки зна­ет это имя и тре­бо­ва­ния Сен­цо­ва — за что он голо­да­ет. Мы вклю­ча­ем теле­ви­зо­ры, гово­рим: „Не верю ни одно­му сло­ву“, — а потом дума­ем: „Но ведь вся стра­на в это верит“. Про­па­ган­да вну­ша­ет нам имен­но такую неправ­ду: буд­то все верят в то, во что разум­ный чело­век пове­рить не может. Так вот: из тех людей, кото­рые зна­ют о Сен­цо­ве, — дума­е­те, они ска­за­ли: «Тер­ро­рист, пусть сидит!»? Нет. 54% тре­бу­ют обме­на заклю­чен­ных, 8% хотят, что­бы про­сто осво­бо­ди­ли Оле­га Сен­цо­ва. Таким обра­зом, 62% сооте­че­ствен­ни­ков, зна­ю­щих имя Сен­цо­ва, пол­но­стью соот­вет­ству­ют нашим пред­став­ле­ни­ям о нор­маль­ном чело­ве­ке».

Ири­на Алек­се­е­ва: «Я, кол­ле­ги, совер­шен­но не поли­тик; но у меня есть инту­и­ция, жен­ская и воз­раст­ная. И я кожей чую, что совер­ша­ет­ся без­за­ко­ние, неспра­вед­ли­вость по отно­ше­нию к ним. Я при­зы­ваю к мило­сер­дию, к спра­вед­ли­во­сти».

Ино­гда «две мину­ты» пред­ва­ря­ли докла­ды на узко­про­фес­си­о­наль­ные темы сти­ли­сти­ки или грам­ма­ти­ки, изда­тель­ско­го дела или исто­рии пере­во­да, а ино­гда они были их орга­ни­че­ской частью. Напри­мер, Оль­га Вар­ша­вер гово­ри­ла о пере­во­де пье­сы Тома Стоп­пар­да, посвя­щен­ной дис­си­ден­там Файн­бер­гу и Буков­ско­му. После про­тестной акции на Крас­ной пло­ща­ди в авгу­сте 1968 года один про­вел мно­го лет в пси­хи­ат­ри­че­ской лечеб­ни­це, а дру­гой — в лаге­рях.

Эве­лине Пас­сет (Гер­ма­ния) высту­па­ла с докла­дом о том, как пере­вод­чик Юрия Три­фо­но­ва на немец­кий, редак­тор из восточ­но­не­мец­ко­го изда­тель­ства и их кол­ле­ги в СССР, рискуя мно­гим, дела­ли всё воз­мож­ное, что­бы про­из­ве­де­ния Три­фо­но­ва вышли в ГДР без тех цен­зур­ных купюр, с кото­ры­ми они пуб­ли­ко­ва­лись на родине. «Я очень наде­юсь, что Рос­сия будет делать всё, что­бы облег­чить нам, пере­вод­чи­кам, нашу зада­чу — быть, так ска­зать, дипло­ма­ти­че­ски­ми пред­ста­ви­те­ля­ми рус­ской лите­ра­ту­ры в дру­гих стра­нах. Ведь я дума­ла, что тако­го — как было во вре­мя Три­фо­но­ва — боль­ше не повто­рит­ся».

Софи Бенеш (Фран­ция): «Зани­мать­ся лите­ра­ту­рой, осо­бен­но в Рос­сии, и не инте­ре­со­вать­ся поли­ти­кой, к сожа­ле­нию, невоз­мож­но. Я не могу не под­дер­жать про­тест моих кол­лег, хотя бы пото­му, что мень­ше все­го на све­те мне хоте­лось бы, что­бы буду­щим пере­вод­чи­кам, кото­рые еще не роди­лись или пока еще ходят в дет­ский сад, при­шлось пере­во­дить такие же тяже­лые тек­сты, какие дове­лось пере­во­дить мне: кни­ги Шала­мо­ва и цело­го ряда писа­те­лей, кото­рые были уби­ты, под­вер­га­лись гоне­ни­ям или писа­ли об этих репрес­си­ях».

Кэтрин Янг (США): «Этой осе­нью в аме­ри­кан­ском изда­тель­стве выхо­дит пере­вод трех пове­стей азер­бай­джан­ско­го писа­те­ля Акра­ма Айлис­ли — я пере­ве­ла их с рус­ско­го, так как боль­шая часть этих тек­стов уви­де­ла свет не на род­ном язы­ке авто­ра. Гос­по­ди­ну Айлис­ли 80 лет, и он уже шестой год не может вый­ти из дому: он под­вер­га­ет­ся гоне­ни­ям у себя на родине исклю­чи­тель­но за лите­ра­тур­ное пре­ступ­ле­ние — за повесть „Камен­ные сны“. Порой мы счи­та­ем, что наша пере­вод­че­ская рабо­та пред­став­ля­ет в основ­ном ака­де­ми­че­ский инте­рес и дале­ка от про­блем повсе­днев­ной жиз­ни. Но пере­вод Айлис­ли — самая насто­я­щая пра­во­за­щи­та, и я гор­жусь, что моя рабо­та помо­жет это­му заме­ча­тель­но­му писа­те­лю быть услы­шан­ным».

Павел Басин­ский рас­ска­зал гостям кон­грес­са о том, как юби­ля­ры это­го года — Тол­стой, Горь­кий, Сол­же­ни­цын, Тур­ге­нев, Мая­ков­ский — оппо­ни­ро­ва­ли госу­дар­ствен­ной вла­сти.

Алек­сандр Архан­гель­ский во вре­мя встре­чи с пере­вод­чи­ка­ми рус­ской лите­ра­ту­ры отве­тил на вопрос, а не повто­ря­ет­ся ли в наше вре­мя то, что было в позд­ние годы совет­ской вла­сти, когда, в част­но­сти, объ­явил голо­дов­ку пра­во­за­щит­ник Ана­то­лий Мар­чен­ко с тре­бо­ва­ни­ем осво­бо­дить всех полит­за­клю­чен­ных в СССР: «Если во вре­ме­на Гор­ба­чё­ва нас ждал выход из тря­си­ны, то сей­час мы нахо­дим­ся перед спус­ком вниз».

Алё­ша Про­ко­пьев: «В совре­мен­ной Рос­сии уве­ли­чи­ва­ет­ся дав­ле­ние пра­вя­щей про­слой­ки на граж­дан­ское обще­ство. Став­ка на ресен­ти­мент ведет стра­ну в тупик. Думаю, что Ингер Кри­стен­сен, поэт, чьи сти­хи я пере­во­дил, кумир дат­ской моло­де­жи в 1968– 1969 годах, высту­пив­шей, как и моло­дежь во мно­гих дру­гих евро­пей­ских стра­нах, с про­те­стом про­тив нео­кон­сер­ва­тиз­ма и соци­аль­но­го арха­из­ма, меня под­дер­жа­ла бы».

Ека­те­ри­на Мар­го­лис (Ита­лия) выбра­ла эпи­гра­фом к сво­е­му выступ­ле­нию стро­ки Викра­ма Сета: «Enliven those who lived and those who will»: «Мы — худож­ни­ки, писа­те­ли, пере­вод­чи­ки — обре­че­ны на пре­дель­ное вни­ма­ние и визу­а­ли­за­цию все­го того сло­вес­но­го пото­ка, кото­рым мы окру­же­ны. А это зна­чит, что сухие сло­ва, такие как „тюрь­ма“, „пыт­ки“, „поли­ти­че­ские про­цес­сы“, „голо­дов­ка“, в нашем созна­нии немед­лен­но транс­фор­ми­ру­ют­ся в живые кар­ти­ны, кото­рые пока­зы­ва­ет нам вооб­ра­же­ние и от кото­рых мы не впра­ве отмах­нуть­ся. Этот внут­рен­ний теле­ви­зор назы­ва­ет­ся эмпа­ти­ей и не под­ле­жит отклю­че­нию. Доста­точ­но про­сто уви­деть. Речь не о поли­ти­ке, а о поэ­ти­ке. И я бы хоте­ла, чтоб и наше собра­ние „сво­им тру­дом и чудом“ помог­ло как-то enliven тех, кто пря­мо сей­час уми­ра­ет в пря­мом эфи­ре в той стране, язы­ку кото­рой мы посвя­ща­ем свое вре­мя и жизнь, в кото­рой мы с вами сей­час ведем эти пре­крас­ные бесе­ды. Как гово­рил Иосиф Брод­ский, „пока мы тут идем, они там сидят“».

Когда закон­чи­лось одно из засе­да­ний сек­ции дет­ской лите­ра­ту­ры, Мари­на Боро­диц­кая обра­ти­лась к запад­ным кол­ле­гам: «Сего­дня чудес­ный день, Москва пре­крас­на, и мы очень рады, что вы к нам при­е­ха­ли. Но вы долж­ны знать, что в нашей стране про­ис­хо­дят сей­час чудо­вищ­ные вещи. Двух дево­чек, почти детей, иска­ле­чи­ли в тюрь­ме! Моло­дых ребят, стар­ше­класс­ни­ков и сту­ден­тов, наших с вами вче­раш­них, а то и сего­дняш­них чита­те­лей — у нас ведь сек­ция дет­ской лите­ра­ту­ры — бро­са­ют в тюрь­мы за кар­тин­ку в Интер­не­те, за лайк и пере­пост! Пыта­ют, застав­ляя их при­знать себя тер­ро­ри­ста­ми! Мир дол­жен об этом знать, и мы вас очень про­сим: бей­те во все коло­ко­ла, а если не полу­чит­ся, пусть каж­дый хотя бы позво­нит в коло­коль­чик…»

А моде­ра­тор сек­ции, посвя­щен­ной обу­че­нию пере­во­ду, Алек­сандра Бори­сен­ко, откры­вая засе­да­ние, ска­за­ла: «Нам, учи­те­лям и роди­те­лям, надо решить, как мы можем помочь, напри­мер, двум девоч­кам, кото­рых муча­ют в тюрь­ме толь­ко за то, что они попа­лись в ловуш­ку гэб­эш­но­го про­во­ка­то­ра, или сту­ден­ту, кото­рый не при­шел на экза­мен, пото­му что ока­зал­ся в авто­за­ке. Что мы долж­ны гово­рить? „Дети, не ходи­те на митин­ги, Кон­сти­ту­ция напи­са­на не для вас“? Если мы не гото­вы защи­щать наших уче­ни­ков и наших детей, то мы не име­ем пра­ва их учить. Самое малое, что мы можем сде­лать, — не мол­чать, глас­ность — это тоже сред­ство защи­ты. Меж­ду­на­род­ный кон­гресс пере­вод­чи­ков не может быть вне поли­ти­ки, когда речь идет о чело­ве­че­ской жиз­ни и сво­бо­де».

Вик­тор Сонь­кин выра­зил соли­дар­ность с ВИЧ-инфи­ци­ро­ван­ны­ми людь­ми: «В мире суще­ству­ет ком­плекс про­ве­рен­ных мер, сни­жа­ю­щих уро­вень зара­же­ния ВИЧ: напри­мер, заме­сти­тель­ная тера­пия для нар­ко­за­ви­си­мых и сек­су­аль­ное обра­зо­ва­ние для под­рост­ков. Рос­сия после­до­ва­тель­но высту­па­ет про­тив обе­их мер, счи­тая, что они про­ти­во­ре­чат нрав­ствен­ным усто­ям рос­сий­ско­го обще­ства. Нынеш­няя тера­пия людей с ВИЧ эффек­тив­на. Это боль­ше не смер­тель­ное, а лишь не очень при­ят­ное хро­ни­че­ское забо­ле­ва­ние. Но боль­шин­ство забо­лев­ших в Рос­сии тера­пии не полу­чат. Тут ведь даже день­ги соби­рать будет про­бле­ма­тич­но. Обречь на вер­ную смерть десят­ки, а может быть, сот­ни тысяч чело­век — это очень свое­об­раз­ное пред­став­ле­ние о нрав­ствен­ных усто­ях».

Татья­на Бас­ка­ко­ва затро­ну­ла тему кино­ис­кус­ства: «Созда­ет­ся впе­чат­ле­ние, что вооб­ще Рос­сию пыта­ют­ся изо­ли­ро­вать от миро­вой куль­ту­ры. Послед­няя пло­хая новость — закон о кино­про­ка­те, кото­рый всту­па­ет в силу в нояб­ре. Вы може­те про­чи­тать об этом, про­чи­тать пись­мо рос­сий­ских кине­ма­то­гра­фи­стов. Этот закон может исклю­чить или силь­но огра­ни­чить для всей рос­сий­ской пуб­ли­ки воз­мож­ность уви­деть клас­си­че­ское кино, арт­ха­ус­ное кино, новую рос­сий­скую доку­мен­та­ли­сти­ку».

Выво­да­ми, сде­лан­ны­ми на осно­ве сво­е­го про­фес­си­о­наль­но­го опы­та, поде­ли­лась с кол­ле­га­ми Ири­на Бон­дас (Гер­ма­ния): «Я пре­иму­ще­ствен­но рабо­таю пере­вод­чи­ком на кон­фе­рен­ци­ях. Этим летом я была на повы­ше­нии ква­ли­фи­ка­ции в Англии, мы в каче­стве упраж­не­ния пере­во­ди­ли раз­ные выступ­ле­ния, в том чис­ле речь сви­де­те­ля гено­ци­да в Бурун­ди. Наши настав­ни­ки — пере­вод­чи­ки ООН, НАТО, ЕС — пре­ду­пре­ди­ли нас, что пере­вод­чи­ки долж­ны осте­ре­гать­ся вто­рич­ной трав­мы. Так полу­чи­лось, что в тот день я сиде­ла в кабин­ке с пере­вод­чи­цей из Кон­го, кото­рая про­ра­бо­та­ла три года на Меж­ду­на­род­ном три­бу­на­ле по Руан­де. Она рас­ска­за­ла, что лич­ный опыт под­го­то­вил ее к этой мораль­но и эмо­ци­о­наль­но труд­ной зада­че. Я ред­ко пере­во­жу на меж­пра­ви­тель­ствен­ном уровне и не очень часто в суде. Но я часто рабо­таю с жур­на­ли­ста­ми, писа­те­ля­ми, худож­ни­ка­ми, уче­ны­ми, кино­ре­жис­се­ра­ми, теат­раль­ны­ми дея­те­ля­ми, кото­рых били, тра­ви­ли, пыта­ли по поли­ти­че­ским при­чи­нам. Их лиши­ли рабо­ты, у них отня­ли биз­нес, дом, семью, они были вынуж­де­ны поки­нуть род­ную стра­ну. Циви­ли­зо­ван­ные обще­ства счи­та­ют этих людей важ­ней­шим ресур­сом для соб­ствен­ной куль­ту­ры и ее буду­ще­го раз­ви­тия. И этих людей на наших гла­зах уни­что­жа­ют. Они гиб­нут, и с ними гиб­нет куль­ту­ра. Мне кажет­ся, на фоне ХХ века утвер­ждать, что куль­ту­ра или лите­ра­ту­ра суще­ству­ет вне поли­ти­ки, не свя­за­ны с пра­ва­ми чело­ве­ка или демо­кра­ти­ей, могут толь­ко невеж­ды или цини­ки. Вели­кая лите­ра­ту­ра послед­них веков созда­ва­лась и пере­во­ди­лась не бла­го­да­ря вой­нам, дик­та­ту­рам, ущем­ле­ни­ям инди­ви­дов, а вопре­ки. Мне кажет­ся, что у нас, куль­тур­ных дипло­ма­тов, есть обя­зан­ность сде­лать всё, что в наших силах, что­бы сохра­нить нашу куль­ту­ру с чело­ве­че­ским обли­ком, саму жизнь, обще­ство без вто­рич­но­го трав­ма­ти­че­ско­го или сток­гольм­ско­го син­дро­ма».

Мате­ри­ал под­го­то­ви­ли Ната­лья Мавле­вич, Любовь Сумм
Пол­ная вер­сия на сай­те Ассо­ци­а­ции «Сво­бод­ное сло­во»

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (6 оценок, среднее: 3,00 из 5)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *