Опята с нашего двора, или О превращениях названий грибов

Но как в таком мно­же­стве были
дубо­ви­ки, мас­ле­ни­ки
, бере­зо­ви­ки, шам­пи­ни­о­ны, мухо­мо­ры
и про­чие, то и не мог­ли мы их все упо­треб­лять…

Г. Р. Дер­жа­вин, из пись­ма дру­гу-поэту И. И. Дмит­ри­е­ву, 1804 год

Ирина Фуфаева
Ири­на Фуфа­е­ва

Пока не кон­чи­лось лето, вспом­ним исто­рию рус­ских назва­ний двух сим­па­тич­ных гри­бов.

Мас­ля­та и опя­та. Навер­ня­ка, при всем раз­но­об­ра­зии мест­ных назва­ний все­го дико­рас­ту­ще­го, боль­шин­ство назы­ва­ет оби­та­те­лей моло­дых сос­ня­ков в мас­ля­ных корич­не­вых шляп­ках имен­но мас­ля­та­ми, а люби­те­лей рас­ти на пнях боль­ши­ми ком­па­ни­я­ми — опя­та­ми. Оба сло­ва ужас­но похо­жи на назва­ния дете­ны­шей: котя­та, лися­та, совя­та. Мас­ле­нок — мас­ля­та, сове­нок — совя­та. Как же такие име­на появи­лись у гри­бов?

А появи­лись они в резуль­та­те пере­дел­ки, пере­раз­ло­же­ния и пере­осмыс­ле­ния «насто­я­щих», искон­ных имен — ред­ко­го язы­ко­во­го явле­ния, сде­лав­ше­го гри­бы «линг­ви­сти­че­ски­ми дете­ны­ша­ми». Не обыч­но­го при­со­еди­не­ния «суф­фик­са дет­ско­сти» к осно­ве, как в шут­ли­вых и экс­прес­сив­ных жигу­ле­нок, моск­ви­чо­нок, или день­жа­та, сти­ша­та, а обыг­ры­ва­ния уже име­ю­щих­ся кусоч­ков сло­ва как суф­фик­са -енок, изна­чаль­но отсут­ство­вав­ше­го.

Масленый гриб

Взгля­ни­те на эпи­граф из пись­ма ста­рин­но­го рус­ско­го поэта и поме­щи­ка Гав­ри­и­ла Рома­но­ви­ча Дер­жа­ви­на. «Мас­ле­ни­ки» — это они и есть, наши мас­ля­та с бле­стя­щей шоко­лад­ной кожи­цей на шляп­ке. Про­зрач­ное назва­ние «масленик»/«масляник» зако­но­мер­но полу­чи­лось из сло­во­со­че­та­ния «мас­лен гриб», или «мас­лян гриб». Как мохо­вой гриб — мохо­вик. В назва­нии мас­ле­ник нет ника­ко­го «суф­фик­са дете­ны­ша». И вели­кий гриб­ник Сер­гей Тимо­фе­е­вич Акса­ков, и обыч­ные люби­те­ли гри­бов XVIII — нача­ла XIX веков, судя по памят­ни­кам, упо­треб­ля­ли то же самое имя для гри­ба с мас­ля­ни­стой шляп­кой.

Опённый гриб

«В поле копён­ки, а в доме опён­ки» — так рису­ет ста­рин­ная, XVII века, посло­ви­ца конец лета. Пова­рен­ная кни­га XVIII века сове­ту­ет поло­жить в паш­тет «по про­из­во­ле­нию соус делан­ной с сморч­ка­ми, опён­ка­ми, зеле­ным горо­хом». В назва­нии это­го гри­ба суф­фик­са -енок не было и подав­но. Корень сло­ва — «пён», от «пень», с тем же чере­до­ва­ни­ем, что и в парах речь — рёк, лёд — ледян­ка. О-пен-ок — гриб, обрас­та­ю­щий пень, окру­жа­ю­щий его. До кон­ца XX века сло­ва­ри счи­та­ют нор­мой для мно­же­ствен­но­го чис­ла опён­ки, а опя­та — диа­лект­ным, раз­го­вор­ным…

Имен­но в диа­лект­ной речи, види­мо, воз­ник­ла (а может, неод­но­крат­но воз­ни­ка­ла) и шут­ли­вая пере­дел­ка: масл-ен-ик — масл-ёнок, а потом и масл-ята; о-пён-ки — оп-ята. О диа­лект­ном про­ис­хож­де­нии кос­вен­но сви­де­тель­ству­ет попа­да­ние обе­их новых форм мно­же­ствен­но­го чис­ла, мас­ля­та и опя­та, в сло­варь Даля в сере­дине XIX сто­ле­тия, когда в лите­ра­тур­ных текстах их еще и в помине не было. По край­ней мере, в про­из­ве­де­ни­ях, попав­ших в Наци­о­наль­ный кор­пус рус­ско­го язы­ка — элек­трон­ную базу тек­стов.

Впер­вые мас­лё­нок и мас­лён­ки (пока что не мас­ля­та) встре­ча­ют­ся у Гер­це­на. В романе «Кто вино­ват?»: «…Саран­ча босых, полу­го­лых и полу­сы­тых детей… напа­да­ла на мас­лён­ки, вол­вян­ки, сыро­еж­ки, рыжи­ки…» (1841–1846), а в пове­сти «Долг преж­де все­го» опи­сы­ва­ют­ся бан­ки мари­но­ван­ных гри­бов, «искус­но уло­жен­ных, так что с кото­рой сто­ро­ны ни посмот­ришь, всё вид­но одни белые гри­бы, а как лож­кой ни возь­мешь, всё вынешь или бере­зо­вик или мас­лё­нок» (1851).

Фор­ма же мно­же­ствен­но­го чис­ла мас­ля­та, окон­ча­тель­но пре­вра­ща­ю­щая высы­пав­шие в тра­ву под сос­ной моло­дые гри­бы мал-мала мень­ше в стай­ку забав­ных зве­рят, про­ник­ла в лите­ра­ту­ру, если судить по Нац­кор­пу­су, толь­ко в нача­ле сле­ду­ю­ще­го, XX века. В «Жиз­ни Мат­вея Коже­мя­ки­на» пер­со­наж Горь­ко­го сету­ет: «…Мужи­ки тоже бар пор­ти­ли, как чер­ви­вые мас­ля­та, при­мер­но, могут спор­тить и креп­кий белый гриб, поло­жи-ко их вме­сте!»

Рис. М. Смагина
Рис. М. Сма­ги­на

Послед­ний раз в Наци­о­наль­ном кор­пу­се рус­ско­го язы­ка ста­рое назва­ние (в един­ствен­ном чис­ле) фик­си­ру­ет­ся уже в 1942 году, но, что при­ме­ча­тель­но, в вос­по­ми­на­ни­ях М. А. Осор­ги­на, поки­нув­ше­го Рос­сию после рево­лю­ции: «Одно — мас­ля­ник, и совсем дру­гое — коз­ляк!» («Вре­ме­на»). В эми­гра­ции рус­ский язык слег­ка закон­сер­ви­ро­вал­ся. В совет­ском рус­ском язы­ке к это­му вре­ме­ни мас­лё­нок — мас­ля­та уже гос­под­ству­ет.

У сло­ва же опё­нок лишь фор­ма мно­же­ствен­но­го чис­ла гово­рит нам о том, что состав его стал вос­при­ни­мать­ся по-ново­му, что связь со сло­вом «пень» исчез­ла. И это мно­же­ствен­ное чис­ло впер­вые воз­ни­ка­ет тоже у Горь­ко­го и тоже в нача­ле XX века: «Рано опя­та пошли — мало будет гри­ба!» («В людях»). Одна­ко сло­во опён­ки еще дол­го счи­та­лось более нор­ма­тив­ным, пра­виль­ным, офи­ци­аль­ным. Послед­ний раз оно фик­си­ру­ет­ся в Нац­кор­пу­се в 1999 году в неху­до­же­ствен­ном тек­сте: «Из пла­стин­ча­тых гри­бов в мари­но­ван­ном виде хоро­ши рыжи­ки, опён­ки, лисич­ки, шам­пи­ньо­ны и др.».

…В нача­ле этой ста­тьи мы вспо­ми­на­ли и дру­гие слу­чаи, типа жигу­ле­нок или день­жа­та, где «суф­фикс дет­ско­сти» не обо­зна­ча­ет дете­ны­ша, а исполь­зу­ет­ся мета­фо­ри­че­ски, для выра­же­ния слож­ных оттен­ков отно­ше­ния — пре­не­бре­же­ния, сожа­ле­ния, при­вя­зан­но­сти и т. д.

Есть еще сло­веч­ко пупя­та — так ого­род­ни­ки назы­ва­ют моло­дые завя­зи огур­цов, кабач­ков, пер­ца, а гриб­ни­ки — любые моло­день­кие, с копе­еч­ку, кре­пень­кие гри­боч­ки. Осор­гин на чуж­бине вспо­ми­нал гриб коз­ляк, а есть у нас в лесах еще и коз­ле­нок, из дру­го­го гриб­но­го семей­ства, если верить мико­ло­гам.

И все же назва­ния мас­ля­та и опя­та с точ­ки зре­ния про­ис­хож­де­ния — самые любо­пыт­ные. И, кажет­ся, не слу­чай­но рас­про­стра­не­ние в лите­ра­тур­ном язы­ке этих форм, запе­чат­лев­ших одно­вре­мен­но и шут­ли­вость, и уми­ле­ние друж­ны­ми гриб­ны­ми тол­па­ми, рос­ло по мере отда­ле­ния чело­ве­ка от при­ро­ды. По мере того как сбор гри­бов ста­но­вил­ся всё более заман­чи­вым и всё менее рутин­ным заня­ти­ем.

Ири­на Фуфа­е­ва,
науч. сотр. Инсти­ту­та линг­ви­сти­ки РГГУ

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

3
Оставить комментарий

avatar
3 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
2 Авторы комментариев
DenisMishaОпята с нашего двора, или О превращениях названий грибов | Грибник России Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
trackback
Опята с нашего двора, или О превращениях названий грибов | Грибник России
Misha
Гость
Misha

Или тру­то­вик зон­тич­ный, кото­рый изда­ли чем-то напо­ми­на­ет опя­та – у него мно­го тру­бо­чек с круг­лы­ми шляп­ка­ми.

Denis
Гость
Denis

Или тру­то­вик зон­тич­ный, кото­рый изда­ли чем-то напо­ми­на­ет опя­та – у него мно­го тру­бо­чек с круг­лы­ми шляп­ка­ми.

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (8 оценок, среднее: 4,38 из 5)
Загрузка...
 
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: